332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Павел Кузнецов » Путь в стаю (СИ) » Текст книги (страница 20)
Путь в стаю (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 21:30

Текст книги "Путь в стаю (СИ)"


Автор книги: Павел Кузнецов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 39 страниц)

– Обижаешь, Смерть! Я работала. Даже если бы этот кот не был бы мне так интересен… Валери именно мне вручила свою Память. Я не могу её подвести. Не могу подвести и фракцию, так как чувствую значение Кошака для Экспансии.

– Извини, Старшая. Ты хорошо поработала. Я зря на тебя грешила.

– У тебя были причины думать именно так, – пожала плечами брюнетистая оторва, сейчас – сама серьёзность и рассудительность. – Кошак хорошо влияет на мои кондиции и компетенции. Я сама себя порой не узнаю…

– Ты просто ощутила ответственность. Смогла прочувствовать все её нюансы, – в разговор вступила вторая метиллия, до того хранившая молчание. – Иногда так случается. Часто после этого наблюдается взрывной рост личностных возможностей. Ты на верном пути, сестра!

– Ну а я? На верном пути я? – поинтересовался у кошки, исподволь опуская руку на её бедро.

– Ты – тем более! – очередная порция фырканий встретила нашу шутливую игру.

– Только Леон… – Тина продолжала хранить ледяное спокойствие. – Принадлежность фракции – это не просто слова. Вот ты сейчас среди четырёх девчонок. В стае их будет девять. Всегда. Красивых. Горячих. Не желающих упускать своего. Не желающих терять времени даром. Ты должен понимать уже сейчас, что в стае тебе придётся нелегко. Даже если сойдётесь со всеми кошками. Ты это понимаешь?

– Ти, не переживай. Сейчас мы ему всё объясним. И даже покажем, – снежка по левую от меня руку уже вся дышала сексуальной энергией.

Я же… жадно впитывал флюиды страстности, не в силах насытиться ими. Хотелось сейчас же сграбастать всех этих девчонок в объятья. Всех четверых сразу. Это был соблазн, равных которому я не испытывал, и справиться с которым стоило мне поистине запредельных усилий.

– Да, покажем… – протянула Тина. – Ты всё равно не поймёшь, пока не ощутишь на себе. Как тебя пользует вся стая. Не одна девочка, не две – а вся стая. Поверь, никто не станет миндальничать. Кошки возьмут так, как посчитают нужным, и где посчитают нужным. Ты полностью наш, Кошак. Без права на отказ. Хотя… с твоей любовью к игре вряд ли будешь сильно артачиться. Скорей постараешься просто немного подогреть себя и девчонок. Так вам будет проще найти общий язык, да и ощущения острее станут…

– Ещё никогда в моей жизни не было такого, чтобы я «отказывал» женщине. Тут как бы самим кошкам по углам жаться не пришлось… – самоуверенно хмыкнул я. – Или ты меня отговариваешь?

– Твой настрой мне хорошо известен. Но в стае, помяни моё слово, как раз тебе по углам жаться придётся, – в голосе метиллии проскользнули нехарактерные для неё ироничные нотки, на что кошки рядом только одобрительно зафыркали. – А насчёт отговаривать… Милый, каким бы сильным мечником ты ни был… это ровным счётом ничего не значит. В первую очередь, ты мальчик. А мальчики в Республике принадлежат девочкам. Ты здесь не исключение, ты тоже должен принадлежать девочке, в твоём конкретном случае – девочкам. Поверь, это благо, потому что так к тебе будут меньше цепляться. Цепляться к коту вообще не очень принято, может и послать. Или сам отдерёт так, что мало не покажется, а над жалобщицами в стае только посмеются, ещё и добавят. Валери не зря тебя к нам во фракцию прочила, она девочка умная и предусмотрительная… была. Она в этом прозорливей Ордена оказалась… Но всё это лирика, Кошак. Я не собираюсь тебя уговаривать. Скорее – подслащиваю пилюлю, потому что выбора у тебя на самом деле нет. Или ты до сих пор не понял, что кошки, попробовав тебя раз, уже никогда не отпустят?..

Последняя фраза послужила спусковым крючком для валькирий, они словно команду получили от своей Высшей, настолько чётко и слаженно начали действовать. В одно мгновение я оказался зажат между женскими телами – прямо так, как сидел. Только сектор прямо передо мной оказался свободен, и в этом секторе сейчас расположилась моя персональная Смерть.

Тина не спешила. Пока остальные девочки оглаживали и обцеловывали моё тело, метиллия уселась точно напротив, и, чуть подавшись вперёд, заглянула в глаза. Взгляд женщины ожёг похлестче ласк её товарок. Когда же мне на колени легли её ладошки с выпущенными коготками… Из горла сам собой вырвался стон возбуждения. Я вдруг осознал, что не могу себя контролировать, когда ощущаю на теле её импланты.

– Ты спрашивал, почему я не деру тебя сама, как ты того хочешь, – голос девочки раздавался будто издалека, он плыл вокруг, обволакивал, по капле просачиваясь в воспалённое сознание. – Да-да, хочешь! Я ощущаю тебя очень тонко. Ты первый мальчик, выдержавший мои когти без соплей и слюней, но последствия от них будут и для тебя, милый. Я намеренно не насиловала твой имплант, когда драла. Чтобы не приучать к боли, не приучать к извращениям. Так вот, свою миссию я вижу в том, чтобы подготовить тебя к стае… Мы видим. Я и мои боевые сёстры… Стая не должна стать для тебя неожиданностью, а если и станет – то только приятной неожиданностью. Ты меня понимаешь?..

– Да… Наверное…

В ответ раздалось фырканье этих кошек, которые прекрасно ощущали моё состояние, мою неспособность адекватно оценивать реальность. Но я запоминал. Чтобы обдумать позже, а сейчас… Сейчас на моих глазах происходило нечто нереальное. Тина распласталась передо мной в странной, будоражащей кровь позе. Так кошка прогибается, когда тянется. Её сильное гибкое тело прогнулось дугой, выставляя на обозрение роскошные округлости ягодиц и такую милую спинку с красивыми продольными мышцами… сейчас напряжёнными и оттого особенно притягательными. Валькирия вдруг встряхнулась, отбрасывая прочь волосы. По её прядям прошлись разряды от задействованных полей, и волосы, собравшись хвостом, размазались по спине, оттеняя гибкую красоты позы. А дальше… Девочка подалась вперёд, пленяя ротиком мою разгорячённую плоть. Спокойные до того когтистые ладони сместились выше, накрывая уже мои бёдра, сходясь сзади на ягодицах. Этот волнительный капкан выбил из меня остатки разума, я попытался выгнуться, упасть на спину, но с кошками этот номер не прошёл. Они намеревались драть меня по своим правилам, им было глубоко плевать на мои собственные хотелки.

Тина завершила эту дикую, нереальную прелюдию буквально через несколько минут, но за это время я успел испытать целую гамму эмоций. Животное возбуждение, нежность, благодарность, удовольствие… чего там только не было. Когда же она оторвалась от своего волнительного во всех смыслах занятия и подняла на меня чуть измазанную моську… Ну вылитая кошка, обожравшаяся сметаны! Такой умильный взгляд… Такой кошачий взгляд… Расширившиеся зрачки, ожидание во взоре – какое-то звериное, совсем не человеческое. А потом прыжок.

Всё изменилось в одно мгновение. Вот я сижу, зажатый валькириями со всех сторон, полностью пленённый их когтями, руками, губами… а вот уже лежу – на спине, осёдланный сразу парой совершенно озверевших от возбуждения кошек. А ещё две, что дожидаются своей очереди, требовательно трутся о мои руки – и отнюдь не щёчками трутся. Скорее, губками, но не теми, на которые думаешь в первую очередь. Однако долго оставаться в ясном уме мне не позволили. Уже через десяток секунд кошки завладели не только моим телом, но и имплантом. Четыре требовательных касания слились в одно, низвергая рассудок в пучину безумия. Больше я уже ничего не понимал, полностью превратившись в кота для своих не менее безумных кошек.

…Это была вторая экспозиция, которую мы посетили. Что-то вроде планетария, только поистине непредставимого масштаба. Анфилада залов, с мириадами голограмм и голографических столбов, с огромнейшими информационными массивами, где была собрана информация по всем когда-либо колонизированным Республикой и её предтечей, Конгломерацией Метиллия, мирам.

Я надолго застрял у голографических столбов. Здесь девочки вновь меня поразили. Ладно, чужие: десантницам, вроде бы, положено знать тактико-технические характеристики всех мыслимых противников. Но то, что они держали в уме целые массивы звёздных карт… То, что даже Киса знала едва ли не все когда-либо открытые миры поимённо… Вот это образование! Или всё же идеология?.. Ведь среди этих миров оказывались все Планетарные образования, входящие в Конфедерацию Свободных Миров. Каждая республиканка доподлинно знала, что Внешние колонии, в самом деле, когда-то откололись от единой человеческой праматери – Республики Ноч.

Идеология это или реальность? Раньше я склонялся к первому. Уж больно красиво звучит: реколонизация. Возвращение блудных миров в русло правильной истории. Но теперь моего скепсиса поубавилось, и этому было сразу несколько оснований.

Прежде всего, в экспозиции оказались представлены и звёздные системы за пределами освоенных Конфедерацией. В принципе, это можно было списать на деятельность Дальней разведки Республики, ведь неспроста она именовалась именно «дальней», а не, скажем, «внешней». Фрегаты дальней разведки были частыми гостями не только в мирах Конфедерации, они сновали и за её пределами. Возможно, открывали новые миры и наносили их на звёздные карты, полный доступ к которым имели только специалисты и… все посетители экспозиции на Метиллии. Но все эти построения из разряда теории заговора меркли перед самым важным аргументом.

Ни на одном из миров Конфедерации даже не слышали о чужих. Почему? Ведь метиллии вели непрекращающиеся войны с ними. А тут – тишина. Не потому ли, что когда-то над врагами человеческой расы уже поработали эти самые оливковокожие первооткрыватели? И теперь так называемые свободные миры пожинают плоды священного крестового похода Конгломерации Метиллия против ненавистных нелюдей? Вот это как раз очень походило на правду.

Наконец, за правоту республиканок был сам чудовищный, сложно представимый срок активной Экспансии – особенно её Первого витка. Три с хвостиком тысячи лет длилась только её совместная часть, когда на равных с метиллиями космос покоряли братские расы ариал и снежек. А сколько тысячелетий оливковокожие скитальцы действовали в гордом одиночестве? Официальная информация гласила, что Экспансия длится «не менее шести тысяч лет». При этом достоверные свидетельства о каких-либо её этапах сохранились примерно за пять тысяч лет. Причина подобной странности до неприличия банальна: войны. Одна только Эпохальная Революция чего стоила! Сколько тогда было уничтожено информационных носителей и вещественных памятников цивилизации? На сколько тысяч звёздных систем «схлопнулись» границы Республики? А если взять войны отдалённого прошлого, с чужими? Там ведь нет однозначной информации, сколько именно систем было отторгнуто на начало инопланетного вторжения, сколько возвращено, а сколько осталось вне зоны контроля враждующих сторон. Всё работало на войну, и до каких-то дальних колоний не было дела. Коммуникации постоянно подвергались атакам. Уничтожались узловые миры, служившие перевалочными транспортными узлами. Постоянно рвалась космическая связь, вместе с уничтожением её стационарных и подвижных носителей. Всевозможные виды бомб, разрушающих электронику, применялись повсеместно, всеми сторонами конфликтов – поэтому даже достоверная информация оказывалась в дефиците. Как после всего этого можно что-то утверждать наверняка?!

Вот Республика и трактовала пробелы и лакуны в истории в свою пользу. Собственно, как и любая другая государственная общность народов на её месте. Отсюда и проистекала глобальная претензия Республики на всю исследованную человеком часть галактики, и претензия эта была подкреплена войнами прошлого и боевым настроем сынов и дочерей этой цивилизации в настоящем. Ну а дальше… Чем чёрт не шутит? Судя по настрою, Республику в перспективе ждало вторжение в галактику соседнюю. Что будет там – доподлинно неизвестно, но уже сейчас целый зал был посвящён последним исследованиям в этой области.

Конечно, прежде всего я прикипел к голограммам современных прототипов кораблей для перелёта. К слову, были здесь не только прототипы. Были аппараты, на которых отрабатывались те или иные операции грядущего эпохального действа. И были они не в виде голограмм, а вживую.

Половину огромного ангара занимали эти монструозные сооружения, только отдалённо напоминающие привычные космические корабли. Потрясало, что они были не в натуральную величину, вернее, изначально созданными меньших размеров, чтобы отработать какие-то технологии, для которых масштаб был несущественен. Я долго стоял у одного из аппаратов, любовно гладя его гладкую, до скользоты, обшивку. Лишь после этой медитативной процедуры погрузился в изучение представленных в другой половине зала информационным массивов.

Подготовка грядущего контакта с соседней галактикой велась в Республике последние… четыреста тридцать лет. Больше четырёх сотен лет Республика методично вела исследования! Эта методичность и скрупулёзность поражала воображение. Так же в своё время «вызревала» генетическая программа, которая в результате перевернула жизнь всего звёздного образования – да и всего человечества, чего уж там…

Основная проблема миссии состояла в непрекращающемся разлёте галактик. Они постоянно отдалялись друг от друга с поистине чудовищными космическими скоростями. Это порождало неимоверные сложности с позиционированием в пространстве. Республиканкам банально не хватало реперных точек.

Обманчивая светимость звёзд, которые на деле оказывались совсем другого класса и массы. Треклятая скорость света, которая не давала снять существующую в настоящий момент картинку. Постоянное разбегание галактик и объектов внутри них, на которое следовало брать погрешность при расчёте прыжка. Одним словом, чтобы осуществить прыжок в другую галактику, требовалось её предварительно изучить настолько, чтобы быть полностью уверенным в точке выхода. В идеале – создать автоматизированные станции, транслирующие достоверную информацию через систему космической подпространственной связи. Сигнал через подпространство проходил существенно быстрей материи, почти мгновенно, так что главное было – закрепиться и организовать стационарные «маяки», то есть те самые реперные точки.

Длительность исследований как раз и была связана с неопределённостью в точках. За эти сотни лет было безвозвратно потеряно бессчётное количество исследовательских автоматических аппаратов. Но республиканки не унывали, они продолжали грызть этот гранит. Тратить бессчётные ресурсы, терпеть поражение за поражением, но продвигаться вперёд. Как раз на каком-то из этапов исследований республиканки овладели принципами свёртывания пространства, которые были незамедлительно внедрены в систему защиты собственных территорий. Вот так внешне дурацкие и никому не нужные, кроме энтузиастов, исследования привели к созданию самой мощной за всю историю человечества системы оборонительных сооружений. Теперь уже в космических масштабах.

Отдельной проблемой шли вопросы материалов, а также вопросы поведения разумных и вообще жизни в условиях длительного прыжка. А прыгать там приходилось не часами и не днями, а месяцами. То есть жить всё это время в подпространстве, а не в куда более привычном и понятном реальном космосе.

В общем, я в очередной раз впечатлился упёртостью республиканок, но теперь уже не в сиюминутных вопросах, а в вопросах стратегии на десятки и сотни лет. И что самое поразительное, результаты были! По прогнозам, Республике нужно было ещё сто-сто пятьдесят лет, чтобы построить рабочую модель доставки человека в соседнюю галактику и создать необходимый для этой цели корабль.

Вторая экспозиция произвела на меня столь сильное впечатление, что даже бьющая через край сексуальная энергия кошек под боком не могла вывести из глубоких раздумий о судьбах человечества. Против ожидания, валькирии отнеслись к моему состоянию с пониманием. Они были умными девочками, прекрасно представляли степень ошеломления несведущего человека от масштаба республиканских свершений и её глобальной миссии. Но вечером их терпение кончилось, и меня во второй раз разложили совместно, чтобы даже думать не мог ни о чём постороннем – не то что говорить!

Сноски:

(4) Рил (рила) – официальное обращение к должностному лицу. Имеет много лексических оттенков, но больше всего созвучно советскому «товарищ» или универсальному «гражданин», точнее – «гражданин начальник».

(5) Помощница – второе лицо на корабле Экспансии Конгломерации Метиллия после капитана. Аналог первого помощника.

Места боевой славы Валери О`Стирх

Следующие несколько дней на планете, а потом и в космосе, слились для меня в сплошное смазанное пятно. В это время я сполна ощутил, что такое – принадлежать стае. Кошки не выпускали меня из своих цепких коготков ни на секунду, ни на долю секунды. Сначала Тина, Милена и пара Старших. Потом к ним присоединилась ещё пара. Вшестером, если не считать юную О`Стирх, меня взяли в плотнейший оборот, и стало понятно, что до того Ми с Дианой просто давали мне время акклиматизироваться, собраться с духом, вновь почувствовать вкус к жизни, теперь же настало время тяжёлой артиллерии.

Всё время я не вылезал с татами, а если и вылезал, то только для того, чтобы принять совместную ванну, душ или покувыркаться в постели. Хотя постель тут – собирательный образ. Мы кувыркались где только можно… и нельзя. Даже в генераторной как-то трахались. Этим бестиям вообще всё было фиолетово, кроме самого процесса. Да и реализация этого сексуального угара была на высоте. Кошки устроили что-то вроде эстафеты. Они передавали меня друг другу, но когда состоится очередная передача, я мог только догадываться. Для меня самого всё происходило спонтанно и неожиданно.

В какой-то момент поймал себя на мысли, что всё происходящее живо напоминает мне похождения маленького котёнка. Когда-то у меня был такой, ещё в прошлой, земной, жизни. Так вот, он просто обожал затаиваться где-то, а потом, стоило зайти в комнату, напрыгивал из совершенно немыслимых мест. Валькирии в своём неуёмном сексуальном аппетите казались такими же котятками, только их нападения были куда весомей кошачьих, и после них девочки не спешили убегать для организации очередной «засады». Они возникали из ниоткуда, набрасывались на меня прямо там, либо брали под ручку и тащили в более подходящее место, и наш нескончаемый марафон продолжался. Кстати, именно с кошками я вообще прочувствовал смысл этого понятия – «сексмарафон». До того как-то не уделял ему должного внимания. Можно сказать, безбашенные республиканки вдохнули в это слово новый смысл, так что оно заиграло новыми красками сокрытых до того смыслов.

Только однажды я вынырнул из безумия нашей непрекращающейся игры. Случилось это во время отбытия с Метиллии. У оливковокожих, как оказалось, была целая масса условностей, поэтому сразу взлететь нам не удалось. Мы ждали. Яхту как раз вывели за обшивку, и теперь к ней уходил длинный коридор шлюза, отчего она казалась новорожденным ребёнком, с ещё не обрезанной пуповиной.

Движимый собственным любопытством, я открыл голограмму окружающего станцию пространства. Нашёл наш маленький в масштабах рукотворного сооружения кораблик. Приблизил, насколько позволяли внешние камеры, и насколько это было разумно, чтобы что-то увидеть, помимо фактуры металла. Так и стоял, глубоко задумавшись, только менял ракурсы и виды яхты.

Неожиданно один из ракурсов показал подлетающий к стыковочному узлу военный борт. Фрегат. Пошевелив ползунком позиционирования, я «увидел» оба корабля рядом. Сходство потрясало. Военный фрегат и… космическая яхта Высшей валькирии. Что у них может быть общего?..

Из задумчивости меня вывела Тина. Девочка подошла сбоку и тут же ткнулась бедром в моё бедро, а её ручка привычно, по-хозяйски, подхватила мою руку.

– Скажи, Тина, у тебя тоже такая красавица есть?..

– Нет, – фыркнула девочка.

– Почему нет? Дело в деньгах? Тебе на неё не хватает?

– Дело не в деньгах… – протянула Высшая, вмиг становясь серьёзной. – Ты же из внешников… не понимаешь до конца… Леон, я плотно работаю по психической адаптации валькирий, занимаюсь вопросами слаженности стай. Поэтому немного представляю твоё отношение к роскоши: ты смотришь на неё глазами внешника. По работе мне приходилось изучать их психотипы, их менталитет. Так вот, дело не в деньгах. По сути, этот корабль – боевой фрегат, только орудий нет. Даже у внешников подобный корабль просто так не продаётся. Плюс, этот аппарат нужно обслуживать на военных верфях, и далеко не каждая потянет. Улавливаешь суть?

– Да. Значит, из-за того, что Ри была Высшей?..

– Да. Это не роскошь. Это лишь средство передвижения, – на мою ухмылку девочка недовольно нахмурилась. – Высших часто срывают в любой момент времени. У нас не принято отправлять их на гражданских лайнерах, а посылать военные корабли не всегда удобно. Некоторые девочки, кто особенно помешан на Экспансии и постоянно летает по галактике, заводят себе такие вот аппараты.

– Служебная машина?

– Что, прости?

– Ну, у меня же варварская планета, там ездят на машинах, реже – летают на вертолётах или самолётах.

– Наверное, можно сравнить… Ты только учитывай, что в бортовую систему такого аппарата можно загружать секретную информацию, с которой Высшая сможет начать работать уже в дороге. Оперативность бывает крайне важна. На лайнере так сделать не получится, так что яхта во многом – вынужденная мера.

– А размер?

– Она должна защищать свою обитательницу. Должна обеспечить длительную автономность работы. Должна дать возможность поддерживать себя и сопровождающих лиц в хорошей физической форме, дать тренинг по тактике на примере тех же сопровождающих. В мелкий аппарат необходимых систем не впихнёшь. Как видишь, всё предельно логично.

– Никогда бы не подумал, что служебный транспорт может быть таким… огромным? Высокотехнологичным? Дорогим? Сложно подобрать правильное слово.

– Яхта – всего лишь кусок железа. Да, предельно высокотехнологичный. Но её построят за несколько месяцев, а вот Высшую… Сколько нужно времени, чтобы выпестовать Высшую, Леон? Сколько девочек должны погибнуть, прежде чем в ком-то из них прорежутся способности? Высшие, Кошак – штучный товар, а яхта или боевой фрегат – типовая штамповка. Чувствуешь разницу? Я думала заложить себе яхту. Мой род может себе это позволить. Да, да, мы строим их себе, используя для этого ресурсы рода. Но я не снежка, чтобы порхать по галактике и легко менять само направление деятельности. Метиллии более тяжеловесны по психике, сложнее переключаются на другой предмет. Как представлю, сколько придётся планировать… Траты, потоки ресурсов, бесконечные переговоры с хозяйственниками, участие в проектировании… Не хочу переключаться. Построить такую яхту – как провести полноценную десантную операцию, и даже сложней, потому что ресурсы тебе заранее не даны, это ещё одна переменная.

– Знаешь… Я всё равно буду в стае. Мне ведь яхта в это время без надобности? Хочешь, пользуйся. Тебе нужней. Думаю, Валери не для того её строила, чтобы эта птичка бесцельно болталась в космосе, словно новорожденный ребёнок, которому… некому перерезать пуповину.

– Спасибо, милый, – Смерть, этот бесстрастный аналитический центр с потенциями маньяка-убийцы, натурально умилилась. И так на меня посмотрела… – Обещаю, что буду ей пользоваться. Но только до тех пор, пока она не понадобится тебе.

В следующий раз я осознал себя лишь через несколько дней – точнее сказать не получалось. Слишком растворился в кошачьей игре. Слишком увлёкся безбашенными и напрочь лишёнными тормозов валькириями. Так что время для меня спрессовалось в нечто эфемерное, лишённое всякого смысла.

Осознавшись, не торопясь осмотрелся по сторонам, вслушался в собственные ощущения. Корабль находился где-то в реальном космосе, на территории Республики, а сам я оказался сидящим в его управляющем коконе. Не один, что в свете последних событий было и не удивительно. На мне, приятным во всех смыслах грузом, возлежала Тина. Припорошив белоснежной копной волос, плотно сдавив бёдрами, то и дело запуская когтистую ладонь под наноткань формы – она управляла нашей яхтой.

Яхта… Мой красивый жест – отдать аппарат в пользование Высшей – на поверку вышел попросту лишённым смысла. По своей сути яхта и так принадлежала фракции валькирий. Она была создана для них, впитала в себя их дух, сам их образ жизни. Она выступала полноценной тренировочной базой десанта, с тренажёрами и тирами для групповых тренировок, татами, Сферой и прочими сугубо боевыми атрибутами. Была эдакой передвижной базой кошек. Забавно, что на этой самой базе кошки меня и пользовали всё это время – как и положено, в перерывах между боевыми буднями. Зачем ещё нужна база в открытом космосе?..

– Леон, сейчас мы будем играть в игру, – серьёзно, как она делала абсолютно всегда, изрекла Тина, но так как сидела при этом в моих объятьях, слова эти прозвучали с намёком.

– Мы, вроде бы, только наигрались, милая. Или опять коготки чешутся? – по телу прошла дрожь, порождённая яркой эмоциональной волной. Здесь были и злость, и грусть, и лёгкая опаска, а венчал всё это многообразие острый укол возбуждения. Жуткая игра Тины заводила почище стандартной прелюдии.

– Нет, Кошак, я не про эту игру. Если ты хочешь, мы потом перейдём и к ней, но только потом. Сейчас тебе нужны ясные мозги. Очисть сознание от возбуждения, – с этими словами Высшая пластично поднялась у меня с колен.

От ситуации повеяло сюрреализмом. Моя персональная Смерть, так любившая доводить коготками до белого каления, никогда до того не требовала ясности мышления. Напротив, делала всё, чтобы погрузить меня в подлинные пучины страсти, где чистому разуму не место. А тут такой фортель! Я в недоумении проводил взглядом валькирию. Она, так и не пояснив своё непонятное поведение, погрузилась во второй управляющий кокон. Тут же вспыхнула голограмма прямого канала с Высшей.

– Объяснись, кошка. Что-то случилось?

– Это будет стратегическая игра. Ты будешь штурмовать планетарную систему.

– Даже так? – волшебное слово «штурмовать» заставило меня подобраться. Стала понятна причина нестандартного поведения валькирии, ведь десантные операции для этих фурий – основа их существования, делающая его осмысленным. – Почему сейчас?

– Позволь пока не отвечать на этот вопрос. Скажу только одно: тебе пора подключать голову, хватит работать только членом. Мы здесь не для того, чтобы затрахать тебя до невменяемости – мы с сёстрами должны привести в порядок твою психику. Подключение ресурсов мозга и пробуждение твоего собственного опыта совместной работы с Высшей – один из путей к этой цели. А сейчас соберись. Первый вопрос: сколько потоков ты тянул с Высшей?

– Четыре.

– Отрабатывал ли ты с ней принятые в стаях тактические схемы?

– Она оптимизировала имеющиеся под мой десант. Только отрывочные куски, о самих схемах она меня просвещала лишь… теоретически, в общих чертах, на примерах адаптаций под моих орлов.

– Сами схемы ты тоже не знаешь?..

– Говорю, в общих чертах, детали же – урывками. С нюансами мы никогда не работали.

– Хорошо. Тогда будешь получать сразу итоговые параметры стай. Формировать стратегию для каждой группы будем потом, когда вдолблю в тебя систему нашей работы.

– Скажи, Ти… «Нашей работы» – это значит и моей тоже? Ты планируешь использовать меня в десанте?

– Ты будешь в стае. Это решённый вопрос, кот. Одна из возможных позиций – в резервной стае при какой-нибудь Высшей: ты сильно повышаешь возможности такой стаи, расширяешь свободу манёвра для командующей десантной операцией. Твой уникальный опыт совместной работы с Валери признан полезным для целей Экспансии.

– Вы могли бы просто усилить стаю мечницами. Или привлечь боевую группу Ордена.

– У нас разделение функций с Орденом. Десантные операции – не его стезя. А усиленная стая – это уже не совсем стая. Это боевая группа Ордена под прикрытием стаи. Она не подчиняется Старшей валькирии, у неё своя Старшая, что создаёт существенный разлад в управлении. Подобная тактика оправдана только в случае с Псионом, где против нас встанут мечники. Для остальных ситуаций мечницы слишком автономны. Численный состав стай сложился за века совместной работы, иной состав не даёт такой степени эффективности, которая необходима десанту. Ты же очень сильный мечник, да ещё и мужчина… Твоя степень автономности ниже, чем у мечницы, а эффективность – выше. Я ответила на твой вопрос?

– Жёстко ты. Но спасибо за откровенность.

– Тебя смущает термин «низкая автономность»? Зря. В том, чтобы принадлежать стае, есть масса плюсов.

– Ты хотела сказать, принадлежать женщинам стаи?..

– Да, ты всё правильно понял, котик. Вижу, не забыл наш прошлый разговор, – Тина была само воплощение хладнокровия. Вперившись в меня взглядом своих жутких провалов в бездну, она продолжила. – А ты как думал? Девять девчонок будут тебя облизывать? Как какого-нибудь псионца – его гарем?

– Нет. Но твои формулировки сильно бьют по моему мужскому самолюбию.

– В современном языке Республики нет даже такого понятия, как «мужское самолюбие». Но будь уверен: кошки умеют ценить профессионализм и высокие генетические кондиции. Они не станут перегибать палку без пущей необходимости. Ты теперь всегда будешь с валькириями. Ты часть нашей фракции. Так решила ещё Тёмная Мать, и я склонна поддержать её решение. Ни Орден, ни ласточки, ни дальняя разведка в чистом виде – тебя не получат. Только в составе стаи.

– Уже поделили? – подмигнул я женщине.

– Леон, у тебя отличный потенциал. Я назвала лишь одну из возможных позиций с твоим участием. Просматривается ещё минимум одна, на стыке между дальней разведкой и десантом, что-то вроде разведывательно-диверсионной работы по тылам врага, для создания благоприятных условий предстоящей десантной операции. Примерно то же самое, что ты делал в Литании, только масштаб планетарный, а не космический. И всё это – безотносительно к той роли, которую тебе прочит Орден, – на несколько секунд Смерть замолчала, то ли собираясь с мыслями, то ли давая мне возможность осмыслить всё сказанное. После чего припечатала с нотками патетики. – Есть вероятность, что ты станешь первым мужчиной-Высшим в нашей фракции.

В словах Тины было что-то, что заставляло задуматься. Торжественность сказанного, её расчёт на сильный эффект – буквально кричали, что всё предельно серьёзно, что Высшая описывает уникальную, достойную персональной гордости миссию. Она на полном серьёзе считала, что я должен прочувствовать всю важность момента, и хотя сказанное говорило мне не так много, как хотелось бы ей, всё равно цепляло. Однако валькирия заметила неоднозначность моей реакции, а потому решила прояснить ещё более.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю