332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Роман Прокофьев » Архонт (СИ) » Текст книги (страница 13)
Архонт (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Архонт (СИ)"


Автор книги: Роман Прокофьев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Рыжеволосая дива упала, обмякнув, будто лишившись чувств. Сбежала, отпустила аниму, бросила тело в отчаянной попытке скрыться. Следом ее примеру последовал Фокусник. Я видел, чувствовал светлячки их душ, стремительно пытавшихся вырваться отсюда. И понимал, что для Ахримана не составит труда догнать и сожрать их.

Как только он покончит со мной.

А-Тварь внезапно оказалась совсем близко.

Помощи ждать было больше неоткуда.

Пришел мой черед.

Интерлюдия. Мстящий

Приказ Грэя очень не понравился Алисе. Он отправился к созданию, мысли о котором вызывали у нее животный ужас. К существу, которого стоило бы избегать. Отправился почти безоружным и слишком слабым. Девушка провела на подводной базе Левши некоторое время. Она подозревала, что именно Левша стоит за Черной Королевой и Черной Розой, подсадившей ей Зверя, но тщательно избегала конфликта, инстинктивно понимая, что «Лилит» – это не тот враг, которому можно бросить открытый вызов. Левшу стоило бы избегать, обходить десятой дорогой и стараться держаться подальше от сферы его интересов.

Но Грэй был не таков. Он всегда действовал вопреки логике, и удивительным образом побеждал. Оставалось доверять его интуиции и исполнять приказы.

Утихомирь Ворона. Найди Арахну.

Ворон не отвечал. Видимо, заглушил все возможные источники сигналов в целях маскировки. Он играючи скрылся в черном лесу обглоданных руин Нео-Арка от преследователей-Одержимых. Впрочем, судя по тому, как подозрительно быстро Кайра, Эфир и Стрелок вернулись в лагерь, они не горели особым желанием играть в кошки-мышки с легендарным убийцей. Алиса их прекрасно понимала – сейчас, вне контроля Грэя Ворон вполне мог дать волю своим кровожадным склонностям. Пусть боятся, это даже хорошо…

– Привет, подруга, – прозвучал знакомый женский голос, – Я слышала, вы меня искали?

Перед ней, словно прочитав мысли, стояла белоголовая Одержимая. Черный облегающий хайвер, чуть насмешливая улыбка, холодные как лед голубые глаза. Арахна присутствовала здесь, это означало, что…

– Да. Уже давно, – подтвердила Одержимая, – Мой капитан снова в деле. Или ты думала, мы останемся в стороне от салюта?

Она говорила о «Мстящем», Заке и ударе «Абсолютов». Значит, звездный корабль вернулся в строй и все это время находился вблизи Нео-Арка. Вероятно, для подстраховки или эвакуации, если что-то пойдет не так.

– Тогда. Почему? Не появилась? – недовольно проворчала Алиса, – Грэй. Ждал. Тебя.

– О да, я знаю, – беспечно тряхнула головой Арахна, – Видишь ли, меня просили не вмешиваться. Для чистоты эксперимента. Забавно было наблюдать со стороны, как Грэй почти надрал вам задницы. Впрочем, я предупреждала, дорогие мои…

Последняя фраза была обращена к подошедшим лидерам Одержимых – Ведьме, Каннибалу и Морготу. Арахна, усмехаясь, смотрела на здание, после схватки Грэя и Одержимых напоминающее обугленный, запекшийся холм, источающий из всех щелей жирный черный дым.

– Мы просто не хотели причинить ему вред, – злобно буркнул Каннибал, – Могли сто раз жахнуть чем-нибудь вроде «Аннигиляции» или врубить наши азур-артефакты и отправить тут всех в Грань.

Арахна насмешливо кивнула, издевательски улыбаясь. Проигравшие всегда находят оправдание.

– Мы просто хотели выслушать вас отдельно, – произнесла Ведьма. – Арахна, появилось еще несколько вопросов. Насчет Грэя.

– Я же передала вам результаты своих исследований, Тирея, – сладко улыбнулась Одержимая, – Этого недостаточно? Что, начали воспринимать его всерьез?

– Грэй утверждает, что является реинкарнацией Прометея и, одновременно, воплощением Инков Первого Легиона, выживших на Черной Луне. Мы видели видео поглощения их душ Прометеем, но оно может быть подделкой. Твои же данные, полученные в ходе эксперимента с виртуальным клоном, полностью подтверждают его слова. Ты первой раскопала эту информацию. Почему ты скрывала ее от нас?

Арахна на мгновение закусила губу. Дерзко усмехнулась. Затем произнесла:

– Сначала не могла поверить. Потом испугалась. Мы ведь… бросили их там. На Черной Луне. Потом не успела, Айсберг напал на мою группу. Вы знаете, что произошло. Ему я рассказала правду.

– Понимаю, зачем. Ты знала, что Айсберг не откажется от соблазна взять живьем своего учителя. Умно, умно, моя дорогая, – качнула головой Ведьма, – В результате старый Айс погиб, вынужденный действовать не в полную силу. Ты его просто подставила, понимаешь это?

– Оценка рисков личное дело каждого Инкарнатора. Ивил убила Хирувима, едва не прикончила меня, а Айс захватил «Мстящий» и развоплотил Зака, – прошипела Арахна, выпрямившись, – И вы даже не приструнили их! С чего бы мне проявлять лояльность, а? Да, я была очень зла.

– Хорошо, понятно. А почему не рассказала нам потом? У тебя же была такая возможность.

– Потому что не хотела мешать планам Прометея. Расскажи я всем вам правду, он мог бы не добраться до Города. Я хотела найти его и сначала… рассказать ему. А потом действовать по ситуации.

– Понятно! – прокомментировала Тирея Мун почти равнодушно, – Ничего удивительного. Держала хвост по ветру, значит? Вела свою игру? Хотела первой прибежать к нему, открыть глаза и заслужить благодарность?

– Следи за своим хвостом, Тирея, – холодно парировала Арахна, – Да, хотела. И что? Но только не к нему. А к ним всем. Я советовалась с Левшой. Кто знает о духах больше него? Левша сказал, что души можно разделить.

Вокруг Арахны уже собрались с десяток незаметно подошедших Одержимых. Они молча прислушивались к разговору. Алиса поняла, что стала невольной свидетельницей конфликта интересов – ренегаты Стеллара были далеко не едины и сейчас они обсуждали будущее их хрупкого союза против Города, который раскололо появление Грэя.

– Но как такое может быть? – задал Стрелок давно мучавший всех вопрос. – Души всех – в одной?

– По мнению Хирувима, та сущность, которая вернулась с Черной Луны, уже не является обычной анимой А-человека класса «Инкарнатор». Это нечто большее.

– И что же именно?

– Прометей нашел способ слияния А-сущностей, – твердо произнесла Арахна, – Может, на Черной Луне. Может, выведал у Левши раньше. Все вы знаете, что аниматурги Святых вели подобные разработки. Слияние, поглощение, расщепление душ. В любом случае, согласно моим исследованиям, он действительно является неким общим воплощением душ Инков Первого Легиона, первоосновой которой послужила анима самого Прометея.

– Проще говоря, Прометей сожрал их души, – сказал Моргот, – Как это делают А-Твари. Так?

– Нет, не совсем так. Механизм до конца не изучен, хотя имеет общие корни. В большинстве случаев, когда дело касается существ Грани, это нападение. Похищение. Пожирание. Способность не является уникальной, помните азурический геномод, который Сандер выбил с Серого Странника?

– Санта тоже умел извергать души, – проворчал Каннибал, – Я своими глазами это видел, астра фатида!

– Похожие геномоды были и у Санты, у Ткущей, и у Братьев, – кивнула Ведьма, – Да, они не уникальны. Некоторые Инки получали их после контактов с духами Грани, тем или иным способом. И все они закончили в Кубе. К чему ты ведешь, Арахна? К тому, что Прометей объединил Первый Легион с помощью такой же способности поглощать души?

– Да. Но не совсем такой. Есть и иной путь. Жертва. Самопожертвование. Добровольное. Так возникают «Сфирот», воплощения коллективного бессознательного. Когда мы провели эксперимент и увидели результаты, Хирувим сказал что это… – Арахна чуть запнулась, но продолжила, – Очень похоже на зародыш «Сфирот». В начальной стадии развития. Но это не единое существо, а некий контейнер. У нас нет подходящего понятия. Левша, да и Хирувим раньше придерживаются гипотезы, что души можно разделить, уничтожив «Сфирот». Чего это будет стоить самому Грэю и какие последствия вызовет – вопрос дискуссионный.

– «Сфирот»? – фыркнула Ведьма, – Это невозможно. И ты сама знаешь, почему. Это всего лишь легенда.

– Глиф существует и зафиксирован системой Стеллара. Источник данных, да, не совсем обычный, но…

– Не совсем обычный? Даат? – открыто усмехнулась Ведьма, – Давай-ка об этом будут судить Заклинатели, девочка моя. Тварям из Грани нельзя верить.

Арахна чуть вспыхнула – неприязнь между ней и Заклинательницей была очевидна и явно уходила корнями в прошлое. Алиса хрипло заговорила, решив наконец вмешаться:

– Мы с Грэем были в А-Зоне. Багровый Разлом. Даат. Зов. Не убил. Разговаривал. С ним.

– Даат? Червь из Багрового Разлома?! Отпустил на свободу?! – откровенно изумилась Ведьма, – Немыслимо. О чем они говорили?!

– Не знаю. Сон. Не помню. Отпустил.

– Если Даат не причинил ему вреда, это означает только одно…

Они обсуждали вещи, которые Алиса с трудом понимала, да и не особо хотела вникать в хитрые законы аниматургии. Еще со времен Вечной Стаи она ненавидела умников, зная, как легко словесная шелуха, с виду кажущаяся разумной и безобидной, может засорить голову и замусорить душу. Алиса давно верила только своему сердцу. Грэй был единственным, протянувшим ей руку помощи. Информацию, кем он является, оборотень воспринимала только с точки зрения своих, и его интересов. Все остальное не имело никакого значения.

Внезапно на связь вышел Ворон. Он был очень встревожен. Ворон уже вернулся на их временную базу и неожиданно получил срочное сообщение из Города.

Синяя Тревога. «Лилит». «Ахриман». Левша. Координаты подводной базы прилагались. Это означало только одно – когитор Грэй сформировал Синюю Тревогу, а сам Грэй, вероятно, вступил в конфонтацию с Левшой. Алису неожиданно пробила нервная дрожь – она не желала даже думать, чем может закончиться такая схватка.

Произошло то, чего она опасалась. Грэю нужна помощь. Его надо выручать. Как?

Выступив вперед, она незаметно дотронулась до плеча Арахны.

– Вход. На базу. Левши. Здесь. Где он?

– Зачем тебе? – подозрительно спросила Одержимая. – Я думаю, они договорятся.

– Нет. Синяя Тревога! – Алиса через вокс-сеть отправила ей данные и Арахна вдруг замерла, изучая информацию, а затем резко вскинула руку, привлекая всеобщее внимание.

– Только что система Стеллара присвоила Левше статус «Лилит» и сформировала Синюю Тревогу на его уничтожение! – громко выкрикнула она, – Две минуты назад. Видимо, когитор Грэя.

– Астра фатида! – выругался Каннибал, – Дерьмо! Грэю конец.

– Я в этом не уверена, – пробормотала Ведьма, явно изумленная информацией, – Но Левша? Почему? Как?!

– Дух класса «Ахриман». Это новый «Лилит». Ты сама все видишь.

– Это невозможно, мы должны разобраться! Вероятно, какая-то подстава Стеллара? Транслокатор на базу Левши работает?

– Заблокирован. Полностью. Изнутри, – со вздохом через несколько мгновений сообщил Моргот, – Левша его отключил. Все каналы связи с ним тоже… закрыты.

Алиса злобно зарычала.

– Как. Туда. Попасть! Немедленно!

– Спокойнее, подруга, – произнесла Арахна, – Известия неприятные, но… А, дерьмо!

– Что?

– Зак передает с «Мстящего». Звезда полторы минуты назад изменила траекторию движения. Предполагаемый вектор пролегает в полусферу орбитального удара по координатам, указанным в директиве Стеллара.

– Астра фатида! Они собираются накрыть там все. Сколько у нас есть времени? – спросил Каннибал.

– Очень мало. Почти нет! – быстро произнесла Арахна, – Есть расчет. Расстояние – тысяча двести миль, у «Мстящего» есть шансы опередить Звезду. Алиса, ты с нами? Что остальные? Решайте быстро, времени – нет!

– В чем смысл? Не порите горячку! У Левши там есть транслокатор, он успеет уйти из-под удара, – возразил Моргот.

– Это при хорошем раскладе. Синяя Тревога, Мор! Когитор мог перехватить контроль над Грэем, и тогда… – Арахна закусила губу, – Если они сражаются, все может закончиться… очень плохо!

– Если они дерутся, Грэю конец, – ответил Моргот. – Никаких шансов у него нет.

– У него есть Десница Прометея. Доспех Ангела. И с ним Первый Легион, – тихо, но непреклонно возразила Арахна, – Мы летим туда. Вы – как хотите.

Она посмотрела наверх. Алиса, проследив за ее взглядом, увидела наползающую черную громаду «Мстящего», неожиданно сбросившего «гост»-режим и оказавшегося совсем близко. В угольно-черном броне звездного корабля открывался десантный шлюз, вспыхнули зеленые звезды генераторов транспортных лучей.

– Если мы пойдем против Левши, пути назад уже не будет, – произнесла бледная Ведьма. Глаза ее горели, а волосы развевались, – Он нам этого не простит!

– Я с моим капитаном на стороне Прометея, – сказала Арахна, незаметно коснувшись плечом Алисы – будто в поисках поддержки. – С ним есть надежда. Мы – свободные Инки, не ты ли повторяла это так часто, Тирея Мун?

Она чуть издевательски улыбнулась и продолжила:

– Зак… тоже хочет сказать.

Рядом, спроецированная устройством Одержимой, неожиданно возникла полупрозрачная голограмма Зака Каррахейна. Светлобородый капитан, скользнув по всем взглядом, произнес:

– Инки! Однажды мы сбежали с Черной Луны, а наши друзья там остались. Приказ или преступление, но так случилось. Они вырвались, но сейчас Грэю – а значит, и им всем, угрожает опасность. И мы опять останемся в стороне? Позволим второй раз назвать себя предателями? Позволим им умереть второй раз? Я – не хочу! Кто не хочет еще – поднимайтесь на борт.

– Мы – выбрали. Теперь решайте и вы. Каждый. Сам, – добавила Арахна.

Двое Одержимых – молчаливый Эфир и уродливый Гремлин неожиданно встали рядом с Арахной. Спустя мгновение шаг вперед сделал и Каннибал.

– Астра Фатида! – сказал он, – Там, среди прочих, Талия. Если есть хоть один шанс спасти ее… Я с вами.

– Грэй не позволил Ворону меня убить, – сказал Стрелок, выходя следом, – Я… с вами. Долги надо возвращать.

– Первый Легион! – зло бросила Тирея Мун, – Прометей! Прошлое! Их больше нет! Идите к дьяволам вместе со своим Прометеем!

– Я не собираюсь подтирать задницу городскому дерьму! – выкрикнула непримиримая Кайра. – Вали нахрен вместе со своим летающим металлоломом, чертова ама!

– Вы действуете не рационально, – предупредил Моргот, – Ваши действия ставят под угрозу всю нашу…

Договорить он не успел – тень «Мстящего» накрыла их, зеленые транспортные лучи подхватили и начали стремительно поднимать в воздух всех, кто дал свое согласие подняться на борт. Спустя несколько мгновений группа Одержимых и Алиса стояли в ребристом тоннели шлюза, и перед ними открывался вход в знакомые шестиугольные коридоры звездного корабля.

– Они. Остались. Злоба! – проворчала Алиса, идя рядом с Одержимой, – Месть?

– Плевать на них, – удивленно взглянула на нее Арахна, – Со времен гибели Феникса мы действуем сами по себе, ничего не изменилось. Они выбрали сторону – это их проблемы.

На капитанском мостике было пусто, только призрачный Зак Каррахейн повернулся и отдал честь, когда группа Одержимых появилась внутри. Арахна и Эфир заняли места за командными консолями, остальные столпились возле обзорного экрана, в котором затопленные руины Нео-Арка сменились облачным покровом, изредка разрываемым серо-зеленой кляксой океанской поверхности.

База Левши, судя по маршруту, нанесенному на глобус-карту, находилась примерно в тысяче миль. Достаточно близко, чтобы успеть добраться. И слишком далеко, чтобы успеть помочь.

«Мстящий» летел, стремительно разрезая воздух.

– Звезда! – тревожно привстала Арахна, – Зак, Звезда!

– Вижу, – бросил капитан, – Идем на максимуме, астра фатида, может, еще успеем…

Звезда. Она сияла в небе так ярко, что перебивала даже блеск солнца. А потом она начала быстро-быстро пульсировать. Они не успели. Это стало ясно, когда до цели осталось всего двести миль. Здесь творилось нечто невообразимое.

Облачный покров исчез, разодранный когтистой лапой, в нем зияла огромная прореха. Небеса закипали жуткой, неправдоподобной круговертью стремительно разбегающихся облаков. С неба падали огненные стрелы. Врезаясь в океан, они вздымали яростные, исполинские волны, поднимающиеся на тысячи футов. Водная поверхность напоминал бурлящий котел, в центре которого образовался водоворот, уходящий в глубину чуть ли не до самого дна и обнажающий нечто, вспухающее пузырем огня, дыма и пара вперемешку с невыносимым А-сиянием.

Буйство стихий приняло просто невероятные масштабы. Алиса тихо зашипела, делая шаг назад. Водные громады, олицетворенные Азур, на мгновения принимали очертания и форму чудовищных исполинов, то ли великанов, то ли уродливых кракенов, поднимающих титанические щупальца торнадо. Это очень напоминало Бурю Перемен и ожившие здания, которые она видела в А-Зоне, только в еще более грандиозном масштабе.

– Опасная концентрация Азур. И она усиливается. Похоже на Прорыв. Вывожу L-поле на максимум!

– Нам туда не пробиться! Отворачивай корабль, Зак! – отрывисто бросила Арахна.

– Звезда? – пересохшими губами спросила Алиса, хотя и так было понятно, что огненные столпы, падающие с небес, не могли быть ничем иным, как смертельными посланниками космо.

– Копья. Стрелы. Тектоническое абсолют-оружие! – ответил Каннибал, – Астра фатида! Я такое видел только на Черной Луне!

Исполинские водяные горы вздымались все выше, чуть ли не доставая пенными гребнями облака, кружащие над местом действия в бешеном хороводе. Скорость и напор ветра чувствовалась даже по вибрации «Мстящего», приспособленного для эксплуатации в космическом пространстве. Невероятная мощь стихии действительно пугала. Азур-сияние в жерле водоворота стало нестерпимо ярким, его голубой отсвет озарил небеса и океан вспыхивающим потусторонним ореолом. На корабле включилось аварийное освещение, Зак тревожно сообщил:

– Опасный экстремум L-Поля. Начинают перегружаться генераторы!

– Система маскировки отключилась! – предупредила Арахна, – Зак! Звезда нас сейчас обнаружит, мы в районе действия сенсоров!

– Зак, поворачивай! Мы все погибнем!

Голограмма капитана коротко, но ясно выругалась. Всем было ясно, что продолжение движение сулит «Мстящему» только смерть. Да и куда прорываться – на месте базы Левши бесновалась чудовищных размеров Буря Перемен, не уступающая той, что они с Грэем видели в Багровом Разломе.

«Мстящий» изменил траекторию, резко разворачиваясь. Теперь он летел прочь, огибая район орбитальной бомбардировки. Индикаторы L-поля и А-излучения мгновенно будто облегченно выдохнули, перестало пульсировать аварийное освещение. Сидеть на мушке у Звезды было гибельной затеей, не говоря уже об невероятно опасной близости к месту катастрофы.

– Нет! Мы должны! Туда! – яростно выкрикнула Алиса, повернувшись к Арахне. Одержимая была бледной, как мел, ее спокойствие куда-то улетучилось, губы мелко дрожали, а в глазах застыл страх.

– Куда? – не менее яростно крикнула Арахна, – Ты видела, что там твориться? Что?! Кто мог там уцелеть, кто?!

Сквозь клокочущую ярость и брызнувшие слезы, сквозь гнев, разочарование и желание идти до конца Алиса понимала, что Одержимая права. В том аде, что разверзся на месте подводной базы Левши, не могло уцелеть ничего живого. Ни человек, ни Инк, ни Ахриман – подобными орбитальными ударами Звезда начисто выжигала целые А-Зоны, где назревал опасный Прорыв.

Грэй, если он находился там, только что погиб.

Глава 18

Темнота. Глухая, непроницаемая, без малейшего проблеска света.

Я осознал себя в темной пустоте. Вокруг не было ничего, ни цвета, ни звука, ни ощущения – вообще ничего. Тела тоже не имелось – я ощущал себя бесплотным сознанием, зависшим посреди бесконечности. Усилием воли можно было перемещаться, но пространство вокруг казалось абсолютно одинаковым и бескрайним. Знакомое состояние… однако, я не мог вспомнить, откуда. Попытка подумать об этом отозвалась мучительной болью, но не телесной, а образом обжигающего кошмара, в бездну которого я падал, точно зная – сейчас он пожрет все то, что составляет мое «я».

Через несколько секунд накатил ужас. Что происходит?

Стоило подумать об этом, как передо мной будто развернулся невидимый экран. Появились алые строки. Несколько секунд я вглядывался в символы, беззвучно радуясь, что не ослеп, и только потом они сложились в надпись, абсолютно лишенную смысла:

Активация № 78

Инкарнация невозможна.

Носитель не обнаружен.

Что это значит? Где я?

И самое главное – кто я? В сознании, как хлопья падающего пепла, роились разрозненные обрывки воспоминаний, но любая попытка обратиться к ним вызывала почти физическую боль, будто я касался оголенного нерва.

Надпись исчезла. В условном поле зрения появилась иконка с портретом темноволосой миловидной девушки, которая улыбнулась и облегченно вздохнув, сообщила:

– Есть ментальный контакт. Мы живы, это главное. Сработало. Привет, Инкарнатор!

Голос звучал у меня внутри. Надпись, иконка и девушка тоже были лишь виртуальной проекцией. Я вдруг вспомнил – «мнемоуправляемый субвокал», «визуальный оверлей дополненной реальности». Я знал, что это такое. Но не понимал, о чем она говорит. Инкарнатор? Смутные безликие обрывки воспоминаний. Кто я? Как меня зовут? Кто она такая?

– Твое имя – Грэй. Меня зовут Мико. Я твой когитор. – терпеливо, как будто больному, проговорила девушка. – Я постараюсь тебе все объяснить.

Почему я ничего не помню? Где мы находимся?

Мико: Мы находимся в экстрамерности. Внутри криптора Десницы. Начался Прорыв, нам угрожало полное уничтожение, и мы приняли решение спрятаться здесь. Это позволило спастись от дыхания Грани.

Грань. При этом слове опять накатил ужас. Я вновь ощутил себя песчинкой, ничтожной пылинкой в ослепительно-синем пространстве, бесконечном и кошмарном настолько, что один лишь взгляд туда повергал в пучину безумия.

Это было? Или нет? Попытка понять, вспомнить, сама мысль об этом причиняла почти нестерпимую душевную боль.

Мико: Нас с тобой задело. Ты пострадал. Для человека, даже для Инкарнатора это смертельно опасно. К счастью, ты больше, чем просто Инкарнатор. Ты выжил. Мы выжили, Грэй.

Человек? Инкарнатор? Криптор? Десница? Я по-прежнему ничего не понимал. О чем она говорит? В сознании царил полный хаос. Как будто почувствовав мое состояние, девушка попыталась успокоить:

Мико: Спокойно, Инкарнатор. Без паники. Ты сейчас мало что помнишь и ничего не понимаешь. Это… нормально. Я сохранила часть воспоминаний, но для полного восстановления психоэмоциональной матрицы необходим точный нейронный слепок носителя, а с ним у нас… проблемы.

Она начала рассказывать. Медленно, объясняя каждую деталь. Ее слова, как плотью, понемногу обрастали обрывками моих воспоминаний, понемногу складывающихся в единую картину. Я постепенно осознавал, кто я, мельком вспоминая фрагменты пройденного пути. Всплывали лица, места, обстоятельства.

А-Зона. Тара Джессика Ли. Форт Энджело. Алиса. Оскал. Кай. Город. Шепот. Одержимые. Инкарнаторы. Люди.

Тяжело. Сложно. Больно. Я – Грэй? Я – Прометей? Я – Первый Легион? Я как будто был разбит на тысячу осколков. Дело осложнялось кошмарной болью, которая возникала при попытках склеить все воедино. И еще одно – я воспринимал все, как будто сухую хронику, со стороны, испытывая лишь оттенок чувств. Суррогат, а не настоящие эмоции. Это казалось странным, но когитор успокоила – в состоянии «бесплотности» эмоциональная окраска блекла, ибо во многом зависела от гормональной реакции носителя. Восприятие призрака и живого – очень разное. Нет полноценности, нет настоящих, ярких, будоражащих ощущений.

Я вспомнил – «всегда оставайся человеком». Не об этом ли тоже говорил мой предшественник? Управляющая анима, дух Инка – это все-таки не сам Инк-человек, сейчас это ощущалось особенно ясно.

У нас было время. Мы, подобно джинну, заключенному в кувшине, находились в крипторе артефакта, который, скорее всего, сейчас покоился на морском дне. База Левши, где я принял последний бой, была подводной. Ахриман покончил с Инками и собирался поглотить мою душу. Что произошло дальше? При попытке вспомнить меня поглощал кошмар. Нейросеть объясняла это защитной реакцией от воздействия Грани, врата в которую открылись в последние секунды моей прошлой жизни. Потеряв носитель, мы сбежали в Десницу, причем Мико в это время уже «выключилась» из-за мощного выплеска Азур, разрывающего энергоинформационный обмен.

Раз это произошло и теперь я здесь, дух, овладевший Левшой, не сумел пожрать мою душу. Это главное, и даже не важно, кто победил в этой схватке. Там произошло что-то, разорвавшее ткань реальности, как ветхую тряпку, и вряд ли сам Ахриман выдержал энергетический напор Грани. Если действительно начался мощный Прорыв, я не мог даже предположить, чем это могло кончиться. Все подобные ситуации приравнивались к чрезвычайным и требовали немедленной реакции всех Инкарнаторов Стеллара. Синяя, а то и Оранжевая Тревога.

Гадать не имело смысла. Теперь мы были заключены внутри артефакта Прометея. Когда-то в подобной ситуации оказался Кай, а потом – Зак и Кот, и вот сейчас судьба поставила меня на их место. Муж Герды провел в анимариуме много лет, сколько придется ждать мне?

Мико: К счастью, нам не придется ждать тысячу лет, пока Десницу кто-нибудь выловит и найдет способ вскрыть. По твоему приказанию я внесла изменения в настройки криптора. Это позволит нам освободиться и найти новый носитель. Или восстановить старый, если от него хоть что-то осталось…

Связи с системой Стеллара здесь не было. Интерфейс работал лишь фрагментарно. Моя шкала Азур застыла в странном положении??????/?????. По предположению Мико, это могло означать два возможных варианта. Первый, что Источник физически уничтожен и накопленный Азур развеялся. Второй, что носитель успел впитать неизвестное количество А-энергии, данные о которой не дошли из-за «обрыва связи». Точный «лог» с информацией по поглощенной Азур и сформированным Нейросферам была доступна только при восстановлении организма. Связь с ним не разорвалась, и это косвенным образом подтверждало, что тело Свена Грэйхольма все еще существует. И находится достаточно близко.

Криптор открывался каждые сутки на десять секунд.

Первый выход наружу вышел крайне неудачным. Визуальный оверлей сразу замигал алым, нейросеть, прежде чем ее иконка погасла, испуганно закричала что мы в зоне мощнейшего А-излучения. Настоящий сметающий шквал. Тысяча игл вонзилась в сознание, я едва успел нырнуть обратно, даже не успев понять, что твориться снаружи. Мое тонкое тело едва не сожгло в бушующем Азур-выбросе, который нес сейчас Десницу в неизвестном направлении.

Мико «включилась», когда я уже полностью успел изучить экстрамерность встроенного криптора Десницы. Она все-таки оказалась отнюдь не бесконечна, хотя очень велика, и по форме представляла собой нечто вроде огромного колодца с невидимыми гладким стенами. Существовал некая верхняя грань, в которой возникало светящееся отверстие, когда криптор открывался, и низ, при приближении к которому интерфейс скупо сообщал, что:

Транслокационная связь с центральным терминалом невозможна.

Когда ты вообще ничего не можешь, кроме как мысленно летать в темном коридоре и думать, время тянется очень долго. Даже жалкие сутки. Мико пыталась скрасить ожидание следующей попытки, но мышление и эмоции бестелесного Инка больше похожи на функцию, чем на живую мысль. Даже воспоминания и планирование давались с большим трудом. Все-таки люди не приспособлены для призрачного существования. Поэтому, когда нейросеть сообщила, что подходит время второй попытки, я был готов на все, что угодно, лишь бы выбраться из этого состояния.

Второй заход был более информативен.

Снаружи нас ждала субстанция, похожая на слабо разбавленные чернила. Она почти не просматривалась, все тонуло в непроглядной колышущейся мгле. Мгновением позже я сообразил, что нахожусь в воде, на большой глубине, а еще секунду спустя Мико подсветила совсем близко очертания предмета, напоминающего пятипалую перчатку. Она лежала, наполовину зарывшись между какими-то бугристыми наростами, хранящими отпечатки окаменевших моллюсков и раковин.

Мико: Грэй, есть две новости! Первая, просто прекрасная! Часть нашего старого носителя – скорее всего, остатки кисти руки, защищенная Десницей, фрагментарно уцелела. С помощью Генома Гидры тело начало регенерировать. У нас есть запас Азур. Скоро, приблизительно через пять часов мы сможем провести инкарнацию. Однако, вторая новость не такая хорошая…

Пока она говорила, я обратил внимание, что ранее замершая в крипторе шкала А-энергии ожила и льдисто мерцала, заполненная почти на треть. Однако цифры гласили 27500/90200, а это означало, что в неизвестном промежутке носитель поглотил почти миллион Азур! Десять новых Нейросфер! Это обнадеживало, в отличие от слов погрустневшего когитора:

Мико: Я не могу засечь никаких сигналов и не могу определить наши координаты. Предположительно, мы находимся в подводной, абиссальной А-Зоне. Учитывая освещенность, до поверхности воды не менее одной мили, но скорее всего – больше. Выбраться отсюда будет крайне сложно. Человеческий организм не приспособлен для подобных условий, а у нас нет подходящих усилений. Мы, конечно, можем провести инкарнацию. Но затем давление и сопутствующие факторы мгновенно убьют носителя.

Она, конечно, была права. Слабое А-излучение, огромная глубина. Такие места считались смертельно опасными, ведь глубинные А-зоны никто не чистил, подводные морфы размножались и мутировали абсолютно бесконтрольно и опасностью зачастую превосходили земных Тварей. К тому же я даже не смогу всплыть или воспользоваться А-способностями, и дело не в отсутствии воздуха. Громадное давление при воскрешение мгновенно вскипятит кровь и раздавит тело.

Короче, мы в полной заднице, мысленно резюмировал я.

Мико: Что-то вроде того, Грэй. Но безвыходных ситуаций не бывает. Нужно провести тщательную разведку. Поэтому рекомендую пока не возвращаться в Десницу.

Сюрприз первый – двигаться в придонном слое выходило очень медленно. Несмотря на нематериальность анимы. Давление здесь в десятки, а возможно, и сотни раз, превышало атмосферное, и я в буквальном смысле ощущал себя улиткой, ползущей сквозь неохотно плотный вязкий чернильный кисель.

Сюрприз второе – ни черта ни видно. Не более чем на пару пядей перед собой. Мои зрительные улучшения остались привязаны к носителю, а призрачная сущность не обладала ни азурическим, ни каким-либо иным дополнительным восприятием. Наверху тоже все тонуло во мраке, намекая, что находимся мы на абиссальной глубине, придонном слое, куда дневной свет просто не достигает.

Сделав несколько расширяющихся кругов, я осознал, что Десницу Прометея занесло в расщелину, которая, в своя очередь, располагается на крутом каменистом склоне. Бугристые камни, покрытые характерным серым налетом, имели причудливые формы, между ними шевелились длинные усы странных бесцветных водорослей. Мертвенная пустота – я не видел никого живого, в этих каменных отложениях отсутствовал бентосный слой, необходимый для жизнедеятельности. Это внушало надежду, что падальщики не доберутся до моего несчастного тела.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю