332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сандра Бушар » Волчий билет или Жена №1 (СИ) » Текст книги (страница 1)
Волчий билет или Жена №1 (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 19:30

Текст книги "Волчий билет или Жена №1 (СИ)"


Автор книги: Сандра Бушар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Волчий билет или Жена №1
Сандра Бушар

Часть 1

На удивление, на улице была прекрасная погода. Сидя на балконе, я пялилась на вьющих гнездо птиц, будто искала в их действиях сакральный подтекст. Но на самом деле мысли мои были далеко, окутанные словами Калли.

«Ты должна вести себя, как не в чем не бывало» – настоятельно говорила девушки. «Если устроишь скандал и истерику – помочь мы тебе не сможем.»

«Будь естественной, спокойной, легкой на подъем.»

«Нам с отцом нужно все подготовить, а для этого альфа должен по-прежнему тебе доверять».

«И помни, всегда есть возможность передумать. Одно твое слово.»

Я не знала, когда ЭТО случится, но ждала дня «Х». В душе поселилось какое-то странное, леденящее душу спокойствие. Будто все уже кончено.

Я жадно рассматривала этот мир, наслаждаясь тишиной и спокойствием. Представляла, что этот дом – мой. И муж мой. Когда-то появятся дети.

Закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла-качалки, представила, как бабушка и Клара приезжают в гости. Что бы они сказали о моей новой жизни? Поддержали бы?

И все же, правда была одна: все это больше не имеет никакого значения.

Мне никогда не стать мамой. Никогда не быть любимой женой.

На улице послышался шум автомобилей и это могло значить лишь одно – альфа вернулся. Сжав пальцами быльца кресла, настороженно ждала его появления, но… Алекс не приходил, а я медленно погружалась в дремоту. Не знаю, сколько времени прошло, когда мои волосы внезапно взметнулись будто от слабого вихря и теплая ладонь легла мне на плечо.

– Как ты себя чувствуешь? – от мужчины пахло хвоей и сладкими цветам. И все же они не перебивали запаха горькой сигары. Я не ответила, собираясь с силами, лишь поморщилась и отвернулась. – Тело болит, да? Мне очень жаль, это по неосторожности… У тебя на прикроватной тумбочке лежит обезболивающее. Ты, видимо, его не заметила. И совсем ничего не ела.

Сглотнув вязкую слюну, я вспомнила слова Келли и, как можно спокойнее, пробормотала:

– Сил нет. Поэтому и не поела.

Кроуфорд ничего не ответил. Я лишь услышала, как удаляются его шаги и уже обрадовалась, но всего через мгновение в моих руках был стакан воды и таблетка.

– Пей, – приказал мужчина, встав прямо передо мной. С трудом распахнув глаза, я едва не опешила. Сегодня Кроуфорд выглядел по-другому. Новая укладка, вельветовый черный костюм… И все же это были не единственный изменения. Нечто осязаемое творилось с его глазами, мимикой… – Пей, Руби. У нас сегодня огромные планы.

Не став спорить, я тут же глотнула обезболивающее, надеясь, что после этого меня оставят в покое. Но нет. Алек принес поднос с давно остывшей овсянкой и холодными круасанами. Кофе околело, а повидло стало каменным.

– Мда, – покачал головой Кроуфорд, заметив, как я тут же позеленела. – Жди.

Алекс унес поднос и вышел прочь из спальни. Я не стала говорить ему, мол дело не в свежести продуктов. Организм мой больше не принимал еду. Я словно выронила канат, державший меня над пропасть… И все, пустота и тишина. Даже сердце билось медленнее, организм не высказывал никаких нужд.

– Вот, – перед носом оказался новый поднос со свежей едой. Наверняка, только приготовленной, потому как пахла она отменно и очень аппетитно. Будь во мне хоть капля желания питаться, не оставила бы и крошки. – Нет, так не пойдет. Я не заинтересован в твоей смерти от голода.

Мужчина поднял меня одной рукой, вместе с грудой пледов и сам уселся в кресло-качалку, после чего устроил меня у себя на руках. Я замерла и напряглась, выполнять просьбу горничной было все сложнее. Мышцы Алекса были напряжены, каждым сантиметром кожи мне удавалось ощутить его грудь, живот и слишком сильно выпирающую молнию брюк, впивающуюся в ягодицы.

– Открой рот, Руби, – скомандовал тот, поднося к губам рис тушеный с овощами. Пах он, как всегда у местного повара, превосходно, но есть из рук альфы было неприятно. Этими же руками несколько часов назад он мог обнимать Сьюки, обещая жене отнять моего ребенка. – Если послушаешься, гарантирую сюрприз. Он связан с твоей семьей.

Немного оживившись, я в пол оборота посмотрела на мужчину: врет ли он? Лично мне казалось, что говорил он честно. Хотя бы сейчас…

– Дай мне больше информации, – потребовала я, – Мне нужны гарантии.

– Ты рушишь весь сюрприз, – закатил глаза Алекс, пытаясь свести все в шутку. Но я была непреклонна, пялясь на того без остановки. – Хорошо… Сегодня у твоей сестры Клары важный день, и ты сможешь ее увидеть.

– Что за важный день? – сердце в груди забилось быстрее. Я всегда была той, кто составлял график сестры. А теперь я даже не знала о ее жизни, чем увлекается девочка.

– Уже и так сказал слишком много. Вот съешь все, тогда и погово… – Кроуфорд не успел договорить, а прибор уже оказался у меня.  Я давилась рисом, будто от этого зависела моя жизнь. И хоть порция была достаточно большой, справилась я с ней быстро и, что самое главное, без рук Кроуфорда.

– Все, теперь пойдем и… – я попыталась встать, но ничего не вышло. Алекс осторожно взял тарелку из моих рук и поставил ее обратно на поднос. Его руки крепко обвили мою талию, заключая в тиски. Губы коснулись мочки уха, нос запутался в волосах. Я зажмурилась, стараясь не выдать, как сильно мне это омерзительно! Как можно одновременно спать с одной и другой? Рассказывать им одно и тоже?!

– Постой, – хрипло шепнул он на ухо, коснувшись губами шеи. – Вчерашняя ночь… Спасибо за нее.

Я замерла, окаменев. Худшие опасения подтвердились. Я таки переспала с мужчиной той ночью! И судя по тому, что не помнила ничего от слова «совсем», не обошлось без чего-то вроде сильных препаратов.

Понимая, что надо хоть как-то отреагировать, я невпопад кивнула, осторожно отстраняясь от губ Кроуфорда:

– Угу…

– Знаю, тебе нужно время, чтобы прийти в себя… – прорычал тот, сминая ладонью мою грудь, пока другая слова змея скользнула под плед и ночную рубашку. – Но мне так тяжело находиться рядом…

В памяти всплыл кадр поцелуя Алекса и Сьюки. Они могли делать это прямо сегодня, придумывать план, как запудрить мне мозги.

Ну, уж нет! На трезвую голову секс с Алексом Кроуфордом я точно не переживу.

– Я хочу свой сюрприз! – потребовала я, будто какая-то избалованная школьница. Увы, другого варианта избавиться от желания мужчины в голову не пришло. – Ты обещал? Разве слово альфы ничего не значит?

Тяжело выдохнув, мужчина уставился мне в плечо, приводя в себя в норму. Только после этого собравшись кивнул:

– Хорошо, идем.

Я резко встала на ноги, и проследовала за мужчиной. Алекс вышел из спальни и принялся спускается по лестнице, ничего не говоря.

– Мне, наверное, нужно переодеться. – предположила я, рассматривая свою ночную сорочку. В таком на улицу лучше не выходить.

– Позже, – отмахнулся альфа, уверенно шагая в сторону гостиной.

Алекс замер у двери, подождав, пока я подойду поближе. Только тогда странно хмыкнул и позволил мне войти, включая свет.

Остановившись в проходе, я не могла собрать мысли и понять, что происходит. Каждый миллиметр комнаты был завален цветами. Розы, пионы, лилии, хризантемы, ирисы… Их было столько, что половины названий я точно не знала!

– Я не был уверен, какие ты любишь. Поэтому скупил все, какие только нашел в Лондоне. – неловко почесав затылок, пробормотал мужчина, когда я с широко распахнутыми глазами повернулась к нему за объяснениями. Кроуфорд кивнул на конец комнаты, где находилась целая копка гелиевых шаров и лежала маленькая коробочка. – Это тебе.

Шарики, цветы, подарки… Кто это? Точно не Алекс Кроуфорд! Я развернулась к мужчине, сложив руки на груди и пытаясь понять, в честь чего такая щедрость?

– С днем рождения, Руби, – словно прочив мои мысли, ошарашил меня альфа.

И правда. Сегодня был мой день рождения. Во всех возможных и невозможных мыслях.

Часть 2

Принимать что-то в дар от Алекса не хотелось. Более того, я считала это взяткой. Но и злить мужчину желания тоже не было. Это могло отменить «сюрприз с родственниками».

– Хорошо, – тяжело выдохнув, я быстро подошла к коробке с подарком и резко ее распахнула. План заключался в том, чтобы отвесить Кроуфорду пару благодарных «поклонов» за щедрость и отправиться собираться. Но взгляд мой замер, сил оторвать его не было. – Это что?

– Ключи. – словно нечто само собой разумеющееся протянул мужчина.

Удивительно… Я была уверенна, что прошла все стадии унижения и пощечиной меня ранить невозможно. Как же ошибалась!

В коробочке лежали ключи, явно от жилого помещения. Их трудно было перепутать с каким-то еще.

Глаза стали влажными, а руки затряслись. Крышка коробки выпала из них на деревянный пол, но альфа успел поднять ее до соприкосновения с полом.

– Разве ты не мечтаешь о собственном доме? – торопливо пробормотал он, будто бы удивленный моей реакцией. – Все ведь хотят недвижимость…

Слова Келли и видео с планшета получили какое-то физическое подтверждение. Алекс получил то, что хотел и тут же вручил ключи от обещанного дома. Подальше от него и Сьюки.  А это значило лишь одно – я приняла верное решение.

Натянув широкую улыбку, я внимательно взглянула на затаившегося Кроуфорда и, как можно спокойнее, сказала:

– Ты что? Я всегда мечтала о личном уголке. Это слезы счастья… – мужчина облегченно выдохнув, притянул меня к себе. Дышать стало тяжело, кислород будто перекрыли. Мое тело жгло от его прикосновений, как будто это раскаленный метал. С трудом удалось придумать вариант выпутаться. – Спасибо! А теперь давай-ка уже отправимся на обещанный сюрприз?

Алекс нехотя выпустил меня из объятий, посмотрев на стенные часы. Нахмурившись, тот выдал лишь одну фразу:

– Ты права.

Для сборов я отправилась в «свою» спальню, а не Алекса. Волнение было настолько сильным, что сделать сносный макияж не вышло. Руки тряслись, а от желания успеть все и сразу тело тоже заметно потряхивало. В конце концов я просто соорудила высокий пучок, выпустив вниз пару вьющихся прядей.  Из обильного гардероба мною было выбрано роскошное платье телесного цвета, расшитое черным гипюром, а также в цвет наряду массивные серьги.

– Ты будто боишься не понравится собственной семье, – саркастично ухмыльнулась я своему отражению в зеркале. Где-то в глубине души так и было. Мы ведь теперь чужие люди? – Соберись! И… просто сделай это.

Вдох-выдох… Еще раз покрутившись перед зеркалом, я проверила, хорошо ли сидит наряд, подходят ли туфли к нему.

– Ты готова? – поторопил меня Алекс, по ощущению облокотившись на дверь. – Время, Руби.

Я искренне испугалась, что требовалось идти. Не было шанса изменить себя, сделать другого человека. Может тогда бы бабушка узнала меня? Или Клара?

– Выхожу, – бросив на себя последний взгляд, я молча вышла вон.

Как и ожидалось, Алекс сидел в коридоре, строя какие-то заумные схемы на своем графическом планшете. Он настолько увлекся работой, что мне удалось подойти почти впритык незамеченной.

– Мы, кажется, опаздывали. – настойчиво покашляла я, сложив руки на груди.

Кроуфорд медленно поднял на меня взгляд, сперва оценивая ноги, после обтянутое платьем тело, грудь и только под конец коснулся лица. Глаза его пугающе меняли цвет, оскал стал совершенно звериным. Глубоко втянув воздух, Кроуфорд издал странный звук, похожий на вой. По телу поползли мурашки.

– Алекс, – я сделала шаг назад, нервно сглотнув. – Ты ведь обещал…

– Помню, – отряхнул голову Алекс, так резко и нервно, что идеальная прическа рассыпалась. Он молниеносно встал, отряхнулся и достал нечто из внутреннего кармана пиджака. – Ты выглядишь великолепно… Знала бы, как тяжело… О чем это я? Ах, да. Это еще один подарок тебе, Руби. Надеюсь, его ты оценишь больше, чем прежний.

Альфа распахнул бархатную коробочку, выполненную в форме огромного кристалла. Изнутри на меня смотрело громоздкое кольцо с огромным бриллиантом, переливающимся в лучах света.

– Это… – растерялась я, нервно ерзая на месте.

– Ты – моя жена. И это твое кольцо по праву. – мужчина протянул свою руку, куда я должна была вложить ладонь. Но конечности окаменели, сил двинуться с места на было. Из горла вырвался нервный смех.

– Мы не расписаны, Алекс Кроуфорд. То, что ты именуешь, как «вторая жена», прогрессивные люди называют – любовница. – мужчина напрягся, но руку не убрал. Поэтому я продолжила более настойчиво:

– Я не приму от тебя дом и кольцо. Меня не так воспитывали. Это неприемлемо.

– То есть, – более жестко ответил альфа, лицо его будто вытянулось и очерствело. – Дело в свадьбе и штампе в паспорте? Это тебя смущает, да, Руби?

– Ты говоришь это будто с укором! Иметь семью – это нормально. Но не так, как предлагаешь ты. Я никогда этого не приму. Подари ты мне хоть самый большой камень на этой планете! – воздух в легких закончился, Алекс тоже молчал. Я медленно сосчитала до десяти и только тогда собрав все мужество, изрекла:

– Прошу тебя, идем.

Кроуфорд молча кивнул, направляясь к лестнице. Мне не оставалось ничего иного, как проследовать за ним.

Часть 3

Мерседес Алекса остановился около королевского театра Ковент-Гарден – одного из самых прогрессивных театров мира. Люди, имеющие возможность побывать там хоть раз, приравнивались далеко не к среднему классу. Например, мои родители не могли позволить себе поход на балет в самое шикарное место Лондона.

Пока альфа давал наставления парковщику, я с ностальгией рассматривала здание, пропитанное необарокко в каждой детали. Когда-то, в прошлой жизни, я мечтала работать здесь. Находиться в месте, пропитанном благородным старинным стилем. Эпицентре энергии.

– Что мы тут делаем? – прошептала я Алексу, когда он оказался рядом. Мужчина не спрашивая взял меня за руку, вышагивая прями к центральному входу.

Нет, я до сих пор не могла поверить, что окажусь внутри. Колени подгибались, словно у школьницы.

– Это и есть сюрприз, – загадочно усмехнулся он, поведя плечами. Швейцар в дорогой красно-черной униформе открыл для нас дверь, пропуская внутрь.

– Клара с бабушкой тоже будут тут, да? – догадалась я, но ответа так и не получила. Кроуфорд четко дал понять, что раскрывать тайну не планирует.

Тремор внутри не проходил все время, пока мы медленно шли к залу. Казалось, все люди вокруг смотрят на меня и оценивают. Дорогие платья, бесценные украшения, надменный вид… Я была явно не из этого мира.

Но больше всего поражал тот факт, что Алекс не предупредил меня о стиле одежды. Не знаю, каким чудом мне удалось попасть в точку, а ведь могла выбрать джинсы и футболку.

– Не могла, – отрезал Алекс на мое замечание. Он будто знал что-то, чего не знала я. – Ты ведь шла на встречу с семьей… Ты удивишься, Руби, но я слишком хорошо тебя уже знаю.

Зрительный зал напоминал подкову с красными бархатными сидениями и позолоченными вставками. Наши места были прямо в зрительном зале, а не на балконе. Пробираясь через толпы народу, я увидела спроектированные над авансценой слова: «Премьера сезона», хотя сейчас было далеко не начало месяца.

– Алекс, я не понимаю, почему… – оборвав себя на полуслове, я навсегда забыла то, что хотела спросить. Сердце в груди застучало так быстро, что голова закружилась. Из рук выпал билет, а мои влажные глаза устремились прямо на мужчину. – Алекс?

– Идем, – не отреагировал он. – Там наши места.

Мужчина буквально силком притащил меня к первому ряду. Наши сидения были вторыми и третьими от прохода по центру зала. Первое место занимал знакомый мне человек.

Бабушка.

Сев рядом с женщиной, я замерла, будто фарфоровая статуя. В голове не было никаких мыслей, туман и пурга. Бросало в жар и тут же шли ледяные мурашки. Инстинктивно положив руку на перила, я коснулась рукава бабули и тело мое стало похоже на оголенный нерв.

– Извините, – вырвалось сдавленная фраза из губ, и я была уверенна, что женщина ничего не услышит.

– А, что?.. – седовласая женщина растерянно повернулась ко мне, будто все это время была сосредоточенна на пустой сцене. Только сейчас мне удалось рассмотреть современный слуховой аппарат последней модели в ее ушной раковине. А еще дорогое платье нежно-лилового цвета, подчеркивающее все бабушкины достоинства. – О, ничего страшного! Я так взволнована, не могу найти себе места.

– Почему? – прошептала, глядя в родные зеленые глаза.

Сердце болело, рвалось вперед. Я хотела обнять ее, поцеловать, никогда не отпускать. Мы так много пережили вместе, держась за руки. Каждый из нас был опорой друг другу после смерти родителей, единственным важным существом. И теперь я наблюдала, как бабуля общается со мной, будто с незнакомой девушкой. Одной из миллиона живущих на земле.

– Моя внучка Клара задействована в постановке. Она балерина! – гордо завила женщина. Глаза ее налились кровью, это могло значить одно – поднялось давление, полопались капилляры.

– Вам нужно принять что-то от давления, – моментально отреагировала я, но женщина растерянно принялась смотреть по сторонам. Перед тем, как Алекс похитил меня на улице, я, утром того же дня, положила родственнице в сумку новую баночку с препаратом. Очень сомневаюсь, что она успела ею воспользоваться. На мое счастье, бабуля была со старой сумкой, которая была дорога ей, как память. – Я обычно кладу лекарства в скрытый карман сумки и забываю об этом. Проверьте, вдруг повезет.

Женщина наверняка ради вежливости полезла в сумку, чтобы доказать мне обратно. Какого же было ее удивление, когда она нашла там мою заначку.

– Вот видите, – слабо улыбнулась, чувствуя обжигающую тоску. – Так ваша внучка выступает сегодня? Это… что-то невероятное! Как ей удалось попасть на подобную цену?

– Понимаю ваше удивление, – хмыкнула женщина, запивая таблетку водой. – Мы сами были в шоке, когда ей позвонили на сотовый и предложили принять участие. Магия, не меньше.

– Действительно, магия, – искоса взглянув на Кроуфорда, который внимательно следил за нашим разговором, я для себя подметила, что без его влияния тут не обошлось. Что же, по крайней мере он сделала чудо для сестры. Я могла только представить, как сильно она была рада осуществлению своей самой заветной мечты. – Почему вы тут одна? Другие родственники не смогли прийти?

– Родители Клары погибли в аварии, – поджав губу, грустно протянула бабушка. В такие моменты она всегда тянулась к сердцу и сейчас это тоже не изменилось. – Больше у нас никого и нет…

– Никого нет… – эхом отозвалось из моих губ, а глаза тут же стали влажными. Уставившись перед собой, я пропустила титры и начало постановки. Оперные арии меня мало интересовали.

Спустя пять минут свет в зале потух. Заиграла композиция Людовико Эйнауди «Primavera». Шесть балерин в белом оказались перед моими глазами, но Клары там не наблюдалось. Я внимательно рассматривала танцующих девочек. Думала, вдруг забыла, как выглядит сестра… Но нет.

Когда вышла Клара – это сложно оказалось упустить из внимания. На ней была темно-зеленая пачка, украшенная камнями и замысловатым орнаментом. Прическа сестры отличалась от простых пучков балерин в белом. Ее длинные рыжие кудри каким-то чудом уложили в аккуратные волны до середины шеи.

Плавные движения, сосредоточенный взгляд. Гармония в каждой детали, чувственность, умение сливаться воедино с музыкальным потоком и плыть с ним в одном течении – все это была моя Клара. Моя маленькая-большая девочка.

Глаза стали влажными, на губах расплылась глупая улыбка.

– Я не могу поверить, она сделала это! – ахнула я вслух, когда Клара без труда выполнила элемент, над которым возилась все последние годы: Тур ан лер на триста шестьдесят градусов – прыжок, выполняемый с поворотом тела в воздухе. – Она… Она невероятная.

– Моя девочка! – хмыкнула носом, сидящая рядом бабушка. Она гордилась Кларой и это было так для меня важно.

Я улыбалась, снова и снова вытирая слезы. Как же хорошо, что полный макияж сделать не вышло, иначе после постановки я бы походила на крокодила. Клара продолжала кружиться на сцене, ускоряя темп. В какой-то момент одна прядь ее зализанной прически выбилась, за ней устремились и другие. Девушка продолжала танцевать, будто ничего и не происходило. Люди вокруг начали охать о том, как же это не профессионально. Я едва сдержалась от желания вылить им на голову бабушкину водичку.

Клара была на высоте. Волосы развивались, но она так ни разу и не упала. Под конец ее хоть и не длинного, но сольного номера, половина зала встала и аплодировала.

Когда я села обратно, действие сменилось. Алекс шепнул мне на ухо:

– Я сделала это все для тебя.

Резко повернувшись к мужчине, я стрельнула в него глазами.

– Если бы не ты, у меня бы была семья. И не пришлось бы создавать шоу, чтобы увидеть их. Не правда ли?

Кроуфорд замолчал и отвернулся к сцене. Он знал, что я права. И я искренне хотела, чтобы он когда-то узнал, что это такое, сидеть рядом с любимым человеком, касаться его плечом, но… быть ему совершенно, абсолютно жучим.

Часть 4

Когда постановка подошла к логическому завершению, я продолжала сидеть на месте, не в силах встать. Пальцы жадно вжались в перила, будто кто-то насильно выгонял меня прочь. Хотелось оттянуть прощание хоть на мгновение… Лишь на секунду!

– Руби, – Алекс поднялся со своего места, нависая надо мной будто огромная скала. Я подняла на него свой растерянный взгляд… Могу только представить, сколько мольбы в нем было, что мужчина тяжело выдохнул и покачал головой. – Хорошо, мы можем посидеть еще немного.

Бабушка тоже не уходила. Она будто ждала чего-то, завороженно глядя в пустоту. Судя по тому, как блестели ее глаза, она все еще отходила от увиденного. Я искоса наблюдала за женщиной, не желая быть навязчивой. И пусть мои мысли были необоснованны, казалось, я вижу родственницу последний раз. Черт знает, чем закончится мой эксперимент…

– Простите, – внезапно прервал молчание Кроуфорд, обращаясь не ко мне, а к бабуле. Та не сразу перевела взгляд на альфу, мило улыбаясь. – Меня зовут Алекс Кроуфорд, а это моя жена – Руби. Нам очень понравилось, как танцевала свою партию ваша внучка Клара, правильно? Не сочтите за наглость… Мы бы очень хотели с ней познакомиться и выразить эмоции лично.

– Оу… – лицо женщины вытянулось, она резко вскочила с места и протянула мужчине руку, пытаясь ее пожать. Но Алекс вовремя взял инициативу на себя, целуя запястье раскрасневшейся бабули. – Я ведь вас знаю! Это вы вручили нам огромный денежный сертификат совсем недавно, да? Спасибо большое! Благодаря вам наша жизнь изменилась. Клара увидела новые перспективы! Но… – бабуля еще раз посмотрела на меня, вглядываясь в лицо. – Странно, кажется, ваша жена блондинка и зовут ее… Как же там? Серена?.. Сьюки?.. Саманта?..

Я перестала дышать и отвернулась. Бабушка после определенного возраста начала сперва говорить, а затем думать. Из-за этого мы частенько попадали в курьёзные ситуации. Сейчас же женщина буквально стрельнула в самое сердце из крупнокалиберной винтовки.

– Конечно я не против познакомить вас двоих со своей внучкой! Думаю, она и сама будет рада… – поспешила перевести тему та, но вокруг и так похолодало до невозможности. Теперь бабушка наверняка считала меня ушлой любовницей, которую вывел «на прогулку» влиятельный меценат. – Идемте закулисы. Так будет быстрее…

У родственницы был какой-то специальный пропуск, и охрана без труда впустила нас на рабочую территорию. Все время я старалась держаться, как можно дальше от Алекса. Будто это могло хоть как-то сгладить позор… Одно радовало – мужчина не настаивал и даже не пытался взять меня за руку.

Только когда мы почти подошли к косметическому столику Клары, Кроуфорд внезапно загородил мне проход и заглянув прямо в глаза, будто бы предупредил:

– Не наседай. Помни – девочка тебя не знает. Ты можешь напугать ее.

Я выглянула из-за плеча альфы, заметив, что бабуля уже успела подойти к сестре и старательно описывала той ситуацию, указывая на нас. Не желая, чтобы вечер закончился раньше времени, я кратко кивнула.

– И, – замялся Алекс, выгнуть бровь. – Улыбайся хоть иногда. Я-то привык, а вот твою бабушку это пугает.

Еще один краткий кивок и мужчина наконец позволил мне пройти дальше. Клара уже стояла по струнке смирно, босиком на темно-бардовом коврике. В руках та нервно крутила пуанты, как-то перевозбуждено глядя на меня.

– Я ведь вас знаю! – по-детски радостно воскликнула та, делая шаг вперед и обнимая меня так крепко, что затрещали кости. Я замерла, сердце застучало быстрее, перед глазами все поплыло.

«Боже… Неужели Клара вспомнила меня? Неужели все может быть, как раньше?! Она, я, бабушка…» – вихрем пронеслось в голове, даря какую-то необъёмную радость и прилив окситоцина! Крепко прижав хрупкое тельце сестры к себе, я резко вдохнула, ощущая родной аромат.

– Вы ведь та девушка из торгового цента, да? Там был взрыв, я еле успела убежать. Но видела, как вы упали… Думала, погибли. – ударила молотом по голове Клара, руша все надежды. – Я рада, что ошиблась.

Разговор клеился с трудом. Бабушка с Кларой воспринимали нас с Алексом будто каких-то великосветских личностей, перед которыми нужно вести себя максимально формально. Но мне хотелось хотя бы немного простого общения. Чего-то теплого, домашнего, как раньше…

– Алекс, – шепнула я ему на ухо, – Можно тебя на минуту? – альфа кивнул, позволяя отвести того в сторону. Клара отправилась переодеваться, а бабушка ей на помощь. – Я хочу пригласить их на ужин. Можно?

Не думая не секунды, мужчина отрезал:

– Это очень плохая идея.

– Но почему? У меня ведь день рождение и планов у нас все равно больше нет. – пытаясь взглядом передать Кроуфорду, как это для меня важно, я даже не моргала, нервно ерзаясь на месте.

– Руби… – устало покачал головой тот, растерев большим пальцем морщинку между бровей. – Даже прийти сюда было не самой лучшей идеей. Ты забыла про взрыв торгового цента? К тому же, ты будешь жить очень-очень долго. Не так, как Клара и бабушка. Пора привыкать к новой семье. И… планы на вечер тоже были. Между прочим!

Почему-то я была полностью уверенна, что Алекс полностью контролирует безопасность. Если бы кто-то захотел навредить мне или семье, запросто бы сделали это прямо сегодня, во время постановки. Или в любой другой день. Наверняка, опасность миновала.

– Только один вечер, – не переставала просить я, сложил руки между собой и жалобно глядя прямо на Кроуфорда. – Я ведь не видела их так долго. Кажется, прошла целая вечность.

Альфа долго смотрел на меня и от взгляда этого по телу шли мурашки. Он думал, принимал решение, от которого, казалось, зависело мое душевное состояние. Встреча с родными была необходима, будто пилюля от рака. Стакан воды в пустыне!

– Ладно, – наконец выдал тот, но не успела я обрадоваться, как Алекс оборвал мои мысли:

– Но не дома. Ресторан выбираю я сам – там должно быть безопасно. И, что самое главное, не более часа. Понимаешь, Руби?

В тот момент я буквально сходила с ума от счастья. Хотелось поскорее обрадовать бабушку с Кларой… И только в тот момент до меня дошло, что они могут и вовсе не согласиться.

Часть 5

Ресторан «Aqua Shard» находился на тридцать первом этаже небоскреба «The Shard». В две тысячи двенадцатом году высота здания достигла отметки в триста десять метром и стало самым высоким зданием не только Лондона, но и всего мира. На данный момент пятое по высоте.

Я замерла перед входом, не дыша. Хотелось рассмотреть все семьдесят два этажа, но это было невозможным. Нерегулярная пирамида, облицованная стеклом, завораживала взгляд.*

– Руби, – Алекс оказался рядом за долю секунду, беря меня за руку. Его массивная и громоздкая ладонь сжала мою в крепкие тиски, не давая сделать лишний шаг. – Идем?

На самом деле, в моей жизни было мало страхов… Я могла спокойно касаться насекомых, спать без света и не страшилась змей. Но высота… Боги, это было слишком. Лишь от одного вида перед глазами темнело, а во рту появлялся металлический привкус. А мы ведь даже не вошли внутрь.

Я была уже готова ответить четкое и уверенное: «Нет, я никуда не пойду!», как позади Кроуфорда увидела Клару с бабушкой. Они согласились «присоединиться к нам в кафе, если успеют» и я до последнего не знала, решаться ли родственники встретиться тет-а-тет.

И все же они пришли….

– Конечно, идем! – искренне пролепетала я, пытаясь быть доброжелательной. У нас был всего час, пусть в моей памяти он отложиться, как нечто приятное.

Поднимаясь на лифте, я старалась смотреть только на Клару, чтобы не думать о том, как высоко оказалась. Прошло очень мало времени с нашей последней встречи, но взгляд ее стал другим. Более взрослым и осмысленным. Думаю, это было связано с тем, что теперь девочка была вынуждена сама контролировать свою жизнь и принимать все решения.

– Добрый вечер, господа, – прямо у лифта нас встретила миловидная рыжая девушка в черной униформе. Она проводила нас в основной зал, достаточно большой по габаритам. И я искренне обрадовалась, что сидеть мы можем не у окна. Чем дальше, тем лучше. – Какой столик желаете?

– Бабуль, – шепнула очень Клара так тихо, как только могла. Но я стояла рядом и услышала. – Смотри, какой чудеснее вид на Темзу открывается из окна! Никогда не видела ничего прекраснее…

Бабушка скромно кивнула, не отводя взгляд от панорамных стен, «заключающих» ресторан.

– Руби? – Алекс повернулся ко мне, давая шанс принять единое правильное решение. Сейчас был самый разгар дня, помещение почти пустовало. Я могла выбрать даже отдельную коморку…

– Возле окна будет самое то, – как можно естественнее пытаясь улыбнуться, я отвернулась от Кроуфорда, чтобы мужчина не увидел страха в моих глазах. Иначе поход в ресторан закончился бы прямо сейчас.

Представьте, что вы оседлали свой главный кошмар. Он рядом с вами, оплетает будто лиана. Мои ноги тряслись, высокие каблуки снова и снова подкашивались. Иногда казалось, что пространство вокруг становится двумерным или здание шатается.

И все же я думала о другом. Что это мой единственный шанс увидеть близких. Что раз Алекс выбрал это место, то оно безопасное для всех нас.

– Что будете заказывать? – миролюбиво поинтересовалась официантка.

– Алекс, закажи нам всем, хорошо? – вставила свои пять копеек я, решив сгладить неловкость. Зная бабушку, за чужой счет та даже воды не выпьет. Что уж говорить об ужине? Моя же скромность давно по утихла. Кроуфорд всегда берет то, что ему вздумается. Пусть хоть в мой день рождение доставить удовольствие другим.

Альфа заказал огромную сырную и мясную тарелку всем, для бабушки стейк из лосося и овощной салат, для Клары свининой бургер и картошку фри. Мне же мужчина выбрал куриное филе с рисом, а себе двойную порцию мяса.

Удивительно, но по предпочтениям членам моей семьи мужчина угадал на все сто. Будто готовился!

– У вас хороший аппетит, сэр, – уминая свой бургер, невнятно пробормотала сестра. Всегда перед премьерой та сидела на жесткой диете, а потом наедалась фастфуда. Только такие жертвы девочке были ни к чему, ее обмену веществ могла позавидовать любая барышня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю