332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Сухинов » Алхимик Парцелиус (иллюстр. М. Мисуно) » Текст книги (страница 5)
Алхимик Парцелиус (иллюстр. М. Мисуно)
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:10

Текст книги "Алхимик Парцелиус (иллюстр. М. Мисуно)"


Автор книги: Сергей Сухинов




Жанр:

   

Сказки



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава девятая
НЕЖДАННЫЕ ГОСТИ

Полетав над озером, Парцелиус решил разыскать затонувший корабль. На это ушло немало времени. Корабль лежал на большой глубине, и разглядеть его можно было лишь при полном штиле. Алхимик лег на живот и, свесив голову, внимательно изучал останки судна, большая часть которых была покрыта густыми водорослями.

– Какой здоровенный был корабль… – бормотал Парцелиус. – Ясно, что его построила не Виллина. Но кто же тогда? Коротышки вроде Мигунов или Жевунов? Нет, вряд ли. Уж больно он для них велик, да они вроде бы никогда и не жили в Желтой стране. А кто же мог здесь жить до Виллины?

Сердце алхимика вздрогнуло от неожиданной догадки.

– Неужели это судно построил сам Торн? Он вроде бы был великаном, и корабль у него должен быть соответствующих размеров. Хм-м… а почему, собственно, корабль? Это могла быть простая лодка, только огромная. Ну точно, это лодка!

Налетел прохладный северный ветер, и рябь вновь скрыла затонувший остов. Парцелиус уселся на спине Васила и позволил ему немного поохотиться, не улетая далеко. Алхимик и сам не понимал, чем его так притягивало это место над озером. Разве что чувствовал он себя здесь чуть легче, поскольку глухая боль из сердца почему-то ушла. И только после долгих размышлений он догадался, в чем тут дело. Здесь, над останками лодки Торна, Пакир не был властен над ним!

Это открытие придало Парцелиусу бодрости. Да, он был очень благодарен Властелину Тьмы за помощь, но… но даже мысль о Пакире пугала его. А вдруг ему не удастся создать Черное пламя? Тогда гнев колдуна может быть ужасным. И на этот случай недурно подготовить себе убежище где-нибудь поблизости от дворца. Но не летать же вечно над озером!

– Давай к ближайшему острову, – приказал Парцелиус. Васил развернулся и плавно полетел к одному из островов. Через некоторое время Парцелиус почувствовал, как в его сердце снова появилась глухая боль.

– Нет, лети налево, к другому острову! – поспешно закричал Парцелиус.

Васил так и сделал, но история повторилась. Снова ощутив боль в груди, алхимик направил василиска к третьему острову, но и это не принесло лорду облегчения.

Парцелиус был озадачен. Он не сомневался, что Торн не ради развлечения некогда сделал лодку. Куда-то он плавал, но куда?

Пришлось Парцелиусу возвращаться к месту, где некогда в древности затонула огромная лодка. И только тогда алхимику пришла в голову неожиданная мысль – а вдруг и сам Торн утонул здесь и сейчас рядом с остовом лодки лежат его останки? А если не только останки, а еще кое-что из его личных вещей, возможно даже волшебных? Все это можно попытаться достать. Если свить длинный-предлинный канат, а на его конце привязать большой крюк и зацепить его за остов судна… Что ж, тогда големы, взявшись на берегу за другой конец каната, вполне могли бы вытянуть затонувшую лодку – если, конечно, она не развалится при этом на куски.

Но как отнесся бы к этому Пакир? Этого алхимик не знал и потому решил затею с канатом оставить до лучших времен. Но зато можно было попытаться определить курс, по которому лодка Торна плыла… куда?

Парцелиус неожиданно вскочил на ноги и хлопнул себя по лбу.

– Какой же я осел! – вскричал он раздосадованно. – А с чего это я решил, что лодка затонула, плывя именно к островам? Так оно было бы, если бы волшебник отплыл от берега как раз там, где ныне находится мой город. Но Торн мог отчалить в совсем другом месте! И если проследить оттуда направление… Ой!

Парцелиус вытаращил глаза, глядя на западную часть озера. Прежде он не обращал внимания на серую плоскую скалу, выступавшую из синей воды рядом с узким мысом. А сейчас, присмотревшись, он подумал, что скала вполне могла служить причалом для лодки Торна!

Алхимик хотел было уже приказать Василу лететь к скале, как вдруг увидел над городом Всеобщего Счастья золотистое облачко. Кто-то на нем стоял, но кто – разглядеть было ненозможно.

– Эй, Васил, лети к дворцу! – скомандовал заинтригованный Парцелиус.

Вскоре он увидел, что в гости к нему пожаловали Элли и Страшила.

На лице Парцелиуса появилась довольная ухмылка.

– Ага, значит, я понадобился новой Хранительнице… Интересно, зачем?

Через несколько минут Парцелиус торжественно встретил гостей у ворот своего дворца. Элли со Страшилой вежливо приветствовали его и прошли внутрь ограды. Соломенный человек с удивлением посмотрел на пролом в стене дворца и пробормотал:

– Вот это дырища… Интересно, кто ее проделал?

Парцелиус сделал вид, что не расслышал вопроса, и с широкой улыбкой пригласил гостей войти во дворец. И только тут вспомнил, какой разгром там учинили бестолковые големы, но было уже поздно.

Элли ахнула, увидев груду обломков мебели и жалкие остатки рухнувшей лестницы.

– Что здесь произошло, уважаемый Парцелиус? – в ужасе спросила она. – На ваш дворец кто-то напал?

Алхимик смешался, не зная, что ответить.

– Ну не то чтобы напал… – пробормотал он. – Так, случилась одна маленькая неприятность… Эй, слуги! Ютан, Олр, где же вы, бездельники?

Но ни гном, ни леший не отозвались. Они как сквозь землю провалились.

– Прошу прощения, мои слуги куда-то подевались, так и не наведя здесь порядок. Но мы можем подняться в мои покои на второй этаж… ох… да лестница же сломана! А по стремянке вы, наверно, не захотите?..

Вид у обычно самоуверенного Парцелиуса был настолько растерянный, что Элли решила предложить свою помощь.

– Если хотите, я все уберу, – промолвила она, смущенно глядя на алхимика. – Уверяю вас, мне это совсем нетрудно.

– Хм-м… Ну, если вы так настаиваете…

Элли тихо произнесла какое-то заклинание и щелкнула пальцами. И тотчас размолотая в щепки мебель вновь приняла прежний вид, а лестница вернулась на свое место.

– Спасибо, – угрюмо поблагодарил гостью Парцелиус – Вообще-то я сам стал волшебником… просто времени не было расставить мебель и развесить ковры.

Страшила так недоверчиво взглянул на алхимика, что тот даже затрясся от негодования. Как смеет этот мешок с соломой не доверять его словам?

Не соображая, что делает, Парцелиус протянул руку и проговорил:

– Хочу, чтобы в моем дворце воцарился идеальный порядок!

И только тут опомнился, но было уже поздно. Что он наделал?! В какую лужу сел?! Пакир конечно же и не подумает выполнять его дурацкие прихоти, и тогда гости сочтут его пустым хвастуном…

Прошла минута, другая. Груду вещей внезапно окутал фиолетовый туман, а когда он рассеялся, зал было не узнать. Стены украшали ковры и гобелены, в углах стояли удобные кресла. В углу возле облицованного камина появился пиршественный стол, заставленный всевозможными яствами. Возле него стояли три изящных резных стула.

Парцелиус открыл рот – и сразу же его закрыл. У него буквально подкашивались ноги. Пакир помог ему, помог!

Гости были удивлены ничуть не меньше.

– Вы и в самом деле стали волшебником! – воскликнула Элли. – Значит, птицы не ошиблись, когда рассказывали о чудесах, происходящих здесь.

– Ясно, не ошиблись, – буркнул Парцелиус, с трудом приходя в себя. – Садитесь, дорогая Элли, и вы, Страшила Мудрый. Кстати, меня отныне стоит именовать лордом. Такой титул мне присвоили мои подданные.

– А где же они? – осведомился Страшила, усаживаясь за столом и с сожалением глядя на графины с вином, блюда с чудесными фруктами и прочие яства. Соломенный человек не нуждался в еде и не раз сожалел об этом, устраивая в своем Изумрудном дворце роскошные пиры.

– Кто «они»? – не понял Парцелиус, также занимая место за столом.

– Ну, ваши подданные, – с простодушной улыбкой объяснил Страшила. – Мы несколько раз пролетели над вашим городом, но так никого и не заметили. Куда же девались сказочные существа?

– Они… они отправились на рыбную ловлю, – соврал не моргнув глазом Парцелиус.

Элли почувствовала, что алхимик говорит неправду, но она сделала вид, будто поверила его словам.

– Дорогой лорд Парцелиус, мы очень рады, что вы так быстро сумели построить столь замечательный город, – с улыбкой промолвила она. – Да и ваш дворец просто прекрасен! А какое чудесное вы выбрали для него место! Наверно, из башни открывается сказочный вид на озеро.

– Это верно, – согласился Парцелиус, гордо вздернув подбородок. – Я немало потратил сил, чтобы возвести этот город Всеобщего Счастья. Не сомневаюсь, что через некоторое время он станет столицей Желтой страны. Правда, у меня возникли кое-какие проблемы, но ни одно большое дело не обходится без этого… Итак, чем же я обязан вашему неожиданному визиту?

– Мы хотели рассказать вам, уважаемый лорд, о необычайных событиях, происшедших в последнее время в краю Торна, – ответил Страшила. – Поскольку вы отныне являетесь одним из правителей Сказочного народа, то вам следует услышать обо всем из первых уст. Птицы, конечно, быстро разносят вести, но, надо признаться, многое путают, а то и перевирают.

Парцелиус принял важный вид и медленно кивнул.

– Что ж, вы правы, Страшила Мудрый. Я с удовольствием выслушаю вас. Но сначала хочу поднять бокал вина за Хранительницу края Торна, прекрасную волшебницу Элли!

Элли почувствовала, как краска заливает ее лицо. Она еще не привыкла к тому, что ее называют Хранительницей и волшебницей. А уж прекрасной ее и вовсе никто не величал. Стелла – это другое дело, она поистине прекрасна! Да и Корина, как это ни больно признать, очень хороша собой. А вот она…

Парцелиус заметил смущение юной девушки и остался очень этим доволен. У него в голове неожиданно созрел новый план, и он с жаром взялся за его выполнение.

– Итак, я пью этот бокал за очаровательную гостью! – провозгласил он и сделал глоток вина. – Ну что же вы, дорогая Элли?

Юная Хранительница вынуждена была поднять свой бокал и чуть пригубить вино. Оно оказалось на удивление приятным и сладким, и Элли с удовольствием отпила еще несколько глотков. Голова у нее слегка закружилась, зато настроение сразу улучшилось. Все проблемы, которые так мучили ее, сразу же показались совсем не страшными.

Отведав из вежливости фруктов, Элли начала рассказ о необычайных событиях, произошедших в Розовой стране. Парцелиус кое-что уже знал от болтливой Гекты, но сорока, как оказалось, многое перепутала, а больше попросту не знала.

Но еще более удивительным оказался рассказ Страшилы. Соломенный человек поведал лишь часть истории поиска меча Торна, но и она произвела на Парцелиуса неизгладимое впечатление. «Вот почему я так понадобился Пакиру! – подумал он. – Мальчишка-рудокоп опередил слуг Тьмы и завладел оружием великого волшебника Света. А это значит, что теперь Пакиру непременно надо вырваться на поверхность самому. Но без Черного пламени ему это не удастся. Хм-м… выходит, теперь судьба Волшебной страны зависит от меня? Прекрасно, замечательно, превосходно!»

– И что же вы намереваетесь делать теперь? – спросил алхимик, а сам подумал: «Ха-ха, Властелину Пакиру не помешает, если эти простаки расскажут сейчас о своих планах!»

Однако ответ Элли его разочаровал. Юная Хранительница вздохнула и грустно посмотрела на хозяина дворца.

– У Стеллы сейчас много хлопот в Розовой стране – ее надо приводить в порядок после недолгого, но страшного правления фрейлины Агнет. Сейчас благодаря волшебству Стеллы там началась весна, но лето настанет еще не скоро. А у нас… – В глазах Элли заблестели слезы. – Это просто ужасно, лорд Парцелиус! Как мы со Стеллой ни бились, как ни старались Мигуны, нам так и не удалось оживить Железного Дровосека! Мастера-механики перебрали его до последнего винтика, все починили, а бедный Гуд все равно никак не оживает. И с Алармом все обстоит не лучше… Стелла сумела спасти его от смерти, но и настоящей жизни в нем тоже нет. Он стал похож на большую куклу. Никого не узнает, все время молчит, а в глазах – пустота… – Элли всхлипнула, едва сдерживая подступающие слезы.

– Дровосек и Аларм словно потеряли души в схватках с томными силами, – продолжил за нее помрачневший Страшила. – И волшебство Света ничем им не может помочь. Если бы Корина была сейчас с нами… Ей единственной известны секреты магии колдуньи Гингемы. Как знать, быть может, она смогла бы спасти наших друзей! Но Корина уже в который раз предала нас и перешла на сторону Тьмы. Мы разыскивали ее повсюду, но ее и след простыл. Наверное, Корина сейчас в подземном царстве Пакира. Так что надежда теперь только на вас, уважаемый лорд Парцелиус.

– На меня? – нарочито удивленно поднял брови алхимик.

– Помните, уважаемый лорд, вы не раз говорили, что владеете тайнами не только Белой, но и Черной магии, – промолвил Страшила. – Я, признаюсь, прежде не очень-то этому верил, но сейчас своими глазами убедился, что это так. Мы с Элли видели ваших…э-э… новых подданных, тех, что сражаются дубинками возле леса. Неужели вы создали этих странных существ своим волшебством?

Парцелиус снисходительно усмехнулся.

– Это големы, – сообщил он. – Создавая их, я использовал не только свою магию, но и научные знания. Возможно, поэтому они получились такими большими и сильными. Из големов выйдут прекрасные воины!

Элли и Страшила озадаченно переглянулись. Заметив это, Парцелиус поспешил их успокоить:

– Я не собираюсь ни с кем воевать. Но сами знаете, в краю Торна сейчас неспокойно. А вдруг слуги Пакира вновь сотворят землетрясение и нападут на мой город? Надо быть готовым ко всему.

Элли неуверенно улыбнулась. Ей показалось, что Парцелиус опять говорил неискренне. Ах, если бы Виллина была здесь! Матушка прожила много лет и обладала большим опытом и прекрасным знанием людей. Вряд ли Парцелиус, если бы даже захотел, сумел бы ее обмануть. Но она, Элли, еще так молода… Как же тяжела оказалась ноша Хранительницы!

Страшила же не на шутку встревожился.

– Воины? – промолвил он, недоверчиво глядя на хозяина дворца. – Значит, вы первым делом использовали свою магию и научные знания, чтобы создать армию? Странно… Уж не потому ли ваш город опустел? Наверно, сказочным существам не очень-то все это понравилось.

Парцелиус понял, что совершил промах, сболтнув про воинов. Но отступать было поздно. Он принял заносчивый вид и холодно произнес:

– Со своими подданными я как-нибудь разберусь и без вашей помощи. И почему это вы решили, что я начал именно с големов? Ничего подобного. Первым делом я занялся тем, что решил вернуть своим подданным волшебные свойства, которыми они некогда обладали. Я сотворил чудесную жидкость, и… Да вот, полюбуйтесь сами!

В окно дворца влетел Араджан. Он держал в мускулистых руках Мома. Привидение выглядело неважно, его белое одеяние было местами порвано и испачкано в грязи.

Джинн, не обращая внимания на гостей, опустился на пол и, приложив руку к сердцу, низко поклонился:

– Я выполнил твой приказ, хозяин.

Парцелиус торжествующе поглядел на Элли со Страшилой.

– Можешь идти отдыхать, – произнес он. – Когда ты понадобишься, я позову.

Джинн еще раз поклонился и вышел из зала.

А Мом, жалобно гукая и размахивая прозрачными руками, бросился было к алхимику, но тот остановил его повелительным жестом.

– Что-то ты плоховато выглядишь, дружище, – заметил он. – И где это ты пропадал? Жаль, что ты не умеешь говорить… Все это, впрочем, легко поправить! Насколько я помню, в прежние времена привидения отличались изрядной болтливостью. Пожалуй, я верну и тебе прежние волшебные свойства.

Парцелиус собрался было поразить гостей своим чародейством, но вовремя одумался. Если Мом обретет голос, то неизвестно, что он наговорит при посторонних. Нет уж, лучше побеседовать с ним в более удобный момент и один на один.

Приказав Мому удалиться, горбун обернулся к гостям.

– Я понял вашу просьбу, – сказал он. – Вернуть утерянную душу нелегко, особенно если это дело рук могущественных темных сил. Но я готов поразмышлять над этой проблемой.

Элли умоляюще взглянула на него.

– Сделайте все возможное, лорд Парцелиус! – горячо попросила она. – Гуд и Аларм – наши самые близкие друзья, и нам со Страшилой не найти покоя, пока мы не вернем их обоих к жизни.

– Я же сказал – подумаю, – довольно ответил Парцелиус. Ему очень нравилось, что новая Хранительница умоляла его о помощи.

Страшила пытливо посмотрел на алхимика и неожиданно промолвил:

– Мы однажды просили Корину закрыть трещины возле дворца Виллины, и она согласилась, но только в обмен на королевский титул. Сдается мне, что и вы, лорд Парцелиус, добиваетесь того же. Скажите прямо – вы хотите за свои услуги получить титул короля Желтой страны?

Элли с надеждой посмотрела на горбуна:

– Неужели это так, дорогой Парцелиус? Если все дело в этом, то я хоть сейчас готова сложить с себя титул правительницы Желтой страны. Мне вполне достаточно того, что я являюсь королевой Зеленой страны и Хранительницей всего края Торна.

Алхимик ухмыльнулся:

– Не совсем так, прелестная Элли. Быть королем страны, в которой живут всего сто подданных, – невелика радость. Но вот если бы вы… Конечно, я – убеленный сединами мужчина… Но я полон жизненных сил и еще долго не буду стареть! Словом, я бы хотел… то есть я бы мечтал стать вашим супругом!

Элли и Страшила сидели как громом пораженные. Заметив это, Парцелиус поспешил объясниться:

– Я понимаю, Элли еще очень юная девушка… Но во многих странах, особенно на Востоке, часто случаются ранние браки. И к тому же наше супружество будет до поры до времени только формальностью. Пока мы лишь обручимся, не более того. Но пройдут годы, вы узнаете меня как следует, прелестная Элли, и тогда…

– Но я не люблю вас, лорд Парцелиус! – густо покраснев, воскликнула Элли. – Я вообще еще не думала о браке. Хотя… мне нравится один человек… но я еще не совсем разобралась в своих чувствах…

Парцелиус снисходительно махнул рукой:

– Ну, это совершенно не важно. Чувства для союза таких высоких особ, как мы, – дело десятое. Главное, чтобы этот брак послужил на благо нашим странам. А что может быть лучше для Волшебной страны, если Гуд и Аларм в один прекрасный день вновь оживут? Подумайте об этом, прекрасная и очаровательная королева Элли.

Юная Хранительница задумчиво опустила голову. Страшила же выглядел донельзя расстроенным. Такого коварного шага от Парцелиуса он не ожидал. Фактически после такого брака алхимик становился королем не только Желтой, но и Зеленой страны! А кто знает, что на уме у этого хитрого горбуна? И потом… разве такого жениха достойна Элли? Вот Аларм – это другое дело! В любом случае только сама Элли должна избирать себе супруга. И как смеет этот горбун ставить Хранительнице такие унизительные условия? Похоже, он еще хуже Корины!

Пауза затянулась. Парцелиус с улыбкой наблюдал за Элли, а на ее лице отражалась борьба самых разных чувств.

– Вы можете подумать, друзья, – наконец великодушно разрешил он. – Если хотите, прогуляйтесь по берегу озера, полюбуйтесь на наши красоты. А я хотел бы тем временем поговорить с Момом.

Элли с облегчением вздохнула. Вместе со Страшилой они поднялись из-за стола, слегка поклонились хозяину дворца и вышли из зала. Выждав минуту-другую, Парцелиус горячо произнес:

– Великий Владыка, простите, что я вновь обращаюсь к вам за помощью. Я знаю, что мои обещания могут вам очень не понравиться. Конечно, и Дровосек, и этот мальчишка Аларм ваши смертельные враги. Но разве они так уж сильны? Элли, по-моему, куда опаснее для ваших замыслов. Если я стану королем Желтой и Зеленой страны и к тому же супругом Хранительницы, то я смогу сделать очень много для победы Тьмы! Другого такого шанса может и не представиться…

Парцелиус прислушался к себе. Боль в его сердце не утихла, но и не усилилась. А это могло означать, что Владыке пришелся по вкусу его замысел.

Спустя час Элли и Страшила вернулись во дворец. Вид у обоих был настолько мрачным, что алхимик понял – его условия приняты!

Соломенный человек, недовольно глядя на лорда, объявил:

– Элли соглашается вступить с вами в брак, лорд Парцелиус, при выполнении двух условий. Во-первых, вы должны вернуть к жизни Гуда и Аларма. Во-вторых, свадьба произойдет только через год. За это время мы как следует узнаем вас и поймем, достойны ли вы руки нашей дорогой Хранительницы.

Парцелиус недовольно поморщился, ощутив резкий укол в сердце. Пакир был явно недоволен, впрочем, так же как и он сам.

Однако проявлять излишнюю настойчивость алхимику не хотелось.

– Хорошо, – согласился он. – Но и я ставлю условия. Сразу же после спасения ваших друзей вы провозглашаете меня королем Желтой страны, а также объявляете на всю Волшебную страну о нашей с Элли помолвке.

В глазах юной волшебницы заблестели слезы, но она согласно кивнула:

– Пусть будет по-вашему, лорд Парцелиус. А сейчас поспешим в Изумрудный город!

Спустя несколько минут в голубое небо поднялось золотистое облачко с Элли и Страшилой. А Парцелиус предпочел лететь в Зеленую страну на верном Василе. За ними увязалась и любопытная сорока. Настроение у алхимика было превосходное. Он уже прикидывал, стоит ли в ближайшее время переезжать в Желтый дворец или пока лучше остаться в городе Всеобщего Счастья. Но одно он решил твердо – сразу же по возвращении он как следует займется Сказочным народом. Эти неблагодарные существа скоро поймут, кто хозяин в этой стране!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю