332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Зверев » Лимит надежды не исчерпан » Текст книги (страница 13)
Лимит надежды не исчерпан
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:19

Текст книги "Лимит надежды не исчерпан"


Автор книги: Сергей Зверев




Жанр:

   

Боевики



сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Россия, Назрань,
14 ноября 2007 года

Малхаз Рашидов спокойно шагал по улице Назрани. Час назад лидер их группы Али Сарид позвонил ему и сказал, что им нужно срочно встретиться. Он не захотел говорить по телефону о цели встречи, пообещав рассказать все лично.

Рашидов свернул за угол и в сотне метров от себя увидел Али, стоящего к нему спиной.

– Здравствуй, Али, – сказал Рашидов, незаметно подойдя к нему.

– А, Малхаз, здравствуй, – быстро обернулся к нему Сарид. – Как хорошо, что ты пришел!

– Зачем ты вызвал меня, Али? Что-то случилось?

– Пока нет, но скоро должно случиться. Идем, нам не нужны лишние уши. – Али взял Рашидова под руку, и они отошли в пустынный переулок.

– Пришло время действовать, Малхаз, – сказал Сарид, пристально глядя Рашидову в глаза.

– Действовать? – тот удивленно посмотрел на своего собеседника. – Но мы же и так действуем, Али. Мы распространяем нашу веру, с каждым днем у нас становится все больше сторонников…

– Это все не то, – перебил его Али. – Это все мелочи. Пришло время играть по-крупному!

– Что ты имеешь в виду? – еще больше удивился Рашидов.

– Нашу главную миссию, – приблизил лицо Сарид. – Создание мусульманского государства на Кавказе и изгнание отсюда неверных. Ты готов пожертвовать жизнью в священной войне, Малхаз? – Сарид испытующе посмотрел на Рашидова.

– Я готов принести свою жизнь на алтарь победы, – глядя ему в глаза, твердо ответил тот.

– Я не сомневался в тебе, – произнес Али. – Но если мы все сделаем правильно, то жертвовать своими жизнями нам и не понадобится. А если кто и погибнет, то попадет в рай, где будет вечно пировать с гуриями.

– Что именно мы должны делать?

Али вздрогнул и взглянул на него, оторвавшись от мыслей о гуриях.

– Ты прав, давай перейдем к делу, – тихо сказал он. – Для начала всем вам нужно пройти определенную подготовку, чтобы действовать эффективно, а не просто жертвовать жизнью. Для этого у нас есть пара тренировочных лагерей. Это займет немного времени, примерно неделю, но после этого все вы станете настоящими воинами Аллаха.

Рашидов немного помолчал, глядя то на Али, то на стену дома позади него.

– А потом?

– Пока не знаю, – честно ответил ему Али. – У нас будет много задач, и распределять бойцов будет высшее руководство. Мы будем делать то, что нам скажут.

– Хорошо, где находится этот лагерь?

– Сегодня вечером подходи к нашей мечети. Вас будет ждать автобус, он отвезет всех туда, – сказал Али.

– А разве ты не поедешь с нами? – удивленно спросил Малхаз.

– Нет, я должен организовать работу здесь и буду присылать вам новых бойцов.

– Значит, сегодня вечером у мечети, – подытожил Рашидов. – Хорошо, я буду там.

– Отлично, тогда до вечера.

Рашидов вышел из переулка и пошел обратно в направлении, откуда пришел. Глядя ему в спину, Али Сарид не мог видеть улыбку на его губах, которая вряд ли подходила человеку, которому предстояло выполнять неизвестные пока и опасные задания.

Но у оперативника ФСБ Султана Ишаева, носившего маску фанатика-исламиста Малхаза Рашидова, были веские причины быть очень довольным текущим ходом событий. Организация «Правоверные Кавказа», в которую он был внедрен, решилась на активные действия и, на свою беду, решила вовлечь в них его.

«И это будет вашей фатальной ошибкой, хотя вы и не узнаете этого, – весело подумал Ишаев. – Надо сообщить обо всем в управление, а затем можно будет посетить ваш лагерь».

Грузия, санаторий «Гочелия»,
14 ноября 2007 года

Ганидзе связался с Джонсом ближе к вечеру.

– Мы нашли его. – По тону полковника Джонс понял, что этот Клиффорд влип в какие-то неприятности.

– Где он?

– В одном из наших полицейских участков.

– С ним все в порядке?

– Смотря с какой стороны посмотреть. Его задержал сегодня утром полицейский патруль в состоянии сильного алкогольного и наркотического опьянения. В момент задержания он абсолютно ничего не соображал, так что его поместили в один из наших вытрезвителей. Сейчас он немного пришел в себя. Во всяком случае, вспомнил, как его зовут. Но, как мне сказали, он плохо помнит события этой ночи.

– Проклятье! – выругался Джонс. – Стоп. – Внезапно до него дошло, что сказал Ганидзе. – Вы говорите, алкогольного и наркотического?

– Да, в крови у него были обнаружены алкоголь и ЛСД, – ответил Ганидзе.

– Какого черта… – начал было Джонс, но остановился. Сейчас не время выражать эмоции. – Так, хорошо, я пошлю своего человека забрать его. В каком он участке?

– В этом нет необходимости, – сказал Ганидзе. – Я уже еду туда. Заберу этого Клиффорда и скоро буду у вас. – И Ганидзе повесил трубку.

– Чертов ублюдок. – Джонс с такой силой впечатал трубку в аппарат, что она раскололась, и достал рацию.

– Андерс, это Джонс. Люди Ганидзе нашли этого придурка, так что можете сворачивать поиски. Когда он привезет его, приходи ко мне. И заодно прихвати с собой Альбертса.

Россия, Ингушетия,
15 ноября 2007 года

Монотонно гудел мотор «Икаруса», везшего по ночной дороге Малхаза Рашидова и еще три десятка членов «Правоверных Кавказа» в таинственный лагерь подготовки. Али Сарид пришел к ним перед отъездом, убедился, что все присутствуют, и пожелал успехов в обучении. В автобусе их сопровождал лидер другой городской ячейки организации, Муса Хуцаев, вместе с каким-то арабом, который был из высшего руководства.

Сразу за городом Хуцаев отобрал у всех мобильные телефоны, мотивируя это тем, что по ним их может вычислить милиция. Рашидов отдал свой без сожаления. У него были спрятаны два миниатюрных передатчика для связи с управлением и пять радиомаяков, так что телефон ему был не особо нужен.

В начале поездки все обсуждали предстоящее обучение и дело, которое они должны были сделать. Но и Хуцаев, и араб уклонялись от конкретных объяснений, говоря, что все станет известно в свое время. Постепенно все разговоры умолкли, многие решили поспать, пока автобус не приехал на место.

Рашидов тоже притворялся спящим, поглядывая вокруг из-под опущенных век. Автобус ехал в сторону Чеченской Республики. Араб и Хуцаев о чем-то переговаривались, остальные спали или тихо разговаривали между собой.

Наконец автобус свернул с шоссе на проселочную дорогу, петлявшую среди гор. По оценке Рашидова, они не выехали за границы республики, значит, это был не один из лагерей подготовки чеченских боевиков, как он предполагал ранее, а какой-то другой. По-прежнему притворяясь спящим, Рашидов запоминал дорогу, по которой их везли.

Автобус прибыл в лагерь, когда уже стало понемногу рассветать. По наблюдениям Рашидова, водитель специально петлял по горным дорогам, чтобы его пассажиры не могли точно сказать, где находятся. Все вышли из автобуса, с интересом оглядываясь вокруг.

Среди деревьев были раскинуты накрытые маскировочными сетками палатки. Было несколько стендов с плакатами, содержавшими наставления по взрывному делу вперемешку с фундаменталистскими лозунгами. За деревьями Рашидов увидел пару выкрашенных в маскировочные цвета джипов – и в отдалении что-то, напоминающее полосу препятствий.

Хуцаев и араб скрылись в одной из больших палаток. Вскоре первый вышел оттуда вместе с парой арабов в военной форме натовского образца.

– Построиться! – заорал на прибывших один из них, тот, что был повыше ростом.

Они все построились в две неровные шеренги. Тот араб, что был пониже, шагнул вперед.

– Я приветствую вас в нашем лагере, братья-мусульмане, – не слишком громко, но отчетливо произнес он. – До сих пор вы были обычными правоверными мусульманами, жившими по заветам пророка. Но этого мало. Чтобы выполнить нашу священную миссию, вам предстоит стать настоящими воинами, способными выполнять любые задачи. И вы научитесь этому в нашем лагере, а мы поможем вам в этом, – он оглядел стоявших перед ним. – Я знаю, что вы хотели бы отдохнуть после поездки, но время не терпит. Поэтому вы должны начать подготовку прямо сейчас. Я начальник лагеря Закир аль Сауд, а это ваш старший инструктор Хасан Бек. Я передаю вас в его руки.

Стоявший за его спиной Хасан Бек снова выступил вперед.

– Сейчас вы все получите новую форму. – Он указал на большую палатку в пятидесяти метрах от них, возле которой стояли два человека. – А затем мы приступим к вашей подготовке. Идите, – и он властным жестом указал на палатку.

Прибывшие рекруты нестройной толпой двинулись к ней.

«Похоже, эти ребята подготовлены и настроены гораздо серьезней, чем мы предполагали», – подумал идущий в толпе Рашидов.

Грузия, санаторий «Гочелия»,
15 ноября 2007 года

– Господа, я собрал вас, чтобы обсудить происшедшее. – Полковник Джонс внимательно посмотрел на каждого из сидящих в комнате. Профессор Альбертс был расстроен и заметно нервничал. Ганидзе угрюмо курил. Элисон, прибывший, когда узнал, что случилось, был, как всегда, спокоен. Андерс мрачно рассматривал Альбертса.

Допрос Клиффорда, которого привез Ганидзе, не дал практически никакой новой информации. Он действительно почти ничего не помнил о прошедшей ночи. Его воспоминания обрывались где-то на пути к дому, в котором жила эта Сьюзан. Затем он очнулся уже в полицейском участке. Майкл только утверждал, что хотя и выпил немного в ресторане, никогда не употреблял наркотики.

– Профессор Альбертс, что вы скажете по поводу всего этого? – Джонс посмотрел на Альбертса.

– Полковник, я в полной растерянности, – растерянно сказал тот. – Мы знаем Майкла несколько лет и никогда не видели его в таком состоянии. Да, он иногда выпивал в компании, но никогда не употреблял наркотики. Я просто не понимаю, что на него нашло. Наверняка эта женщина во всем виновата!

– Женщина, не женщина… Ему вообще не следовало с ней ехать. Головой надо думать. Мы тут с секретной миссией – и такой прокол! В любом случае я решил отправить его домой. Тут ему делать нечего, – решительно закончил Джонс. – Полковник Ганидзе, – Джонс повернулся к грузинскому офицеру, – вам удалось еще что-нибудь выяснить об этом инциденте?

– К сожалению, полковник Джонс, почти ничего, – ответил тот. – Сохранение секретности не позволяет нам задействовать все имеющиеся возможности, к тому же у нас слишком мало исходных данных. Мы разговаривали с патрульными, которые нашли Клиффорда, но они не смогли сказать ничего значимого. Они просто увидели его, когда тот шел по улице в невменяемом состоянии, и забрали в участок. Вот если бы мы знали, кто эта Сьюзан…

«Плохо дело, – подумал про себя Джонс. – Неизвестно, что и кому рассказывал Клиффорд, находясь в таком состоянии. А он знал достаточно, чтобы возникли серьезные проблемы. Откуда только свалилась эта чертова женщина и как ее найти? У нас нет почти никаких зацепок. Хотя…»

– В посольстве должны быть данные на всех наших граждан, находящихся в этой стране. Не так ли, мистер Элисон? – повернулся он к советнику.

– Вы хотите, чтобы мы проверили ее по нашей картотеке?

– Да. Срочно поднимите данные по всем американкам по имени Сьюзан, находящимся сейчас в Грузии, – приказал Джонс. Это была единственная реальная возможность выйти на незнакомку.

– Будем надеяться, что она там есть, – сказал Джонс, когда Элисон вышел.

– А если мы найдем эту Сьюзан, что нам это даст? – спросил Андерс.

Джонс достал сигарету и закурил:

– Мы точно будем знать, где был прошлой ночью Клиффорд и кому он мог что-либо разболтать.

– Майкл никому бы не стал рассказывать о нашей операции, – как бы пытаясь защитить его, сказал Альбертс.

– В обычном состоянии – нет, но, учитывая, каким его нашли полицейские, я не удивлюсь, если обнаружится, что кто-то еще уже знает о нас, «Медузе» и нашей операции, – мрачно ответил Джонс.

Элисон вернулся через десять минут:

– По данным нашего посольства, на сегодня в Грузии находятся две наших гражданки по имени Сьюзан. Одна из них – женщина лет сорока, работает в торговой фирме в Батуми. Она точно не подходит. Другой тридцать два года, работает в Тбилиси.

– Вы запросили ее фото? – спросил Джонс.

Элисон молча протянул ему карточку.

– Та Сьюзан была блондинка, а эта брюнетка… – процедил Джонс.

– Она могла перекраситься, – сказал Андерс. – Моя, например, делает это каждый месяц. Приходишь домой и не знаешь, что увидишь, – усмехнулся он.

– Когда была сделана эта фотография? – Джонс посмотрел на Элисона.

– Три месяца назад, – ответил тот.

– Так, ладно. Крамер, тащи сюда одного из тех парней, что были с Клиффордом, – бросил Джонс в рацию и достал еще одну сигарету. – Посмотрим, узнают ли они ее.

Вошел Крамер, за ним следовал Джордж.

– Это она? – Джонс протянул карточку.

Джордж внимательно посмотрел на нее.

– Нет, – наконец сказал он.

Джонс сломал недокуренную сигарету.

– Вы уверены? – спросил Элисон. – Приглядитесь повнимательнее. Она могла перекраситься.

Джордж еще раз посмотрел на фото.

– Нет, это точно не она, – уверенно сказал он. – Если вы сомневаетесь в моих словах, можете спросить Стэна или даже Майкла. Он, может, и не помнит, что произошло той ночью, но ее лицо он точно запомнил.

– И в Грузии всего две гражданки США по имени Сьюзан, вторая точно не подходит? Верно? – Джонс взглянул на Элисона.

– Верно, – подтвердил тот.

В комнате наступила тишина. Каждый обдумывал полученную информацию. Неизвестно откуда появившаяся красивая женщина, выдающая себя за американку и уводящая одного из сотрудников Альбертса. И затем этого сотрудника находят на улице в состоянии наркотического опьянения. Алекс Джонс видел лишь одно объяснение случившегося, и оно ему очень не нравилось.

– Похоже, босс, нас накрыли, – как бы подтверждая его догадку, печально усмехнулся Андерс.

– Что значит «накрыли»? – нервно спросил Альбертс.

– Мы под «колпаком» у русских, – пояснил Андерс.

– Этого не может быть. Это невозможно! – воскликнул Ганидзе.

– Почему же невозможно? – повернулся к нему Джонс. – Вы что, и правда думаете, что у них нет здесь своих агентов? – Он презрительно усмехнулся. – Лично я не сомневаюсь, что у русских тут полно своих глаз и ушей. Они есть даже у нас, в Америке, а что уж говорить о вас…

– Но как они могли узнать о нашей операции? – воскликнул Ганидзе.

– На данный момент это не так важно, – холодно ответил Джонс. – Потом будете выяснять, как они на нас вышли.

– То есть это русские похитили Майкла? – не веря себе, спросил Альбертс.

– Ну да, – ответил Андерс. – Подослали женщину, выманили из ресторана, накачали наркотиками и выяснили все про «Медузу» и про нас.

– То есть Майкл ни в чем не виноват? – спросил Джордж, который все еще стоял у двери.

– Ну, если не считать того, что он кретин, думающий отнюдь не головой, – то да, он ни в чем не виноват, – саркастически заметил Джонс.

– И что мы теперь будем делать? – Альбертс растерянно посмотрел сначала на Джонса, потом на Элисона.

– Что делать, что делать… Домой поедем, что мы еще будем делать, – раздраженно ответил Джонс.

– То есть как это домой? – вскочил со своего места Элисон. – А наша операция? – Похоже, на этот раз ему изменило его спокойствие и внешнее безразличие ко всему происходящему вокруг. Он явно занервничал.

– Если вы еще не поняли, то я скажу вам, что наша операция провалилась. Русские уже наверняка выслали группы перекрыть все проходы через горы. Они ведь тоже не дураки и понимают, где мы можем проскочить с этой штукой. Нас возьмут, как только мы перейдем границу, – жестко сказал Джонс.

– Но вы не понимаете! Это не просто рядовая акция, это дело государственной важности. Проведена серьезная подготовительная работа. Вовлечено много людей. Мы не может просто так отказаться от этой операции! Слишком много серьезных людей заинтересованы в ее проведении, – протестовал Элисон.

– И эти люди скажут вам большое спасибо, когда русские покажут на весь мир задержанных на своей территории американских военных и «Медузу» в придачу, – ехидно ответил Джонс.

– А уж как будут рады сами русские! Вывалять Америку в дерьме, да еще и заполучить нашу новейшую разработку… Они просто расцелуют вас в задницу, мистер Элисон, – добавил Андерс.

– Но… – попытался было возразить Элисон.

– Никаких «но», – резко перебил его Джонс. – Я не поведу своих людей в ловушку.

– Подождите, подождите, – взволнованно забормотал Ганидзе. – Мы же не можем быть так уверены, что это действительно русские. Это только ваше предположение. Может, эта Сьюзан просто не числится в картотеке посольства. Мы должны проверить ее через нашу иммиграционную службу.

– Ну так проверьте, – бросил Джонс.

– И потом, – продолжил Ганидзе, – Клиффорд ведь не знает, как мы попадем в Россию, не так ли?

– Не знает, – ответил Джонс. – Вот только у нас не так много вариантов, как протащить «Медузу» в Россию. Всего один. И я думаю, им не составит труда догадаться, где мы можем пройти. Я не сомневаюсь, что при желании они смогут перекрыть все горные тропы из Грузии в Чечню.

– И потом, раз они знают, где мы, то наверняка кто-то из их агентов держит санаторий под наблюдением. Им даже искать нас не придется, – снова встрял Андерс.

– И все же, полковник, я прошу вас не торопиться. В словах Ганидзе есть смысл, – уже более решительно произнес Элисон. – Мы должны тщательно все проверить, прежде чем отказываться от проведения такой важной операции.

– Проверяйте, – мрачно ответил ему Джонс. – Но если вы не представите убедительных доказательств, что русские даже не подозревают об операции, я не поведу туда своих людей.

– Ну, это не вам решать, – многозначительно произнес Элисон.

При этих словах Джонс смерил его холодным взглядом. Похоже, зловредный урод опять собирается протолкнуть свой вариант через их головы. Вот только черта с два у него это получится на этот раз!

– Полковник Ганидзе, займитесь этим как можно скорее. Мы не можем откладывать операцию так надолго. Она и так уже не укладывается ни в какие первоначальные сроки, – тем временем продолжил Элисон. – И я полагаю, что нам нужно продолжить обсуждение наших возможностей лишь после того, как мы все выясним и хорошенько обдумаем. Мы не должны принимать поспешных решений.

– Хорошо, идите и обдумывайте, – с усмешкой сказал Джонс. «Надо будет связаться с генералом Балденом и объяснить ситуацию, – подумал он, глядя в спину выходившего Элисона, за которым шел Ганидзе. – Чтобы он там пресекал все попытки Элисона протолкнуть заведомо провальную операцию вопреки здравому смыслу».

Пройдя десяток метров по коридору, Элисон остановился и повернулся к шедшему следом Ганидзе.

– Вы должны как можно скорее проверить эту Сьюзан по всем возможным каналам. В отличие от этого Джонса вы должны понимать, как много поставлено на карту в этой операции и как много проблем возникнет, если ее отменят. В том числе и у вас. – Элисон холодно посмотрел на Ганидзе.

– Я сейчас же займусь этим, мистер Элисон, – ответил грузин.

– Хорошо. А я посмотрю, что еще можно сделать по нашим каналам, – буркнул Элисон и ушел, оставив Ганидзе одного.

Сделав по телефону необходимые запросы в иммиграционную службу и полицию, полковник задумался, стоило ли докладывать наверх об этой непредвиденной задержке. Зная горячий нрав Саакашвили, он не сомневался, что ему не поздоровится, если тот обо всем узнает. А если операция сорвется, то президент разозлится еще больше – от того, что ему вовремя не доложили. Впрочем, при срыве операции ему, Ганидзе, не позавидуешь в любом случае. Так что лучше пока ничего не говорить – может, все и обойдется.

«Проклятые русские, не дают спокойно жить, вечно следят за нами… Стоп! – Он вдруг вспомнил слова капитана Андерса. – Стало быть, русские следят за санаторием. Если это так, то наблюдатель должен быть где-то поблизости. Скорее всего, в лесополосе перед воротами. А значит, мы можем поймать его». – Ганидзе начал лихорадочно набирать номер телефона генерала Наури.

– Алло, генерал Наури, это полковник Ганидзе. Да. Мне срочно нужны ваши люди. Сколько? Человек пятьдесят, не меньше. Мы должны найти и поймать одного человека. Да, это срочно. Хорошо, жду.

Он выключил телефон. Если они поймают русского шпиона, это будет хорошо. Они вполне могут раскрыть всю их сеть. Губы Ганидзе расплылись в улыбке. Возможно, все еще образуется.

Россия, Ингушетия,
15 ноября 2007 года

Исмаил Ватаев вышел из магазина, держа в руке пакет с покупками, и направился к своему «БМВ», припаркованному неподалеку. Когда он подошел к машине, из стоящей рядом «Волги» вышли два человека в штатском и направились к нему.

– Исмаил Ватаев? – негромко осведомился один из них.

– Да, это я, – несколько настороженно ответил Исмаил.

– Майор Хашидов, отдел по расследованию убийств, – говоривший небрежно махнул удостоверением. – Проедемте с нами, – Хашидов указал на машину.

– А в чем дело? – все так же настороженно спросил Ватаев. Его не убедила показанная корочка, к тому же он не мог представить, чем мог заинтересовать отдел убийств.

– Узнаете в отделении, – холодно ответил Хашидов.

– Если вы меня в чем-нибудь обвиняете, то я хочу узнать, в чем именно. – Ватаев сделал шаг назад.

Второй мужчина быстро шагнул к нему и ухватил за руку.

– Лучше не сопротивляйтесь, – тихо сказал он. – Вам же сказали, – потом узнаете.

– Я никуда с вами не поеду, – твердо сказал Ватаев, пытаясь высвободить руку.

Хашидов шагнул к нем и подхватил за другую руку, одновременно ударив его в солнечное сплетение. В глазах у Ватаева потемнело, его сопротивление ослабло. Двое мужчин быстро подтащили Исмаила к машине и затолкали на заднее сиденье. Хашидов сел рядом с ним, второй взялся за руль. Машина сорвалась с места и скрылась из виду.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю