290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ингредиент » Текст книги (страница 7)
Ингредиент
  • Текст добавлен: 23 ноября 2019, 22:00

Текст книги "Ингредиент"


Автор книги: Руслан Мехтиев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Сейчас я разберусь! (По-честному; я проспал не пару часов жизни, а страданий)

Я сразу же принял душ и отправился на работу не позавтракав.

Где ключи? Черт бы их побрал?! У меня нет времени на подробности!

Мой желудок пуст, сознание сбито столку, но я всегда аккуратен за рулем.

Я уже выезжал из-за городской черты, как вдруг я увидел странного мужчину на обочине. Он был одет в смокинг, и его рука была протянута в жесте автостопщика.

Я решил подвезти его.

Вы, наверноe, подумаете зачем брать незнакомых людей с улицы и подвозить их?

Ах, вам не понять! Порой нужно сделать хоть раз что-то хорошее, даже в ущерб себе.

Счастья наверняка не принесёт, но зато даст покой. В дороге нужен попутчик, а в жизни сочувствие! Я всегда считал, что людям надо помогать, ведь мы все одно целое, один организм на этой одинокой планете, если с людьми будет все хорошо, то и с планетой, животными, природой, экологией, тоже будет все хорошо.

Я остановился возле него и спросил:

– Вас подвезти?

– О, да, было бы неплохо, благодарю.

Он сел в машину и мы тронулись. Мне стало любопытно, и я решил узнать, почему этот господин стоял один, одетый в смокинг посреди трассы.

– Не слишком ли много на вас одежды в эту пору года?

– Я весь день провел в казино.

– Ах, да у нас здесь полно хороших казино. Позвольте поинтересоваться, а вы из здешних мест?

– О, нет, я из Франции, приехал сюда навестить старого приятеля.

– Я так и понял по вашему акценту, я бы и сам однажды не прочь поехать во Францию.

– Планируете путешествовать?

– Ну-у, я это просто к слову сказал. А знаете что, да, почему бы и не попутешествовать, черт возьми, мне даже как-то осточертел этот проклятый городишка. Да и я всегда хотел навестить Францию. – Тут я вновь солгал, так как по большей части мне плевать на этот Мир, я не горю желанием путешествовать и осматривать черт знает что, черт знает зачем.

– О, да, Франция, это чудное место, особенно поселочная ее часть. Но и этот город красив, здесь красивая природа. Поглядите на холмы вдали, как они прекрасны.

– Я даже не прочь переехать в Париж жить, но это только мысли вслух.

– К слову говоря, я не советую вам пережать во Францию, иммигранты все загадили.

Да и само правительство вынуждает людей бороться за свои права и огромные просто нечем не оправданные налоги. А ведь знаете, я ведь вырос в Одессе.

– Вы казали; Одесса? Вот же совпадение! Мой отец родом из Одессы.

– Вот как? Ну, тогда ему чертовски не повезло. Наверняка он конченый ПОЦ.

– Да-да, он так сам всегда и говорил. – (АПЧИ! – проклятая простуда)

– Будьте здоровы. Эти мысли, все эти ваши образы в вашей голове они ваши?

– Да, спасибо. А чем вы, месье, занимаетесь по жизни?

– Сейчас я путешествую. Завожу новые знакомства. Но в основном живу я в Азии.

Когда путешествуешь долгие годы, теряешь национальность, ты становишься гражданином Мира. Но путешествовать, это все же не по мне. Разве это путешествие?

Есть только один вид путешествия, которое возможно, в наш внутренний Мир. Путешествуя по всему свету, мы не очень-то многому учимся. Путешествие по всему миру это только символическое путешествие. И куда бы мы ни попали, мы продолжаем искать свою душу.

– Душу?

– Да, душу. Душа не познает сама себя такой, какая она есть сама по себе, ее ошибочное мнение, будто она человек и делает нас людьми в этом мире."bon voyage"

– Позвольте поинтересоваться, как вас зовут?

– Ох, извините за бестактность, Жан-Жак Руссо, можно просто Жан-Жак.

– Жан-Жак Руссо? Тот самый? Французский философ, писатель, мыслитель эпохи просвещения?

– Да, именно в него честь, меня так и назвали родители. А вы в честь кого названы?

– Зовите меня просто, Эммануэль.

– Эммануэль? Тот самый, Эммануэль?

– Да именно тот самый. Единственный и неповторимый!

– Очень приятно.

– Взаимно.

– Приятно очень. Х-ха. Опять он похлопал меня по ноге (Или погладил?)

– Взаимно. Ха-ха. Смех это кротчайшее расстояние между двумя людьми. Ха-ха!

– Ха-ха! Классно. Наверное. Я понятия не имею о чем он.

– Ха-ха! А вы случайно не бегун?

– Ха! Что? Бегун? В каком смысле? – (Что за странный вопрос?)

– Странный вопрос? Понимаете просто у вас сильные ноги. У вас весьма развитая четырёхглавая мышца бедра. – Сказал он и опять похлопал меня по ноге (По мышце?)

– Э-э-м, спасибо, наверное.

– Нет, ну все-таки у вас очень спортивные ноги.

– Ну-у, спасибо-спасибо. Я физкультурой иногда занимаюсь, иногда приседаю и занимаюсь агрессивной ходьбой, так сказать.

– Очень сильные ноги, вот прям, вижу я в них силищу и всё тут. Ты любишь суши? – Он опять положил руку на мою ногу, но в этот раз он на этом не остановился, он запустил ее дальше, ухватив меня за член.

Что за черт?! Какого черта этот гомосек себе позволяет?! Сейчас я с ним разберусь!

– Что за черт?! Какого черта ты, гомик, себе позволяешь?! Сейчас я с тобой разберусь!

Ударив по тормозам, я выскочил из машины, отрыл дверь и вытащил этого нахального педераста из салона. Ну-у ,сейчас я его проучу!

– Сейчас я тебя проучу! А, ну, вылась, живо!

– Гомосексуализм это гуманизм!

– Не заговаривай мне зубы, падла!

– Всё равно все это ненастоящие. Это не наш мир.

– Нечего свои гейские, куксы распускать! Смотреть можно! Трогать нельзя!

– Но таким создал меня Господь!

– А-а, ну, давай драться! Сейчас я тебя проучу!

– Разве мы не можем просто сесть, успокоится и поговорить?

– Нет! Я преподам тебе урок хороших манер!

– А мне казалось, что у меня хорошие манеры. А вы собственно драться умеете, мистер?

– Давай-давай, начинай, ПИДАР! – Он ехидно улыбнулся и произнес.

– ПИДАР? Ну-у-у , ладно, мистер. – После этих слов он начал срывать с себя смокинг. Когда он полностью сорвал с себя смокинг, оказалось что под ним у него было кимоно.

Что вообще происходит?! (это чёрный пояс или тёмно синий?) Он начал размахивать ногами у меня перед лицом, при этом истошно крича. Тяжёлый ветер его ударов вперемешку со звуком гортанных выкриков пугал меня.

Он все наступал, а я все отступал. Ну, его к черту, он полный псих!

Я начал убегать. Но он начал гнаться за мной.

– Пошел ты, отстань от меня ,сумасшедший!

– Все равно все мы в один из дней умрем! Bon Voyage!

Похоже, он перестал гнаться за мной, чертов псих.

Я запрыгнул в машину, судорожно провернул ключ зажигания, и уехал из этого места на полной скорости. Черт побери, почему мне постоянно попадаются какие-то психи?!

Ну, хотя бы остальную часть пути я преодолел без происшествий.

… Parole-Parole-Parole…

Я прибыл в подполье, вовремя. (Ну-у, ладно я немного опоздал, но совсем немного)

Да, что здесь происходит, черт возьми?! Ну, и шумиха.

На часах двадцать тридцать семь, и уже все места в заведении забиты.

В заведении:oфициантки буквально прыгали от стола к столу.

Я с тоской, суетой, и чем-то еще подумал: "Предстоит трудная ночь, черт возьми".

Тем временем, на кухне готовка идёт полным ходом.

Клиенты довольны, играет живая музыка.

Всё идёт хорошо, и так до двадцати двух часов.

Что случилось в двадцать два часа? – Да ничего особенного.

Просто в двадцать два часа, один проходимец посетил наше заведение.

А известным людям сюда вход всегда открыт.

Здоровенный мужик с длиннющими волосами, свисавшими ему до плеч, и большой бородой. Он был одет в джинсовые штаны и джинсовую жилетку, на плечах жилетки были несколько острых шипов. Все его тело было покрыто татуировками.

Как только эта дефективная, публичная личность появилась в нашем заведении, многие посетители сразу узнали это ходячие великолепие.

– Это же рок музыкант, Виктор Сибенчико! Солист и гитарист сибирской рок группы: Распятый Будда. – Выкрикнул кто-то из клиентов. Ого, неужто, он и в наших краях так популярен, черт возьми?

Я немедля приказал официанту провести его к столику, что был в конце зала, чтоб он не мешал остальным, Ведь драки в нашем заведении ни к чему.

– Что будете заказывать? – Произнес официант неудачник. Ах, я же тоже когда-то так и начинал, прям ностальгические воспоминания нахлынули. Жаль его. Хоть и тот чертов молодой официант с энтузиазмом выполняет свою работу, но у этого парня нет самого главного – опыта. Надеюсь, он не метит на мое место? Даже если и так, то он всего

на всего любитель, который живет надеждами; профессионал же работает.

– Ты знаешь, что мне надо! Давай готовь номер и двух женщин. Нет! Погоди, давай одну женщину, я сейчас на мели. И принеси мне крокодила! И живее.

– Как скажите. Может попробуете наш главный Деликатес?

– Просто принеси мне крокодила, черт тебя побери!

– Хорошо-хорошо, как скажите.

– Твой "ритм" он не нравится мне, он раздражает меня. Я хочу, чтобы заказ принес мне вон тот парень, который разговаривает сам с собой. – После чего он указал своим мясистым пальцем на меня.

– Это ваш менеджер, верно?

Так-так, пора бы мне разобраться с этим негодяем.

Я подошел к нему и произнес: – Да, сэр, чего пожелаете?

– Я же уже все сказал, мать твою, я, что должен повторять дважды?!

– Крокодил, верно? Я понял, сделаем сэр. Но, я все, же посоветовал вам отведать визитную карточку нашего заведения; запретный плод.

– Запретный плод? Звучит круто. Я как-то слышал, что в вашем заведении есть блюдо, которое божественно на вкус. Но так и не понял, что это. Черт возьми, ты меня заинтриговал! К чертям крокодила! По рукам, тащи мне этот запретный плод. И будь любезен, позаботься о том, чтобы в номере была девка.

– Как изволите, всё будет исполнено. Я сейчас же скажу, чтоб всё принесли вам в номер. Какой именно номер вы желаете?

– Да, в любой, мне похуй!

– Хорошо-хорошо, тогда поднимайтесь на второй этаж и заходите в третий номер.

– Ага. Только не забудь! Заказ должен принести именно ты!

– Именно я? В этом нет необходимости, сэр, я все сообщу нашим официантам...

– Именно ты должен принести мой заказ! И никто другой. Мне нравится твой "ритм".

– Увы, это не входит в мои полномочия. Заказ доставляет официант. И что вы имели в виду, что вам нравится мой ритм?

– Все в Мире и природе имеет свой ритм! А ты, парень, очень необычный человек.

– Хорошо-хорошо, сэр, будет сделано. Я принесу вам ваш заказ. – Да уж, я уже пожалел, что его переспросил. Как же мне хочется вышвырнуть его отсюда. Наговорил мне какой-то невиданной сибирской чертовщины, корчит он тут из себя черт знает кого, я даже не буду его переспрашивать.

Такое ощущение, словно в этом заведении всем клиентам так и прет выговориться, наговорить чепуху именно мне – в этом моя очередная ирония. Я не вышвырнул его только по одной причине – мораль должна главенствовать над ситуацией. Наверно.

Ecoute-moi…

И вот спустя пару минут я тащусь с подносом к сибирскому негодяю.

Подходя к номеру, я был уверен только в одном; этот дурной музыкант точно не агент под прикрытием. Он слишком туп для этого.

Я постучал в третий номер, после чего этот негодяй открыл мне дверь.

Он стоял абсолютно голый, в одной из рук у него был фалоиметатор.

Чтобы не видеть его пугающие достоинства я прищурил глаза и зашёл внутрь.

Поставив поднос на стол, я увидел, что в кровати лежала обнажённая женщина и курила. По запаху это совсем не табак. Эти негодяи уже успели все здесь загадить.

Ну, и безобразие! Наркоманы паршивые. Саморазрушительную природу человека невозможно остановить. В этом Мире слишком мало любви и слишком много денег, чтобы разорвать этот порочный круг человеческого бытия и надежды на что-то лучшеe.

… Parole-Parole-Parole…

Я уже собирался развернуться спиной и направится к двери, как вдруг увидел, что этот русский негодяй, достал из комода белые круглые таблетки и положил их на стол.

Он ударил по ним кулаком и таблетки превратились в порошок. Свернув купюру в тысячу рублей, негодяй сразу использовал порох по назначенью. Шлюха уже поднимается с кровати, жадно надеясь, что и она получит дозу.

–Эй, парнишка, пойди сюда, занюхай этого вместе с нами. В руках у него все еще был фалоиметатор, которым он нагло тряс перед моим лицом.

– Да, давай Эммануэль, не стесняйся. – Сказала проститутка и захихикала.

– Нет, сэр, нам запрещено. Я все еще пытался быть вежлив (Вот же негодяй, ах-ха, таким негодяям никогда не понять, что их низшие принципы просто не применимы на высших путях)

– Не будь слабаком, давай расслабься. Это все так отвратительно. Ну, что тут скажешь, мне приходится укорачиваться. Я же менеджер.

– Нет, сэр, мы…

Неожиданно в номер ворвался еще один патлатый верзила. За ним вошли две проститутки (Наши работницы).

– Ты, что разориться хочешь? Почему две?! – Возмутился Негодяй, откидывая фалоимитатор в сторону.

– Да, похуй! Витя, мне же надо снять напряжение после концерта. Как следует оттопырься, понимаешь?! Так что заткнись и давай приступим к делу. А это еще, кто? – Его расширенные зрачки активно осматривали меня.

– А-а, это Эммануэль.

– Эммануэль? Что это за дебильное имя такое?! Он что лесбиянка-феминистка?

– Не перечь мне сука, ты здесь только благодаря мне! У этого парня самый необычный "ритм" который мне доводилось слышать!

– Какой, черт возьми, ритм?! Что за чушь?! Я до сих пор не понимаю тебя, Витя.

– Ну, конечно, же ты не понимаешь! Поэтому я и лидер группы! Короче, Эммануэль сейчас присоединиться к нам. Верно, Эммануэль? Кстати, ты принес мне это невероятное блюдо, этот деликатес, эту визитную карточку, о которой ты говорил, о ней все только и талдычат, а я попробовать уже хочу и узнать что это. Что такое этот; Запретный Плод?

– Да-да, пожалуйста, я все принес, сэр. Я вон туда поднос положил, сэр. Теперь разрешите удалиться, сэр.

– Ты чертила никуда пока что не уйдешь! Я хочу попробовать его на вкус и сообщить тебе, что я об этом думаю. – Сказал этот проходимец, подходя к подносу.

Как только он раскрыл его, он взял вилку и начал тыкать ею в блюдо, задавая мне глупые вопросы;

– Я, конечно, понимаю, что деликатес на то и деликатес, что порция небольшая.

Но это микро порция, этим невозможно наесться. Что это? Оно что-то мне напоминает. Что-то очень знакомое. Где-то я это уже видел. Ну-у, ладно попробую. – Сказал негодяй и насадил весь кусок запретного плода и положил в рот. После чего настало восхищение.

– Это самое вкусное, что я когда-либо ел! Какой необычный вкус! Какой необычный запах! Как все это необычно! Мне определенно нравиться!

Вдруг в комнату вновь вошел второй оборванец.

– Витя, ты чего так разорался?

– Я только что попробовал самое вкусное и необычное блюдо за всю свою жизнь!

– И что это?

– Это, "Запретный Плод"

– "Запретный Плод"? И что это?

– Что это? И, правда, что это? Эммануэль, что это за божественное блюдо? Из чего оно?!

– Это запретный плод. Визитная карточка нашего заведения. Вы же именно его и заказывали, сэр.

– Ты чего прикидываешься поцом? Я прекрасно знаю, как это называется и что я заказывал! Я спросил из чего это блюдо?!

– А вы не знаете? Это человеческий эмбрион.

– Что? В каком смысле, ты о чем? Погоди, ты серьезно? Это человеческий эмбрион, настоящий, человеческий, из женщины который?

– Да, сэр. Это настоящий человеческий эмбрион.

– Твою мать! Мать твою! Меня сейчас стошнит! Мне плохо! Мне нужно еще наркота!

Ты психопат! Все в этом заведении психопаты! Вы больные! Меня тошнит! Где моя наркота?! – Все кричал этот неуравновешенный проходимец.

– Витя, да расслабься ты, подумаешь эмбрион человека съел. Жив, здоров, скажи спасибо. Подумаешь. Между человеческим эмбрионом и куриным разница невелика.

Эй, официант, поскольку мой друг понятия не имел, что это человеческий эмбрион ему стало плохо, это ваша вина, мы отказываемся платить за это, так как вы не предупредили из чего состоит данное блюдо. Вы допустили ошибку и теперь посмотрите на его состояние. Это ваша вина, вы должны были сообщить основной ингредиент.

– Тихо! Спокойно! Тихо. Так, во-первых, я не официант. Я менеджер. Во, вторых, вы заплатите за блюдо и все предоставленные вам услуги, я не обязан сообщать без надобности ингредиенты, о которых меня даже никто и не спрашивал.

– Не связывайся с ним! Он демон! Они все здесь реальные демоны! Я тебе отвечаю, они демоны! Мы заплатим! Заплатим! Нам не нужны проблемы…

– Витя, ты не обязан платить за это! Пошли они на хуй! Не надо платить им!

– Заткнись! Мне и так плохо, не хочу чтобы стало хуже нам обоим1 Мы заплатим! Заплатим! А теперь вали отсюда! А где моя наркота?! Мне срочно нужна доза! Мне плохо! Меня тошнит, меня, сейчас вывернет наизнанку! – Все кричал этот голый музыкант, тем временем как проститутка все лежала на кровати и хихикала, совершенно не понимая, что происходит.

– Ты черт паршивый! Все ваши клиенты черти и канибаллы! Ты какого хрена не сказал мне сразу, что запретный плод; это человеческий эмбрион?! Чтоб глаза мои тебя больше не видели! Пошел вон отсюда черт поганый!

… Parole-Parole-Parole…

Тотчас же я покинул комнату (Это слишком негативно)

Не понимаю, чего он так взбесился?

Я же говорил, что наш главное блюдо это Человеческий Эмбрион! Говорил же?

Из эмбриона наш шеф-повар приготовит всё, что вы пожелаете.

Это старая тематика, тут не о чем по сути дела удивляться и спрашивать.

Этот деликатес пришёл к нам из далёкой Азии. Ах, если бы вы знали, сколько людей жаждут отведать эмбрион, то вы бы не на шутку удивились!

Может быть, некоторые клиенты полагают, что эмбрион продлевает жизнь, то есть даёт долголетие. Другие скореe всего считают, что эмбрион может улучшить их физические и умственные способности. Может да, а может, и нет – я не знаю. Да, кто там знает, что на уме у этих богатых людей?

Сам я лично никогда не прoбывал эмбрион, как-то не тянет меня, да и я профессионал, я не совмещаю личное и работу.

Ну раз я уже начал, в заключении добавлю, что подобные человеческие деликатесы существовали всегда. Ничего нового. В разное время в этом обвинялись христиане, цыгане, аборигены, сатанисты и другие этнические и религиозные группы. Но в нашем современном Мире, не стоит впадать в крайности. Теперь за весьма большую сумму денег вы можете отведать этот деликатес. При этом приятно провести время, слушая живую музыку и в элитной обстановке.

Ну, ладно, черт со всеми. Мне уже пора работать.

Я спустился в главный зал.

Тем временем в заведении всё было спокойно.

Ecoute-moi…

После пяти часов утра в нашем заведении никого не осталось. Пусто.

Кроме того русского негодяя наверху. Но, ничего, Кандид присмотрит за ним.

Кандид здесь со всеми разберется. Я ему доверяю. А я же отправлюсь домой (И вновь я скинул ответственность на другого).

Выйдя на улицу, туман был такой густой, что я счел разумным держаться ближе к стенам подполья.

… Parole-Parole-Parole…

Когда я приехал в свою квартиру, уже светало.

Я раскрыл пакет с книгами и увидел, что все книги относятся к буддийской тематике.

Спать не хотелось, и чтение стало моим снотворным.

Я налил себе в стакан немного виски, для того что бы улучшить прекрасный привкус одиночества, и погрузился в чтение.

Что это?! Чей это взгляд? Какой знакомый взгляд. Этот взгляд. Чей же он?

Странно никогда не замечал, что моя квартира именно такая.

Сколько раз я замечал влияние жилища на характер и настроение. Бывают комнаты, в которых всегда чувствуешь себя дураком; в других, напротив, всегда бываешь в ударе. Одни нагоняют тоску, хотя бы они были светлые; другие почему-то веселят, несмотря на спокойные тона обивки. У нашего глаза, как и у сердца, есть свои пристрастия и глубокие антипатии. (Может просто сменить обстановку, переехать в другую квартиру?)

Сейчас мне только хочется расположиться в самом себе, но не получается, да и никогда не получалась, внутри и во вне, один и тот же беспорядок.

Пора бы поспать...

Но, неожиданно мои мысли-домыслы и вся чепуха прервались, так как моё нечем не оправданное подозрение разбилось телефонным гудком.

Я не сразу взял трубку, но потом ответил на навязчивый звонок.

До моего уха добрался нервный и испуганный, совершенно невнятный голос:

– Алло Эммануэль! Алло!

– Алло?! Кто это?

– Алло Эммануэль! Это Я! Алло?!

– Алло?! Кто я?

– Кто я?! А кто я? А ты кто?! Я туда попал? Алло.

– Что, ты сказал? Ты или Я? Алло!

– Я тебе задницу надеру при встрече за такие шутки! Алло!

– Алло! Я ничего не слышу! Какая задница?!

– Эммануэль мы в заднице! Алло!

– Я не понимаю, о какой заднице идет речь! Ты что сука невменяемый?! Алло!

– Эммануэль у нас беда! Мы в заднице! Ты слышишь?! Алло!

– Алло! Я ничего не слышу! Беда?

– Алло! Ты слышишь меня?! Алло?!

– Алло, плохо слышно! Алло. Какая беда?

– Беда! Он мертв! Алло!

– Кто мертв?! Алло!

– Что?! Эммануэль, я не слышу тебя! Это я, Йенсен! Алло!

– Перезвони! Плохо слышно! Алло!

– Перезвонить?! Алло?!

– Да-да, перезвони! Я плохо слышу тебя!

– Алло! Хорошо, сейчас перезвоню!

– Погоди! Сейчас я слышу тебя! Говори!

– Слышно да?! Алло?!

– Алло! Да-да слышно-слышно!

– Ты меня хорошо слышишь?! Алло.

– Ты меня заебал! Я нормально тебя слышу! Алло.

– Я тоже тебя слышу. Алло. Слышно? Алло!

– Ну чего ты аллокаешь как поц?! Ответь, что там, черт возьми, произошло?! Алло.

– Этот Русский негодяй подох. Алло.

– Сибирский. Алло.

– Что? Алло?

– Я говорю, что он из Сибири. Алло.

– Да, какая черт возьми разница?! Он мёртв! Мёртв! Он обдалбался своей проклятой наркотой и подох! Этот негодяй не двигается, весь рот в пене, тут все в его рвоте. Прием!

– Так успокойся, Кандид. Спокойно. Он всего лишь умер. Погоди! Ты сказал прием?

Ты сказал приём?! Ты тупой поц! Это тебе не рация! Х-х-м. Он мертв, значит? Плохи дела. Очень плохи. Наверно. Х-м, а ты сейчас смотришь на него?

– Что за тупой вопрос?! Прием, тфу ты, блять, опять оговорился, прости ради бога. Давай срочно приезжай сюда быстрее. Я жду! Алло.

Я был весьма ошеломлён (испуган – у меня душа ушла в пятки) данным известием.

Да, и еще эта проклятая, некачественная связь в телефоне, словно нас кто-то прослушивал, надо бы сменить провайдера.

Когда мне страшно я иду на поводу у своего страха, либо пытаюсь превратить его в злость. Опять же иллюзия свободного выбора. По телефону быть храбрецом очень просто, главное не думать, что на том конце и правда всё очень-очень плохо, настолько, что может повлиять на тебя. Если воспринимать происходящие, как бестелесный голос в трубке, то можно проявить чудеса храбрости.

– Да, что за чепуху ты мне там сам себе бубнишь?! Алло?!

– Я сейчас же выезжаю! Я приеду и со всем там разберусь! Прием. – Я скинул вызов.

Может я перегнул, впрочем, не важно. Скажу честно, я не сильно был удивлён

чей-то там смерти. А смерти этого негодяя, я даже был рад.

Я оделся и мигом отправился на парковку.

По правую руку от меня автомобильные фары гнали перед собой влажные пятна света. Где кончается тротуар определить нельзя. Я не знаю куда иду, мое внимание поглощено одним – передвигаться с осторожностью, ощупывая землю носком ботинка.

Наконец, через пару минут, я заметил вдали голубоватый пар света.

Дюжина электрических лампочек рассеяла мглу.

Наконец, сев в машину, я надавил на педаль газа.

Едя по пустой трассе, я все гадал, что там случилось. Умерли двое людей, которых я обслуживал. Я вспомнил, что в буддизме, смерть выглядит не как страдание и насилие, а как игра ярких и красочных потоков энергии, представляющие элементы общего узора вибраций, порождаемой так называемой Пустотой. Некоторые так же переводят это как Полнота. То есть некая вместимость, в которую входит всё и из которой всё выходит.

Не то что бы я в это верил – это не мои слова, очередная цитата из прочитанной книги.

Я всё еду по трассе, вокруг меня тишина, и пейзаж всё тот же.

Я всё еду по трассе в своём "Renault Capture", дорога гладка, а мотор тих.

Тихо. Так тихо, что мой внутренний голос будто бы звучит снаружи, а не изнутри.

Иногда чтобы сделать большой шаг вперёд, нужно сделать нехилый шаг назад.

Это не метафора, речь не идёт о погонe за призраками. Я купил "Renault Capture," потому что он мне нравится. Тут безопасно. Люди, имеющие "Renault", умеют жить, они живут и не гоняются за хвостами, обычно многие покупают другие марки автомобилей, но приобретают их они для других, а не для себя…

Только в "Renault", я могу задать себе важные вопросы; «Кто я?» «Зачем я здесь?»

Взглянув в зеркало заднего вида, я задался иным вопросом. «ЭТО Эммануэль?»

Не думаю, что отражение в зеркале характеризует меня. «Почему я здесь?»

«Почему я за рулём "Renault"?» Потому что только за рулем "Renault" я свободен и чист. «Интересно, в нашем заведении подают эмбрионы сиамских близнецов? Если подают, то считается ли это как один эмбрион или как два?»

Ecoute-moi…

И вот я на месте.

Так быстро, а я и не заметил! (Как же быстро, черт возьми)

О чём это я думал? Чёрт, я забыл (Такое чувство, что я что-то пропустил)

Что я говорил или думал? Может я думал вслух? (Впрочем, это не важно, в следующий раз мне лучше сконцентрироваться на самой дороге, а то я так и в аварию могу попасть)

Выйдя из машины я, в спешке направился внутрь здания.

Пройдя через пустой зал, я поднялся по ступенькам, мой туфельный каблук словно отбивал похоронный ритм.

Подойдя к двери номера три, я услышал чьё-то тяжелое дыхание. Я разволновался.

Хриплое дыхание за дверью. Это не моя реальность. Это какая-то ошибка!

Я не должен быть здесь. Неважно! Успокойся, Эммануэль, и просто играй свою роль!

Неважно, будь что будет. Бояться все время невозможно, для хорошего страха нужны силы ,a у меня их не было (Это все не страшно – страшно это быть мной)

Я пошел к двери с таким видом, словно мог вершить людские судьбы.

Я зашёл в третий номер и увидел, сидящего на стуле Кандида, он нервно курил сигарету, делая глубокие затяжки. Вид у него был замученный, и говорил он еле-еле, чуть дыша, как умирающий. Кандид, посмотрел на меня, и в глазах этой машины для убийств я увидел самый обыкновенный человеческий страх. (Вот только его страх передался и мне)

В комнате было душно, так что было даже нестерпимо стоять и все до того было пропитано алкогольным запахом, что, кажется, от одного этого воздуха можно было в пять минут сделаться пьяным.

– Чёрт возьми, почему так долго?

– Как это произошло? – Сказал Я, нервно осматривая комнату. (Черт возьми, на нем просто а́хуительный жакет. Я понимаю, что сейчас не та ситуация, чтобы это обсуждать, но просо интересно, где он их покупает, и сколько их у него, ведь на нем каждый день разные жакеты, абсолютно каждый день без исключения я вижу его в новом жакете и одних и тех же туфлях, штанах, галстуке. (Но все его жакеты просто отпад!)

– Я не знаю. Когда я зашёл, он уже был мёртв. – Сказал Йенсен.

– Давай по порядку, с подробностями.

– Ну, я сидел внизу, следил за тем, чтобы никто не проник в здание. Этот русский негодяй со своими неадекватными дружками здесь целый концерт устроили! Я ловил их по всему заведению. С одним даже подрался. Он убегал, а я его словил и раз ему в печень дал. Эти Русские больные люди. Но драться, конечно, они умеют. Но, по сравнению с ними я малое невинное опьяневшее дитя. В общем, тут был шум и гам, крики и стоны, а потом выбежала эта телка, она кричала как сумасшедшая, из ее криков я понял, что у Русского барина передозировка. Ну, я и поднялся наверх, а там этот Русский негодяй, уже откинул копыта, ну, вот я и позвонил тебе…

– Сибирский.

– Что?

– Где второй верзила?

– В смысле, второй?

– Там было двое клиентов! Где второй?!

– Ах, да, прости ради бога, он уехал еще часа четыре назад.

– Ну, ты и бычья голова! Ты же должен был следить здесь за всем! Плохо, очень плохо, погоди, а где девушка?

– Она в соседней комнате, я решил оставить ее там.

– Все понятно, ничего сейчас разберемся. Йенсен, скажи мне, ты опять пил на работе?

– Да, но ты ведь. – Его страх был вызван не трупом, он боялся другого.

– Мне придется позвонить "ДИРЕКТОРУ" – Кандид резко встал со стула.

– Не бойся, я прикрою тебя. Я со всем разберусь. Но это будет в последний раз. Иди, пригляди за девушкой, и не попадайся на глаза.

Я достал телефон из кармана, мои руки дрожали, я судорожно набрал номер. (И так всю жизнь, чья-то слабость и глупость отражается на мне). Мне ответил бесцветный, но грубый голос:

– Я полагаю, произошла непредвиденная ситуация?

– Да, сэр, у нас ситуация номер два. (Или три?) Я едва сдерживал дрожь в своем голосе.

– Оставайтесь на месте, мы прибудем через одиннадцать минут... – Связь оборвалась.

… Parole-Parole-Parole…

ОНИ прибыли точно через одиннадцать минут – пять коренастых парней в черных костюмах во главе с самим «ДИРЕКТОРОМ» появились в здании, кажется, это были сами ангелы смерти. «ДИРЕКТОР» невысокий, узкий в поясе, шел, сложив руки за спиной.

Широкое, но худощавое лицо его с довольно заметным внимательным носом, шаги этого задумчивого, но серьезного человека были неторопливы. "ДИРЕКТОР" поманил меня своей рукой, которая была прикрыта белой перчаткой.

– Так-так, плохо-плохо, Эммануэль, "ДИРЕКТОР" не доволен тобой. – Сказал он.

Две пары прозрачных бледно-карьих глаз уставились на меня критически, чуть ли не с обвинением, как свойственно людям, что знают, чего хотят и им нельзя отказывать.

Я избегал взгляда "ДИРЕКТОРА".

Как обычно, я чувствовал себя под угрозой, но на этот раз угроза была особенной.

"ДИРЕКТОР" дал мне легкую пощечину.

Я смиренно принял удар, при этом сохраняя идеальную осанку, и держа высоко поднятый подбородок. Мои мышцы были максимально напряженны, чтобы не выдать дрожь в моих коленях.

– Но ничего, мы разберемся с этим, где остальные? – Спросил "ДИРЕКТОР"

Я сразу повел их к комнате номер три.

По пути "ДИРЕКТОР" провел своим пальцем в перчатке по одному из деревянных карнизов, и посмотрел на него: – Это пыль? Плохо, очень плохо. Его тонкие черты лица искривились в форме отвращения.

Мертвый Сибирский Барин, лежал во все той же позе. Его "ритм" остановился навсегда. Нечего было допинг принимать! Ритм должен быть естественным. Наверноe.

"ДИРЕКТОР" это неживой человек. Однако неодушевленным его тоже не назовешь.

От него исходит "какая-то сила". Давление, страх и что-то еще.

– Отвратительно! Ребята, займитесь этим. Он всего лишь славянин, у нас не будет проблем. – Сказал "ДИРЕКТОР" хлопнув руками, и резко повернулся ко мне.

– Итак, рассказывай мне все в деталях Эммануэль, и не смей ничего утаивать, пупсик. Йенсен, снова был нетрезвый? – Промолвил "ДИРЕКТОР"

– Нет, Йенсен, был трезв, он четко выполнял свою работу. Сами же понимаете, тяжело сдерживать клиентов, когда они наглеют и сами кидаются с кулаками, громя все вокруг. Но он сделал все, что было в его силах и даже больше. Они сами виноваты, они же наркоманы неадекватные. Камеры все сняли.

– То, что камеры работают я в курсе. А вот ты чего так рано покинул свое рабочие место?

– Ну, я подумал что, ну что это, ну пора бы и домой, и ну, то самое, заведение уже пусто, никого нет, ну, я пойду, раз никого нет, остался только Йенсен… – Мне было трудно говорить, язык не слушался. Я был поглощен собственными россказнями, перед глазами у меня проносились изумительные образы, кровь бросилась мне в голову, и я вдохновенно лгал-лгал-лгал, но, в основном, говорил правду.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю