332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сабрина Филипс » Месяц в королевской спальне » Текст книги (страница 6)
Месяц в королевской спальне
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:07

Текст книги "Месяц в королевской спальне"


Автор книги: Сабрина Филипс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Глава 9

Ожидать от Леона Монталлье каких-либо сердечных признаний в ответ было, конечно, безумием. Но когда он нежно привлек ее к себе и провел рукой по спине, все мысли тотчас вылетели у нее из головы. Пусть она будет всего лишь любовницей, главное, что – Леона! Да и зачем сейчас портить себе удовольствие, все равно она скоро закончит работу и уедет домой, в Англию, навсегда! Зато потом будет что вспомнить!

– На этот раз мы все сделаем наилучшим образом, – хриплым голосом произнес Леон и, подхватив Калли на руки, понес по незнакомой ей лестнице – незнакомой, потому что она вела в главную спальню. Там уже невозможно было даже на секунду представлять себе, что Леон – обычный мужчина, служащий французского флота. Нет, все напоминало о том, что он принц и что находятся они во дворце. Калли, признаться, даже немного оробела, уж больно все вокруг было похоже на сказку!

– Я весь вечер хотел это сделать, – прошептал Леон, опуская Калли на мягкий ковер спальни.

– Только вечером? – спросила она, удивляясь собственной дерзости – так заигрывать с принцем! Когда она находилась рядом с ним, в ней будто просыпалась другая женщина: уверенная в себе, сексуальная, решительная. Разве поцеловала бы прежняя Калли мужчину первой? Да ни за что на свете! А нынешняя была готова на любые самые смелые ласки!

– А как ты думаешь? – поинтересовался он, с жаром отвечая на ее поцелуй.

Калли, вместо ответа, принялась стаскивать с него смокинг. Вскоре тот оказался на полу, а Леон оторвался от нее на секунду и с удивлением посмотрел ей в глаза.

– Знаешь, я еще не встречал женщину, которая с таким пренебрежением относится к эксклюзивной одежде.

– Это плохо?

– Наоборот, – резко выдохнул Леон. – В данный момент я нахожу эту твою черту великолепной.

Он ухватился за декольте ее платья и одним движением разорвал его посередине, так что она осталась стоять перед ним в черном белье. Глаза Леона удивленно пробежались по простому лифчику и трусикам.

– Я не выбирал такого комплекта.

– Нет, – неохотно призналась Калли. Она изо дня в день стирала и надевала свои старые лифчик и трусики. В них ей было удобнее, к тому же они не вызывали воспоминаний о Леоне и его прикосновениях. – Не ты их купил. Какая-то проблема?

– Сейчас увидим, – сказал Леон, отходя на несколько шагов от нее, но продолжая пожирать ее тело взглядом. – У меня тут приготовлен небольшой сюрприз.

Колени Калли едва не подогнулись, когда Леон нажал на кнопку магнитолы, и из колонок полилась знакомая мелодия, под которую они танцевали в баре.

– По какой-то причине я никак не могу выкинуть эту чертову песню из головы. Захотелось послушать еще разок.

– Ну и как? – спросила Калли, начиная подтанцовывать в такт мелодии.

От плавных чувственных движений полуобнаженной Калли у Леона пересохло во рту.

– Что как?

– Как тебе песня сегодня? Нравится?

– Привязчивая, – кивнул он, а голос стал едва слышным. – Тебе кто-нибудь говорил, что ты очень сексуальна?

– Один раз, – улыбнулась Калли, вспоминая, как Леон прошептал ей эти слова на ухо на танцполе в баре.

– Мне придется повторять это множество раз, потому что ты самая сексуальная женщина из всех, что я знаю.

– И тебе понравится, если я… – невинным образом начала она, схватившись за края трусиков.

– О!

– Или сначала… – поддразнила его Калли, сбросив с плеча бретельку лифчика.

Леон облизнулся, смотря на ее вздымающиеся груди, все еще спрятанные под тонкой тканью.

– Я передумал, – пробормотал он, и Калли замерла, решив, что повторяется сцена у такси, но мужчина решительно подошел к ней. – Я больше не могу ждать.

Он быстро подошел и расстегнул застежку лифчика, освобождая груди Калли. В следующее мгновение вслед за лифчиком на пол полетели и трусики.

– Отлично, – восторженно выдохнул Леон.

– Еще не все! – возразила Калли, тяжело дыша.

– Не понял! – пробормотал Леон, прикасаясь губами к шее Калли.

– Нет! Нет… Ты тоже должен раздеться.

Она дрожащими пальцами принялась расстегивать пуговицы на его рубашке.

Через несколько мгновений Калли могла воочию убедиться в том, насколько велико его возбуждение, однако, когда он принялся ласкать языком ее соски, она оттолкнула его.

– Что такое? – испуганно спросил Леон, видимо решив, что она неожиданно передумала.

– Я… нам нужно предохраняться. Он нахмурился:

– Я полагал, ты на таблетках.

Калли посмотрела в потолок, избегая встречаться с ним взглядом.

– Я… я не предполагала так долго здесь пробыть, вот они у меня и закончились.

– Без проблем, – отозвался Леон, пожав плечами.

Он потянулся к ящику столика у кровати, а Калли стало стыдно за свою ложь. Однако вскоре она забыла обо всем на свете, отдавшись чувствам. В конце концов, это было всего лишь недопонимание, которое не должно было привести ни к каким последствиям.

На этот раз Леон не спешил и долго мучил ее поцелуями и ласками, и, только когда она сама, устав от томительного ожидания, попросила его войти в нее, он послушно выполнил ее волю и в считанные мгновения довел до пика наслаждения, а потом уже и сам достиг кульминации. Ей было все равно, какие мотивы им двигали – доказывал ли ей свою власть или стремился убедить, что ей больше не надо сдерживать себя. Лежа в его объятиях, Калли хотелось верить, что Леон просто стремился доставить ей наивысшее удовольствие, о существовании которого она раньше даже и не догадывалась. Что бы ни случилось в будущем, за эти минуты она всегда будет ему благодарна.

– Спасибо, – прошептала Калли, подвигаясь ближе к Леону.

– Всегда пожалуйста, – улыбнулся он.

– Со мной такое впервые.

Леон посмотрел на нее с изумлением, невольно почувствовав себя победителем, но в то же время к внутреннему триумфу примешалось какое-то странное ощущение. Неужели в прошлый раз она не стремилась ничего ему доказать, а просто по неопытности не совладала с собственными чувствами и ощущениями? Нет, не может быть!

– Иногда нужно время, чтобы получше узнать своего партнера, – сказал он, и его покровительский тон не понравился Калли.

– Если ты намекаешь на мои якобы беспорядочные мимолетные связи, то ты ошибаешься, – разозлилась Калли и отодвинулась от Леона.

Мужчина молчал, будто раздумывая, стоит ли задавать вопрос, крутящийся у него на кончике языка, но, в конце концов решился:

– Тогда ты, может быть, поправишь меня? Просветишь немного?

– Ну…

– Я современный мужчина, Калли. Женщины, с которыми я встречаюсь, обычно имели до меня любовников. Меня это не волнует.

«Вернее, обычно не волновало», – мрачно мысленно поправил себя Леон.

– Как бы это тебе лучше объяснить?.. По сравнению с твоими знакомыми женщинами я совсем не опытна, и мне не о чем рассказывать, – тихо сказала Калли, стараясь не думать о любовницах Леона. – До тебя у меня был только один мужчина.

От такого неожиданного признания у Леона широко распахнулись глаза, но затем в его сознании все стало складываться в единое целое, и он почувствовал укол совести. В первый раз, когда они встретились на предварительном показе аукционной коллекции, на Калли, как он сумел заметить, было простенькое черное белье… Да и одежда под стать. Калли вовсе не коварная соблазнительница, расставляющая для мужчин хитрые ловушки, она чиста и невинна! Ему стало стыдно.

Однако хуже всего было то, что он ведь с самого начала почувствовал, что Калли из тех сентиментальных женщин, которые ищут истинную любовь и мечтают о браке. Однако он не поверил самому себе, ему оказалось легче и удобнее предположить обратное. Это дало ему возможность нарушить свои принципы.

– Кто он? – спросил Леон, приподнимаясь на локте и внимательно глядя в глаза Калли. – Твой жених? Муж?

Калли отрицательно покачала головой:

– Нет. Дэвид никогда не собирался жениться на мне.

– Но ты надеялась, да?

Не сразу, но все же она кивнула:

– Да. Я должна была с самого начала понять, что ему не пара.

– Что ты имеешь в виду? – скривился Леон.

– Дэвид – сын графа. Я работала в кафе в особняке его отца. Не знаю почему, но я упорно верила, будто разница в нашем социальном статусе не имеет важного значения. Из-за моих родителей, наверное, – Калли усмехнулась. – Они всегда говорили мне и моей сестре Джен, что в жизни нет непреодолимых преград. Как же они ошибались! Для Дэвида наши отношения были лишь развлечением. А я позволила ему уговорить себя на интимные отношения, потому что он сказал, что любит меня… Хуже того: по его совету я ушла из университета. Одна из моих подруг предупредила меня, что Дэвид разделяет женоненавистнические взгляды своего отца и считает, что женщины из низших классов не имеют права получать высшее образование. Но я не обратила особого внимания на ее слова, посчитав, что она просто завидует моему счастью с сыном графа. Пока однажды не приехала к нему домой и не обнаружила, что он уже помолвлен, о чем даже не удосужился мне сообщить. – Калли посмотрела на Леона и, не желая, чтобы он жалел ее, спросила: – А ты всегда расспрашиваешь женщин об их предыдущих любовниках прямо в постели?

– Только если они признаются, что я – первый мужчина, который довел их до экстаза, – улыбнулся Леон.

– Повышает самооценку?

– Потому что фантастический секс – это как… искусство.

– Ты имеешь в виду, что все должны получать от него удовольствие, как от шедевров, выставляемых на всеобщее обозрение в галереях?

– Не совсем! – Он изогнул бровь. – Я имею в виду, что чем больше ты узнаешь, тем больше наслаждаешься.

«И с большей вероятностью заметишь недостатки в работе непрофессионала», – подумала Калли. После ее признания Леон уж точно мог решить, что она спит только с мужчинами, в которых видит потенциальных мужей.

– Когда надеялась выйти замуж за Дэвида, я была слишком молода, – быстро добавила она. – После нашего разрыва, конечно, вначале расстроилась, но потом пришла к выводу, что не хочу становиться ничьей женой.

В глазах Леона мелькнул скептицизм.

– Но ты говорила, что не хочешь быть и любовницей. Что за холодную жизнь ты планируешь вести, Калли? – Он провел пальцем по ее руке. – Если ты собираешься делать вид, что она тебя устраивает, то даже не пытайся: мы оба знаем, какая ты страстная.

Калли печально покачала головой:

– Нет, я не буду притворяться. Но я не хочу опускаться до уровня любовницы.

Леон стиснул зубы, что не укрылось от ее внимания.

– Мне кажется, ты оговорилась: не опускаться, а становиться.

– Нет. Я горжусь тем, что зарабатываю себе на жизнь, как бы тебе это ни было трудно понять. Я не откажусь от работы и не буду сидеть и ждать твоих звонков. Тем более не допущу, чтобы ты решал, что мне носить и когда.

– И чего ты хочешь?

Для него самого вопрос оказался неожиданным. С каких это пор он позволял женщине диктовать ему условия? «Такого никогда еще не было раньше», – удивленно подумал Леон, любуясь золотыми волосами Калли, разбросанными по подушке. Но раньше он и не испытывал такого притяжения ни к одной женщине. Может, это и нарушало все его правила, но, пока она утверждает, что не думает о браке, проблем возникнуть не должно. Так ведь?

– Мне бы хотелось продолжить работу над картинами… на прежних условиях, и еще… – Она замолчала в поисках слов. – Секс – совсем другое дело. Пока я нахожусь тут и у нас есть возможность заниматься любовью, я согласна быть твоей…

Она замолчала, но так и не смогла закончить фразу.

– Понятно! Я живу на берегу моря и поэтому плаваю. Примерно так? – усмехнулся Леон.

– Точно, – кивнула Калли, не понимая, почему у нее внезапно защемило сердце.

– Хорошо, – обрадовался Леон, услышав именно тот ответ, который и ждал. – Значит, мы с тобой договорились: днем ты можешь работать, а ночь будешь проводить в моей постели.

Глава 10

Когда Леон сравнил секс с искусством, Калли, честно говоря, подумала, что, как бы он ни был хорош в постели, его слова все-таки преувеличение, но в последующие недели она поменяла свою точку зрения. Ей теперь даже страшно было подумать о том, что она могла отказаться от такого удовольствия и вести серую скучную жизнь.

Калли лежала, слегка утомленная, но довольная, на палубе яхты и загорала на солнце после целого часа плавания под водой с аквалангом. Хотя она настаивала, что днем будет работать, получилось по-другому. Леон обычно с утра уезжал из дворца по делам, но после обеда возвращался, и они проводили время вместе.

И конечно, часто занимались любовью: в его спальне, в студии, иногда даже на террасе. Кроме того, Леон показывал ей интересные и красивые места острова: центральную площадь, местный рынок в порту, средневековую церковь и многочисленные красивейшие лагуны. И почти каждый день они катались на яхте и купались.

Красота острова вдохновляла ее на создание собственной картины, да и сексуальный голод перестал мешать сосредоточиваться для реставрации полотен Ренара. Процесс пошел так быстро, что уже через несколько недель работа приблизилась к завершению.

И теперь пришла пора задуматься о планах на будущее, а значит, и о своих отношениях с Леоном. Он не раз говорил ей, что французы – романтики, поэтому они не только занимаются любовью, но и иногда проводят время вместе.

Ей казалось, будто она проснулась, не доглядев захватывающий сон.

– Знаешь, мне уже совсем немного осталось до конца работы, – сказала Калли, стараясь говорить спокойным, нейтральным голосом.

– Я в курсе.

Она перекатилась на бок и оперлась на локоть.

– Ты будешь рад, когда я все закончу?

Глаза его остались закрытыми.

– Конечно, я жду не дождусь, когда смогу увидеть обе картины полностью реставрированными в их первоначальной красоте.

Калли некоторое время молчала.

– Я тоже. Но должна признаться, мне будет грустно завершать работу над ними в этой студии и…

– Ты же не хочешь, чтобы я попросил тебя остаться, когда ты закончишь работу, Калли? – прямо спросил Леон, открывая глаза, чтобы встретиться с ней взглядом. – Должен тебе напомнить, ты сама настаивала на том, что мы спим вместе до тех пор, пока ты занимаешься картинами Ренара и… живешь во дворце.

Она покраснела.

– Нет…да… Просто утром я подумала, что закончу работу раньше, чем предполагала.

– Уже месяц прошел.

– Месяц? – повторила пораженная Калли. – Не может быть.

– Когда тебе хорошо, время летит быстро, – протянул Леон, садясь и вытирая ноги полотенцем.

Она уже целый месяц живет на острове? Ей почему-то казалось, что прошло около трех недель. Они почти каждый день занимались любовью, а у нее до сих пор не было месячных. Калли уже некоторое время назад стала волноваться и искать тому разумные объяснения. У нее иногда случались задержки. А если учитывать изменения климата, новую кухню, да еще появление сексуального партнера, то волноваться пока не следовало. Через пару дней они обязательно начнутся, а зачем паниковать раньше времени?

– Ну я… я хочу сказать, что не думала о своих планах, пока не получила сегодня утром сообщение из Парижа. Одна галерея купила коллекцию картин прерафаэлитов и собирается на время расширить штат реставраторов. Меня им порекомендовали сотрудники Городской галереи Лондона. Они хотят встретиться со мной и узнать, не интересует ли меня их предложение.

– Поздравляю, – мрачно произнес Леон. – Могла бы сказать раньше. Когда встреча?

– Еще не знаю. Я пропустила звонок вчера и только утром прочитала эсэмэску.

– Ты им не перезвонила?

– Пока нет.

Он с удивлением посмотрел на нее:

– И что тебя остановило, cherie. Хотела посоветоваться со мной, стоит ли принимать столь выгодное предложение? Думаю, что нет. Значит ли это, что ты ждешь от меня более заманчивое предложение, да?

– Ну, конечно! – нервно вскочив на ноги, воскликнула Калли, испуганная тем, что ее карьера опять оказалась под угрозой из-за мужчины, который ничего к ней не чувствовал. – Я предполагала, что ты выразишь хоть немного сожаления, что наш роман неизбежно подходит к концу.

– Неизбежно? Почему? От Монтеза до Парижа всего ничего! У тебя же будут выходные?

Калли даже рот раскрыла от изумления.

– Ты имеешь в виду… Ты хочешь продолжать встречаться?

– Если я не хочу жениться, это не значит, что мне не нужны отношения, которые нам обоим приносят удовольствие.

Его слова покоробили Калли, но она отметила про себя, что Леон все-таки не хотел расставаться с ней.

«Не будь смешной, Калли! Рано или поздно он тебя все равно бросит!» – пронеслось у нее в голове. Согласиться встречаться с ним означало только отложить миг прощания. Леон неизбежно потеряет к ней интерес, тем более, что вряд ли ему будет достаточно двух дней в неделю, чтобы утолить свои аппетиты.

– А с кем ты будешь спать с понедельника по пятницу, Леон?

Он скорчил недовольную гримасу:

– Обещаю, ты будешь единственной женщиной в моей постели.

Калли посмотрела на него, всей душой желая поверить его словам. Ей оставалось только надеяться, что ей удастся совместить карьеру и их отношения.

– Тогда я надеюсь, ты не боишься высоты, Леон? – прошептала она.

– А почему ты спрашиваешь?

– Я хочу, чтобы ты показал мне Эйфелеву башню, когда приедешь в Париж навестить меня.

– Думаю, у нас сначала будут дела поважнее, – улыбнулся Леон и, подмигнув, поцеловал ее.

Калли закончила реставрацию через три дня. Отойдя от картин, она стала любоваться результатом своей кропотливой работы. Ее переполняли чувства. Одна из целей жизни была достигнута.

Ей не терпелось показать полотна Леону. Калли посмотрела на часы и нахмурилась. Только половина первого. Он собирался вернуться около двух часов, и это означало, что целый час она могла заниматься своими делами. Впервые за долгое время у нее появилось свободное время. Поскольку месячные так и не начались, Калли решила сбегать в аптеку, которую она заметила в деревне около дворца, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Отсутствие месячных начинало беспокоить ее, хотя чувствовала она себя абсолютно нормально. Немного уставшей, конечно, но это объяснялось объемом выполненной работы и активной жизнью. Но вдруг она все-таки беременна?

Внезапно послышались шаги, и Калли обернулась к дверям, широко улыбаясь. Леон вернулся раньше!

– Закончила! – радостно воскликнула она. – Теперь я… О!

Калли осеклась, увидев, что в студию вошла женщина. Ну конечно, она же никогда не слышала, как входил Леон. Да и как можно было не догадаться, что стучали каблучки туфель?

– Могу ли я вам чем-нибудь помочь? – спросила Калли и только тут поняла, что перед ней Тория.

Она узнала ее лицо, которое много раз видела в журналах, и вспомнила слова Леона, что от нее стоит ждать одних неприятностей. Странно, что перед уходом он ни словом не упомянул о предстоящем визите Тории.

– Я ищу Лео, – сказала женщина, судя по ее животу находившаяся на пятом месяце беременности.

Она бесцеремонно и с нескрываемым презрением разглядывала Калли.

– Вы, должно быть, Тория. – Калли едва не передернуло от возмущения.

– А вы его очередная девица. Ладно, где он? Плавает? – Тория с отвращением посмотрела в сторону моря.

– Его сейчас нет. Я тут одна и думала, что двери закрыты. Простите, но как вы вошли?

– У меня есть ключи. – Тория покопалась в огромной сумке и выудила оттуда связку. – А что вы удивляетесь? Это мой дом.

Калли нервно сжала руки в кулаки.

– Леон в университете. И я понятия не имею, когда он вернется, – солгала она, надеясь, что так непрошеная гостья уйдет быстрее.

– Может, вы ему позвоните и сообщите, что я приехала и у меня важные новости?

Подумав, Калли решила, что ей действительно лучше связаться с Леоном и предупредить его о приезде Тории.

– Конечно, – ответила она, как можно более любезно. – Подождите здесь.

Поднявшись в кабинет, Калли набрала номер мобильного Леона. Никто не ответил. Пробежавшись по телефонной книге, она нашла телефон деканата университета.

– Bonjour.

Незнакомый голос сначала испугал Калли, но потом она все-таки собралась.

– A… Je voudrais parler a Monsieur Montallier, s'il vous plait.

– Я – профессор Лефевр, – представился мужчина. – Боюсь, принца здесь нет. Чем я могу вам помочь?

– Он уже поехал во дворец? – спросила Калли с надеждой.

– Нет, mademoiselle. Его сегодня не было в университете.

– Вот как! – Калли нахмурилась. – Значит, вы его не видели со вчерашнего дня?

– Вы ошибаетесь. Я не видел его уже… – Профессор Лефевр задумался. – Где-то около двух недель.

Калли крепко сжала трубку.

– А… Да, наверное, я ошиблась. Простите, что побеспокоила вас.

Она еще долго держала телефон в руке, после того, как в нем раздались гудки. А ведь Леон говорил ей, что бывает в университете почти каждый день! Калли пыталась убедить себя в том, что не нужно переживать из-за этого. Возможно, ему проще сказать, что он едет туда, чем подробно описывать свои обязанности. Однако новость испортила ей настроение. А тут еще эта женщина… Собравшись с силами и растянув губы в улыбке, она спустилась в студию.

– У мужчин искаженное представление о красоте, – сказала Тория, бросив быстрый взгляд на нее, когда Калли вошла.

– Наверное, – ответила Калли. – Боюсь, Леон занят и сейчас с ним нельзя связаться. Он может еще долго отсутствовать.

– У меня нет желания и возможности ждать его тут, – раздраженно бросила Тория, – поэтому передайте ему от меня сообщение.

– С удовольствием.

– Скажите ему, что я беременна. И у меня скоро родится наследник престола.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю