290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Обманувший смерть (СИ) » Текст книги (страница 13)
Обманувший смерть (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 14:30

Текст книги "Обманувший смерть (СИ)"


Автор книги: Роман Романович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 20 страниц)

Анатолий молча смотрел, как секретарша собирает разлетевшиеся бумаги. Кто бы мог подумать… Простая задача удержать пацана, что незаконно воспользовался чужими документами, превратилась в дешевый боевик. Вырубить охранника одним ударом? Разбить окно? Пронестись как пуля так быстро, что Анатолий понял, что происходит, когда парень исчез? Это точно был изгой. Обычному человеку такое не под силу.

Секретарша собрала документы и положила на них один из сувениров, что украшал стол. Сквозняк продолжал трепать листы.

– Лена, иди. Сейчас к нам подъедут, впусти гостей.

Гости не заставили себя ждать и Анатолий не ожидал чего-то хорошего от предстоящего разговора.

– Что старый пес, облажался? – поприветствовал его давний знакомый, что работал в службе безопасности рода.

– Задержание вне моей компетенции, – всплеснул руками мужчина, – Ты посмотри, что этот пацан натворил. Окно разбил и выпрыгнул со второго этажа.

– Ничего, разберемся. Что он тут делал, установил уже? – безопасник по хозяйски прошел в кабинет и уселся на стул.

– Читал. Реестр родов нашего города.

– Странный выбор. Как выглядит?

– Да как обычный школьник. Сначала выглядел, как ботаник, волосы зализаны, очки, сутулится. Но когда понял, что его раскусили, то выпрямился и… Знаешь, от него такой уверенностью дохнуло. Резкое преображение.

– Значит, он готовился… – задумчиво проговорил мужчина, – Внешность?

– Высокий, волосы темные.

– Это самое точное описание, которое я слышал. Ладно, пойдем камеры смотреть. Узнаем, что это за герой нарисовался.

Вскоре мужчины вышли из кабинета, а ветер так и остался трепать листы бумаги.

Интерлюдия. София, Мария и Павел

– Мари, соберись!

– Тётя, я и так собрана, – вяло огрызнулась молодая девушка.

– Собрана, значит? Тогда лови!

Женщина сплела между ладоней сгусток и кинула в племянницу. Глаза той расширились, она выставила руки вперед и почти успела создать защитную пленку. Сгусток врезался в грудь и откинул девушку на маты.

– Софи, ты её так покалечишь, – прокомментировал действие мужчина, что сидел в стороне и с интересом наблюдал за успехами дочери и тем, как её гоняла его сестра.

– Павел, ты лучше не лезь. Или хочешь сам размяться?

– Нет-нет, что ты, – шутливо поднял мужчина руки вверх, сдаваясь, – Ты у нас главный маг в роду, гроза и сила, честь и достояние.

– Вот и не забывай про это, – женщина сделала вид, что пропустила иронию, – Мари! А ты вставай и давай ещё раз! У тебя скоро обряд посвящения, шестнадцать лет исполнится, а ты даже щит нормальный поставить не можешь! Что у Пасти делать собираешься? Жаловаться на жизнь?!

– А если я не хочу к Пасти? – завела привычную тему девочка, – Я рисовать люблю, лучше этим заняться, чем боями.

– Что ты там себе под нос бормочешь? – нахмурилась София, – Вставай. У тебя три секунды, чтобы создать щит.

Голос женщины изменился, девочка ощутила надвигающуюся угрозу. Перестав натирать ушибленное место, она прямо из сидящего положения вытянула вперед руки и перед ней зазвенел наполненный силой щит. В который сразу же врезался очередной сгусток от тёти.

– Можешь, когда хочешь, – довольно сказала женщина, – Ещё раз!

Дверь в зал открылась, но занимающиеся этого не заметили. На тренировку заглянул начальник безопасности, он прошел к сидячему мужчине и что-то ему сказал на ухо, после чего поклонился и ушел.

– Что там? – бросила Софи, которая не глядя закидывала племянницу сгустками силы, впрочем, продолжая точно рассчитывать силу.

– Не поверишь. Какой-то идиот проник в нашу библиотеку городскую.

– Библиотеку? Зачем?

– Судя по записям, читал реестр родов города.

– А почему тебе доложили об этом? Пусть стража займется.

– Предположительно, это был изгой. Представляешь, директор библиотеки его хотел задержать, пригласил к себе в кабинет, а тот, показав внушительную скорость, вырубил охранника, разбил стулом окно и выпрыгнул со второго этажа.

– Интересно… – женщина прекратила закидывать племянницу сгустками, – Мари, отдохни пока. Что думаешь по этому поводу? – подошла она к брату, – Провокация? Враги зашевелились? Союзники Клоз?

– Не знаю, буду выяснять. Что с Пастями? Это твоя епархия. Есть шевеления?

– Пока нет. Я поставила своих людей рядом на территории Клозов, но тишина. Недавно выдох был, пару трупов, а в остальном тихо.

– Это и странно. Наши конкуренты обязаны попробовать их захватить.

– Веселье начнется после большого выдоха, когда Клоз распишутся в своём бессилии.

– Глупый обычай, – вздохнул мужчина, – Род мертв, а надо ждать, пока они не облажаются.

– Что есть, то есть. Фото из библиотеки где?

– Нигде, – нахмурился наследник, – Два дня назад камеры на подходе к зданию разбили. Кто – неизвестно. Предположительно этот же изгой.

– Почему не заменили? И что с камерами в здании?

– Промедлили, – вздохнул мужчина, – А внутри камер нет. Это же библиотека, зачем они там?

– Вот за этим, братик, вот за этим, – процедила женщина, – Павел, что за ерунда? Почему на наших землях непорядок?

– Я разберусь, сестра, не переживай.

– Разберись. Проверь камеры в округе, как-то же этот умник пришел?

– Не учи меня делать мою работу, – заворчал мужчина. – Развлекайтесь тут, а я пошел. Разбираться.

Женщина проводила взглядом мужчину, а потом развернулась к племяннице.

– Слышала? Запомни, родная. У нашего рода были, есть и буду враги. Нужно быть сильной, чтобы выжить. И быть очень сильной, чтобы ты и твои дети имели шансы на светлое будущее.

– Я знаю тётя, – кивнула девочка серьезно, – Я не подведу род.

– Верю в тебя. А теперь приготовься, надеюсь, ты достаточно отдохнула.

Глава 15. Подстава

Знатно я облажался с библиотекой. Пока возвращался, прокручивал в голове ситуацию раз за разом. Мог ли поступить иначе… Мог, второй поход был наглостью. Надо было всего лишь выбрать другое время и другое место, вот и всё. Но нет, полез, словно разом потерял весь здравый смысл. В какой-то степени так и было. Чертова интеграция чужой души. Внутри свербило желание восстановить память и разобраться, что происходит вокруг. В прошлой жизни я тоже страдал поспешностью, вспыльчивостью и ощущением вседозволенности. Но казалось, что избавился от этого. Перерос. Да и трагические события, падение рода должны были избавить от любой дури, что оставалась. А вот теперь, поглядите, опять это вылезло. И не знаю, на что списать. То ли на то, что накрыло меня волной воспоминаний и хотелось ещё, то ли напряжение от жизни в чужом мире, то ли от нахождения в подростковом теле, в котором бунтовали гормоны. Ошибка сделана, выводы тоже. Хоть информацию собрал по крупным игрокам и то, хлеб. Теперь и в других местах искать буду, в тех же самых газетах, где мелькали названия родов и крупных компаний, может разберусь, что в городе происходит. Но если здесь такой уровень цензуры, что бросается в глаза в книгах, то и газетам особого доверия нет.

Как выскочил из библиотеки, то рванул в ближайший переулок, где переоделся, а дальше с пересадками плутал по городу. Времени убил знатно, вернулся к Тётушке под самый вечер и застал там почти всех.

– А где Волчонок? – спросил у режущихся в карты пацанов. – Да ходит где-то, – ответил Бегунок и отвел глаза. – Ходит, значит…, – прищурился я, – А где именно? – Да нам откуда знать? – ответил парень, так и не поднимая головы.

– Вы же друзья?

На это ребятня резко вжала головы в плечи. Подозрительно… Ладно, дождусь и спрошу у самого пропавшего. С этой мыслью отправился к себе, где уселся в позу для медитации и начал раскладывать информацию по полочкам, заодно гоняя энергию по телу.

Парень вернулся часа через два. Ощутил, как он идет, как движется его поток энергии. Энергия ещё имеет свойство отражать физические и психологические процессы. Если человек волнуется, то это отражается в хаотичности движения потоков, суете. Если он хочет скрыться, то в напряжение верхнего слоя. Если у тебя есть знания, помноженные на опыт, то читать эмоциональное состояние человека легко. При наборе статистики и с поправкой на индивидуальность, само собой.

Волчонок почему-то хотел обратить на себя как можно меньше внимания и крался по коридору. Время позднее, почти ночь, ужин совместный он пропустил.

– Где был? – спросил я его, выходя из комнаты, когда он подошел к своей. – Как ты понял, что я здесь? – распрямился парень. – Запахло чем-то таким… Таинственным, – сделал я загадочное лицо. – Не смешно, – буркнул Волчонок, после чего толкнул дверь и зашел к себе. Закрыв дверь.

Подозрительно дважды. Я прикинул, что именно скрывает малолетний пацан и ничего в голову не пришло. Вернулся в зал, там сидела Мия, читала книгу под одним из немногих источников света.

– А ты не знаешь, где Волчонок был? – Он не хочет рассказывать, – ответила девочка, бросив взгляд в сторону комнаты парней. – Это я уже заметил. А предположения есть? Как бы с ним чего плохого не случилось.

Я видел, что Мия мнется. Явно что-то знает, и в ней борются два желания. Сохранить тайну парня, который наверняка просил молчать, и ответить мне, её спасителю. Третьим же желанием стала мысль об опасности. Я попал в благодатную почву, и девушка раскрылась.

– Он работу себе нашел. – Работу? – Да. Как сам сказал. Вчера продуктов принес. Весь день пропадает где-то. – Мия говорила шепотом. – А где? – Я не знаю. Он не рассказывает подробности.

Внутри кольнуло легкое беспокойство. Если проанализировать свои чувства, то я прижился в этом месте. Иначе и не скажешь. Прижился и стал воспринимать жильцов не то, чтобы самыми близкими людьми… Но я чувствовал ответственность за них. Отчасти потому что они были детьми, а я внутренне ощущал себя взрослым, отчасти потому что они мне помогли и, если признаться и заглянуть внутрь себя, потому что свою семью я потерял, остался один и кое-как заполнил эту воцарившуюся пустоту внутри. Когда ты не один, есть о ком заботиться, то легче жить.

Но мои внутренние заморочки – моя проблема. У того же Волчонка может найтись другое мнение на этот счет. Какую работу он нашел? Его дело, если в целом смотреть. Имею ли я право вмешиваться? Не знаю. Но присмотреть за ним стоит. С этой мыслью я вернулся к себе и уселся обратно в медитацию.

***

Род Орловых провел масштабное обновление защиты южного района…

В газете на пять страниц описывалось, что хорошего сделал род Орловых. Защиту обновил, магию поставил, порядок навел, новый парк оборудовал. Святые, не иначе. Бесило, что одни лишь общие слова. Какую защиту обновил, как она работает? Что за магия? Понятно, что в газете подробности и не должны писать. Бесило то, что это были привычные вещи для этого мира, но не для меня. Я будто слепой, шел во тьме.

Автобус остановился, и я поспешил выйти, накидывая на голову капюшон. А вот и стена южного района, ты то мне и нужна.

Сюда меня привело любопытство. Действительно ли род Орловых вкладывает какую-то магию в защитные сооружения? Если да, то смогу ли я её увидеть. Стена метра четыре высотой и пару шириной. При желании поверху можно прогуливаться, что многие и делают. Стена опоясывала весь квартал, защищая штук пятьдесят домов. Не простые домики, цветные, яркие, выбивающиеся из серости рабочих кварталов.

Попасть днем в сам квартал проблем не составляет. Идешь себе мимо арок, которые встречаются раз в пару сотен метров. На ночь их закрывают мощные створки, а сейчас открыты – заходи не хочу.

Я забрался на стену, где и присел на скамейку, сделал вид, что разглядываю пейзаж, а сам настроил восприятие на ощущение потоков энергии. Которые и обнаружил в толще камня.

Линия шла в самом низу, под основанием. Нет, не линия. Это был жгут. Десятки сплетенных нитей паутины. Раз в сто метров – узел, от которого энергия уходила куда-то вниз. Неужели они и правда защиту обеспечивают? Откуда столько энергии? Или как это работает?

Отправился обследовать дома, обходил по кругу, но чего-то интересного не нашел. Если магия и защищает жильцов, то я её не вижу. Первые неудачи не разочаровали, были и другие варианты, что делать. Я последовательно обошел все дома и последним был тот, что в середине. Он выделялся тем, что на его крыше виднелся герб Орловых. Сам орел, а под ним неоновая вывеска ОрловСтрой.

Этот дом разительно отличался от того, что я видел. В первую очередь тем, что не шел квадратом, как все остальные, а был самой обычной «свечкой». Обычной для моего прошлого мира, а в этом такие дома редкость. По пальцам пересчитаю все, которые видел за десятки часов исследований города.

Подошел ближе и заприметил камеры. Которые до этого замечал в редких местах. А заметить у меня возможностей хватает, потому что внимание, что от человека, что от машины, при определенном опыте засекается. Опыт у меня имелся. В своё время потратил многие дни, чтобы отточить это умение. Причем оно не зависело от силы энергетики, скорее это следствие общей чувствительности и умения ощущать… Мир. Да, именно мир. Внимание – это тоже в какой-то мере энергия, просто другой её вид. Как дуновение ветра, тепло или напряжение, что возникает от закручивающихся событий. Это напряжение ещё интуицией на опасности или предчувствием называют. Знавал я мастеров, которые настолько тонко чувствовали происходящее вокруг, что выглядело это как магия. В те годы своей жизни, что посвятил войне, был у меня товарищ, из другого рода, который обладал такой чувствительность. Вытащил нас из многих опасней, обходя их заранее. И меня кое-чему научил, как и я его.

Камеры – это роскошь современного мира, как я понял. Тем и примечательно здание, куда направился. Энергопотоки удалось ощутить, когда подошел вплотную, стараясь избегать чужого внимания. Со стороны это выглядело бы дико, пацан, который прижимается телом к элитному дому, но сейчас на меня никто не смотрит, так что… Легкое ощущение магии начиналось прямо за кирпичной кладкой, сантиметров через десять. Вплотную я смог её ощутить, а вот издалека – нет. Значит и в других местах упустить что-то мог. Если бы не камеры и особенность дома, то я не стал бы рисковать и подходить так близко.

Магией оказались отчасти знакомые мне линии энергии, что сплетались в… Структуры. Когда убивал тех, кто приходит ночью, тоже ударил структурой. Как называют их сами маги? Заклинания? Плетения? Вязь? Без разницы, пора делать то, зачем я сюда пришел.

Войти в состояние медитации, вспомнить нужные ощущения и… Ударить по чужой магии очищением. Так я называл знакомую мне структуру.

Узор дрогнул, оборвался, а внутри дома раздался вой сирены. Пора валить отсюда, мелькнула мысль, и я двинулся на выход.

***

Я стоял в тени дерева и наблюдал за тем, как Волчонок общается. Всего бы ничего, но дело было рядом с рынком и компанию для общения он выбрал из мальчишек постарше. Дерзкие, в кожаных куртках, с сигаретами, они хотели казаться крутыми. Я же оценил их как шпану обыкновенную, рыночные шестерки из разряда принеси-подай, пошел нафиг.

К ним вышел толстый мужик, свистнул и стайка шпаны направилась к нему. Вместе с ними и Волчонок. Короткий разговор, после чего компания скрылась в здании.

Получается, Волчонок связался с потенциальными врагами. Рынком владеет Артур Пиджак, супер с телекинезом, который нам один раз устроил большие проблемы. Зачем Волчонок полез к нему? Почему скрывает – понятно. Маловероятно, что та же Мия отнесется с пониманием, да и Тётушка возмутится гарантировано. Она в курсе или нет?

Спустя три часа я сидел во дворе, тренировал незаметность и наблюдал, как сгущается ночная темнота. Волчонок появился в тот момент, когда ночь сменяет вечер. Задерживается. Сильно. Да ещё перед планируемым большим выдохом.

– Волчонок, – позвал я, возникая у него за спиной. Парень вздрогнул и резко обернулся.

– А, это ты, Кано. Чего пугаешь?

– Поговорить хотел. Скажи, с каких пор ты заделался в шестерки Пиджака?

– Я не… – замялся парень, замолчал, а следом… – Да что ты понимаешь! Пришел из своей хорошей жизни, весь такой умелый и сильный. Мне предложили работу, это шанс, Кано! Для такого, как я, это большой шанс, понимаешь?! Хотя что ты понимаешь, у тебя своих дел хватает, – выплюнул он слова, развернулся и ушел.

А я остался стоять, наблюдая за ночной темнотой.

***

Дыхание Пасти сменило черноту на алый оттенок.

– Ещё неделя, максимум две, – уверенно сказал Бегунок.

День, как и многие другие, начался с ритуала сбора добычи. Волчонок был с нами. Как закончим, он отправится на рынок, где и будет работать. Что ему там за работу дают? Хотел бы я знать, но мальчик закрылся и смотрел волком, заранее давая понять, что с вопросами лучше не лезть. Впервые я задумался, что зря начал его учить. Походу это понимал и Волчонок, не то, что зря, а то, что мне не понравятся его действия, поэтому вот уже четыре дня не подходил с вопросами. Сам тренировался и остальных гонял, а вот подойти спросить что-то – нет.

И когда между нами разлад пробежал? С другой стороны, кто он мне? Мало знакомый юнец, у которого свои цели, ценности и понятия. Кто я ему? Никто. Случайный знакомый. Может и не стоит лезть, это ведь его жизнь и судьба? Если бы он пришел ко мне с проблемой, точно бы помог. А так, насильно… В конце концов, может это и правда для него шанс выбиться в люди. Сам не верю в эти слова, но кто знает, я мало разбираюсь в местных тонкостях. Какие перспективы у такого, как Волчонок? Возможно, что никаких.

– Тогда собираем по максимуму, готовимся пережить бурю, – ответил я Бегунку и принялся указывать направления, где находятся самые спелые плоды.

Мальчишки и сами могли их найти, научились отличать степень спелости, но со мной делали это в разы быстрее. Как закончили, они отправились домой, а я остался. Привычный ритуал тренировки. Возможно то, что я постоянно отлучался по своим делам и пропадал, стало причиной разлада. Или причиной недостаточной степени сближения, – подумалось мне. Но, Пасть его дери, у меня есть столь важные цели, что нянчится с ребятней нет времени. Тяжкий выдох вырвался сам собой, я выкинул лишние мысли и сосредоточился на тренировки.

Никогда не думал, что грязь бывает… Агрессивной. Именно такие изменения происходили с дыханием, как оно стало набирать красноту. За последние дни я научился полностью входить в туман и мог там продержаться минуту. Речь про обычный туман, а не про ту стену, что скрывает сердце Пасти. На большее сил не хватало, да и то, залог этого успеха – удача в подборе структуры.

На самом деле мне повезло. Дух мага, пробудившись, выдал мне кусок… Примера. А это знание в чистом виде. Правда, его ещё надо расшифровать, но… Если ты умен, у тебя есть время, мотивация и упорство, то успех рано или поздно придет. Я вычленял отдельные участки показанной структуры, проверял их влияние на дыхание и организм, пробовал менять. Проводил аналогии с знаниями своего рода, развлекался на полную. Умудрился пару толстых тетрадок исписать, проверяя теории и догадки, записывал обнаруженные факты.

Поиск чужой магии у Орловых тоже был частью этого обучения. Мне кровь износу нужно понять, что я готов противопоставить магам. И наработки появились, осталось найти, как, а точнее на ком их проверить.

Со стеной тумана дело обстояло иначе. Руку засунуть могу секунд на десять. Дальше всё. Покалывание, жжение, а дальше риск травмы в любой момент. Пасть яростно защищала свои секреты. Тем обиднее было, что маги прогуливались туда, как к себе домой. Интересно, зачем? Возможно, если пробьюсь к центру, то узнаю, что такое Пасти. Проклятые язвы этого мира.

***

Три дня посвятил всего себя тренировкам. В городе я засветился, будь неладна эта библиотека, поэтому выжидал. Три спокойных дня развития тела и способностей.

Тишина закончилась, когда Волчонок пришел ночью… Избитый. Лицо в крови, кулаки разбиты. Он ввалился в дом, кое-как дошел до кресла и рухнул в него. Что тут началось. Девочки мигом засуетились, пришла Тётушка и устроила разнос.

– Волчонок! Как это понимать? – орала она. – Сначала устраиваешься на работу, – это слово она произнесла с таким сарказмом, что слона насквозь пробить можно, – Скрываешь это от всех, думая, что они идиоты и ничего не знают, а потом заявляешься избитый. Я требую объяснений! Немедленно!

Единственная лампа в зале пару раз мигнула. Стучали навесные часы, старые и с отломанным куском, но работающие. Волчонок же закрыл глаза и хотел провалиться сквозь землю. Вокруг него собрались все. Тётушка нависала рядом, как гроза, готовая обрушиться на пацана, если тот не ответит. Дети от её криков сжались, как испуганные воробьи и рефлекторно скользнули по углам.

– Я сам разберусь, всё нормально, – наконец тихо буркнул он.

– Разберется! Да вы посмотрите, какой взрослый стал! Разберется! Тьфу, – распалялась Тётушка, – Если ты сейчас же не расскажешь, что происходит, я тебе уши надеру, маленький засранец. Так, а ну вышли все отсюда, марш по своим комнатам! – перевела женщина огонь на любопытные уши. – Живо я сказала, чего встали!

Секунда и как по волшебству дети испарились. Я тоже ушел, но оставил дверь у себя в комнате открытой. Обострить слух, прислониться к стенке, усаживаюсь на пол, и можно слушать исповедь Волчонка. Если слушать Эльзу, то дверь её голосу не помеха. Крик был такой, что уши заткни, услышишь всю степень падения одного маленького… кхм… волчонка. А вот сам парень… Тот попытался отмолчаться, но Тётушка быстро обломала этот порыв. После чего и началась исповедь. Тихим, обреченным голосом, ради которого и приходилось напрягать слух, сидя в темноте подвальной комнаты.

Жопа. Подумал я, слушая рассказ. Большая, узкая задница, куда забрался парень.

Началось всё, когда Геру задели. Тот при упоминание брата вспыхнул, полез драться… Чувствую, здесь есть и моя вина. После тренировок мальчишки набрались смелости, кулаки чесались, начали шляться по району, так и нарвались на рыночную шпану. Гере бы наваляли старшие ребята, но тут влез Волчонок и показал то… Чему я его научил. Он вырубил двух мальчишек, которые, между прочим, были его старше на пару лет. Чем, на свою голову, похвастался Тётушке. Зря он это. Ещё пару минут криков, обещание оторвать Кано голову за то, что учил детей плохому и…

– Кано не виноват, Тётушка, это я… Дурак, повелся. Кано нам все уши прожужжал, что важно силу использовать с умом, не лезть в драки и быть аккуратными. Обещал навалять, если задирать других будем.

– С ним я ещё отдельно поговорю, – угрожающе пообещала злая Тётушка, – Ты давай рассказывай, что дальше было.

– А на следующий день меня поймали. Так я подумал сначала, приготовился драться, но они сказали, что хотят поговорить и отвели к пахану.

– Что ты сказал? Пахану? Надо же, у меня в доме живет мелкий уголовник, – из Эльзы вылилась новая порция яда.

– Тётушка… – застонал Волчонок.

– Рассказывай давай.

Дальше она слушала, не перебивая. Пахан, помощник Пиджака, сказал, что впечатлен силой Волчонка. Я представил, как это польстило пацану, когда не последний авторитет в местной песочнице отозвался о нем лестно. После чего ему предложили помочь с парой дел. Первые дни Волчонок исполнял мелкие поручения. Сходи по этому адресу, передай эти слова. Потом туда сходи, это принеси, это отнеси. В качестве поощрения ему подкинули продуктов, которые он и принес в дом.

Цепочка крючков, на которую ловили рыбку, постепенно выстраивалась у меня в голове. Зная, чем закончилась история, допускаю, что и шпана задрала Геру не просто так. Или главари потом сориентировались, не важно.

Первый крючок – лесть. Второй – работа и исполнение мечты Волчонка, который желал вступить в банду. Третий – ощущение нужности, которое ощутил молодой парень, принеся домой еду. Тут, возможно, снова моя вина. Не прямая, но косвенная. Я ведь тоже таскал. Решил проблемы, Мию спас, потеснил Волчонка с пьедестала крутости.

Но если бы это было всё. Волчонок исправно работал четыре дня, его хватили, после чего предложили одно очень важное и секретное дело. Отнести груз. Да не простой, а наркоту. Парень в тот момент напрягся, но где он, а где опытные дядьки, что обрабатывали далеко не первого пацана, подбивая их на незаконные дела? Сопротивление преодолели и Волчонок отнес первую партию. За что получил наличные деньги и возможность их потратить, как ему захочется. Что и сделал. Почувствовав, как говорится, вкус жизни.

Разумеется, сам парень рассказывал не так, но по его обмолвкам вырисовывалась типичная и очевидная картина. Ещё тройка дней, такие поручения стали чаще, денег прибавилось, пацана нахваливали. Много ли надо для счастья? Приобщиться к тусовке, почувствовать возможности. Глядишь, и как то проще на незаконную деятельность смотришь. Это первый раз страшно.

Следующий акт – сказали, что он заслужил доверие и ему дадут важный заказ. Большую партию. До этого давали мелкие пакеты, а сейчас большую упаковку. Награду пообещали соответствующую.

Идти надо было в дальние районы, которые считались криминальнее наших. Здесь то что… Никто не хотел жить рядом с Пастью, это была участь совсем бедных людей, а вот чуть дальше, в соседнем квартале, куда я ни разу не заходил, обитали чуть более обеспеченные, а заодно и криминальные личности. Туда Волчонок и направился.

С ним шла шпана, страховала его, но в сам дом, куда нужно было доставить груз, он вошел один. Где на него напали, избили и отобрали наркотики.

– Пахан спрашивал, как выглядели нападающие, но я их не видел. По голове удар получил и отключился, – доносился печальный голос Волчонка. – Из-за спины напали, сволочи.

– Что дальше? – спросила Тётушка, с обманчивым спокойствием.

– А дальше Пахан сказал, что плохо дело. Товар я не уберег, нападавших не знаю, а не решил ли я груз украсть? Если так, то лучше сразу признаться, иначе плохо дело будет. Мне удалось отговориться, но он сказал, что я им должен. Что как отработаю стоимость груза, то буду свободен, восстановлю доверие и уважение.

– Как же он предложил тебе отработать?

– Ямы, – обреченно ответил Волчонок.

А я понял, что всё ещё многое не знаю об этом мире.

***


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю