355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Роберт Силверберг » Откройте небо » Текст книги (страница 57)
Откройте небо
  • Текст добавлен: 21 марта 2017, 07:30

Текст книги "Откройте небо"


Автор книги: Роберт Силверберг



сообщить о нарушении

Текущая страница: 57 (всего у книги 82 страниц) [доступный отрывок для чтения: 30 страниц]

И это была абсолютно правильно оформленная отмазка. Энди не собирался делать никаких «промахов», пока был здесь. Гильдия может требовать от своих отмазчиков время от времени допускать ошибки, но он-то сейчас никаких дел с гильдией не имел. И хотя Энди мог понять необходимость время от времени делать «ляпы», если ты собираешься работать на одном и том же участке долгое время, ему никогда не нравилась эта идея сама по себе. Да он и не хотел тут задерживаться надолго и в угоду кому-то – Пришельцам, их человеческим марионеткам или, если уж на то пошло, этой самой гильдии – пятнать свою честь, скрывая мастерство, которым владел в этом деле.

Следующей оказалась женщина-японка, в классическом стиле, хрупкая, похожая на куклу. Она так ужасно всхлипывала, буквально захлебывалась от слез, что Энди даже испугался за нее. Женщину успокаивал седовласый мужчина значительно старше нее – возможно, дед – в потертом деловом костюме. Если человек плачет в общественном месте, это добрый знак – скорее всего, Пришельцы так или иначе его «достали».

– Возможно, я смогу вам помочь,– сказал Энди, и они оба были настолько взволнованны и огорчены, что даже забыли о подозрительности.

Выяснилось, что старик ей не дед, а тесть. Муж умер, его убили бандиты год назад. Двое маленьких детей. Ей только что прислали новое назначение на работу. Она боялась, что ее посылают работать на стену, что, конечно, было очень маловероятно: людей, которых туда отправляли, нередко выбирали наобум, но все же не без учета их физического строения. А какой толк от крошечной женщины весом в девяносто фунтов, если нужно ворочать тяжелые каменные блоки?

У ее тестя, однако, были кое-какие друзья, понимающие в этом толк, и они сумели расшифровать коды, проставленные в ее назначении. Система не отправляла ее на стену, нет. Она отправляла ее в Зону Пять. Скверная новость. Но еще хуже было то, что ей присваивалась классификация ТНУ.

– Работать на стене было бы даже лучше,– сказал старик.– Они понимают, конечно, что для тяжелой работы она не годится, и нашли для нее другое место, что-то такое, что она сможет делать. Но Зона Пять? Разве кто-нибудь когда-нибудь возвращался оттуда?

– А что это за Зона Пять? – спросил Энди.

– Там занимаются медицинскими экспериментами. Вот эта пометка, ТНУ. Я знаю, что стоит за ней.

Она снова зарыдала. Энди не осуждал ее. ТНУ означало Тест На Уничтожение. Насколько он представлял себе программу ТНУ, она была связана с желанием Пришельцев выяснить, какова та мера физической работы, на которую способны люди. Единственный надежный способ определить это состоял в том, чтобы подвергнуть отобранных для пробы людей испытаниям и таким образом выяснить пределы их выносливости.

– Я умру,– причитала женщина.– Мои малыши! Мои малыши!

– Вы знаете, что существуют отмазчики? – спросил Энди ее тестя.

В ответ старика охватило возбуждение: глаза ярко вспыхнули, он тяжело задышал и усиленно закивал головой. Но возбуждение так же быстро угасло, сменившись мрачностью, беспомощностью, отчаянием.

– Все они мошенники,– сказал он.

– Не все.

– Откуда вам знать? Они отберут у вас деньги, а взамен не сделают ничего.

– Вы и сами знаете, что это не так. Иногда случаются сбои, да. Это ведь не какая-нибудь точная наука. Но все знают, что множество отмазок сработали, как надо.

– Может быть. Может быть,– сказал старик.

Рыдания женщины стали тише.

– Вы знаете кого-нибудь из них? – спросил старик.

– За три тысячи долларов я могу изъять пометку ТНУ из ее назначения. Еще за пять я могу выписать ей освобождение от работы до тех пор, пока ее дети не окончат среднюю школу.

Его самого удивило собственное мягкосердечие. Пятидесятипроцентная скидка, и ведь он даже не проверил, какими деньгами они располагают. Может, ее тесть миллионер? Но нет, если бы это было так, он бы уже давным-давно нашел для нее отмазчика, а не бы сидел тут, в Першинг-сквере, проливая слезы и причитая.

Старик вперил в Энди глубокий, долгий, оценивающий взгляд; в нем чувствовалась крестьянская сметка.

– Какая гарантия, что вы сделаете то, что обещаете? – спросил он.

Энди мог бы сказать ему, что в своем деле он король, лучший из всех отмазчиков, гениальный хакер с поистине волшебным даром. Способный проскользнуть в любую существующую информационную сеть и заставить ее плясать под свою дудку. И все это было бы чистой правдой и ничем, кроме правды. Но он сказал лишь (человек должен сам либо решаться, либо нет), что никаких гарантий или письменных обязательств он предложить не может, что он тут, у них под рукой, и что он ничего не потеряет, если она предпочтет остаться при своем назначении с пометкой ТНУ.

Они отошли в сторону и посовещались пару минут. Когда они вернулись, старик молча закатал рукав и протянул руку с имплантатом. Энди проверил его платежный баланс: тридцать тысяч, совсем неплохо. Он перевел восемь из них на свои счета, половину в Сиэтл, остальное в Гонолулу. Потом он взял женщину за запястье – толщиной оно было всего в два его пальца – подключился к ее имплантату и написал отмазку, которая должна была спасти ей жизнь.

– Вот и все,– сказал он.– Можете идти домой. Ваши детки заждались ланча.

Глаза у нее сияли.

– Если я могу как-то отблагодарить вас…

– Меня вполне устраивает то, что я заработал. Идите. Если мы когда-нибудь встретимся снова, сделайте вид, будто мы незнакомы.

– Это сработает? – спросил старик.

– Вы сказали, у вас есть друзья, понимающие в этих делах. Подождите неделю и сообщите в информационный банк, что она потеряла свое назначение. Когда получите новое, попросите своих друзей расшифровать его. Тогда и увидите. Все будет в порядке.

Старик, казалось, все еще сомневался. Он наверняка думал, что Энди просто обманом выманил у него четвертую часть его сбережений – слишком явно в его взгляде проступала ненависть. Но через неделю он узнает, что Энди и в самом спас жизнь его невестке, и будет метаться по скверу в поисках Энди, чтобы извиниться перед ним за недоверие и скверные мысли. Только вот к этому времени Энди будет уже далеко отсюда.

Они побрели по парку, изредка оглядываясь на Энди, как будто боялись, что стоит повернуться к нему спиной, и он превратит их в соляные столбы. И потом они скрылись из вида.

В общем-то, Энди заработал уже достаточно, чтобы обеспечить себе неделю безбедной жизни в Эл-Эй. И все же он продолжал шататься по парку, надеясь перехватить кого-нибудь еще. Как выяснилось, это было ошибкой.

Следующий клиент оказался маленьким человеком-невидимкой, из тех, кого никогда не замечают в толпе,– серое на сером, жиденькие волосы, вежливая извиняющаяся улыбка. Вот только глаза… В глазах у него был этакий блеск… Они с Энди завели беседу, и очень быстро стало ясно, что оба темнят, пытаясь прощупать друг друга. Серый человечек сказал, что он из окрестностей Серебрянного озера. Для Энди это очень мало о чем говорило. Еще Серый сказал, что прибыл сюда, чтобы встретиться кое с кем в здании ЛАКОН на Фигаро-стрит. Все ясно: скорее всего, хочет подать прошение. Энди почувствовал запах наклевывающейся сделки.

Потом Серый поинтересовался, откуда сам Энди. Из Санта-Моники? Западного Эл-Эй? Энди удивился – неужели в той части города у людей был какой-то особенный акцент?

– Я путешественник,– сказал он.– Терпеть не могу сидеть на одном месте.– Чистая правда.– Приехал из Юты прошлой ночью, а до этого был в Вайоминге.– А вот это чистой воды ложь.– Потом, может быть, двину в Нью-Йорк.

Человечек уставился на Энди с таким видом, словно тот сообщил, что собирается на Юпитер.

Теперь он понял, что у Энди есть какая-то возможность проходить через стену и отправляться туда, куда он пожелает. И существует причина, позволяющая ему открыто заявлять об этом. Это было равносильно тому, как если бы Энди намекнул, что располагает кое-какими особыми возможностями. Судя по всему, такой Серому и был нужен.

Пора переходить к делу.

Серый признался, что получил новое рабочее назначение, шесть лет на соляных копях озера Моно. Скверно, очень, очень скверно. Энди слышал, люди мерли там, как мухи. Естественно, человечек хотел, чтобы его перевели на другую работу, полегче, вроде корпорации «Разработка и эксплуатация», и непременно в черте города, желательно в районе рядом с океаном, где воздух прохладный и чистый.

– Понятно,– сказал Энди.– Я могу это устроить.

Энди сообщил цену, и Серый согласился без содрогания.

– Давайте ваше запястье,– сказал Энди.

Человечек протянул ему правую руку, ладонью вверх.

Имплантат у него был в форме бледно-желтого металлического диска, установленный в обычном месте, но более выпуклый, чем стандартные, и слегка более гладкий. Энди не придал этому никакого значения. Он сделал то же, что и всегда – приложил свою руку к руке Серого, запястье к запястью, имплантат к имплантату.

Их биокомпьютеры вступили в контакт.

И в тот момент, когда это произошло, человечек напал на него, словно ураган; конечно, не в физическом смысле, а через имплантат. По силе обрушившегося на него сигнала Энди понял, что столкнулся с чем-то совершенно необычным и что, очень может быть, ему грозят большие неприятности. Этот бесцветный маленький человечек вообще не собирался покупать никакую отмазку. То, чего он хотел, можно было назвать информационной дуэлью. За вежливой улыбкой скрывался в высшей степени агрессивный человек, который жаждал продемонстрировать только что объявившемуся в городе мальчишке несколько своих трюков.

Энди уже очень, очень давно не имел дела ни с чем подобным. Дуэль – это развлечение для юнцов. Но в те дни, когда он еще увлекался такими вещами, ни одному хакеру не удавалось победить его в этом единоборстве. Ни одному, никогда. Энди почувствовал сожаление к маленькому человечку; впрочем, не очень сильное.

Серый обрушил на Энди серию быстрых импульсов, зашифрованных, но не слишком сложно, просто чтобы прощупать параметры противника. Энди поймал их, записал в память, прервал поток импульсов и перехватил инициативу. Теперь пришла его очередь протестировать Серого. Заодно он хотел, чтобы до того дошло, на кого он покусился.

Но только он начал осуществлять свое намерение, как Серый прервал его. Его! Это было нечто совершенно неожиданное. Энди даже почувствовал некоторое уважение к противнику.

Как правило, любой хакер в первые же тридцать секунд распознавал сигнал Энди, и на этом дуэль заканчивалась. Противнику становилось ясно, что продолжать ее бессмысленно. Но этот либо не был способен идентифицировать Энди, либо это открытие ничуть его не обеспокоило; он взял и прервал его, вот так просто, без затей. Энди это даже позабавило. Он все еще продолжал веселиться, когда Серый снова набросился на него.

На этот раз он перешел прямо к делу, очень энергично пытаясь продраться внутрь структуры Энди, обрушив на него мощный информационный поток.

– шсдко. знула. мзхцу. туего.

Энди нанес ему вдвое более мощный удар.

– цзлшиу. зурпец. эфктер. навтми.

Но противнику и это оказалось по плечу.

– ухкен. дватт. фалтер. нленс.

– фрксум. эбурст.

– ибурст.

– пребст.

– нобрст.

Серый отбил атаку – все еще продолжая улыбаться. И ни капельки пота на лбу. В нем чувствуется что-то сверхъестественное, подумал Энди, что-то совершенно новое и странное.

Наверно, он из хакеров-боргманнов, внезапно понял Энди. Работает на Пришельцев и рыщет по городу, выискивая вольных стрелков вроде меня.

Энди презирал его за это, хотя и понимал уже, что перед ним очень сильный хакер. Как-никак, в жилах Энди текла кровь Кармайклов, не давая ему забыть, на чьей он стороне в противостоянии Пришельцев с людьми. Боргманн… это что-то совсем уж отвратительное. Использовать свое мастерство хакера, чтобы помогать этим… Нет. Грязное дело. У Энди возникло острое желание взять его за горло, припереть к стене, сжечь дотла. Никогда за всю свою жизнь он не испытывал такой ненависти.

Но он ничего не мог с ним поделать.

Это ставило Энди в тупик. Ведь он – Информационный Король, Мегабайтовый Монстр. Все эти годы он дефилировал по закованному в цепи миру, жизнерадостно плывя по информационным потокам и взламывая все преграды, с которыми сталкивался. А теперь это ничтожество пытается сломить его. Что бы Энди ни предпринимал, тот парировал; а то, что исходило от него самого, становилось все более причудливым. Этот серенький человечек работал с алгоритмом, с которым Энди никогда не приходилось сталкиваться: с разрушительным, жестким, смертельно опасным алгоритмом. Спустя некоторое время Энди даже перестал понимать, что с ним делают, не говоря уж о каком-то сопротивлении. Серый человечек уверенной рукой неумолимо вел его к неминуемому краху.

– Кто ты, черт побери? – в ярости завопил Энди.

Человечек рассмеялся ему в лицо.

И продолжал давить на него. Под угрозой оказался имплантат Энди – незнакомец разрушал его на микроскопическом уровне. Играя электронами, то и дело меняя напряжение и валентность, засоряя вход-выход, выжигая контуры. В конце концов, вмонтированный в тело Энди компьютер был всего лишь продуктом органической химии, так же, как и его мозг. Если допустить уничтожение компьютера, то связанный с ним мозг ждет та же участь.

Это было уже не спортивное состязание. Это было убийство.

Энди собрал все свои резервы, чтобы выстроить максимально мощную блокаду. До сих пор ему ни разу в жизни не приходилось прибегать к таким мерам, но что делать, если без этого не спастись? Натиск противника ослабел. На какое-то время Энди смог практически остановить его и даже нанести ответный удар, что позволило ему выкроить несколько бесценных мгновений и сконструировать кое-какие защитные комбинации. Но прежде чем он смог привести их в действие, Серый нанес Энди еще один сокрушительный удар и снова начал сталкивать его в пропасть. Да, этот тип обладал просто невероятной мощью.

Энди блокировал его. Он продолжал наступать. Энди нанес ему сильный удар, но человечек ушел от него, нырнув в какой-то другой канал нервной системы.

Энди снова ударил и снова безрезультатно.

Потом Серый сам нанес Энди удар, с такой силой, по сравнению с которой все предыдущее казалось детской игрой. Энди зашатался и почувствовал головокружение. Он находился уже в трех наносекундах от края бездны, но каким-то образом сумел отойти от него, хотя и на совсем крошечное расстояние.

Чувствуя, что его шатает, он начал новую комбинацию. Но, занимаясь этим, он одновременно считывал информацию, поступающую от Серого, и не находил там ничего, кроме холодной уверенности. Человечек был готов ко всему, что бы Энди ни обрушил на него. И это была не просто самоуверенность; он знал, знал совершенно точно, что непобедим.

Энди понял, что к тому все и идет. Он мог помешать Серому разрушить себя, но лишь у самой последней черты, а добраться до него не мог вообще. Казалось, его противник имел в своем распоряжении неисчерпаемые ресурсы. Все потуги Энди ни к чему не приводили: Серый был неутомим. Ничуть не выдохся. Он просто проглатывал все, что Энди швырял в него, и снова кидался в атаку, нападая сразу с шести сторон.

Теперь Энди понимал, впервые в жизни, какие чувства должны были испытывать хакеры, с которыми он безжалостно расправлялся на протяжении многих лет. Некоторые наверняка воображали, что им нет равных – до столкновения с ним. Проигрывать тяжелее, если думаешь, что ты силен. Если точно знаешь, что ты силен. Людям с таким восприятием себя в случае поражения приходится перепрограммировать все свое отношение к миру.

Сейчас у него было два выхода. Продолжать борьбу до тех пор, пока человечек окончательно не сломит его. Или сдаться прямо сейчас. Ничего другого ему не оставалось.

В конечном счете, подумал Энди, все всегда заканчивается необходимостью сделать выбор: да или нет, ноль или единица.

Он сделал глубокий вдох и заглянул в бездну.

– Хватит. Я проиграл.

Прежде он даже подумать не мог, что когда-нибудь произнесет эти слова.

Энди отдернул руку, прервав контакт между имплантатами, задрожал, пошатнулся и рухнул на землю.

Спустя минуту точно из-под земли вынырнули пятеро из ЛАКОН, навалились на Энди, связали его и затолкали в мешок, защелкнув на запястье с имплантатом замок, точно опасаясь, что он будет выкачивать информацию прямо из воздуха.

Стив Геннет вышел в патио, где в старом кресле полковника сидел Энсон, и сказал:

– Взгляни-ка сюда, Энсон. Видишь?

Он сунул Энсону в руку лист зеленоватой бумаги, тот непонимающе посмотрел на него. Какие-то стрелки и загогулины, похожие на греческие буквы, вся эта непонятная компьютерная чепуха.

– Ты же знаешь, я ни черта не смыслю в этом,– резко сказал Энсон.

Он понимал, что не следовало разговаривать со Стивом таким тоном, но ничего не мог поделать с собой, с каждым днем становясь все раздражительнее. Ему недавно исполнилось тридцать пять, но чувство было такое, что все пятьдесят. Когда-то, в молодости, он строил большие планы, был полон жизни и не сомневался, что освободит мир от тиранической власти чужеземцев; но теперь все это в прошлом, внутри осталась лишь гулкая пустота, которая все расширялась, и расширялась, и расширялась. В конце концов ему стало казаться, что в нем от Энсона не осталось почти ничего. Вот уже несколько лет – со времени провала нападения на Главного – он жил так, как будто для него не существовало ни прошлого, ни будущего. Только бесконечное, унылое настоящее. Строил планы, не думая об их осуществлении, спал, не видя снова.

– Что это? – спросил он.

– Отпечатки пальцев Энди.

– Отпечатки пальцев?

– Ну, компьютерный почерк, несущий несомненный след личности. Почти то же самое, что отпечатки пальцев, да. Думаю, это Энди.

– Правда? Откуда у тебя это?

– Пришло из Лос-Анджелеса, один из наших хакеров случайно выловил в Сети. Раньше такого не было. Если это и в самом деле он, то, наверно, вернулся совсем недавно.

Энсон снова взглянул на распечатку. По-прежнему стрелки и загогулины. Безнадежное занятие. Внутри что-то слабо затрепетало – ощущение, которого он не испытывал годами,– но он подавил его. Просто пожал плечами и спросил:

– Почему ты думаешь, что это Энди?

– Интуиция, может быть. Я уже пять лет ищу его. Для меня эта распечатка просто вопит: «Энди!» Он еще ребенком часто использовал такие коды. Помню, он объяснял их мне, но я так и не понял, что он пытался сказать. Ему тогда было лет десять-одиннадцать. И как раз перед тем, как сбежать, он снова вернулся к своему собственному, личному жаргону. Мы обратили внимание на эти коды уже несколько месяцев назад, и все это время тот, кто пользовался ими, устойчиво двигался на запад – Флорида, Луизиана, Техас, Аризона. А теперь вот Эл-Эй. Прямо в данный момент этот хакер делает кому-то отмазку. Судя по всему, с гильдией не связан, действует сам по себе. Я уверен, что это Энди.

Энсон перевел взгляд на круглое, толстое, искреннее лицо кузена и увидел на нем выражение полной убежденности. Внезапно Энсон почувствовал прилив восхищения, даже любви к нему. И сам удивился этому.

Стив был старше него на пятнадцать лет и сейчас являлся лидером семейного клана. Но Стив никогда не хотел быть лидером, никогда не хотел ничего возглавлять, хотел лишь участвовать в деле, которое считал важным. Сидеть целыми днями, а иногда и ночами в коммуникационном центре, вылавливая информацию по всему миру.

Тогда как сам Энсон…

Трепетание внутри усилилось, и на этот раз он не стал подавлять его.

– Скажи мне вот что,– сказал Энсон.– С помощью этих данных можно отыскать его?

– Не могу сказать. Ты же знаешь, Энди очень, очень ловок и к тому же быстро перемещается с места на место. И все же можно попытаться.

– Можно попытаться? Господи! Так попытайся же! Попытайся! Найди его, притащи сюда, заставь работать. Безумный мутант, вот кто твой сын!

– Мутант?

– Необузданный человек. Недисциплинированный, аморальный, зацикленный на себе, эгоист до мозга костей… Откуда у него все это, Стив? От тебя? От Лизы? Сомневаюсь. И конечно, не от той частицы, которая есть в нем от Кармайклов. Вот и выходит, что он мутант. Мутант, да. К тому же обладающий специфическими навыками, в которых мы так нуждаемся. Очень сильно нуждаемся. Если только он соизволит применить их ради нас.

Стив молчал. Энсона интересовало, что он думает по этому поводу, но полнощекое лицо Стива не выражало ничего. Молчание затягивалось, вызывая ощущение напряженности, неловкости, и в конце концов стало непереносимым. Энсон поднялся, отошел в конец патио и остановился там, опершись на перила и глядя на узкое зеленое ущелье внизу. И снова ощутил тот же трепет.

Он понимал, что с ним происходит. Снова ожили прежние амбиции, ослепительная мечта о победоносном крестовом походе против чужеземцев, о том, чтобы уничтожить Главного и одним ударом покончить со всеми Пришельцами сразу. Даже после роковой поездки Тони в Лос-Анджелес это чувство не исчезло, а просто оказалось запертым в потаенном уголке души Энсона. Но теперь оно вырвалось на свободу, и одновременно ожили страх, сомнения, мрачное уныние и ужасное чувство вины за глупую смерть Тони, пессимизм и самобичевание.

Он стоял там, дыша медленно и глубоко, чтобы успокоиться. Начинаясь от ранчо и дальше вниз, вплоть до самой Санта-Барбары, на всем лежала печать дикости и запустения. И внезапно в сознании Энсона возникло странное видение.

Он увидел здание под куполом, похожее на улей, но из белого мрамора: гробница, замок, святилище. Святилище, да. Внутри покоился Главный, огромное, похожее на слизня, мертвенно-бледное создание, футов тридцати в длину, окруженное механизмами, снабжающими его питательными веществами.

И еще Энсон увидел человека, приближающегося к куполу. Он выглядел, как мультипликационный персонаж или, может быть, андроид: стройный, спокойный, безликий. Где-то далеко от этого места перед своим терминалом сидел Энди Геннет, с дьявольским огоньком в глазах, и дистанционно управлял убийцей, заглатывая горы информации, выуженной из архивов Карла-Гейнриха Боргманна. Сейчас безликий убийца остановился перед дверью в святилище, Энди с помощью таинственных команд послал приказ электронному привратнику, и дверь распахнулась, но за ней тут же обнаружилась еще одна, а потом другая, и еще, и еще. И все же, наконец, безликий убийца добрался до того места, где скрывался сам Главный…

Поднял оружие. Спокойно выстрелил. Главного охватило голубое пламя. Он зашипел, обуглился, почернел.

В то же самое мгновение, словно по взмаху волшебной палочки, Пришельцы по всей Земле начали содрогаться, слабеть, умирать – и над свободным миром взошло солнце нового дня…

Энсон оглянулся на Стива, который стоял, прислонившись к стене дома и глядя на Энсона с удивительно безмятежным выражением лица. Энсон выдавил бледную улыбку.

– Ты ведь знаешь, как я стал относиться к Сопротивлению после гибели Тони? Что я утратил в него всякую веру?

– Да. Знаю, Энсон.

– Сейчас, возможно, все изменится. Если только ты сумеешь отыскать своего проклятого сына, этого гениального мутанта. И если сможешь заставить его взломать архив Боргманна. И если этот архив даст нам ключ к тому, какова природа Главного и где он находится. И если мы сумеем послать туда правильно запрограммированного убийцу, который…

– Черт знает сколько всяких «если».

– Но разве не так, кузен? Может, нам все-таки следует забыть обо всем? Давай покончим с Сопротивлением раз и навсегда, сознавая, что мир будет принадлежать Пришельцам до конца времен. Прикроем всю подпольную сеть, которую вы с Полем и Дугом создали за последние тридцать лет, и просто будем мирно посиживать на заднице, спокойно доживая свою жизнь. Что ты на это скажешь, Стив? Может, перестанем делать вид, будто у нас есть какое-то Сопротивление?

– Разве этого ты хочешь, Энсон?

– Нет. На самом деле, нет.

– И я тоже. Давай посмотрим, не удастся ли найти Энди.

Они привезли его, по-прежнему связанного, в штаб-квартиру ЛАКОН на Фигаро-стрит, башню из черного мрамора высотой в девяносто этажей, где заседало марионеточное городское правительство. Усадили у стены в огромном, ярко освещенном коридоре и оставили на сутки с лишним; так ему, по крайней мере, казалось, хотя умом он понимал, что на самом деле прошел всего час с чем-то. Энди это не волновало. Все в нем оцепенело. Физически он не пострадал, о чем свидетельствовал зеленый огонек датчика, автоматически отслеживающего состояние организма, но унижение было настолько сильным, что он чувствовал себя совершенно разбитым. Уничтоженным. Раздавленным. Все, что его сейчас интересовало, это имя проклятого хакера, проделавшего с ним такое.

Время от времени по коридору проходили громадные Пришельцы, изящно перебирая кончиками своих щупалец. Со всех сторон их окружали люди, суетящиеся, словно придворные вокруг членов королевской семьи. На Энди никто не обращал внимания; для них он значил не больше, чем стоящая у стены мебель.

Потом снова появились эти, из ЛАКОН, но уже не те, что раньше.

– Вот этот отмазчик? – спросил один из них.

– Ага, он.

– Она хочет видеть его немедленно.

– Что, прямо сейчас?

– Она сказала – немедленно.

На плечо Энди легла рука и легко встряхнула его. Потянула вверх. Ему развязали ноги, но руки остались стянуты ремнем. Он сделал пару неуверенных шагов, сердито глядя на своих стражей.

– Все нормально, парень. Пошли, с тобой хотят побеседовать. И помни, веди себя смирно, если не хочешь неприятностей.

Они привели его в огромный офис с таким высоким потолком, чтобы там мог поместиться Пришелец, если ему вздумается заглянуть сюда. Сейчас, однако, никаких Пришельцев в офисе не было, была только женщина в черном халате, сидящая за широким письменным столом в дальнем конце, на расстоянии, наверно, целой мили от Энди. В такой огромной комнате стол казался игрушечным, да и сама женщина тоже. Его усадили в кресло рядом с дверью. Связанный, он не представлял собой никакой опасности.

– Вы Джон До? – спросила она.

– Вы так считаете?

– Этим именем вы назвались при входе в город.

– За время путешествия я сменил множество имен. Джон Смит, Ричард Ро, Джо Блоу. Электронному привратнику безразлично, какое имя я называю.

– Значит, вы его обманывали? – она помолчала.– Должна предупредить вас, что это официальный допрос.

– Вы и сами знаете ответы на все вопросы. Ваш хакер-боргманн хорошо пошарил в моем мозгу.

– Пожалуйста. Все пройдет гораздо легче для вас, если вы будете сотрудничать с нами. Против вас выдвинуты следующие обвинения: незаконное проникновение в город, незаконный захват машины и незаконная торговля отмазками. У вас есть что сказать по этому поводу?

– Нет.

– Вы отрицаете, что делали отмазки?

– Я ничего не отрицаю и ничего не подтверждаю. Какой толк,черт побери?

Она поднялась, вышла из-за стола, очень медленно двинулась в его сторону и остановилась на расстоянии примерно пятнадцати футов. Не поднимая головы, Энди угрюмо уставился на носки своих ботинок.

– Посмотрите на меня,– сказала она.

– Слишком много усилий.

– Посмотрите,– повторила она с каким-то напряжением в голосе.– Отмазчик вы или нет – тут нет вопроса. Нам известно, что вы отмазчик. Лично мне известно, что вы отмазчик,– и она назвала имя, которое он не использовал уже давным-давно.– Вы ведь Мики Мегабайт, верно?

Теперь он посмотрел на нее.

И испугался. И сразу же понял, что глаза не обманывают его. И почувствовал, как нахлынули давнишние воспоминания.

Пышные рыжие волосы теперь были уложены по-другому, более гладко. За пять лет она слегка округлилась, кое-где на лице появились морщинки. Но в целом она мало изменилась.

Как ее звали? Ванесса? Кларисса? Мелисса?

Тесса, вот как. Тесса.

– Тесса? – внезапно охрипшим голосом спросил он.– Вы Тесса?

– Да.

Энди почувствовал, что у него отвисла челюсть. Похоже, все оборачивалось даже хуже того, что с ним сотворил хакер. И он не видел способа выпутаться.

– Вы еще тогда работали в ЛАКОН, я помню.

– Та отмазка, что вы мне продали, оказалась липовой, Мики. Вы ведь знали об этом, не правда ли? В Сан-Диего меня ждал человек, он был очень дорог для меня, но когда я попыталась пройти сквозь стену, меня схватили. В тот момент я готова была убить вас. Мы договорились с Биллом, что встретимся в Сан-Диего и попытаемся уплыть на Гавайи в его лодке. В результате он уплыл без меня, и больше я не видела его. И вдобавок в течение трех лет никакого продвижения по службе. Мне еще повезло, что этим все и ограничилось.

– Я не знал о парне в Сан-Диего,– пробормотал Энди.

– Вам и не нужно было знать. Это вас не касалось. А что вас касалось, так это за мои деньги сделать мне отмазку.

Глаза у нее были серые с золотистыми искорками. Это оказалось нелегко – встретиться с ней взглядом.

– Вы все еще жаждете моей смерти? – спросил Энди.– Собираетесь расквитаться со мной?

– Нет и нет, Мики. Это ведь тоже не ваше настоящее имя?

– Да, не мое.

– Не могу передать, как я удивилась, когда вас привезли сюда. Отмазчик, так они сказали. Джон До, новичок в городе, работает в районе Першинг-сквер. Отмазчики – это мой профиль. Они всех отмазчиков доставляют ко мне. Такое я получила новое назначение, после того как покаялась во всем: работа с отмазчиками. Остроумно, не правда ли, Мики? Перейдя сюда, я сразу же спросила себя: а что, если они поймают вас? Однако поразмыслила и пришла к выводу, что нет ни малейшего шанса, вы, наверно, давным-давно уже далеко отсюда и вряд ли когда-нибудь вернетесь. А потом они приволакивают какого-то Джона До, я прохожу по коридору и вижу ваше лицо.

Может, она и пыталась, но скрыть мстительный огонек во взгляде ей не удалось.

Положение становилось все более отчаянным, надо было принимать срочные меры.

– Послушайте, Тесса,– с обаятельной хрипотцой сказал Энди.– Вы не поверите, но все эти годы меня мучило чувство вины за то, что я с вами сделал. Да, вряд ли вы поверите в это. Но Бог знает правду.

– Ну конечно. Мое сердце сейчас растает. Уверена, все эти годы вас терзали муки совести.

– Это правда. Я не раз допускал ошибки в отмазках и потом иногда сожалел об этом, а иногда нет, но что касается вас, я действительно сожалел, Тесса. Больше чем из-за кого-либо другого. Это абсолютная правда.

Она помолчала, обдумывая его слова. Конечно, вряд ли поверила, но – задумалась.

– Зачем вы делали это? – спросила она наконец.

– Мне требовалось скрыть, насколько хорошо я работаю. Если время от времени не допускать небольших ошибок, будешь выглядеть слишком хорошо, а это опасно. Немедленно пройдет слух, что вот, есть такой безупречный отмазчик, там-то и там-то. Люди начнут рассказывать о тебе друг другу и даже складывать легенды. И тогда Пришельцы обратят на тебя внимание, раньше или позже. Вот и приходится время от времени сознательно допускать ошибки. Примерно одну на каждые пять нормальных отмазок. Я ведь не даю клиентам никаких гарантий и даже предупреждаю их, что иногда может получиться осечка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю