332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Котов » Хрупкий мир (СИ) » Текст книги (страница 17)
Хрупкий мир (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 19:30

Текст книги "Хрупкий мир (СИ)"


Автор книги: Сергей Котов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 19 страниц)

8

«Ты вообще в курсе, что меня тут пытали?» – ответил я.

«Прости. На борт удалось проникнуть единицам меня. Очень много времени ушло на поиск пищи, подходящей органики, чтобы я могла себя синтезировать в минимально необходимом количестве. Я узнала о происходящем, когда взяла под контроль информационную систему корабля».

«Ясно, – кивнул я, – проехали. Ты слышала наш разговор?»

«Только что просмотрела запись. Продолжай. Посмотрим, что он скажет».

– Мне удалось извлечь часть записи, которая была в банке памяти одного из ваших аппаратов, который вы потеряли в конфликте с другими претендентами на планету, – сказал я, стараясь выдать минимум информации формулировкой вопроса, – на одной из записей был объект, напоминающий сферу, состоящую из ажурных перемычек. Меня очень интересует этот объект.

Последовало долгое молчание.

– В чём причина того, что это объект вас заинтересовал? – спросил пришелец, мозги которого я по-прежнему держал в руке.

– Это одна из немногих вещей, которые мы не можем идентифицировать в исследованной части Вселенной, – соврал я.

– Если это единственная причина, по которой этот объект вас интересует, – вмешался второй пришелец, – то из самых добрых намерений я бы рекомендовал вам перестать им интересоваться. Кажется, ваш народ религиозен? Тогда молитесь всем вашим богам, чтобы никогда его не встретить.

– Всё-же хотелось бы как-то подробнее, – настаивал я, впрочем, избегая резких действий, вроде усиления давления на мозг заложника, – мы очень любопытны. И готовы идти на многое ради удовлетворения жажды знаний.

– Мы вернём вам одежду, корабль и даже артефакт, – сказал второй пришелец, – правда, вернём. Хотя, поверьте, мы ещё не все наши возможности использовали. Считайте это демонстрацией наших добрых намерений на будущее. Но забудьте о том, что вы что-то где-то нашли. Сотрите информацию об этом. Если хотите сохранить ваш народ. И наш сектор пространства.

«Гриша, мне нужно, чтобы ты привёл заложника в помещение, где находится изолированная квантовая система, где хранятся нужные данные. Он должен быть в сознании. Нужное направление я укажу».

Прямо перед моими глазами появилась тонкая зелёная линия, ведущая из помещения, где мы находились. В тот же момент дверь-диафрагма с лёгким шипением втянулась в переборки, открывая проход.

Вместо ответа Гайе, я сказал вслух, обращаясь к пришельцам.

– Сейчас мы прогуляемся, – сказал я, и добавил, отдельно обращаясь к своему заложнику: – тебе лучше следовать за мной без глупостей. Любое резкое движение вызовет избыток давления между моими пальцами. Да и рука может случайно дёрнуться.

– Мы доставим всё необходимое сюда! – попытался возразить второй пришелец, – вам нет необходимости куда-то перемещаться.

Вместо ответа я осторожно двинулся через открытый проход в сумеречный, освещённый тусклым сиреневым светом коридор, увлекая за собой заложника. Второй пришелец следовал за нами, и его приходилось держать в поле зрения.

«С кем он говорил насчёт моих требований? – спросил я Гайю, медленно продвигаясь вдоль зелёной линии, – что у них за связь такая, без голоса? Они что, телепаты?»

«Он ни с кем не говорил, – ответила моя союзница, – связь внутри корабля у них обычная, голосовая. Они общаются между собой звуковыми сигналами. Даже удивительно для таких необычных существ!»

«Хорошо хоть тут дышать можно…» – подумал я, ступая по коридору. Провести заложника было вовсе не такой задачей, как могло показаться на первый взгляд. Моя кисть уже начинала уставать. Да и режим продолжался уже достаточно долго, голод давал о себе знать.

«Атмосфера во внутренних помещениях сформирована специально для тебя, – ответила Гайя, – они не зависят от газообразной среды, и могут обитать почти в любых условиях. Для внутреннего метаболизма они используют изотопные источники энергии. Так что близость пришельца не очень полезна для твоего организма. Но пара часов до того, как ситуация станет опасной, у тебя есть».

«Какая забота… прям тронут…» – подумал я, наблюдая за зелёной линией; коридор привёл к развилке – направо он расширялся, и там было светлее. Слева же проход, наоборот, сужался. Нам нужно было туда.

«Думаю, их не устроил бы твой допрос в скафандре, – ответила Гайя, – они следовали скудным рекомендациям о вашем виде».

«Кстати, интересно, откуда у них такая информация?»

«От спасённых детей Марса, конечно. Обычная торговля между цивилизациями, находящимися на уровне космической экспансии. Возможно даже, саму информацию передали не потомки марсиан. В конце концов, кто будет давать о себе сведения в открытую, тем более продавать? Вероятно, эту информацию добывали их противники. А уже потом торговали ей. Кстати, мы на месте».

Зелёная линия привела в узкое длинное помещение с полосатыми стенами, перемигивающимися мелкими световыми точками-искорками.

«Странно, что по дороге нас не попытались перехватить», – подумал я.

«Остальные члены экипажа блокированы в других помещениях. Техники пытаются восстановить контроль над кораблём, но я держу ситуацию под контролем».

«Что нужно делать?» – спросил я.

«Аккуратно прижми заложника к переборке в этом секторе. Я сейчас покажу, где».

Часть стены передо мной, в форме силуэта пришельца, вспыхнула синим.

Пришелец, видимо, поняв, наконец, наш замысел, попытался сопротивляться. Я даже зауважал его за это – сложно проявлять свободу воли, когда твои мозги буквально находятся в чужих руках.

Пришлось продемонстрировать серьёзность намерений, чуть сжав пальцы.

– Нет! – крикнул второй пришелец, делая шаг в моём направлении, – не делайте этого!

– Ещё одно движение и он труп, – предупредил я, – а ты будешь следующим. После того, как я получу то, что мне надо.

– Мы могли бы договориться… – простонал мой заложник.

– Об этом надо было думать до того, как пытать пленника током, – ответил я, окончательно зафиксировав его в нужном положении.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

«Это всё?» – мысленно спросил я.

«Да, я внутри, – ответила Гайя, – пара секунд…»

Я терпеливо ждал, хотя голод давал знать о себе всё настойчивее.

«Прижмись к стене сам, боком, – сказала, наконец, Гайя, – будет больно, но ты продержишься столько, сколько нужно».

Я последовал рекомендации. Стена оказалась неожиданно тёплой. Потом бок будто обожгло: нити мицелия проникали под кожу, задевая нервные окончания. Но чувство голода немедленно начало отступать.

«Что с информацией? – спросил я, – ты узнала, что нужно?»

«Я взяла всё, что было в хранилище. Но про Сферу там совсем не много. Объявление о карантине сектора пространства, координаты, строжайший запрет на посещение того района, где она была замечена. И, судя по всему, разведывательный корабль, сделавший запись, был утилизирован. Вместе с экипажем. В целом, понятно, что они в ужасе от этого объекта, но совершенно непонятно почему. Попробуй разговорить их. Может быть, дай больше информации».

– Мы закончили и готовы покинуть ваш корабль, – сказал я вслух, чуть ослабив хватку.

– Вы убедились, что наш совет был искренним и исчерпывающим, – ответил второй пришелец после небольшой паузы.

– Я убедился, что вы знаете меньше нас, – сказал я.

Последовала совсем уж долгая пауза. Пришельцы просто молчали, замерев.

– Вы… не просто видели Сферу? То есть, вы видели её сами? – спросил второй в тот момент, когда я уже начал терять терпение.

– Я был внутри, – ответил я.

Реакция была совершенно неожиданной.

Мой заложник сначала мелко затрясся, потом застыл, будто превратившись в резиновую куклу. Кажется, он даже начал остывать.

Второй пришелец резко отпрыгнул в сторону, но упёрся в люк, который, видимо, успела закрыть Гайя. Распластавшись по переборке, он издал серию скрипов. Автопереводчик разразился криком, полным животного ужаса.

Я аккуратно положил ставшего вдруг резиновой статуей заложника на палубу и двинулся в сторону визжащего пришельца. Тот вдруг перестал визжать и сказал:

– Не подходите. Пожалуйста. Вы меня не касались, значит, шанс ещё есть…

– Что такое, эта сфера? Почему вы её так боитесь? – напрямую спросил я.

– Знание вам никак не поможет. Вы обречены. С моей стороны милосердно будет не показывать вам ваше будущее.

– Обречены на что? – настаивал я.

– На поглощение, – ответил одноклеточный, довольно натурально изобразив вздох, – пожалуйста, уходите. Мы готовы выполнить любые требования. Не заставляйте меня думать об этом. Каждое наше слово снижает наши шансы на выживание. Нас не выпустят из карантина, если узнают, что вы были на борту.

Я подумал об «утилизированном» экипаже разведчика, информацию о котором нашла Гайя.

– Мой тюрвинг, – я решил сменить тему, – как вы сделали так, что он не сработал?

Одноклеточный снова «вздохнул». Потом всё-таки ответил:

– Артефакт седьмого уровня. Не наша технология. Редчайшая находка.

– Что ещё он может?

– Блокирует технологические артефакты вплоть до восьмого уровня включительно. Почти без исключений.

– Технологии сферы – это какой уровень?

– Сфера… она не технология. Это форма жизни. Мы не сразу это поняли. Но, если сравнивать со шкалой технологических цивилизаций – она вне категории. Артефакт не поможет в борьбе с ней. Единственный способ спастись – это бегство. Но для вас, боюсь, уже поздно…

– Отдайте мою одежду, скафандр, тюрвинг и ваш артефакт, – сказал я, – тогда я и мой союзник, заблокировавший ваши системы, уйдём немедленно и навсегда, не оставляя следов.

– Вы… вы согласны взять обязательство о неразглашении? В том числе другим представителям нашего народа? В том числе облечённым властью? В том числе за вознаграждение? Вам осталось не так много, но очень важно, чтобы информация не покинула эту систему, – быстро проговорил пришелец.

– Да, – я кивнул, – мы согласны.

– Мы никак не можем гарантировать условия соблюдения договора. Остаётся только полагаться на добрую волю. Такой вариант даёт максимальную вероятность благополучного исхода для нас.

Я промолчал; я был согласен с его выводами.

– Мы предоставим вам необходимое, – продолжал пришелец.

– У вас есть полномочия принимать решения? – спросил я, просто на всякий случай.

– Я командир этого корабля. Разблокируйте доступ к хранилищам, мы предоставим вам всё необходимое.

«Отличные переговоры, Гриша, – похвалила меня Гайя, – я разблокировала доступ и восстановила внутреннюю связь. Я проконтролирую, чтобы они предоставили подлинный артефакт. Информация о нём есть в сети».

– Проводите меня к шлюзу, – сказал я, – вещи оставьте у входа. Не внутри камеры. И старайтесь обойтись без сюрпризов. Иначе я не буду считать себя обязанным выполнять собственные обещания.

Вместо ответа пришелец что-то проскрипел и входной люк в помещение открылся. Машинного перевода на марсианский не последовало.

Шли мы довольно долго. Кстати, интересно, как тут реализована система искусственной гравитации? Корабль вроде бы не вращался…

«Они используют микронейтронную звезду в силовой ловушке и систему гравитационных микролинз, – Гайя ответила на мои мысли, видимо, приняв их за вопрос, – не самое очевидное решение. Но рабочее. Я взяла эту технологию, на всякий случай».

Мой скафандр, комбинезон и нижнее бельё лежали аккуратной стопкой у входа в шлюз. Тюрвинг поместили на что-то вроде подушки. Рядом с ним лежал чёрный шарик с четырьмя небольшими овальными выемками.

«Артефакт поддельный, – предупредила Гайя, – настоящий выглядит как плоская металлическая спираль с ручкой и двумя спусковыми скобами».

Вместо того, чтобы подойти к вещам, я направился к одноклеточному, ускоряя шаг. Тот в панике отступил, упершись в переборку: тоннель, по которому мы вышли к шлюзовой, был глухим.

– Что вы делаете! – завопил пришелец.

– Я ведь предупреждал, что в случае обмана откажусь от обязательств, – сказал я, – чем бы ни была сфера, я сдамся ей не один, – с этими словами я сделал ещё один шаг вперёд.

– Это не было согласовано со мной! – быстро сказал пришелец, – ответственный понесёт наказание!

– Вызовите его сюда того, что за это отвечает, – сказал я, – немедленно. Пускай принесёт подлинный артефакт. И тогда пострадает только он.

Секунду командир молчал. Потом последовала серия скрипов и стуков, которая заменяла одноклеточным язык. Всего через минуту в дальнем конце коридора показалась фигура пришельца. Он приближался медленно, с явной неохотой.

– Поторопи его, – сказал я, – вы, кажется, спешите, не так ли?

Командир что-то проскрипел; фигура в коридоре чуть ускорилась.

На вид этот пришелец ничем не отличался от прочих. Те же три фасеточные глаза, та же щетина на голове. Ни о какой мимике не могло быть и речи, но каким-то образом в самой фигуре чувствовалась трагическая обреченность. Это существо шло на смерть и понимало это. Странно, что я отчётливо почувствовал это даже в режиме, когда эмоции притупляются.

Я не собирался его убивать. Только потрогать и посмотреть, что будет дальше. Но в тот момент, когда пришелец с плоской спиралью в конечностях уже был в зоне досягаемости я спросил командира:

– Что случилось с тем из ваших, которого я взял в заложники? Почему он вдруг одеревенел?

– Его больше нет, – ответил тот, – он решил прекратить существование, чтобы не мучать себя и не быть страшной угрозой. Не факт, что вы успели его заразить, но такая возможность есть. А простая и легкая смерть куда лучше того, что могло бы с ним случиться…

– Клади на палубу возле моей одежды, – сказал я, обращаясь к подошедшему пришельцу.

Ещё минуту назад я бы не подумал, что пожалею его. Но теперь, чувствуя сквозь броню режима это ощущение полной обречённости, я почему-то передумал.

Осторожно, словно боясь, что я передумаю, пришелец подошёл к моим вещам и положил артефакт рядом с тюрвингом.

Я быстро переоделся. И уже через минуту был в отрытом шлюзе, в вакууме. А прямо передо мной среди чёрной звёздной бездны висел голубой шарик Земли. Даже на таком, незначительном по космическим меркам расстоянии, он казался удивительно нежным и хрупким. Словно тонкая стеклянная игрушка на новогодней ёлке.

9

«Одноклеточные бросили все свои объекты, – говорила Гайя, – истребители, оборудование, всё! Забрали только живых соплеменников. Несколько минут назад их корабли активировали варп. Никогда не думала, что можно сбегать настолько быстро!»

– Это же отлично! – ответил я вслух, стоя по пояс в прохладной воде залива.

– Что – отлично? – спросил Кай; он подозрительно вглядывался в воду, всё ещё не решаясь войти.

– Вода отличная! – ответил я, – не переживай, поблизости нет крупных хищников. Я спросил Гайю. А ещё одноклеточные покинули систему. Одной проблемой меньше.

– Зато появилось много новых, – проворчал Кай, – судя по тому, что ты рассказал, неприятности нас достанут. Не верю, что высокоразвитые ребята могут так просто ретироваться, побросав добро, если угроза не была бы серьёзной.

– Поживём – увидим, – ответил я, обрызгав торс водой и готовясь нырнуть.

– А ещё Таис ведёт себя странно… – продолжал напарник.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился я.

– Я пытался за ней ухаживать, – ответил Кай, – но она была такой неприступной, ты знаешь… а вчера вдруг она переспала с двумя парнями из твоих старых знакомых… с двумя сразу, представляешь?

Честно говоря, я растерялся и не знал, что ответить на это.

– Ты… уверен? – я задал, наверное, самый глупый вопрос из возможных.

– Да они не скрывались особо, – Кай вдохнул и пожал плечами, – странно это всё. Она ведь рассказывала, что для неё как для жрицы близкие контакты вообще были запрещены. А тут такое…

«Гриша, есть ещё не очень хорошие новости, – снова заговорила Гайя, не давая мне переварить полученную от Кая информацию, – похоже, я засекла Сферу…»

«Ты уверена? – я повторил глупый вопрос, даже не заметив этого, – где она?»

«Миновала Юпитер. Похоже, она контактировала с «моллюсками»».

«Она к нам летит? С какой скоростью? Сколько у нас есть времени?»

«Пока сложно сказать, – ответила Гайя, – объект непредсказуемо маневрирует, произвольно меняет направление и ускорение. Но это ещё не всё».

«Давай уж, – я вздохнул и ушёл под воду; похоже, я дошёл до такого состояния, что даже известие о грядущем апокалипсисе было не в состоянии заставить меня отказаться от плавания, – договаривай».

«Ещё до того, как засекла сферу, я наблюдала, как несколько скоростных челночных кораблей «моллюсков» отделились от матки и направились к Земле. Тут их встретили огнём свои же. Два корабля были уничтожены. Третий сейчас отчаянно маневрирует на низкой орбите и, похоже, сможет прорваться в атмосферу».

«Подожди, – я вынырнул в паре десятков метров от берега, – ты хочешь сказать, что они решили развязать гражданскую войну? В тот момент, когда их главный противник сбежал из системы?»

«Похоже, что так», – Гайя транслировала растерянность, совсем как в давние времена.

«Война фракций? – предположил я, – одни хотят сбежать, вторые – бороться с новой напастью?»

«Вероятно, нет. Эскаписты бы пытались захватить главный корабль и направить его в новое межзвёздное путешествие. Вместо этого они напали на собственные объекты на Земле».

Искупавшись, я не стал вытираться. Просто стоял на берегу, ожидая, пока прохладный вечерний ветерок высушит кожу. Кай молча стоял рядом.

– Так бывает, – сказал я, после долгого молчания; это не повод разочаровываться в жизни.

– Я знаю, – ответил Кай.

– Мы доберёмся до нашего времени. Там будут миллиарды девушек. Вполне может быть, одна из них будет особенной.

– Ты о чём, друг? – сказал Кай спокойным, умиротворённым голосом, – что у нас, мало девушек что ли было? Я ведь солдат. Рождён таким. Семья это не про меня. Кто-то должен быть такими, как мы, чтобы нормальные люди спокойно заводили семьи и рожали детей. Это нормально. Так и должно быть.

– Но всё-таки ты сейчас рядом. И тебе грустно. – Заметил я.

– Есть такое дело, – Кай кивнул, – но не поэтому. Мне не нравится произошедшее, потому что я чую в этом какой-то подвох. Понимаешь, это всё произошло как-то очень… механистично, что ли? Запрограммировано. Так занимаются сексом животные. С таким напряжением, чуть ли не насильственно.

– Разберёмся, – ответил я, – надо отдохнуть и восстановить силы.

– Думаешь, у нас будет такая возможность?

– Не знаю, – ответил я, – но надеюсь на это.

Когда стемнело, звёздное небо то и дело озарялась дальними сполохами.

На планете шла война. В ход шло любое оружие, в том числе ядерное. Но, к счастью, мы были достаточно далеко от баз «моллюсков».

К утру всё было закончено.

Я это почувствовал даже раньше, Гайя сказала: «Они перебили друг друга. А сфера перешла орбиту Марса».

«Я думал во сне, – ответил я, – как думаешь, эта сфера заражает разумных существ вирусом безумия? Заставляет убивать соплеменников?»

«Я так не думаю, – ответила Гайя, – хотя не сомневаюсь, что этот объект чрезвычайно опасен».

«Ясно, – я вздохнул и поднялся с постели, – что делать-то будем?»

«Для начала, я думаю, было бы неплохо навести порядок в твоём экипаже, – ответила Гайя, – если бы у меня не было твоих воспоминаний и анализа отпечатка личности, который носит Таис, я бы подумала, что у вашего вида начался брачный сезон. А пик активности половых инстинктов у многоклеточных – не лучшее время, чтобы затевать борьбу с внешней угрозой».

«Таис опять с кем-то переспала? – спросил я, уже зная ответ, поэтому тут же добавил: – Кай считает, что за этим может что-то стоять. В смысле, нечто большее, чем половые инстинкты».

«Это возможно, – согласилась Гайя, – но я не засекла никакой посторонней активности. Если Сфера и связывалась с Таис, то способом, который мне неизвестен. И потом, какой смысл в таком поведении? Снизить ваши боевые возможности за счёт стимулирования похоти? Согласись это странно».

«А, кстати, что мы знаем о половом поведении «моллюсков»?» – спросил я.

«Довольно много, – ответила Гайя, – они могут произвольно менять пол. Но в целом вопросы размножения не имеют существенного влияния на их общественную жизнь».

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

«Нельзя было так воздействовать на их гормоны, чтобы они вдруг приобрели это влияние?» – спросил я.

«Проще было бы воздействовать непосредственно на их нервную систему, – ответила Гайя, – но ничего исключать нельзя».

«Значит, будем считать, что нас уже атаковали», – резюмировал я.

И как раз в этот момент в мою каюту постучался Кай.

10

– Гриша, Таис исчезла, – сказал напарник, сдерживая волнения, – и ещё двое из тех, которых ты спас.

– Дай догадаюсь, – вздохнув, ответил я, – это те самые с которыми она?..

– Вчера. Да, – ответил Кай, – но сегодня ночью было ещё кое-что.

– Что, с другими что ли? – я поднял бровь.

– Да, – ответил Кай, – и они пока на месте.

– Ясно, – кивнул я, – дай мне две минуты. Собери всех на центральной палубе. Я сейчас спущусь.

Максим выглядел не на шутку встревоженным. Он стоял по левому борту, рядом с тремя своими парнями. У тех был очень виноватый вид. В центре, прямо на палубе, скрестив ноги сидели остальные «тяжелые».

– Внимание всем! – сказал я на русском, занимая место в центре палубы, – минута внимания. Коротко по ситуации: к нам приближается враждебный объект. Его природу и степень опасности на данный момент мы определить не смогли. Вероятно, этот объект вызвал гражданскую войну среди «моллюсков», отголоски которой вы наблюдали прошедшей ночью. К настоящему моменту этот вид пришельцев полностью уничтожил себя. И ещё, – я вздохнул, собираясь с мыслями, – у нас есть основания думать, что объект осуществил атаку на нас путём подрыва нормальных отношений внутри нашей группы, активировав некоторые примитивные инстинкты.

Парни, стоявшие рядом с Максимом, синхронно опустили головы.

– Мы разрабатываем план разведки и противодействия, – продолжал я, – параллельно мы будем искать пропавших членов нашего экипажа. Уверен, это не займёт много времени. На этом всё. Новый план действий мы обсудим на брифинге. Когда он будет готов.

Я сделал знак Максиму. Тот отошёл от своих людей и направился в мою сторону.

«Гайя, ты видишь пропавших?» – спросил я, пока командир подходил ко мне.

«Только Таис, – ответила Гайя, – ещё двое какое-то время шли рядом с ней. А потом я просто перестала их чувствовать».

«Надо было сразу меня будить, как только они вышли… Сейчас ты можешь её остановить? – спросил я, но тут же добавил: – хотя нет. Не надо. Лучше я сам».

Я пригласил Максима на камбуз.

– Есть информация? – спросил командир, когда мы уединились.

– Есть, – кивнул я, – я знаю, где девушка. Парни какое-то время были рядом. Что с ними сейчас я не знаю, но планирую это выяснить в ближайшие минуты. Если они живы, я сделаю всё, чтобы их спасти.

– Спасибо, – кивнул командир, – не хочу задерживать, но вот что. Не думай лишнего, пока не разберёшься во всём. Лады?

– Не волнуйся, командир, – ответил я, – разберусь.

Таис в указанном Гайей месте не оказалось.

Зато я нашёл ребят. Две фигуры в чёрных комбинезонах лежали в неестественных позах, раскинув руки. Я их разглядел ещё сверху. Рядом крутились какие-то твари размером с человека, покрытие пёстрыми перьями. Они склонялись, тыкаясь в тела острыми, клювообразными мордами и издавая звуки, похожие на голубиное воркование.

Когда я приземлился рядом, твари подпрыгнули и ретировались.

Эмоции в режиме притуплялись, но моё сердце всё равно упало. Я чувствовал жуткую досаду. Подсознательно я уже считал этот отряд своим, а потери в подразделении – это не то, с чем я готов легко мириться.

Я склонился над ближайшим спецназовцем и перевернул его на спину. Теперь можно было разглядеть лицо.

Сашка. Мой несостоявшийся убийца. Парень, которому досталось несколько литров моей крови. Которого помогла спасти Гайя.

Он, вне всякого сомнения, был мёртв.

Лицо превратилось в желтеющую восковую маску. Губы побелели. Открытые глаза были мутными.

Я со вздохом опустился рядом и, протянув ладонь, опустил погибшему веки.

«Гайя, ты можешь понять, как он умер?» – спросил я.

«Я… попробую, – ответила моя союзница, – но есть одна сложность. Для меня мёртвые организмы не отличаются от неживой материи. С ними сложно работать. Это… это похоже на то, как если бы у вас на челноке вдруг везде пропал свет».

«Спасибо, – ответил я, – буду благодарен, если попробуешь».

«Дотронься одной рукой до тела, – попросила Гайя, – а другую опустил на землю».

Я последовал указанию, чувствуя, как ладони покалывают тончайшие нити мицелия. Приготовившись ждать, я вышел из режима. И в этот момент услышал прямо за спиной знакомый голос.

– Пойдём со мной Гриша, – сказала Таис, – я ждала тебя.

Она была полностью обнажена.

Приступ желания был настолько сильным и внезапным, что меня словно огнём ошпарило. Я застонал и прокусил себе язык, пытаясь взять себя в руки.

«Я нейтрализую это, – вмешалась Гайя, – секунду! Вот! Всё…»

Меня опустило. Так же резко, как накрыло.

Таис оскалилась. Теперь её красивое лицо и идеальное тело уже не казались мне такими привлекательными.

Я уже прикидывал, как бы схватить её сподручнее, чтобы одна рука осталась свободной для перемещения с помощью тюрвинга. Но тут вдруг почувствовал движение за спиной.

Я резко обернулся.

Саша, издавая странный грудной звук, медленно поднимался. Его блёклые сухие глаза бешено вращались в орбитах. Он поднял верхнюю губу, обнажая белые дёсны. Другой парень тоже зашевелился. Неестественно вывернув руки, он приподнялся на локтях, рывком поднялся и шатающейся походкой направился в мою сторону.

Я посмотрел на Таис. Она так и стояла, оскалившись. Её глаза закатились; между широко распахнутыми веками блестели белки. Почему-то мне в голову пришла странная мысль, что девушка стала похожа на зависший компьютер.

«Ты их всё так же не чувствуешь?» – спросил я, глядя на наступающих мёртвых парней.

«Нет, Гриша. Только их тень. Я не успела проникнуть внутрь достаточно глубоко. Я чувствую, что как они задевают растения».

«Ты можешь нейтрализовать Таис?» – спросил я.

«Попробую», – ответила Гайя.

В этот момент у ног девушки трава зашевелилась, выбрасывая белые нити мицелия. Они успели коснуться её ног. После чего Таис исчезла. Исчезновение сопровождалось глухим хлопком, как будто кто-то лопнул бумажный пакет.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

«Она пытается сбежать, – сказала Гайя через минуту, – двигается огромными прыжками. Очень быстро. Я не понимаю, откуда у неё столько энергии. Не могу считать физику процесса. Схватить её тоже не успеваю».

Мертвецы были уже в паре метров от меня. Они двигались, периодически скалясь. Войдя в режим, я успел считать, что они точно не дышат и у них нет пульса. А во время движения мышцы напрягаются как-то неправильно. Не так, как должны сокращаться нормальные мышечные волокна. В чём-то это походило на моторику одноклеточных.

«Я могу их схватить, – сказала Гайя, очевидно, имея в виду погибших, – приноровилась вычислять движение по следу. И привела существ, чтобы смотреть их глазами. Я не люблю подавлять волю, но сейчас это оправдано».

«Не нужно пока», – ответил я, после чего направил тюрвиг в зенит и прыгнул.

Я торопился как мог. Добрался до челнока в три прыжка, учитывая один калибровочный. Не снимая походного снаряжения, вбежал на главную палубу.

Спецназ завтракал. Я нашел командира, одним прыжком оказался рядом.

– Макс, троих героев любовников надо в медотсек! – сказал я.

– Доесть-то можно хоть? – спросил кто-то за моей спиной. Должно быть, один из «героев».

Я молча провёл ладонью по горлу.

– Отставить! – скомандовал Макс, – в медотсек, живо!

Я не был уверен, что медицинская аппаратура сможет что-то обнаружить. На Гайю было больше надежды. Но уже первые анализы крови показали такое, от чего у меня зашевелились волосы, и далеко не только на затылке.

Вокруг результатов анализа полыхали желтые надписи: «терминальная стадия гипоксии», «полиорганная недостаточность», «обнаружены неизвестные патогены» и «рекомендуется срочная транспортировка в стационарный госпиталь, высший карантинный протокол».

Парень, который умирал, судя по показаниям приборов, чуть встревоженно хмурился, наблюдая за моими манипуляциями, но в целом оставался спокойным.

– Ты как себя чувствуешь? – спросил я, просматривая рекомендации автодоктора.

– Да нормально, – парень пожал плечами, – аппетита разве что нет.

Я с тревогой глянул на двоих, которые стояли, переминаясь с ноги на ногу, у бокса.

– У нас есть ещё одно место, – заметил Кай, – одновременно в отсеке могут находиться до двух тяжелых. Мощности автодоктора хватит.

– Делай, – коротко ответил я.

– Эй, вы! – позвал я парней, активируя программу экстренной реанимации, – вопрос. Кто из вас был первым?

– В смысле? – ответил ближний ко мне парень.

– Кто первый с Таис переспал? – уточнил я.

Парни переглянулись.

– Ну он, кажется, – один из них указал на товарища, – но ненамного раньше, если что…

– Иди с ним, – я показал на Кая, обращаясь к тому, кто успел раньше, – слушай, что он скажет.

– Да как его слушать-то, если он говорить толком не умеет?! – парень всплеснул руками.

– А ты смори за ним внимательно. И чувствуй его желания, – сухо бросил я.

«Гайя, нужна твоя помощь, – обратился я, наблюдая за активацией реанимационного протокола, – у нас тут трое при смерти. Похоже, та же зараза, которая убила тех парней, в лесу. Двоих я попробую стабилизировать на нашей аппаратуре. На третьего нет места. Может, посмотришь, что можно сделать?»

«Тащите его ближе к мицелию. На траву лучше всего».

– Эй! Что оно делает? – возмутился пациент, наблюдая за тем, как на него опускается гелевая крышка реаниматора.

– Не дёргайся, – сказал я, – и всё будет в порядке, – после чего добавил, немного поколебавшись: – Ты умираешь, но мы попробуем тебя спасти.

– Как умираю?.. – выдохнул парень.

Но я уже бежал, увлекая за локоть третьего пострадавшего к выходу из челнока.

«Как остальные?» – спросила Гайя, когда парень, раздетый донага, уже лежал на траве, стремительно покрываясь белым коконом мицелия. На его лице была тревога, но он, к счастью, молчал. Видимо, несмотря на хорошее самочувствие, чуял неладное.

– Второй, как обстановка? – спросил я, активировав переговорное устройство; связь шла через громкую связь медотсека, я активировал её дистанционно.

– Плохо, первый, – ответил Кай, – у одного из пациентов нестабильный пульс. Система даёт негативный прогноз.

«Плохо, – ответил я, – наша система не справляется».

«Доставь ко мне всех. Похоже, я обнаружила проблему. Надеюсь, ещё не слишком поздно».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю