332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Роман Афанасьев » Стервятники звездных дорог » Текст книги (страница 15)
Стервятники звездных дорог
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:01

Текст книги "Стервятники звездных дорог"


Автор книги: Роман Афанасьев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 28 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Комм тихо пискнул и запустил штатные программы. Грегор быстро проверил входящую корреспонденцию. Пусто. Жаль. Но теперь он не был глух и слеп, а это очень много значит для беглеца, в чью спину смотрит прицел. Он шел медленно, стараясь ничем не выдать, что заметил слежку. Выстрела все не было, значит, торопиться не нужно. Незачем форсировать события и бросаться бежать. Быть может, тогда преследователи и спустят курок. А пока у него еще есть время на размышления – несколько минут, не больше. Но этого должно хватить.

С некоторым запозданием Грегор понял, что его ведут не агенты из черного флаера. Эти бы выстрелили не задумываясь, не беспокоясь о сотнях людей, что могут попасть под удар. Нет. За ним шли охотники за головами, что исполняют контракт. Наемные детективы, работающие на конторы, похожие на «Ветеран». В столице много различных служб. И много отставников, ищущих работу. Ловко его подловили. Скорее всего это «Феникс», куда уходят ребята из службы охраны правительственного квартала. У этих больше мозгов, чем мускулов, и они вполне могли вычислить и его убежище, и вероятность того, что он появится на барахолке. Но есть и минус – у них мало осведомителей и связей на окраинах. Слишком гордые эти ребята. Бывшая элита смотрит на уголовников как на грязь, а стукачей не переваривает вовсе. Значит, здесь лишь активный отряд. Трое или пятеро, что следили за рынком и таки выловили свою рыбку. Здесь им никто не поможет. Никто не укажет им, куда нырнул беглец и кто ему в этом помог. И еще – они не будут стрелять. Им нужен живой Грегор Нейман, главный подозреваемый по делу «Ветерана». Только надев на него наручники, они смогут заполучить приз за поимку. С другой стороны, если они уверены, что разгром «Ветерана» – его рук дело, то не станут особо церемониться. В конце концов беглец с простреленными ногами – уже не беглец.

Грегор остановился у одного из лотков и сделал вид, что рассматривает ряды электронных настольных часов всевозможных форм и размеров. Продавец в мгновение ока появился рядом с возможным покупателем и скороговоркой выпалил приготовленную речь. Нейман многозначительно кивал, словно и в самом деле слушал красноречивый рекламный бред. Этого хватило, чтобы продавец с новыми силами принялся расписывать достоинства недорогих и при том уникальных часов. Грегор хмурился, вслушиваясь в словесный поток, но при этом посматривал в сторону широкой улицы, высматривая путь к отступлению.

Шанс скрыться у него был – и преотличный. Толпы покупателей и продавцов могли, конечно, сильно замедлить движение, но зато среди них легко можно затеряться. Чужие тела прикроют от выстрела в спину. Ребята из «Феникса» не будут стрелять на поражение, если на линии огня сотни штатских. Они же до сих пор не выстрелили, так? С другой стороны – кто знает, как они себя поведут, если жертва надумает сбежать. Хорошо бы скользнуть в подвал и уйти по ремонтным туннелям. Там темно и много укромных местечек, где можно затаиться. А маскировочный комбез легко спрячет его от сканеров. Но, увы, на этой улице все подвалы и минус-этажи давно обжиты. Даже в ремонтных туннелях кто-то живет. И торговцы, экономящие на съеме жилья и складов, и бродяги, что вечно отираются у рынка, и такие же беглецы, как сам детектив.

Остается единственный выход – бежать прямо, до самого конца улицы, надеясь, что преследователи завязнут в толпе. Рынок кончается у большой площади с большой стоянкой городского транспорта. Там много каров, есть стоянка личных флаеров и станция пневматической подземки. Кар, а тем более флаер брать не следует. Лучший вариант – спуститься к подземной станции и уехать на поезде. Там всегда много людей, в их толпе можно легко затеряться. Но транспорт контролирует полиция – в каждом вагоне установлены следящие устройства. И если кто-то засечет подозреваемого Неймана, ему на хвост тотчас сядут копы. Это не слишком опасно, но сейчас не стоит привлекать к себе внимание. Он должен снова затеряться в лабиринтах большого города, раствориться среди каменных джунглей и найти укромное место, где можно спокойно дождаться вызова Родриго. Значит – снова в туннели. Нужно спуститься в подземку, пробраться на станцию, сделать вид, что единственная цель – поезд. А потом нырнуть в хитросплетение рабочих туннелей, что опутывают подземную станцию, как настоящий лабиринт, и уйти в другой квартал. Это должно сработать.

Продавец задал вопрос и застыл, ожидая ответа клиента. Грегор, не следивший за разговором, широко улыбнулся. Продавец расплылся в ответной улыбке, и его маленькие глазки восторженно засверкали.

– Все завернуть? – осведомился он, демонстрируя ряд желтых, словно покрытых ржавчиной, зубов.

– Все, – кивнул Нейман. – Все, что есть.

И взмахнул рукой.

Удар в скулу сбил продавца с ног и швырнул на соседний лоток. Шаткая конструкция перевернулась, и под ноги толпе излился вал стеклянных безделушек, тотчас захрустевших под тяжелыми ботинками. Их хозяин с воплем бросился подбирать товар, а помощник кинулся на детектива с кулаками. Грег ударил его ногой в живот и отбросил на торговца, подбиравшего товар. Сверху упал один из прохожих, другой пустил в ход короткую дубинку, и через миг посреди улицы сама собой вспыхнула драка. Нейман развернулся и бросился прочь.

Он петлял по улице, огибая скопления прохожих и перепрыгивая лотки. Одиночек, что попадались на его пути, он просто сбивал с ног и мчался дальше, надеясь, что упавшие станут помехой преследователям. Он не выбирал путь сознательно – реакции вели его сквозь торговые ряды, как сквозь полосу препятствий на тренировке. Он просто бежал вперед, и все.

Ему удалось пробежать половину улицы, прежде чем над ухом раздался противный свист. До конца торговых рядов оставалось еще метров пятьсот, но детектив, не раздумывая, бросился на землю. С разгона он проехал на животе пару метров и влетел под длинный прилавок, хозяин которого, тоже прекрасно разобравший свист одиночной стрелки, бросился прочь.

Скорчившись под прилавком, Грегор зарычал от злости. Металлический штырь, что должен был воткнуться в плечо, выпущен со стороны площади – оттуда, куда он направлялся. У преследователей хватило людей, чтобы перекрыть путь к бегству, и детектив оказался в ловушке. Если он высунется из-под старого металлического прилавка, то получит тонкий пласталевый штырь в плечо или ногу. Если останется тут, то скоро преследователи сами явятся по его душу и вытащат из укрытия. Можно, конечно, подождать их тут, а потом втянуть в ближний бой. Но вряд ли они пойдут на это – ребята не уличная шпана и сразу, как только жертва появится в поле зрения, начнут стрельбу. А может, и чуть раньше – прямо сквозь прилавок.

Новой эмоции детектив быстро подобрал соответствующее название: отчаяние – так это называл его психоаналитик. Он попался в ловушку, как последний дурак, и должен теперь расплатиться за свою глупость. Оставалось только сдаться в плен и ждать, что Родриго в последнюю минуту выхватит его из жерновов правосудия. В конце концов, капитан должен заинтересоваться полученной информацией и догадаться, что бывший агент может рассказать еще много интересного. Но что-то подсказывало детективу, что он не доживет до этого славного дня. Скорее всего, как только рядом не будет чужих взглядов, он получит пулю в голову. Смерть при задержании – очень распространенная смерть. Нейман зарычал, ощутив уже знакомые эмоции – отчаяние и страх. Омерзительные вещи. Они мешают адекватно оценивать ситуацию. Грегор дорого дал бы за то, чтобы сейчас вновь стать бесчувственным болваном-спецназовцем.

Коммуникатор, спрятанный в нагрудном кармане, издал тихий звон. Грег завертелся под низеньким столом, перевалился на другой бок и достал комм. Откинув крышку, он принял вызов, и на экране развернулось сообщение, пришедшее от неизвестного адресата. Это оказалась трехмерная карта торговых рядов. Красной точкой на ней был отмечен прилавок, под которым прятался детектив. От него тянулась запутанная пунктирная линия, проходящая сквозь ряды и здания. Она заканчивалась у красного квадратика с надписью «зона эвакуации». А под схемой было написано только одно слово – «сейчас».

Закрыв комм, Нейман сунул его в карман и встал на четвереньки. Родриго, чертов позер. Он все же выследил его. Наверно, перехватил сообщение ребят из «Феникса», когда те наконец выследили свою добычу. Если капитан прочесывал город, пытаясь найти бывшего подчиненного, то вполне мог это сделать. И даже не он сам, а его роботы, запущенные в путаницу электронного эфира связистами Беты. И как только кто-то упомянул Неймана...

Проклятье. Ну что ему стоило появиться чуть раньше? Теперь все намного сложнее. Даже если он выберется из этой передряги, он будет обязан этим Родриго. А быть в долгу у капитана Беты – это все равно что быть в долгу у... Нейман выругался, не в силах подобрать подходящее слово. И все же это его шанс. На сегодня, видимо, последний.

Сейчас.

Пальцы детектива легли на запястье, и остатки боевого коктейля растеклись огнем по жилам. Он шумно вдохнул, чувствуя, как голова становится ясной, а сердце замедляет ход. Время сделалось вязким и густым, словно вода. Грегор выдохнул.

Старый прилавок взметнулся вверх, словно под ним детонировал заряд взрывчатки. Во все стороны брызнули старые коммы, прыснули в разные стороны прохожие, пытаясь увернуться от необычной шрапнели из старья. Прилавок перевернулся в воздухе, щедро рассыпая товар во все стороны, а из мешанины обломков вынырнула темная фигура.

Снайпер выстрелил в ту же секунду и – промахнулся. Грегор Нейман, подозреваемый в убийстве двух и более лиц общественно опасным способом, двигался слишком быстро. И даже когда снайпер, выполняя приказ, попытался не просто ранить объект охоты, а убить, то не смог. Человеческое тело двигалось так быстро, что превратилось в смазанное пятно, и второй выстрел тоже не попал в цель. А рассчитать упреждение на третий выстрел стрелок не успел – жертва ушла с линии огня.

Выскочив из-под обломков прилавка, Грегор метнулся к противоположной стороне улицы. Перемахнув через пару столиков и зазевавшихся покупателей, он оттолкнулся от мостовой и взмыл вверх – к рекламным растяжкам и проводам, что болтались над торговыми рядами. На лету он ухватился за толстый кабель информационной линии, сделал полный оборот вокруг него, разжал руку и отлетел к стене – словно камень, выпущенный из пращи. Его тело ударилось в пластиковый рекламный щит, прикрепленный к стене, разбило дешевое полотно и проломилось внутрь – в сплетение железных креплений. Распластавшись на стене, Грегор подтянулся и быстро, как ящерица, пополз вверх. У края плаката он на секунду задержался, а потом оттолкнулся от железной скобы двумя ногами и пулей вылетел из-за щита. Снайпер выстрелил еще раз, но снова промахнулся – жертва готовилась к прыжку за щитом, и он не смог вычислить направление движения.

Кувыркнувшись в воздухе, детектив полетел к старинному ажурному балкону, сваренному из железных прутьев. Уцепившись за него, сделал полуоборот, стойку на руках, а потом с размаху всем телом ударился в окно. Он вынес раму вместе с креплением и влетел в офис вместе с фонтаном пластиковых брызг.

Работники, сидевшие за столами конторы, отреагировали единственно верным способом – едва их окно заслонила подозрительная тень, они дружно нырнули под собственные столы, истово молясь, чтобы это оказалась не пиробомба конкурентов. Поэтому никто из них даже не заметил, как человек, выглядевший так, словно провел пару минут в мешке с кошками, поднялся из осколков окна и вылетел в коридор.

Пробегая по длинному коридору, Нейман думал об одном – только бы они не пустили в ход стационарное орудие флаера. Если его движение засечет сквозь стены сканер орудия и выпустит заряд... этот этаж превратится в братскую могилу. В прежние времена агенту Нейману было бы на это наплевать, но сейчас возможность гибели стольких невинных людей его ужасала. Он видел много смертей, да и сам не раз стоял на краю могилы. И то, что сейчас из-за него могут погибнуть сотни людей, дарило ему новое, неизведанное ранее чувство – чувство вины. Сильное и жгучее, оно пьянило голову не хуже стакана натурального алкоголя. Жар отдавался болью в сердце, заставлял вспомнить тела Борисова, Дейнца, Ричарда и многих других, что остались за спиной Неймана, подобно кровавому следу. Нет, Грегор больше не хотел испытывать это чувство. Ни за что. И когда в конце коридора показалось окно, детектив, не раздумывая, бросился к нему.

Снайпер, упустивший жертву, не собирался сдаваться. Как только он увидел, что объект уходит с линии огня, то запустил двигатель одноместного флаера, напоминавшего древний байк, и оттолкнулся от угла здания. Флаер, что был по карману только серьезным службам, в очередной раз оправдал затраты. Снайпер воспарил над головами зевак, промчался над торговым рядом и заложил крутой вираж, стараясь вписаться в щель между высокими зданиями. Он увернулся от рекламной растяжки, нырнул под толстый пучок проводов и свернул в крохотный переулок между домами. На земле он был заставлен коробками с товарами и превращен в склад. Но на уровне пятого этажа между зданиями оставалось достаточно места, чтобы там поместились байк и его седок. Снайпер рассчитал правильно – свернув за угол, он увидел фигуру человека, что выбрался из окна и быстро полз по стене вверх, цепляясь за карнизы и крохотные выступы на древних стенах дома. Охотник завис в воздухе и вскинул оружие. Палец сам лег на скобу, а прицел нашарил жертву. И все же в последний миг охотник остановился – директива недвусмысленно гласила, что жертву необходимо оставить в живых и стрелять на поражение следует только в случае высокой вероятности успешного побега. Но если сейчас объект ранить, то скорее всего он свалится вниз и разобьется о мостовую. А если не выстрелить, то есть шанс, что беглец снова нырнет в здание. В этом случае полагалось стрелять незамедлительно, но снайпер, недавно получивший выволочку за прошлую жертву, замешкался. Он отправил запрос руководителю группы, что летел к точке визуального контакта на своем байке. Тот откликнулся мгновенно и, увидев картинку с камеры стрелка, отдал приказ – стрелять на поражение. Он не мог допустить, чтобы Грегор Нейман ушел от расплаты. Убийца Борисова, спятивший кровожадный маньяк, не должен жить. Он должен либо страдать, либо умереть. В данном случае руководитель операции выбрал последнее.

Снайпер, получивший приказ, вскинул длинную армейскую винтовку и прицелился чуть выше распластанной на стене фигуры. Двигалась она быстро, но уже не так, как на земле. По стене бежать невозможно, хотя снайпер готов был поклясться, что движения беглеца очень напоминали этот самый бег. Его палец лег на спусковой крючок, и в ту же секунду жертва замерла. Винтовка дрогнула и выплюнула тончайшую иглу.

Грегор почувствовал опасность затылком – волосы на голове встали дыбом, а виски пронзила боль. Даже не оборачиваясь, он знал, что смерть висит в воздухе у него за спиной и тянет к нему костлявую руку. До широкого карниза, что опоясывал здание, было совсем близко, Нейман мог легко дотянуться до него и встать на ноги. Но он знал – смерть не позволит ему этого сделать, да это и бессмысленно – на карнизе подстрелить его так же легко, как и на стене. Грегор повис на левой руке, правой рванул с пояса «Орел» и развернулся, чуть не вывернув плечо. Смерть, принявшая на этот раз облик человека с винтовкой и оседлавшая флаер в виде байка, чуть вздрогнула. Тонкая игла, выпущенная из электромагнитной винтовки, прошлась по груди детектива, распоров комбез и оставив за собой кровавый след. Если бы детектив не развернулся, она вонзилась бы точно под лопатку. Но сейчас она лишь куснула жертву, так и не успев запустить в нее длинные зубы.

Нейман, в чьих жилах кипел боевой коктейль, даже не вздрогнул. Он вскинул пистолет, выстрелил и, не дожидаясь результата, снова повернулся к стене. Зажав оружие зубами, он выбросил правую руку вверх, легко подтянулся и навалился грудью на широкий карниз. Рана отозвалась вспышкой боли, но сейчас детектив не мог позволить себе заметить боль. Он встал на колени, потом медленно выпрямился. И только тогда, далеко за его спиной, тело снайпера сползло с байка и рухнуло в провал между домами. Нейман проводил его взглядом. Он знал, что стрелок уже мертв – выстрел из «Орла» выжег его глазницу и все, что располагалось за ней. И все же сердце детектива сжалось, когда снизу раздался мокрый шлепок. Вина. Чертова вина. Он поднял голову и смерил взглядом узкий карниз, на котором едва мог поместиться один человек. Сотня метров, не больше. И эту сотню нужно пробежать, чтобы набрать необходимую скорость. Грегор наклонил голову, рассчитал траекторию и сорвался с места.

Руководитель операции захвата влетел в проем между домами как раз тогда, когда байк снайпера, оставшийся без управления, начал заваливаться набок. Он сразу заметил темную фигуру человека, бегущего по карнизу, и выхватил игольник. Больше он не собирался церемониться с убийцей – он и так слишком зажился на белом свете. Охотник вскинул оружие, повел стволом, намереваясь охватить очередью весь карниз, и на секунду замешкался. Беглец мчался к краю пропасти и не собирался останавливаться. Самоубийство? Охотник промедлил всего долю секунды, но этого хватило, чтобы жертва добралась до угла дома, оттолкнулась от карниза и распласталась над улицей. На миг она словно застыла в воздухе. Охотнику показалось, что сейчас у беглеца вырастут крылья и проклятый убийца воспарит в небо, подобно птице.

Но этого не случилось – человек камнем рухнул вниз. Под ним прямо посреди чистого неба открылся темный провал размером с дверь. Убийца Грегор Нейман нырнул в него и растворился посреди чистого неба. Охотник взвыл от ярости и нажал на курок, хотя и знал, что очередь игольника не сможет повредить военный флаер с активированными искажающими полями. Больше того – флаер наверняка уже далеко от места, где он подобрал пассажира. И все же охотник стрелял в тот клочок чистого неба, где исчез Нейман, до тех пор, пока не кончилась обойма.

* * *

Сектор: Свободный Сектор.

Координаты: Система Зод.

Колония Зод.

Корабль «Стальной Шип»,

порт приписки отсутствует.

Ощущения вернулись сразу, словно кто-то щелкнул рычажком, возвращая тело в позицию «включено». Мозг, пребывавший в помраченном состоянии, получил заряд от датчиков, размещенных в теле, и затрепетал, пытаясь справиться с волной боли, головокружением и дезориентацией.

– Роза, – прошептал Артур, выныривая из пучины забвения, – Роза...

И открыл глаза.

Он увидел низкий пласталевый потолок, усеянный пятнами от выстрелов и длинными царапинами. Тусклая световая панель, прикрытая мутным и грязным пластиком, едва заметно мерцала, заставляя слезиться глаза. Артур ощутил, что лежит на полу – судя по всему, таком же голом, как потолок. Сигналы, поступавшие в мозг из центрального процессора по тысячам тончайших искусственных волосков, сообщили ему, что повреждений в теле нет. Все системы функционировали нормально. Это только живой мозг, спрятанный в пласталевом черепе, как орех в скорлупе, недавно дал сбой – от резкой встряски Арт потерял сознание и пришел в себя только сейчас. Его подташнивало, к горлу подступал горький комок – желудок оставался одним из немногих его настоящих органов. Сотрясение мозга – решил Артур. Защитная оболочка не смогла компенсировать прямой удар. Пожалуй, стоит подать жалобу своим производителям – медицинской лаборатории Ван-Йорка.

Арт усмехнулся сквозь сжатые зубы и попытался приподняться. В шее противно заскрипело, и внутри грудной клетки завибрировал крохотный мотор. Шея. Старпом поднял руку и коснулся затылка, потом опустил ладонь ниже. Позвонки уцелели, но работали немного с запозданием, неохотно, словно немного заржавели. Наверно, их гладкая поверхность покрыта сетью трещин. А быть может, один из них все-таки лопнул. Проклятье. Необходим ремонт в стационаре. Но где, черт возьми, найти такой стационар на пиратском Зоде. Зод.

Одним рывком Артур сел и, не обращая внимания на скрип в шее, осмотрелся. Комната оказалась крошечной, больше похожей на чулан. Железный потолок и пол, стены, выкрашенные зеленой краской. В одной из них – железная дверь, а на стене напротив – небольшой голоэкран. Под ним, прямо на полу, лежал Роберт. Раскинув руки, великан лежал так неподвижно, что Артур заподозрил худшее. Он быстро поднялся на колени и подполз к оружейнику, вгляделся в его бледное до синевы лицо. Он поднял руку, собираясь коснуться друга. И застыл.

Его левая ладонь все еще была сжата в кулак. Он напоминал комок разворошенного тряпья – искусственная плоть висела клочьями, словно кто-то пытался рвать ее клыками. Сквозь рваные раны виднелась пласталевые кости, матово блестевшие в тусклом свете. Запястье усеивали тонкие надрезы, похожие на след ножа. А в кулаке по-прежнему была зажата рукоять от рекордера. Вот только его самого уже нет. В руке Арта остался лишь пласталевый огрызок длиной с палец. Конечно. Сначала они попытались разжать его руку, но потом решили, что будет проще отрезать рукоятку.

Арт подумал о сведенных намертво пальцах, которым он дал приказ не разжиматься, и они вздрогнули. Изуродованный кулак раскрылся, и кусок пластали со звоном запрыгал по железному полу. Почему они еще живы? Но живы ли...

Спохватившись, старпом прижал ладонь к груди Роба. Чувствительные датчики, встроенные в кончики пальцев, уловили пульсацию сердца. Оружейник жив. На первый взгляд ран нет, но тело словно сведено судорогой – слишком напряжено. Арт протянул руку к лицу Роберта, намереваясь поднять веко, чтобы взглянуть на зрачки, но в этом момент огромная лапища бывшего сержанта судорожно дернулась, вскинулась и перехватила запястье старпома.

– Тише, Роб, – позвал Артур. – Это я.

Веки оружейника дрогнули и медленно поднялись, открыв налитые кровью белки глаз. Роберт попытался сфокусировать взгляд, и веки снова задрожали.

– Старпом? – выдохнул он так, словно его челюсти сводило от боли.

– Кто ж еще? – буркнул Арт. – Ты как?

– Норм... – выдавил Роберт, – нормально. Думал, тебе конец.

Лапа оружейника разжалась и бессильно упала на пол. Глаза все-таки закрылись, и судорога пробежала по телу Роба.

– Эй, – с тревогой позвал Арт. – Роберт!

– Парализатор, – четко выговорил оружейник. – Уже отпускает. Сейчас.

Он снова открыл глаза и взглянул прямо в лицо старпома. Кривая ухмылка появилась на губах.

– Голова, – сказал он. – Твоя.

Артур поднял руку и коснулся лба. Его пальцы нащупали большую дыру в искусственной коже – чуть выше бровей. Кажется, даже небольшая вмятина осталась. Покойный снайпер хорошо знал свое дело. Старпом представил, как он выглядит со стороны, и тоже хмыкнул. Неудивительно, что Роберт счел его покойником, – такая дыра во лбу обычно свидетельствует о полной и безоговорочной кончине человека. Вот только Артур Корн не человек.

– Я в порядке, – заверил Арт, – небольшое сотрясение мозга, не больше. Как ты?

– Ранений нет, – доложил Роберт. – Свело мышцы. Скоро пройдет.

Артур обернулся и снова осмотрел комнату. Пустая коробка с железными стенами. Камера. Почему? Киллеры били на поражение, вся команда Арта должна была лечь замертво под перекрестным огнем. Зачем убийцы взяли их в плен?

– Что случилось? – спросил Артур у оружейника. – Ты что-нибудь видел?

Роб отрицательно помотал головой.

– Отстреливался, – сказал он. – Зашли сзади, свалили. Парализатором. Бросили в фургон, к тебе. Потом везли. Принесли сюда, и все.

– Дерьмо, – прошептал Арт.

Старпом уже понял, что один из кланов Зода выследил их и устроил засаду – скорее всего из-за рекордера. Но если они знали, куда и зачем идет экипаж «Шипа», то почему просто не пришли в банк раньше и сами не забрали эту штуку? Значит, не знали. Просто следили за гостями, а когда увидели их с рекордером, решили перехватить. Всем известно, что в рекордерах хранится секретная информация. Но кто навел шпану на экипаж «Стального Шипа»? Федералы? Свои агенты? Или просто били наугад?

Артур прикрыл глаза. Инга. Эти сволочи убили Ингу. Он недолюбливал эту холодную девицу с мужскими замашками, но... но она часть экипажа. Часть его жизни, семьи. Была. Артур поднял ладонь и потер шрам на лбу. Магда и Дэниэл. Они сейчас должны быть на причальной станции. Что с ними? Роза.

Выругавшись, Артур похлопал себя по карманам. Пусто. Конечно, коммуникатор у него забрали. И оружие. И все те мелочи, что годами оседали в карманах рабочей куртки. Их вывернули наизнанку, вспороли подкладку, вытрясли все, вплоть до крошек сухпайка. Ничего нет. Летный комбез тоже обшарили и забрали аптечку с пояса. И пояс тоже. Господи, только бы с Розой все было в порядке. Только бы...

Арта затрясло. У него не было обычных нервов и надпочечников, что вырабатывают адреналин. Но его мозг... Он рождал такие картины, от которых вздрагивали даже пласталевые конструкции. Если эти ублюдки хоть пальцем прикоснулись к Розе...

Роберт зашевелился. Тяжело приподнялся и прислонился спиной к стене. Потом неуверенно вытянул руку и коснулся плеча Арта.

– Порядок, старпом, – сказал он. – Все будет в порядке. Нужно только выбраться.

Артур не успел ответить – экран, висевший над их головами, полыхнул тусклым светом, и на нем появилось изображение смуглого остроносого человека в черном костюме. Окинув пленников долгим взглядом, он достал из кармана длинную сигару. Прикурил от огромной зажигалки, украшенной белым золотом.

– Добрый день, – поздоровался он, выдыхая клубы дыма. – Вижу, вы пришли в себя.

– Что за... – буркнул Артур. – Ты кто такой?

– О, – человек взмахнул сигарой, – меня зовут Гудвин. Но вы можете звать меня просто Гарри.

– Отлично, Гарри, – буркнул старпом. – Ты здесь главный?

– Вроде того, – согласился Гудвин. – Вы у меня в гостях, скажем так.

– В гостях! Всегда так встречаешь гостей, Гарри? Твои ублюдки напали на нас...

– Ну не то чтобы напали, – отозвался гангстер. – Скорее задержали...

– Урод, – гаркнул Роберт. – Они убили Ингу! И если я до тебя доберусь, я тебе ноги из жопы выдерну!

– Слова, слова, – вздохнул Гудвин. – Спокойнее, пожалуйста. Пока я стараюсь по возможности избегать лишних жертв. Но трупом больше или трупом меньше, это не так важно.

Артур коснулся ноги оружейника и многозначительно на него посмотрел, призывая к молчанию. Тот сжал кулаки и нахмурился.

– Ладно, – сказал Артур. – Ты получил рекордер. Что тебе еще нужно, Гудвин?

– Информация. Мне нужна информация, – отозвался гангстер. – Это единственная ценность в нашем насквозь прогнившем мире.

– Думаю, твои ребята без труда вскроют рекордер и скопируют записи, – сказал Арт. – Что ты хочешь от нас?

– Рекордер пока не открыт. И, прежде чем начать обезвреживать его ловушки, я хочу знать, что я ищу. Расскажите мне, что там внутри.

– Подонок, – выдохнул Артур. – Так ты даже не знаешь... Ты просто натравил на нас свою банду, даже не зная, пригодится тебе эта штука или нет?

– В нашем деле никогда не знаешь заранее, что может пригодиться, – усмехнулся гангстер, выпуская клуб сизого дыма. – Только рискуя, можно добиться успеха. Нужно идти на шаг впереди остальных, и только тогда останешься первым.

– Ублюдок, – буркнул Роберт, кося налитым кровью глазом на экран, – чертов ублюдок...

– Нет там ничего, – быстро сказал Артур. – Так, пара интересных рецептов химических коктейлей.

Гудвин улыбнулся, и сигара исчезла из его рук. Он погрозил собеседнику длинным пальцем, как нашкодившему мальчишке.

– Ох, Арти, – сказал он. – Сдается мне, ты хочешь меня обмануть.

Артур пожал плечами.

– Вы, ребята, – произнес Гарри, – наделали много шума. Разворошили осиное гнездо. Федерация устроила за вами настоящую охоту. Официально вы обвиняетесь в пиратстве, но... Космофлот ленив и неповоротлив. А вас ищут спецслужбы, получившие приказ сверху. Эти ребята добрались даже сюда и попытались нанять моих людей.... Мне пришлось побеседовать с парой агентов. Они, правда, и сами ничего толком не знали. У них был приказ – уничтожить «Стальной Шип». И что интересно – мне так и не удалось отследить источник приказа. Не знаю, кто выдал лицензию на ваше убийство, но чем-то вы его сильно разозлили. Настолько, что милая Роза даже вернулась на Зод, хотя клялась никогда этого не делать. Она серьезно относится к обещаниям и еще никогда не нарушала своего слова – до вчерашнего дня. Значит, у нее не было другого выхода. Все это говорит мне, что дело весьма серьезное. Думаю, что из-за пары новых рецептов химической дури Федерация не будет паниковать.

– Ты все узнаешь, когда откроешь рекордер, – ответил Артур. – Зачем тебе старпом и оружейник пиратского корабля?

– Вы мне не нужны, – признался Гудвин. – Чихать я на вас хотел. Но мне нужна вся информация по этой операции. А ее может дать мне только Роззи. И я очень надеюсь, что вы поможете мне убедить ее сделать это.

– Ты, уродец, – бросил Артур. – Даже не думай. Если тронешь моего капитана хоть пальцем...

– Остынь, железный дровосек, – резко бросил Гудвин. – Мы с Розой старые знакомые и хорошо знаем друг друга. Я знаю ее даже лучше, чем ты. Понимаешь, о чем я говорю, консервная банка?

– Понимаю, – медленно произнес Арт, чувствуя, как исковерканная рука сжимается в кулак. – Старые знакомые, да?

– Очень старые, – подчеркнул гангстер. – И я не стану вредить Розе. А вот вас я узнал недавно. И вы мне не понравились. Так что нашу милую девочку я не трону, а вот вас... Очень надеюсь, что Роза не допустит того, что я могу сделать. Она ведь тоже хорошо меня знает и представляет, чем может кончиться дело.

– Твоя сигара, – бросил Арт. – Где она?

– Что? – удивился Гудвин.

– Ты конструкт, – сказал старпом. – Это не изображение с камеры, а проекция прямо из компьютерной матрицы. Ты искусственный интеллект. Вот откуда ты знаешь Розу.

– Ну, не совсем искусственный, – ухмыльнулся гангстер. – Но в целом ты прав. Это широко известно, и я не делаю из этого тайны. Так что, боюсь, даже если этот громила сержант доберется до меня, то не сможет выполнить свое обещание.

– И это меня ты назвал консервной банкой, – хмыкнул Арт. – Ты, ворох нулей и единиц, запутавшихся в сетях пиратской планеты.

– Тише, жестянка, – ухмыльнулся Гудвин. – Ведь о Розе ты не думаешь то же самое, а?

– Не трогай Розу, – предупредил Арт.

– Я и не собирался, – отозвался Гарри. – Ладно, хватит болтовни. Мы уже познакомились, так что лучше перейти к делам. Время – деньги.

– Я не знаю, что в рекордере, – отозвался Артур. – Я просто исполнял приказ. Если ты так близко знаком с Розой, то спроси у нее.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю