332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ричард Кнаак » Волчье сердце » Текст книги (страница 1)
Волчье сердце
  • Текст добавлен: 16 апреля 2017, 11:30

Текст книги "Волчье сердце"


Автор книги: Ричард Кнаак






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Перевод: Евгений (Палыч) Тихонов и Яна (Kisala) Чумак


Волчье сердце


После Катаклизма конфликт между Ордой и Альянсом охватил весь Азерот. Посреди этого хаоса испытывающая острую нехватку ресурсов Орда вторглась в Ясеневый лес, чтобы удовлетворить растущие потребности своей армии. Действующий вождь Гаррош Адский Крик разработал новую жестокую тактику для завоевания этого региона и уничтожения его защитников – ночных эльфов. Это может подорвать силы всего Альянса…

Не подозревая о том, что надвигается на Ясеневый лес, легендарные правители Верховная жрица Тиранда Шелест Ветра и Верховный друид Малфурион Ярость Бури созвали в Дарнасе совет, на котором голосовали за включение гордых воргенов Гилнеаса в ряды Альянса. Однако король Штормграда Вариан Ринн не может простить Гилнеас и его правителя Генна Седогрива за то, что его народ отгородился от остальной части мира несколько лет тому назад. Это может сорвать не только совет правителей, но и ослабить Альянс в целом.

Несогласие Вариана было не единственной проблемой в Дарнасе. Начали волноваться некогда бессмертные ночные эльфы после того, как первые из них умерли от старости. В то время когда они свыкались со своей смертностью, вспыхнули споры вокруг возвращения Высокорожденных в их общество, которые раньше были высшей кастой знати ночных эльфов. Многие ночные эльфы не могли простить Высокорожденных за те разрушения, которые произошли в Азероте 10 тысяч лет назад из-за их безрассудного использования магии.

Когда на окраинах Дарнаса нашли убитых Высокорожденных, Малфурион и Тиранда приняли меры, чтобы остановить дальнейшее кровопролитие и беспорядки, назначив одного из самых хитрых и опытных агентов ночных эльфов для поиска убийцы: знаменитую стражницу Майев Песнь Теней.

Из-за всего, что происходит в Дарнасе, у Альянса может не хватить сил остановить нового безжалостного вождя Гарроша от захвата всего Ясеневого леса.



Пролог. Нордсколл

Две шеренги зеленокожих воинов, похожих, как две капли воды друг на друга, сгибаясь под тяжестью толстой упругой веревки, тащили медленно вверх по широкому пандусу к последнему из пришвартованных кораблей огромную клетку на колесах.

Несмотря на вечную стужу Нордскола, мускулистые воины обливались потом от натуги. Каждый раз, когда приходилось натягивать канат, их широкоскулые лица искажала гримаса.

Вдоль пандуса стояли охранники, державшие в одной руке факел, а в другой готовое к бою оружие. Суровым тяжелым взглядом они смотрели не на рабочих, а на огромную клетку. Снаружи решетку покрывал брезент, сшитый из лоскутов козлиной шкуры. Куски кожи были подогнаны так плотно, что о содержимом клетки приходилось только догадываться.

Впрочем, вряд ли орки стали бы просто так тащить этот груз сами. Каким бы заброшенным не был порт, в нем всегда можно было найти животных, таких как рогатые, смахивающие на громадных ящериц, кодо, достаточно сильные, чтобы заменить страдающих от тяжести груза орков. Было даже три мамонта, обычно используемые для перевозки сразу нескольких всадников. И все-таки все эти животные не только не принимали участие в транспортировке, но и находились на максимальном удалении от доков. И даже там они беспокойно топтались на месте: кодо пыхтели, широко раздувая ноздри, а мамонты трясли головой с огромными бивнями, то и дело поглядывая в направлении кораблей.

Налетевший внезапно порыв ветра с жутким воем перерос в снежную вьюгу. Погода в Нордсколе отличалась своеобразным постоянством – ветер дул всегда. Спокойные воды в бухте вдруг стали гигантскими волнами. Корабли стало бросать из стороны в сторону, их корпуса затрещали по швам.

Изнутри некоторых кораблей до берега донесся вселяющий ужас рев и грохот. Весь находившийся на палубах экипаж бросился к люкам, ведущим вниз, в трюмы. Закалённые в многочисленных битвах суровые моряки и воины выглядели очень обеспокоенными.

Последний корабль тоже тряхнуло, ведущий на палубу пандус изогнулся. Одна его сторона взметнулась вверх, раскидав в стороны несколько удивленных охранников и столкнув пару работников лбами.

Клетка накренилась. Орки, едва устояв на качающихся досках, в последний момент удержали ее от падения. Однако, как только все успокоилось, контейнер начало раскачивать изнутри. Рев, похожий на тот, что раздавался с пришвартованных кораблей, только более глубокий, эхом разнесся по замёрзшему порту. Что-то начало стягивать непромокаемый брезент.

Охранники бросились врассыпную. Те, кто оставались на пандусе, отчаянно пытались удержать равновесие. Один все же упал, угодив прямиком в ледяную воду между доками и кораблем.

С береговой линии, выкрикивая команды, к ним бежал морской капитан, одноглазый моряк-ветеран по имени Брилн, чье тело покрывало огромное количество татуировок с изображением выпавших на его долю приключений.

– Держите клетку прямо! Не дайте ей упасть! Оружие к бою! Где порошок? Если клетка не выдержит…

Контейнер затрещал под сбитым брезентом. Слабого света от задуваемых ветром факелов не хватало, чтобы в полной мере рассмотреть, что же там происходит, но мучительный скрежет металла был для Брилна достаточным предупреждением.

– Копья к бою! Поторапливайтесь, отбросы! Бегом, к правой стороне клетки!

Двое охранников, то ли самых стремительных, то ли более беспечных, чем остальные, приблизились к клетке. Со своего места Брилн не смог полностью рассмотреть, что же случилось дальше, впрочем и от увиденного на голове зашевелились волосы.

Находящийся впереди орк ткнул в клетку копьем. В следующее мгновение что-то зацепило оружие и втянуло его вместе с хозяином сквозь прореху в брезенте. Другой орк инстинктивно бросился вперед, чтобы помочь своему исчезнувшему товарищу.

Что-то толстое метнулось сквозь дыру. Орк двигался слишком медленно, чтобы в полной мере осознать опасность. Его подняло в воздух, как перышко. И прежде чем остальные смогли моргнуть глазом, массивный отросток смял его туловище: плоть, кости и стальную броню. Во все стороны брызнула кровь.

Жуткая конечность отбросила обмякшее, раздробленное тело, а затем исчезла внутри покрытой брезентом клетки. Секундой позже изнутри раздался мучительный крик первого воина, видимо все еще остававшегося в живых.

Орки с длинными тонкими копьями быстро устремились на позицию как раз, когда Брилн присоединился к ним. Двое охранников нанесли колющий удар, но капитан знал, что уже было слишком поздно.

Эхо еще долго разносило крик по нордсколькому порту. Полный страха, этот крик не только закладывал уши, но и проникал глубоко в душу. Мало что могло поколебать твердую решимость орков или заставить испытать такой всепоглощающий ужас, но то, что они захватили столь дорогой ценой, было как раз тем исключительным случаем.

Громкий жуткий треск прервал истошный крик. Не успели орки отойти от дыры, как в них брызнула какая-то жидкость. В нос ударила нестерпимая вонь.

– К оружию! Копья к бою! – снова кричал Брилн. Капитан осмотрелся. Света от факела было достаточно, чтобы увидеть разрыв в брезенте и погнутую решетку. Ее прутья были очень хорошо закалены, всей силы громадного чудовища едва хватило, чтобы лишь немного раздвинуть их. К несчастью для двух охранников, этого оказалось вполне достаточно.

– Где порошок? – потребовал Брилн, ни к кому конкретно не обращаясь.

Другой орк наконец подбежал к нему, держа в руках небольшой холщевый мешочек размером с кулак. На его лице была повязка из грубой ткани, полностью закрывающая нос и рот, такую же он протянул Брилну, который с помощью двух тесемок закрепил ее на себе. Маска была просто мерой предосторожности. Вряд ли что-то из мешочка могло попасть Брилну в нос или рот, впрочем, проверять это лишний раз не имело смысла.

Сначала капитан хотел отдать распоряжение этому орку, но затем схватил мешок сам. Из клетки все еще раздавалось отвратительное чавканье.

– Прикройте меня! – Капитан встал поудобнее, затем тщательно вгляделся в разрыв. Несмотря на отсутствующий глаз, потерянный много лет назад в битве за Калимдор против Альянса под командованием Адмирала Праудмура, Брилн всегда гордился своей точностью.

Сделав глубокий вздох сквозь тканевую маску, изуродованный орк бросил мешок прямиком в разрыв брезента.

Налетевший порыв ветра заставил Брилна испугаться, что он промахнется. Однако, стукнувшись о край разрыва, мешочек скрылся в темноте внутри клетки.

Мгновением позже капитан услышал тихий мягкий стук. Зверь внутри испустил недоверчивый протяжный гул. Снова донеслось чавкание. Из отверстия показалось небольшое облачко пыли, но оно ни в чем не смогло убедить орков. Налетевший порыв ветра тут же рассеял его.

Внутри клетки упало что-то тяжелое и мягкое. Брилн знал, что скорее всего это было останками того охранника. Однако этот звук подал ему надежду, что план удался.

Скрывающийся во тьме зверь заворчал, сбитый с толку. Внезапно клетка затряслась еще сильнее. Что-то большое навалилось на прутья. Сквозь прореху в брезенте донесся тяжелый вздох, но внутри по-прежнему мало что можно было разобрать.

Дыхание зверя стало еще тяжелее, как будто изнуренным. Орки услышали, что он споткнулся. Затем упал, ударившись о пол с глухим стуком.

Клетка вздрогнула и чуть не опрокинулась снова. Лишь сила двух дюжин орков едва смогла удержать ее от падения.

Брилн и другие выждали несколько напряженных мгновений, но больше из клетки не доносилось ни движения, ни звука. С осторожностью капитан подошел к ней и, отважившись, ткнул в брезент.

Ничего не произошло. Брилн вздохнул с облегчением, затем повернулся к остальным:

– Грузите эту штуку на борт, затем приведите в нормальное состояние прутья и закройте чем-нибудь эту дыру. Убедитесь, что в пище этих тварей всегда есть щепотка той травы, что нам дал шаман. Нельзя допустить, чтобы подобное произошло на море.

Орки забегали, выполняя его приказы. Капитан занялся изучением состояния других кораблей. На каждом было по такой клетке. Новый вождь орды Гаррош приказал, чтобы это рискованное предприятие было завершено в любом случае, вне зависимости от цены. Брилн и другие орки никогда не задавались вопросом, какова же должна быть эта цена, все они были готовы отдать жизнь за нового легендарного предводителя армии Песни войны. Слухи о его великих подвигах были широко известны в кругу Орды. Вдобавок он был сыном Грома Адского Крика и советником Тралла, лидера орков, который освободил их из неволи.

Да, было неважно, сколько уже погибло и погибнет вновь, пока флот не достигнет места, для Брилна и остальных все это не имело значения. Орда наконец-то двигалась навстречу своей судьбе. Они обладали жизнеспособностью и стимулом, чтобы заслужить возможность изменить Азерот. Все, кто так долго удерживал власть над миром, пришли в упадок, стали слабыми и мягкими. Орда и, в первую очередь орки, наконец-то могли заявить о своих притязаниях на более плодовитые регионы, необходимые не только для выживания, но и для процветания, которого они заслуживали уже давно.

Недавно произошедший Катаклизм позволил Гаррошу внушить своим людям, что это было предзнаменованием их великого пути. Мир был разорван на части и выжить означало – приспособится к этим сильно преображенным землям.

Команда наконец-то загрузила последнюю клетку. Брилн наблюдал, как в ней устраняли брешь. У них было достаточно сонного порошка на складе, к тому же были и другие способы держать этих тварей в узде, так что старый орк мог смело думать об успешном завершении их путешествия.

Он поднялся на борт, где его уже встречал первый помощник:

– Все в безопасности, капитан! Мы готовы к отплытию по вашему приказанию!

– Пошевеливайтесь в таком случае! – проревел Брилн. – Чем быстрее мы доставим этот груз к Гаррошу, тем быстрее это станет проблемой Альянса.

Орк проворчал, соглашаясь в ответ, затем повернулся, чтобы передать распоряжение Брилна. Короткого приказа было достаточно и корабли наконец-то смогли отчалить из порта.

Ветер налетел с новой силой, раздался раскат грома. Назревала гроза, как раз ее то флоту и недоставало. Однако все это было детскими игрушками по сравнению с тем, с чем вскоре предстоит столкнуться противникам Орды. Брилн уставился на темную бурлящую воду, воображая пункт назначения, представляя, на что будет способен их груз, как только окажется в руках Гарроша.

В какой-то момент Брилн почти пожалел защитников Ясеневого леса, ночных эльфов.

Но в конце концов, это были всего лишь эльфы…



Глава 1. Волк

Тиранда Шелест Ветра знала, что мир уже не исцелить. Огромный черный дракон по имени Смертокрыл навсегда изменил Азерот еще более жутким способом, чем это произошло во время Раскола, когда единый континент разделился на части. Верховная жрица, выжившая в том великом событии десять тысяч лет назад, даже представить себе не могла, что ей предстоит столкнуться с подобной жестокостью снова.

Те, кто не был знаком с расой ночных эльфов, глядя на ее ниспадающие на плечи темно-синие волосы, могли бы дать ей чуть более двух десятков лет, но никак не десять тысяч. Однако ее блестящие серебристые глаза были преисполнены великой мудрости и огромного жизненного опыта. Было несколько изящных морщинок вокруг, однако они появились в результате тяжелых переживаний в течении последних десяти тысяч лет, а никак не от возраста.

Тиранда шла вдоль пышных Храмовых Садов – центральной части города, хотя географически они располагались немного западнее центра Дарнаса и состояли из нескольких островков различного размера, наполненных самыми изысканными представителями флоры. Свет полной луны освещал сады, как будто благоволя ей. Здесь никто не мог побеспокоить Тиранду, впрочем, и Верховная жрица вряд ли могла помешать кому-то. В конце концов, для тех, кто был знаком с ней, все происходящее было вполне обычным явлением.

Она надеялась, что здесь сможет остаться наедине со своими мыслями, чтобы прийти наконец в некоторых важных вопросах хоть к какому-нибудь заключению. Будучи Верховной жрицой, Тиранда, как правило, искала умиротворения и указаний у богини Элуны, известной также как Мать Луна, обращаясь к ней из места для подобных медитаций в храме на Юге города. Но даже покоя святилища лунного света в Сестринстве – сердца самой Элуны, как некоторые называли его – было ей недостаточно. Она надеялась, что спокойствие в саду поможет ей преуспеть в том, что потерпело неудачу в храме.

Однако, несмотря на то, что сады в некотором роде являлись воплощением духа Матери Луны больше, чем храм, даже этого не хватало, чтобы принести умиротворение в сердце Верховной жрицы этой ночью. Тиранда не могла не волноваться по поводу предстоящей встречи. До собрания оставалось не так много времени и они вместе с Верховным друидом, Малфурионом Яростью Бури – ее мужем и соправителем – до сих пор сомневались, будет ли от этого мероприятия хоть какая-нибудь польза.

Альянс вновь столкнулся с обновленной Ордой, теперь ведомой отнюдь не бесконфликтным Траллом, который пытался держать обе стороны вдали от войны, а другим, куда более амбициозным вождем. Гаррош жаждал заполучить великие просторы Ясеневого леса, хотя и вряд ли ограничится только им, если он все-таки достанется его воинам.

Малфурион, как Верховный друид, был больше озабочен растительностью Азерота, не желая иметь что-то общего с его политикой, но тем не менее он сделал все, чтобы сохранить единение в рядах Альянса. Однако они оба, Тиранда и Малфурион, знали, что будущее Альянса не зависело и не могло зависеть от них. Настало время найти того, кто будет более преданным достижению этой цели. Таким был один из пунктов организованной Тирандой и Малфурионом встречи – посмотреть, сможет ли среди собравшихся найтись тот, кто поведет их вперед к новому миру.

Конечно, эта встреча не имеет смысла, если придут не все, кто получил приглашение – некоторые до сих пор не ответили. А если они не придут, то вряд ли остальные смогут о чем-то договориться.

Среди тех, кого Тиранда встречала на своем пути, были другие жрицы, низко кланяющиеся в знак уважения к ней. Они были одеты в такие же как у нее серебристо-белые мантии без рукавов. Одеяние Тиранды покрывал небольшой орнамент, практически не требующийся ей в качестве отличительного знака Верховной жрицы. Все и так знали ее. Она отвечала на их почтение улыбкой и кивком головы, однако погруженная в свои мысли, она, сказать по правде, сразу же забывала обо всех, кто попадался на ее пути.

Ужасное видение Смертокрыла Разрушителя и то, следствием чего он стал, полностью захватило ее. Ее сердце бешено колотилось, а кровь застыла в жилах, когда она представляла себе последствия его ужасных действий.

"Встреча должна принести пользу", – подумала с тревогой Тиранда. – "Это единственная возможность для нас предотвратить падение мира. Если никто на нее не придет, вряд ли представится еще один шанс спокойно собраться и поговорить. Скорей всего будет уже слишком поздно…"

Однако они не получили согласия от трех основных членов Альянса, включая Штормграда, а если Штормград не примет участия, тогда…

Вдруг ее окружило свечение Элуны.

Храмовые сады исчезли из виду.

Тиранда Шелест Ветра пришла в замешательство, затем все же взяла себя в руки. Ее глаза расширились от удивления. Новое окружение, не имеющее ничего общего с любой частью столицы ночных эльфов – Дарнаса, появилось в поле зрения. Сейчас она находилась в очень далеком месте, скорей всего на материке, похожем на Калимдор. Тиранда перенеслась на расстояние сотни миль всего лишь за одно биение сердца.

Но еще более шокирующим было то, что ее окружало видение войны, которое вряд ли можно еще с чем-то спутать. Смрад от огромного количества умерших был слишком знаком ей, как впрочем и темные курганы, напоминающие размером и формой тела, и сотни искалеченных тел вокруг.

То, что еще некогда было дикой, нетронутой природой – несколько упавших стволов намекали, что здесь был лес – все было сметено недавней битвой. Пока Верховная жрица собиралась с мыслями, пытаясь вернуть самообладание – то ли из памяти, то ли волей Элуны ей вдруг пришло понимание, что она знает это место, это время.

Она оказалась посреди первой заключительной битвы Азерота против Пылающего Легиона… случившейся более десяти тысяч лет назад во время Войны Древних. Эта битва завершилась Расколом и погружением бывшей столицы ночных эльфов, Зин-Азшари, в Источник Вечности, откуда брала начало вся их сила и магия. Легион хотел уничтожить всю жизнь в Азероте и практически достиг этой ужасной цели, по иронии судьбы, с помощью королевы ночных эльфов.

Воины демонов хлынули вперед, выставив авангард из огненных инферналов. Массивные конструкты сопровождали стражи и гончие Скверны, высокие, закованные в броню воины и зубастые звери. Другие демоны позади дополняли их неисчислимые ряды. Коварная армия беспрепятственно неслась по земле вопреки тому, что помнила ночная эльфийка из этой истории. Все, к чему бы не прикасались демоны, охватывало такое же ужасное зеленое пламя, которым было окружено каждое из этих чудовищ.

Тиранда посмотрела в направлении, где, как она знала, должны были находиться защитники из числа ее людей и множество волшебных созданий, которые собрались, чтобы предотвратить разрушение Азерота. Однако их нигде не было видно. Ничто не могло остановить разрушительную силу Легиона. Их земля, их мир были обречены…

Однако вдруг по округе разнесся мощный вой. Верховная жрица почувствовала, как к ней возвращается надежда. Кажется, она узнала этот вой, который проник глубоко в ее душу.

На какой-то момент демоны замедлили движение, впрочем, они тут же издали могучий рев и с новыми силами ринулись вперед.

С противоположной стороны на землю упала огромная тень. Тиранда вмиг отыскала ее источник. Это был Древний волк, огромный, величественный и такой белоснежный, что весь сиял. Он был гораздо выше остальных существ. Огромное животное снова взвыло и на этот раз к нему присоединилось бессчётное множество других завываний сзади.

"Голдринн…", – пробормотала Тиранда.

На заре своего существования, после прихода титанов, Азерот охраняли существа, которые были как будто частью этого мира. Титаны даровали силу драконам, однако Азерот сам произвел на свет множество духов и полубогов, вечных по своей сути, но все же способных принести себя в жертву. Но до Войны Древних этим защитникам не доводилось сталкиваться лицом к лицу с такой ужасной силой, как Пылающий Легион. Драконы гибли сотнями, много жертв было в последней битве среди духов и божественных созданий. Одной из них был Голдринн.

Однако кровавая сцена, развернувшаяся перед ее глазами, не совсем соответствовала истории. Тиранда окончательно поняла это, хотя все ее природное естество переживало в первую очередь за судьбу этого мира и вставшего вновь на его защиту зверя. Элуна выбрала именно эту сцену, чтобы рассказать ей что-то, хотя Верховная жрица понятия не имела, чтобы это могло быть. Неужели она снова должна увидеть, как Голдринн жертвует собой?

Несколько демонов приблизились к гигантскому волку, который бросил им вызов. Но стоило только им подойти, как из-за спины Голдринна, подгоняемые новым воем, выскочили несколько обычных волков. Они заполонили собой пространство, каждый из покрытых лоснящейся шерстью охотников уже определился со своей добычей. Несмотря на довольно значительную разницу в росте, преисполненные решимости уничтожить врага, они свирепо бросились в бой.

Две силы столкнулись друг с другом. Демоны, вооруженные клинками и топорами, сошлись в бою с клыками и когтями тех, кто в совершенстве владел ими. На первый взгляд казалось, что у волков, кроме зубов и когтей ничего нет, однако нельзя было сбрасывать со счетов их скорость и непревзойденную ловкость. Они промчались сквозь толпу зловещих врагов, кусая и нанося удары когтями везде, где было место для маневра.

Голдринн находился на передовой. Огромный волк схватил зубами стража смерти и перекусил его. Зеленое пламя охватило куски демона в тот момент, когда лапы животного уже подминали под собой врага.

Два волка повалили вооруженного топором противника, который только что разрубил пополам одного из их собратьев. Сначала они откусили демону руки, затем один перегрыз его горло. Однако на них напали другие демоны, обезглавив несчастных животных.

Тиранда попыталась присоединиться к битве, но обнаружила, что не может сдвинуться с места. Она могла лишь беспомощно наблюдать, как множество волков гибнет, но, несмотря на то, что врагов пало гораздо больше, этого не хватало, чтобы она перестала бояться и сожалеть.

Все больше и больше демонов сосредоточилось на Голдринне, отчетливо понимая, что именно он вел волков в бой. Они попытались подрубить его конечности или свалить его, чтобы можно было добраться до горла, но Голдринн ударом лапы с такой силой смахнул тех, что подобрались к нему слишком близко, что они разметали еще с десяток своих товарищей. В дикой челюсти гигантского волка скрывался один демон за другим. Некоторых он раскусывал пополам, других тряс так неистово, что части их тел разлетались в стороны. Голдринн несся сквозь ряды Пылающего Легиона вместе со своей жадной до битвы стаей.

Поле боя уже было полностью покрыто расчлененными трупами демонов и окровавленными тушами волков, однако было незаметно, чтобы число воинов с обеих сторон хоть сколько-нибудь уменьшилось. Еще один волк был разрублен на части и еще больше демонов атаковали Голдринна. Впрочем, огромного зверя было не остановить, он продолжал рвать зубами и когтями своих врагов, оставляя целые груды из трех-четырех тел.

– Мать Луна, ответь, почему ты показываешь это мне?! – Верховная жрица хотела было броситься на помощь Голдринну, но могла только смотреть. – Позволь мне присоединиться к битве или открой мне смысл всех этих бесконечных убийств?

Однако бой продолжался без какого-либо намека и, похоже, повернулся для Голдринна не в самую лучшую сторону. Окруженный со всех сторон, волк не мог отбиться сразу от всех своих противников. Демоны нападали на него снова и снова, многочисленные ранения наконец-то стали сказываться на самочувствии великого Древнего.

Одному из стражей Скверны все же удалось забраться на спину белоснежного волка. Глаза бессердечного воина полыхнули зеленым пламенем в предвкушении легкой победы, он занес оружие и вонзил его прямо в середину волчьей спины.

– Нет, – закричала Тиранда, понимая, что произошло. Несмотря на то, что она не была посвящена в детали, ей слишком хорошо был известен исход этого события.

Голдринн испустил полный муки вой. Его лапы подкосились, опуская его на землю. В тот же миг на него налетело бесчисленное множество демонов.

Вдруг, откуда не возьмись, на правый бок древнего вскочил темно-коричневый волк. Несмотря на то, что это было явно ему не под силу, он умудрился не только взобраться на спину Голдринна, но и добраться до демона, так подло ранившего вожака.

Страж Скверны обернулся, как только волк приблизился. Он попытался разрубить его, но проворная волчья фигура проскочила под лезвием и вцепилась в ногу врага, повергая его навзничь.

Падая со спины Голдринна, демон потерял свое оружие. Не успел страж Скверны подняться, как темный волк уже был сверху. Одним свирепым укусом он перегрыз ему горло. Стоя над поверженным трупом демона, волк издал пронзительный вой. Он пригнулся, затем прыгнул вперед. Его маневр был совсем не случайным, он приземлился на спину еще одному демону, затем содрал с груди Голдринна другого.

Признав в небольшом волке лидера, другие члены стаи бросились оттаскивать демонов от Голдринна. Пылающий Легион бросил все свои силы, чтобы противостоять Древнему и теперь вынужден был отступить.

Однако для Голдринна было уже слишком поздно. Древний попытался подняться и схватить своей пастью очередного демона. Он прокусил его тело сквозь броню, разрывая того на части. Но раны взяли свое. Белоснежный волк споткнулся и упал, подминая под себя еще несколько противников, затем застыл без движения.

Вновь, как и десять тысяч лет назад, Голдринн погиб. Однако, несмотря на ужасную потерю, темно-коричневый волк продолжал сражаться, продвигаясь вперед от тела Голдринна. Все больше и больше волков присоединялось к своему брату, принимая его командование.

Один за другим воины демонов погибали от клыков или когтей темно-коричневого волка. Его вой стал практически столь же сильным как у Голдринна. Он будто бы даже вырос вдвое больше, чем остальные.

Пылающий Легион сосредоточил свои усилия на новом противнике, однако, казалось, лишь раззадорил его. Он бросался на каждого демона, который попадался под его лапы, оставляя за собой кучу разорванных тел. Многие демоны были выше него, так что волку приходилось вставать на задние лапы, чтобы схватить противника за руку или откусить ему голову. Его когти разрывали броню и плоть не хуже самого лучшего клинка.

Беспомощная Тиранда вздохнула в очередной раз. Чем больше она смотрела на отважного волка, тем комфортнее он себя чувствовал на двух ногах вместо четырех. Когти на одной руке соединялись вместе так плотно, что казались единым целым и с каждым ударом увеличивались с размером.

Теперь уже мало что напоминало настоящую битву, которую Верховная жрица помнила из истории. Это было то, что пыталась ей на самом деле показать Элуна… хотя что именно, пока еще оставалась для ночной эльфийки загадкой.

Когти волка внезапно превратились в настоящий большой меч, а коричневый волк в человека – закованного в броню мужчину, чье лицо Верховная жрица никак не могла рассмотреть со своего места. Вместе со своей стаей он продолжал сражаться против Пылающего Легиона. Его меч атаковал снова и снова.

Однако на этом перемены не закончились, на сей раз происходя среди демонов. Они превратились в нового, куда более неизбежного и знакомого противника – орков. Трансформация произошла очень быстро, без какой-нибудь заминки. Но волки продолжили сражаться с новым противником, как будто всегда только этим и занимались.

Поразив очередного противника, неизвестный воин поднял свой меч и издал победный клич, отдаленно напоминающий волчий вой. Стая подалась вперед, однако на сей раз они тоже стояли на задних лапах, а передние превратились в руки, сжимающие молоты, топоры и другое оружие. Подобно своему предводителю, они тоже стали людьми.

Орков настигло смятение. Их число продолжало сокращаться. Предводитель воинов вновь издал победный клич.

А затем позади линии фронта, в направлении, где осталось лежать тело древнего волка, раздался ответный вой. Тиранда устремила свой взор туда и увидела… двух Голдриннов. Первый был телом поверженного животного. Тогда как второй был величественным, полупрозрачным духом, который выл в ознаменовании победы.

Но хотя дух волка был похож на туман, внутри него было еще что-то, что-то более плотное и до боли знакомое.

В этот момент Верховная жрица осознала, что видит воина… несмотря на то, что он сейчас должен был находиться на передовой. Моргнув, Тиранда поняла, что она на самом деле смотрит на линию фронта. Обе местности вдруг соединились вместе. Призрак Голдринна теперь парил над своим воителем, который, казалось, вырос еще больше.

Против него вышел сжимающий два топора орк. Воин умело отразил удар первого топора, затем с легкостью сделал тоже самое со вторым. Крутанув меч, он направил клинок между двумя топорами, вонзив его глубоко в грудь орка.

Кровь брызнула во все стороны из широкой раны, когда воин извлек свое оружие. Орк едва стоял на ногах. Его глаза вспыхнули. Затем пальцы разжались и топоры упали на землю. Громадный орк рухнул на колени. Его тело затряслось, а изо рта полилась кровь, стекая по его челюсти и клыкам.

Победивший воитель отступил на шаг назад. Орк упал вперед, оказавшись лицом возле ног своего убийцы. Как только он погиб, та же участь постигла его все еще остававшихся в живых товарищей. Битва была окончена.

Призрачный Голдринн снова взвыл. Затем он и воин протяжно завыли вместе. В этот миг мужчина вдруг посмотрел на Тиранду. Наконец-то она получила возможность рассмотреть его лицо… И в этот момент Верховная жрица оказалась снова в Храмовых Садах.

Тиранда какое-то время постояла в нерешительности, затем перевела дух и привела мысли в порядок. Рядом не было ни одной живой души, возможно, это совпадение, а может быть, такова была воля Элуны. Тиранда даже предполагала, что ни одному смертному она еще не оказывала таких знаков внимания.

Верховная жрица ни секунды не сомневалась в правдивости посланного ей видения. Элуна ясно дала понять – медлить нельзя! Тиранда была благодарна за открытие истины, хотя и пребывала в некотором сомнении.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю