355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Сара Морган » Меж двух врагов » Текст книги (страница 5)
Меж двух врагов
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:16

Текст книги "Меж двух врагов"


Автор книги: Сара Морган



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Глава 6

– Стефан, ты слышишь, о чем я говорю?

Стефан, уставившийся в окно, перевел взгляд на своего адвоката Костаса:

– Прости, ты о чем?

– Ты слышал хоть слово из того, что я рассказывал? Бакстер согласился на все наши условия. Мы работаем над этим проектом больше года. Такой исход следует отпраздновать.

Но Стефан был не в настроении праздновать. Он слушал краем уха, как друг радостно поздравляет его с победой, но мысли его были заняты Селене. Почему он позволил себе переспать с невинной девушкой? Ее бурная реакция на фотографии открыла ему глаза. Селене еще слишком молода. Она заявила, что хочет жить независимо, но тут же запаниковала, поняв, что об этом может узнать ее отец.

Поняв, что разговаривает со стеной, Костас замолчал.

– Неужели ты не хочешь узнать подробности сделки?

– Не хочу. Я плачу тебе кучу денег, чтобы ты разбирался с делами без меня.

Может быть, она запаниковала из-за секса? Вспомнив о синяках, которые он заметил, Стефан заерзал в кресле, не в силах избавиться от гнетущего чувства вины. Он никогда не причинял женщинам какие-либо травмы. Однако он своими глазами видел на теле Селене следы пальцев. Ее очень грубо схватили за руки, но, самое страшное, Стефан не помнил, чтобы делал это.

Костас закрыл папку с документами:

– Хочешь встретиться с ним лично?

Стефан вспоминал каждый миг, проведенный с Селене, пытаясь понять, когда именно он причинил ей боль. Он был нежен. Осторожен. Когда же появились ужасные желтые синяки?

Желтые синяки? Мужчина нахмурился:

– Сколько должно пройти времени, чтобы синяк пожелтел?

Адвокат удивленно посмотрел на него: —Что?

– Синяк, – нетерпеливо повторил Стефан. – Когда он становится желтым?

– Я, конечно, не врач, но, по-моему, только через неделю. Может быть, больше.

– Мой бог!

Как он мог быть таким слепым?

Стефан немедленно достал из кармана телефон и позвонил своему пилоту, который доложил, что доставил Селене на Паулос, ближайший к Антаксосу остров. Оттуда она собиралась добраться до дома на лодке. А там ее наверняка ожидает отец. У Стефана теперь не было сомнений в том, откуда у нее синяки. Селене хотела покинуть Антаксос не только потому, что стремилась к независимости. Она боялась за свою жизнь. Боялась отца.

Воспоминания нахлынули на него нескончаемым потоком.

«Почему она не возвращается домой, папа?» – «Потому что не может. Он ей не позволит. Он не любит проигрывать».

Он слепец! Он, возможно, единственный человек, который знал, на что способен Ставрос Антаксос, и тем не менее позволил эмоциям затуманить мозг.

– Он ее не отпустит. Он никогда ее не отпустит, – порычал Стефан.

Костас опешил:

– Кто?

– Я увезу ее с этого острова. – Ведомый чувствами, которые он держал под замком на протяжении двух десятков лет, Стефан вскочил и направился к двери, прежде чем адвокат успел произнести хоть слово. – Я отправляюсь на Антаксос.

– На Антаксосе нет подходящей для посадки вертолета площадки. Остров окружен острыми скалами.

– Я долечу до яхты, а затем воспользуюсь скоростным катером.

Стефан на ходу давал указания пилоту, в то время как Костас спешил вслед за ним по лестнице, ведущей к вертолетной площадке.

– Что происходит? Это все из-за Селене Антаксос? Фотографии разлетелись по Интернету. Но почему ты задаешь вопросы о синяках?

Стефан оглянулся:

– Я далеко не идеален, но я никогда не причиню боль женщине.

«Ты не представляешь, что ты наделал». Ее последние слова не выходили у него из головы, так же как и образ Селене, в панике засовывающей новые вещи в свою потертую сумку. Она не умела скрывать эмоции, и за два дня он успел увидеть на ее лице надежду, игривость, застенчивость, удивление, радость, восхищение. И только этим утром – неприкрытый ужас.

Внезапно воротник показался Стефану слишком тугим. Он позвонил Такису, начальнику своей охраны, и приказал встретить его на вертолетной площадке.

Костас схватил его за руку:

– Я понятия не имею, что ты задумал, но советую тебе быть осторожным. Ставрос Антаксос…

Стефан отдернул руку:

– Твой совет услышан и… проигнорирован.

– Ты опозорила и себя, и меня, связавшись с человеком, которого я ненавижу.

Селене смиренно стояла, не шевелясь, вцепившись в свою сумку, словно в спасательный круг. Ее отец был охвачен гневом. Она знала, что лучше всего молчать. К тому же она злилась на себя. Если бы она не отправилась в поместье Стефана, не оказалась бы сейчас в таком положении.

– Почему именно он? – В глазах отца она видела все эмоции, кроме любви. – Почему?!

– Потому что он бизнесмен.

Потому что заговорил с ней, когда все остальные не решались. Потому что она создала в голове идеальный образ героя. Когда Стефан пригласил ее на вечеринку, ей показалось, что наконец-то ее мечты начинают сбываться. Селене была ослеплена его красотой и мужественностью. Она жила моментом, не беспокоясь о завтрашнем дне. И вот этот день настал.

– Бизнесмен? И какой же у тебя с ним бизнес? – Насмешка отца ранила сильнее, чем пощечина.

– Я пришла к нему с деловым предложением. Очень хорошим деловым предложением.

– Почему ты не обратилась ко мне?

– Потому что… – «Потому что ты готов разрушить все, что может очернить образ нашей „счастливой семьи“». – Потому что мне хотелось сделать все самой.

И ей это почти удалось. Селене могла бы избежать теперешней ситуации, если бы просто пожала руку Стефану, после того как он согласился вложить в ее идею деньги. Но она позволила себе смешать бизнес и личную жизнь.

– Он использовал тебя. Ты это понимаешь, я надеюсь? Он использовал тебя, чтобы насолить мне, и в этом никто не виноват, кроме тебя. Ты дешевка!

Селене закрыла глаза, вспоминая, что она ощущала в объятиях Стефана. Она чувствовала себя не дешевкой, а особенной, красивой. Но все это оказалось ложью. Он принес ее в жертву своим амбициям.

– Я совершила ошибку.

– Мы объявим, что он заставил тебя. Физически он гораздо сильнее тебя, а ты была невинна. Никто не усомнится в правдивости этой истории.

– Нет! – В ужасе она открыла глаза. – Все произошло не так.

– Не важно, что случилось на самом деле. Главное – люди поверят. Я не желаю, чтобы была испорчена репутация нашей семьи. И моя репутация.

– У него тоже есть репутация. И он будет все отрицать.

Несмотря на боль, которую ей причинил Стефан, Селене чувствовала себя виноватой. Она позволила ему думать, что это он нанес ей синяки.

Выражение лица ее отца было холодным и расчетливым.

– Кого волнует правда? Грязь быстро прилипает к людям. К тому времени, когда ему удастся доказать свою невиновность, все забудут, что в этом была замешана ты.

– Нет. – Селене подняла голову. Я не стану лгать.

Наступила мертвая тишина.

– Ты мне перечишь?

У нее от страха свело живот.

– Я не могу так поступить.

У Селене в сумке были деньги. Гели хоть немного успокоить отца, возможно, ей еще удастся сбежать. Она уговорит мать уехать. Они покинут остров ночью. Она…

Отец подошел ближе. Он сжал кулаки:

– Гели тебе было хорошо с ним, почему ты вернулась?

«Ни слова о маме!»

– Я сбежала, потому что мне хотелось повеселиться, хотелось свободы. Мне скучно на Антаксосе. Но я не собиралась навсегда покинуть дом. И семью.

Селене чуть не подавилась, произнося эти слова, – семьи не должны быть такими. Семья – крепкий союз, скрепленный кровью и любовью. Их же соединяет только кровь, и слишком много этой крови было пролито.

– Значит, ты признаешь, что плохо себя вела? – Ставрос сжимал и разжимал кулаки. – Ты понимаешь, что заслуживаешь наказания?

Мысль о деньгах в сумке придала ей сил. Она продолжила:

– Я сожалею, что мое поведение расстроило тебя.

– Что у тебя в сумке?

У нее подогнулись колени.

– Одежда.

Отец вырвал у нее сумку. Селене зажала рот рукой. В сумке лежала ее последняя надежда на будущее. Затаив дыхание, она смотрела, как отец расстегивает молнию и небрежно вываливает содержимое. Сначала на пол полетело красное платье. Прекрасное красное платье, которое она взяла с собой назло Стефану. Лучше бы она его оставила. Отец поднял платье и разорвал его. Он догадался, как дорого ей это платье. Когда от платья не осталось ничего, кроме кучки лоскутков, он заметил свечи. Селене еле слышно застонала. Отец немедленно посмотрел на нее, сузив глаза, гадая о значимости того, что он держит в руке:

– Это и есть твое деловое предложение? Он рассмеялся тебе в лицо?

– Нет. – Ее губы еле шевелились. – Он сказал, что это очень хорошая идея.

– Потому что он решил сделать из меня дурака. Это то, что ты изобрела? Свечи? Мне стыдно за свою дочь.

Ставрос поднял с пола сумку, и сердце ее остановилось. Если он внимательно посмотрит… он заметит…

– Это все, – пробормотала Селене. – Больше там ничего нет.

Этим она признала свою вину.

Отец тут же начал внимательно осматривать сумку. Своими большими руками, которыми он превратил ее мать из неотразимой красавицы в забитое существо, Ставрос прощупал сумку и открыл все карманы. Ему удалось найти под вынимающимся дном пачку денег, перевязанную ее трусиками.

Отец развязал сексуальные трусики и с отвращением бросил их на пол:

– Ты это надевала, и он заплатил тебе наличными?

– Нет. То есть… – Селене замешкалась. – Эти деньги – только аванс за…

– За секс. – Ставрос медленно опустил сумку, его глаза застилал гнев. – Ты вызываешь у меня омерзение.

– Я уйду, и тебе больше не придется смотреть на меня.

– Уйдешь? – Его улыбка была устрашающей. – О нет. Ты никуда не уйдешь. Ты часть моей семьи, Селене, и это нельзя изменить. Ты останешься здесь и будешь мне благодарна за то, что я принял тебя обратно после того, как ты была с ним.

– Я не…

Удар был неожиданным. Селене врезалась головой в стену и соскользнула на пол, почувствовав во рту вкус крови. Она не могла пошевелиться, борясь с волнами подступающей тошноты, а его слова летели в нее, словно камни.

– Твоя мать, должно быть, обо всем знала.

«Твоя жена, – подумала Селене. Ее голова кружилась. – Она твоя жена».

– Я ничего ей не сказала.

Дотронувшись кончиками пальцев до своих губ, Селене поняла, что прикусила губу. Она пыталась подняться на ноги, но у нее не получалось.

– Когда я закончу с тобой, поговорю с ней, и она расскажет мне правду.

Угроза заставила ее встать.

– Держись от нее подальше! Если ты еще раз ее тронешь, я… – Селене покачнулась. – Я сообщу об этом полиции.

Ставрос засмеялся:

– Мы оба помним, что произошло в прошлый раз.

Селене снова опустилась на пол. Она ощутила безысходность. В полиции ей не поверили. А если бы поверили, никак не отреагировали бы. Ее отец был могущественным человеком и мог с помощью денег решить любые проблемы.

Что-то острое впилось ей в ладонь. Селене увидела, что оперлась на осколки стеклянной подставки для свечи. Она подняла один осколок, аккуратно, чтобы не порезаться, и как только отец набросился на нее, закрыла глаза и ударила его этим осколком. Ставрос завыл от боли и попятился назад. Конечно, этого было недостаточно, чтобы остановить его, но Селене получила несколько минут форы. Спотыкаясь, она выбежала из комнаты и направилась к выходу из поместья. Отец погонится за ней, и это хорошо. Пока он занят ею, он не тронет жену. Оставалось надеяться, что его пыл угаснет до того, как он убьет обеих женщин.

* * *

Стефан старался подвести скоростной катер как можно ближе к скалам. Он выбрал северное побережье Антаксоса, полагая, что здесь течение более спокойное. Яхта стояла на якоре в открытом море. Стефан пересел на катер и позволил себе какое-то время наслаждаться скоростью. Но выброс адреналина был непродолжительным. Он сосредоточился на высадке. Выключив мотор, Стефан прикинул дистанцию между ним и скалами. Правильно рассчитав расстояние, он прыгнул и приземлился на берегу. Такис последовал за ним. Его прыжок был не таким удачным, и Стефану пришлось протянуть ему руку, чтобы он не упал в воду.

– На это я не подписывался. Ты мог бы выбрать милую девушку из центра Афин, босс, – пробормотал Такие. – Но нет, ты предпочел капризную принцессу, которую охраняет дракон.

Капризная принцесса… Стефан почувствовал укол вины. Не он ли сам делал такие выводы? Как и все, он был введен в заблуждение образом идеальной семьи, который создал Ставрос Антаксис. Обожаемая жена. Любимая дочь, которую он бережет как зеницу ока… Правда оказалась жестокой. Такой же жестокой, как и этот остров. Стефан посмотрел на узкую тропинку, поднимающуюся к серому дому, похожему на крепость. Ребенком он часами думал об этом месте. Стефан создал почти мифический образ этого острова, представляя, как он покоряет скалистые берега. Что-то зажглось у него в груди, заставляя путать прошлое и настоящее. Теперь он не беспомощен. В тот день, когда отец сообщил ему ужасную новость, он, давясь слезами, пообещал, что когда-нибудь станет могущественным. Это обещание всю жизнь придавало ему сил. Потеряв отца, Стефан стал еще больше работать, чтобы сдержать слово.

Он поднял глаза, услышав приближающиеся шаги. Четверо мужчин, одетых в черное, спускались к морю. Огромные, напоминающие горилл охранники.

– Это частная территория. Вы не имеете права причаливать здесь.

Стефан не сдвинулся с места:

– Лучше смените тон.

Они подошли ближе:

– Это место не для туристов. Вы должны немедленно покинуть остров.

– Я не турист и уеду тогда, когда пожелаю. – Стефан снял солнцезащитные очки, и охранники, узнав его, запаниковали.

– Мистер Зиакас! – В замешательстве гориллы переглядывались. – Мистер Антаксос не принимает посетителей.

– Я уеду только с девушкой. Где она?

Они снова обменялись нервными взглядами:

– Вы не можете…

Понимая, что они боятся своего хозяина, Стефан направился к особняку на вершине скалы. Старые воспоминания всплывали перед глазами, и ему пришлось напомнить себе, что он приехал за Селене.

За спиной слышались звуки драки, но он не повернулся, зная, что Такис сможет справиться с этой четверкой с закрытыми глазами. Если только не поскользнется на камнях и не упадет в воду. Стефан прикидывал, где жестокий отец может запереть дочь, когда увидел Селене, бегущую по скалистой дорожке. На ее лице, руках и прекрасных волосах была кровь. Она так быстро бежала, что чуть не врезалась в него. Он схватил ее. Глаза Селене были затуманены, кровь струилась из раны на голове. Тихо выругавшись, Стефан развернулся и приказал Такису принести аптечку. Затем он осторожно дотронулся до белокурых волос, рассматривая рану.

Ее глаза наконец-то сфокусировались на его лице.

– Что ты здесь делаешь?

Если Стефан ожидал теплого приема, то был разочарован. Селене начала вырываться из его объятий, но он, испугавшись, что она сорвется со скалы, продолжал прижимать ее к себе:

– Не дергайся. Ты можешь упасть.

– Я знаю эту дорогу. Я прожила здесь всю жизнь.

– Это сделал он?

– Ты не должен быть здесь. Это все твоя вина.

– В чем я виноват?

– Он видел те фотографии. Это то, чего ты добивался, не так ли? Он уже ждал меня. Если ты явился, чтобы все сделать еще хуже, то опоздал, потому хуже и быть не может.

Стефан не стал уверять ее, что не знал об этих фотографиях. Это можно сделать позже. Главное – увезти Селене с острова. Не обращая внимания на ее попытки вырваться, он внимательно исследовал рану на голове, заметил еще синяк под глазом.

– Это он сделал?

– Я упала. Я вообще неуклюжая.

– Мы уезжаем, Селене. Я забираю тебя отсюда.

Немного помолчав, она начала смеяться:

– Я обратилась к тебе за помощью, а ты ухудшил мое положение. Я думала, что ты герой… – Ее голос сорвался. Я не буду пешкой в вашей дурацкой конкурентной борьбе.

Она стояла в его кабинете, уверенно называя цифры, притворяясь, что понимает, о чем говорит, а он не потрудился заглянуть глубже. Он проигнорировал интуицию, подсказывающую, что что-то здесь не так. Потому что привык к поверхностным отношениям. Как и все остальные, он не ставил под сомнение образ счастливой семьи…

– Я никогда не называл себя героем, но я заберу тебя отсюда. Обещаю.

– Забудь об этом, Стефан. Если я чему-то и научилась за последние два дня, так это тому, что нельзя никому доверять, кроме себя самой.

Стефан заметил, как кто-то спешит по дорожке в их сторону. Он узнал массивную фигуру ее отца. Ставрос Антаксос. Богатый отшельник, погрязший в грехе. Его лицо было искривлено от гнева и походило на морду бульдога.

Ставрос, казалось, не заметил Стефана, все его внимание сосредоточилось на дочери:

– Ты поранилась, Селене… Не стоило так бежать. Ты порой бываешь неуклюжей.

Его полный заботы голос сбил Стефана с толку, и тогда он понял, почему все верили в семейную идиллию Антаксосов. Ставрос был великим актером. Выражение его лица было теплым и заботливым. Он приблизился к Селене, и если бы Стефан не держал ее в своих объятиях, то не почувствовал бы, как она вздрогнула.

Стефан вышел вперед, закрывая ее собой.

– Приветствую. – Его голос был тихим, но опасным, как лезвие ножа.

Ставрос замер.

– Зиакас! – Его лицо злобно скривилось. – Ты посмел показаться на моем острове после того, что натворил? Ты превратил мою дочь в шлюху. Причем сделал это публично, чтобы опозорить меня. Ты забрал ее невинность.

Стефан собирался ответить на обвинение, но Селене встала между мужчинами:

– Это неправда.

Ставрос не отступал.

– Селене, я же предупреждал тебя, что враги могут использовать тебя, чтобы добраться до меня. Ты сейчас взволнована, и это понятно. Ты, должно быть, чувствуешь себя раненой. Использованной. – Он увидел смятение на лице Селене и поспешил продолжить: – Этот человек использовал тебя, чтобы насолить мне. Не мечтай, что он позаботится о тебе.

– Ты прав. – Селене вздернула подбородок. – Но и я использовала его, чтобы уйти от тебя, так что мы с ним квиты. Я сама решила заняться с ним сексом.

Ставрос, несмотря на тучность, двигался на удивление быстро, но Стефан успел блокировать его замах и нанес два удара в челюсть. Послышался треск хрустнувшей кости, и Ставрос упал. Охранники приблизилась к ним, но Стефан остановил их яростным взглядом. Теперь он понимал, почему Селене безумно хотела сбежать из дома.

– Вы собираетесь защищать мужчину, который поднимает руку на женщину? – обратился он к охране. – В этом заключаются ваши обязанности? – Гориллы замешкались, и Стефан посмотрел на поверженного Ставроса: – Вставай. – Он не узнавал свой собственный голос, полный гнева. – Так ты поступаешь с женщинами? Ты держишь их на острове, чтобы они не смогли от тебя убежать, и относишься к ним как к грязи.

– Стефан…

Голос Селене просачивался в его сознание, но он еще не закончил с ее отцом.

– Я забираю Селене. Ты потерял ее. И я обращусь к своим адвокатам и полиции. Настоящей полиции, а не той, которую ты подкупил. – Стефан без всякой жалости наблюдал, как грузный бизнесмен пытается встать. Без охраны он, казалось, стал меньше ростом. Стефан повернулся к Селене: – Садись в катер. Такис поможет тебе.

Он понимал, что, перенеся публичный позор, Ставрос Антаксос станет еще опаснее, и его удивило, когда тот сказал:

– Если она хочет уйти, конечно же пусть идет. Я хотел для нее лучшего, как и любой другой отец. Но если она сейчас уйдет, ей придется отвечать за последствия такого поступка.

Стефан нахмурился:

– Последствия здесь только позитивные. Иди к катеру, Селене.

Но молодая женщина не пошевелилась, она не сводила глаз с отца:

– Я не могу.

Он решил, что ему послышалось:

– Что?

– Моя мать. Он изобьет ее, – с отчаянием прошептала Селене. – Он всегда так поступает, когда я не делаю того, чего он хочет.

– Твоя мать?

Оставалось удивляться, почему это не пришло ему в голову раньше.

– Где находится твоя мать?

– В своей комнате.

Стефан знаком приказал начальнику охраны заняться этим. Нехотя он отпустил Селене:

– Ты сможешь показать Такису дорогу? Если да, приведи ее сюда.

Ее лицо было невероятно бледным, когда она быстро взглянула на отца, потом на Стефана. Селене не могла решить, кому доверять. Это чуть не убило Стефана.

– Пожалуйста, приведи ее. – Стефан быстро перевязал ей голову. – Не отходи от Такиса, и если почувствуешь себя плохо, скажи ему об этом. Я бы пошел с тобой, но мне надо закончить дела здесь.

Такис улыбнулся Селене и взял ее за руку:

– Покажешь дорогу?

Когда они отошли достаточно далеко, Стефан повернулся к Ставросу:

– Нам пора кое-что обсудить.

Глава 7

Находясь в состоянии шока, Селене неподвижно сидела в каюте роскошной яхты Стефана, не спуская глаз с матери. Все ее тело болело. Селене была опустошена. Она лишилась денег, дома, работы. Однако не это приводило девушку в отчаяние, а то, что Стефан использовал ее. Ей было стыдно за свою наивность. Она видела в нем героя и не понимала, каков он на самом деле – расчетливый бизнесмен, который не остановится ни перед чем. Стефан ничем не лучше ее отца. Придется одолжить деньги на бизнес у кого-нибудь еще. Но отец перекроет ей все пути. Дверь каюты открылась. Стефан стоял на пороге, одетый в темные джинсы и рубашку, обтягивающую его мускулы, испугавшие даже ее отца. Не обращая внимания на возбуждение в низу живота, Селене начала злиться. Печаль превратилась в раздражение. Как он посмел прийти сюда, такой сильный и уверенный в себе, когда ее жизнь рухнула по его вине? Конечно, она тоже в этом виновата, но если бы она знала, на что он способен, приняла бы другое решение. Селене вышла из каюты и тихо закрыла за собой дверь, чтобы не разбудить мать. Не желая оставаться со Стефаном наедине, она направилась к трапу, ведущему на палубу. На открытом воздухе Селене почувствовала облегчение, обнаружив, что острова Антаксос не видно на горизонте.

Стефан последовал за ней.

– Нам надо многое обсудить, – Он говорил, стиснув зубы, едва сдерживаясь. – Но сначала объясни, почему ты не захотела показаться врачу.

– Мне не нужен врач. – Селене была так зла на него, что ей было трудно говорить. – Но тебе непременно надо обратиться к врачу. С тобой точно что-то не так, если ты сделал со мной то, что сделал.

Стефан не ожидал такой реакции:

– Я тебя спас.

– Ты вытащил меня из ситуации, которую сам же и создал. Это чести тебе не делает.

Стефан пришел в замешательство:

– Ты злишься на меня?

– Ужасно.

– Тогда мы испытываем одинаковые чувства, – выпалил он. – Но перед тем как мы начнем разговор, я хочу, чтобы доктор осмотрел тебя. Ты сильно ударилась головой. Чувствуешь боль? Плохо видишь?

– Я отлично вижу тебя, Стефан Зиакас, и поверь мне, ты не очень хорошо выглядишь в моих глазах.

– Все же я хотел бы услышать мнение профессионала.

– Тебе требуется мнение врача, чтобы понять, что я в бешенстве? Не можешь сам догадаться?

Он сжал чувственные губы:

– Тебя очень сильно ударили по голове. Я хочу, чтобы врач подтвердил, что с тобой все нормально.

– Зачем? Потому что ты заботишься о моем здоровье? Или, может быть, потому, что не все твои планы на мой счет осуществились? Что еще мне предстоит сделать? Станцевать голой на телевидении? – Селене испытала удовлетворение оттого, что его щеки порозовели. – Все было для тебя игрой… Шампанское… платье… секс. – Почему она упомянула о сексе? Сейчас не время. – Все было подстроено, чтобы получить скандальные снимки.

– Это неправда.

– Именно поэтому ты спас меня, не так ли? Чтобы нанести моему отцу еще один удар.

– Прекрати изобретать теорию заговора. Ничего бы этого не случилось, если бы ты кому-нибудь рассказала, что твой отец склонен к насилию.

– Я пыталась. Никто мне не поверил. Мы же идеальная семья, помнишь? Мой отец – любимец публики. Он филантроп. Он безжалостный бизнесмен, но отличный семьянин. – Судя по выражению лица Стефана, он тоже верил этой лжи. – Знаешь, он даже перечисляет изрядные суммы в фонд женщин, страдающих от насилия в семье. Я однажды обратилась в полицию.

– И?..

– Он сказал, что у меня трудный подростковый возраст. Они ему поверили. А может, и нет… – Селене пожала плечами. – Может, они боялись того, что произойдет, если Ставроса Антаксоса арестуют. В любом случае это только ухудшило наше с мамой положение.

Стефан сжал поручни. Костяшки его пальцев побелели.

– Ты заставила меня считать, что это я нанес тебе синяки. – Его хриплый голос, полный эмоций, выбил ее из колеи. – Ты заставила меня считать, что я причинил тебе боль.

– Я… я не знала, что сказать…

– Сказала бы лучше правду. Я винил себя в том, что был груб с тобой, но не мог вспомнить, когда и как.

– Я не предполагала, что это будет тебя волновать.

– Далеко не всем мужчинам нравится причинять женщинам боль.

Селене покачала головой:

– Я тогда и не думала о тебе. Мои мысли занимала мама. Если бы я сказала тебе правду, ты либо не поверил бы мне, либо попытался бы меня остановить.

– Или, может быть, помог бы. Если бы ты призналась, что хочешь уйти от отца, мы не оказались бы в такой ситуации.

– Пять лет назад ты подошел и завел со мной разговор. Ты был добр ко мне. Когда обстановка в доме становилась невыносимой, я по ночам мечтала о тебе. Я гадала, как пройдет наша следующая встреча. Как я буду выглядеть. Что скажу тебе. И во всех моих мечтах ты был героем.

– Селене…

– И когда я разработала план побега, ты был его частью. Я учла разные сценарии. Я была готова ко всему. Кроме одного: мужчина, которому я доверилась, обманул меня и использовал, как пешку, в своей игре.

Она ощутила головокружение и покачнулась. Стефан протянул руку. Селене сделала шаг назад.

– Не прикасайся ко мне, – устало проговорила она. – Никогда больше не прикасайся ко мне, понял? Возможно, ты не нанес мне физические травмы, зато причинил больше боли, чем мой отец.

Потому что она полюбила его. Но она никогда в этом не признается.

Стефан внимательно посмотрел на нее:

– У тебя идет кровь.

– Хорошо. Надеюсь, она испачкает палубу твоей яхты.

– Господи! Ты самая упрямая женщина в мире. Позволь хотя бы сменить повязку, перед тем как мы продолжим разговор.

– Нет. А разговор окончен. – Селене уставилась вдаль. – Высади нас на берег в первом же порту и продолжай строить свою гигантскую империю. Вы с моим отцом друг друга стоите.

– Я не собираюсь тебя нигде высаживать. Сейчас твоего отца арестовывают. Ему будут предъявлены обвинения, но я не могу гарантировать, что его не отпустят. Ты и сама знаешь, что у него много влиятельных друзей. Ты остаешься со мной, и это не подлежит обсуждению. А теперь сядь, иначе ты упадешь.

– Если ты хочешь сделать из меня приманку для моего отца, поверь, ему все равно, что ты со мной сделаешь.

– У меня на уме другое.

– Неужели?

– Селене…

– Учти, ему будет все равно, даже если ты выкинешь в море мой труп, обвязанный яркими подарочными ленточками с большим красным бантом. Отец не любит меня и никогда не любил.

Селене попыталась скрыть слезы, но было уже поздно. Стефан успел все заметить, и вместо того, чтобы отступить, как ей хотелось, он подошел ближе. Его ладони нежно обхватили ее лицо. Он посмотрел ей в глаза:

– Если то, что ты говоришь, правда, тебе станет лучше, когда ты начнешь новую жизнь. Без него. Я помогу тебе.

– Нет, спасибо, я уже получила помощь от тебя. С этого момента я помогаю себе сама. Не желаю иметь дело ни с одним из вас.

– Ты не совсем верно оцениваешь ситуацию. Тебе некуда идти.

Тот факт, что это была чистая правда, не улучшил ее настроения.

– Я ни за что не останусь на этой яхте. Лучше уж быть съеденной акулами.

– Акулы здесь не водятся.

– Ты дразнишь меня? – воскликнула она.

– Нет. Я пытаюсь отговорить тебя от поспешного решения, основанного на эмоциях. Последствия могут причинить вред только тебе.

– Значит, ты утверждаешь, что я нетерпеливая и истеричная?

– Бог ты мой, прекрати переиначивать мои слова! И на этом закончим с прошлым. Тебе надо думать о будущем. Я предлагаю в качестве убежища для вас свой дом – конечно временно, – быстро добавил Стефан. – Пока вы не встанете на ноги и не найдете себе другое жилье.

Селене разразилась смехом:

– Это подпортит твой имидж плейбоя. Успокойся, Стефан. Я не могу придумать ничего хуже, чем жизнь под одной крышей с тобой.

– Ты расстроена, а потому можешь наговорить того, о чем потом пожалеешь.

– Я готова ответить за каждое слово.

– Я пытаюсь тебе помочь.

– Ты сам научил меня быть осторожной. – Она посмотрела на его плечи, потом на бронзовую кожу горла и, наконец, встретилась с темным взглядом, способным соблазнить любую женщину. – Мне не нужна твоя помощь. Я не желаю тебя видеть.

В своей каюте Стефан налил себе виски, но, когда он поднес бокал к губам, его руки так сильно тряслись, что содержимое бокала расплескалось. Выругавшись, он закрыл глаза, но это не помогло. В его голове мелькали картины. Вот Селене прибывает на остров, не зная, что отец уже ждет ее. Вот вскипает гнев Ставроса. Стефан видел прекрасные волосы Селене, испачканные кровью. Сжав бокал, он осушил его, ощущая, как алкоголь обжигает внутренности.

На острове он не позволял себе дать волю чувствам, но сейчас эмоции охватили его. Стефан не мог дышать.

Он не представлял, сколько времени прошло, когда услышал голос позади себя:

– Босс?

Это был Такие. Стефан, не поворачиваясь, спросил:

– Какие-то проблемы?

– Девушка и ее мать пропали.

– Куда они делись?

– Они покинули яхту, босс.

– Каким образом? Вплавь?

– М-м-м, мы пришли в порт двадцать минут назад.

Порт?!

Как, оказывается, долго он просидел в одиночестве. Пока он пытался успокоиться, яхта встала на якорь в Афинах.

– Как они могли уйти?

– Никто за ними не следил.

Стефан повел плечами, желая снять напряжение:

– Ты хочешь сказать, что две женщины, одна из которых не в лучшем состоянии, смогли покинуть яхту, и никто из моей так называемой охраны не заметил этого?

– Так точно. Я беру на себя всю ответственность. Увольте меня. По правде говоря, я не думал, что они захотят уйти. Селене – целеустремленная девушка. Я недооценил ее.

– Не только ты.

Стефан смотрел в иллюминатор, понимая, что во всем виноват он сам. Вместо того чтобы выслушать Селене, убедить ее, что она может ему доверять, он разозлился. Нет ничего удивительного в том, что Селене ушла. Она уже натерпелась от мужской агрессии и злобы.

Такис откашлялся:

– Я обеспокоен. Возможно, Антаксос захочет ее отыскать, поэтому я отправил команду на ее поиски. Скоро она будет в безопасности.

У Стефана были знакомые везде – от правительственных кругов до афинской полиции. Но он знал, что нельзя недооценивать своего противника, а в этот раз противник был всецело настроен на победу. Ставрос Антаксос жаждет вернуть жену и дочь, и у него так же много связей, как у Стефана.

Такие, внимательно наблюдая за боссом, поинтересовался:

– У вас есть соображения, куда она может пойти?

Селене покинула остров ни с чем. У нее не было даже потрепанной сумки, в которой лежали свечи, мыло и деньги, которые он дал ей. Стефан представил, как ухмыляющийся парень предлагает Селене выпить. Он представил ее обнаженную в постели с этим парнем…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю