332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Павел Кузнецов » Путь в стаю (СИ) » Текст книги (страница 12)
Путь в стаю (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 21:30

Текст книги "Путь в стаю (СИ)"


Автор книги: Павел Кузнецов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 39 страниц)

В Литании тоже ждали, и вот о боевых товарищах у меня остались самые светлые воспоминания. Говорят, там сейчас весело. Мои соратники сломали хребет местной политической «гадине», заменив её новой гадиной, вроде бы не такой ужасной, но… Это уже не моя игра. Пусть ребята развлекаются. Своим появлением я могу спутать им карты. Им же ещё с Конфедерацией договариваться… Нет, там меня ждут, но не прямо сейчас, и желательно в глубоком инкогнито, которое сохранить почти нереально. Да и ребята ни разу не девчонки… С ними такой теплоты не выйдет. И родственниками они мне, опять же, не являются. В общем, все дороги для меня ведут в Республику, а если ещё и до стаи доберусь… Точно никто и никогда отсюда не сковырнёт. Где ещё найти таких, как Милена? Чтобы все вместе, одной семьёй, в бою и в радости… Чтобы постоянный драйв и острые спарринги… Чтобы секс на грани безумия… Нет, и ещё раз нет. Мои самые близкие люди – здесь, со мной. В Республике.

Полчаса пролетело совершенно незаметно, и мы уже собирались отправляться дальше, когда возле нашего столика образовалась новая девочка. Молоденькая, темноволосая, со смуглой кожей – я было принял её за очередного андроида, но вовремя угадал в ней снежку. Слишком подвижна. Да и волосы с медным отливом, а глаза не просто серые – отливают искрящейся бирюзой. Девочка с любопытством нас всех оглядела, персонально задержавшись взглядом на мне. Аж прожгло всего от этого взгляда! Так только республиканка может смотреть. Когда хочет тебя трахнуть.

– Верховная. Старшая. Сестра, – поклонилась девочка, приветствуя женскую часть нашего коллектива. – Позвольте поинтересоваться: этот мальчик с вами… случайно, не Меч Республики?

– Случайно… – посмаковала Милена между прочим обронённое слово. – Какое ёмкое выражение!

– Да, девочка, так и есть. Вы с сёстрами всё правильно поняли, – голос Дианы, в пику валькирии, звучал спокойно и умиротворённо.

– Мы бы хотели… – снежка немного замялась. – Пригласить вас за наш столик.

– Ми, а это нормально, что обо мне, в моём присутствии, но в третьем лице?

– А?.. Да, нормально. Пока девочки решают, мальчики молчат.

– Тогда будет правильным, если девочки дальше будут решать, а мальчики молчать. Или ты хотела чего-то другого, девочка? – я воззрился на снежку, не мигая вглядываясь в её глаза.

Юная республиканка растерялась. Не привыкла к такому самоуправству от мужчины? Их собственные мальчики дружно сидят в сторонке, пока они с подругами общаются? Ну так и зачем им в таком случае Меч Республики? В таком отлаженном и устоявшемся мирке? Кажется, последние фразы я произнёс вслух, потому что над столом разлилось гробовое молчание. Все взгляды скрестились на мне. Даже Диана немного обалдела от подобной постановки вопроса.

– Ты знаешь, девочка, а ведь Леон прав, – протянула Ведьма. – У него достаточно серебра на груди, чтобы принимать решения самостоятельно. Даже на вас хватит.

– Я… Мы… Ладно! – наконец что-то решила для себя юная парламентёрша. – Извини, брат! Глупо получилось. Как ты смотришь на то, чтобы со своими подругами перейти за наш столик?

– Любопытно?

– Было много споров. Только ты сможешь их разрешить, – пожала плечами снежка, постреливая на меня горячими взглядами.

– Вы с сёстрами откуда вообще? Как догадались, что какой-то мальчик – Меч Республики? Откуда про меня услышали?

– Как откуда? – на лице девочки нарисовалось величайшее недоумение. – Мы из Ордена. Учимся работать с энергией. А о тебе… каждая орденка знает. После событий в Литании и Дани Памяти Валери О`Стирх странно, если бы было иначе. Насчёт тебя – не все поверили, но мы с Вилой упёрлись. Посуди сам…

– Подожди, сестра. Присядь. Не могу сидеть, когда женщина стоит.

Девочка недоумённо стрельнула на меня глазками, но подчинилась. Благо, места за столом хватало. Присев, она тут же продолжила свой рассказ.

– Мужчина в форме Экспансии. По-любому кот, мужская ипостась валькирии. Но столько серебра на груди… У котов редко так бывает. Ещё и клинок за спиной. Да и компания у вас подобралась… знаковая. Верховная дальней разведки, Старшая стаи и моя сестра по роду, снежка. Тёмная Мать ведь тоже была снежкой… Всё просто кричало, что это именно ты.

– Вот видишь, Леон, какая у нас умная и решительная молодёжь, – Диана говорила серьёзно, но глубоко в её глазах зарождалась смешинка. – Небось, уже и поделить успели?..

– Нет. Мы не были уверены…

Девочка осеклась, а над столом разнёсся задорный смех Кисы, понявшей, что эта ремарка – продолжение их с Ведьмой разговора на яхте. Да и Милена откровенно ухмылялась. Только мне было не до смеха.

– Мне бы со своими женщинами разобраться… – протянул я задумчиво, чем вызвал новый взрыв смеха, даже Верховная не удержалась от улыбки.

– Леон, ты же тренировал молодёжь. На Земле. До меня, – Диана смотрела выжидательно. – Ты ведь любил работать с молодыми ребятами. Уважь юных орденок?..

– Ты ещё и тренировал? – на меня смотрели полные любопытства серые с голубым отливом глазищи снежки.

– Боевые искусства… – протянул я. – Почему бы и нет?

Так мы оказались за столом орденской молодёжи. Восемь человек. Все девчонки. Из них наша знакомая оказалась самой старшей – должно быть, поэтому её и отрядили для ведения переговоров. Триумфальное возвращение сестры орденки встретили дружными аплодисментами. Ну а на меня… На меня они смотрели прямо, открыто, без тени какого-то превознесения, с характерным для республиканки выражением… Правильно, означающим, что она хочет трахнуть вот этого мальчика. Моё прозвище дало лишь ниточку, зацепку, благодаря которой девчонки захотели поиграться именно со мной. Но их желание рассыпалось прахом под вполне однозначными взглядами и жестами валькирии у меня под боком. Милена ни на секунду не давала забыть, что мужчина занят, и никто не собирается отдавать его юным чадам «поиграть».

Вообще, было довольно забавно наблюдать, как у республиканок происходит это невербальное общение. Эдакая голая энергетика, разбавленная фрагментами мимики. Но юные республиканки всё равно удивили меня своей хищностью. Даже Верховная не была для них авторитетом, безусловно устанавливающим на что-либо табу. Хотя с Верховной, как раз, было понятно – малявки просто до конца не воспринимали, кто именно сидит с ними за одним столом. Они видели эдакий символ, лишённый человечности. Отсюда им даже в голову не могло прийти, что символ этот может установить на мальчика вывеску «занято». Зачем ей? Она же – о-го-го!.. В таких высоких материях летает! Зато Милена была сразу признана безусловным препятствующим веселухе фактором, который, к тому же, невозможно просто взять и перешагнуть. Кису они, кстати, сразу вычеркнули из числа соперниц, да она и не лезла на рожон. Девочка понимала, что старшие сёстры сами во всём разберутся, её же задача – улыбаться. Развлекалась юная О`Стирх, одним словом, и как по мне, правильно делала. После эмоциональных похорон матери – самое то развеяться.

Интересно и то, какие вопросы задавала молодёжь. На Земле компания молодых пигалиц наверняка бы засыпала вопросами про любовь. Этих же неугомонных больше интересовала техническая честь. Не любви, разумеется – её они и без меня знали, – им подавай подвиги. Девочки хотели привести свой пошатнувшийся мир к новому устойчивому равновесию. Понять, что в циркулирующих в Ордене слухах правда, а что вымысел. И если большая часть – правда, то как это вообще возможно? Чтобы мужчина сотворил такое?

Я старался быть максимально дипломатичным, спокойным, уравновешенным. И у меня почти получалось, если бы не одно «но». Бабник во мне под вполне однозначными взглядами восьми юных сексуальных девчонок выбрасывал такие коленца… Только Милена под боком препятствовала мне с ходу начать заигрывать с орденками. Плевать, что республиканки! Но ведь такие потрясающие девчонки! Как можно пройти мимо? Особенно когда они сами не только не против, но стоит зазеваться, и даже на твоё согласие или несогласие не посмотрят. Но опыт-опытом, а юные незашоренные мозги позволили молодёжи разыграть новый козырь. Давешняя снежка, которую звали Мася, видя взаимный интерес с моей стороны, нанесла удар, откуда не ждали.

– Леон, ты же говорил, что тренируешь.

– Тренировал. Сейчас мне, правда, больше пристало самому учиться. Республиканский стиль боевых искусств слишком отличается от привычного мне, вот и стараюсь перенимать у сестёр опыт.

– Мы мечницы, Леон. Да, только прошли посвящение. Собственно, его и отмечаем, как это принято в Ордене – в этом заведении. Ты же опытный в прошлом наставник и не менее опытный практик. Покажи нам что-нибудь? А, сёстры?

Мася заозиралась по сторонам, и получила исполненные поддержки возгласы почувствовавших кровь малявок. Как у них загорелись глазки! Ведь в Сфере можно будет полностью отсечь валькирию! Милена, правда, тоже дурой не была, а потому недовольно заворочалась у меня под боком.

– У него недавно было сильное истощение, да и психика только начала восстанавливаться. Это не игрушки, девочки.

– Да ладно тебе, сестра! Ну покажет нам пару приёмов… Чего ему будет-то? А мы постараемся поаккуратней. И психике это только на пользу пойдёт. Романа так и говорит: работа с молодёжью позволяет долго сохранять молодость в душе, питает энергией, делает психику гибкой. Пусть поработает с нами, ему это наверняка поможет чуть продвинуться по пути восстановления.

Юная снежка выдавала такие прочувственные и красноречивые эпитеты, что даже безбашенную валькирию проняло. Нет, интуицией она понимала, что что-то тут не чисто, но всё было разумненько и гладенько. Возможно, она бы ещё что-нибудь придумала, но малявки получили неожиданную поддержку со стороны Верховной.

– Ми, не надо. Пусть тряхнёт стариной. Вспомнит былые годы, Землю. Это ведь я его оторвала от учеников; если бы не я, тренировал бы до сих пор. Не забывай, зачем мы здесь.

Одной фразой Ведьма разогнала всех по своим углам. Обнадёжила девочек, урезонила собственнические инстинкты Милены, и сделала ещё одно… То, чего валькирия просто не поняла. Ну не знала кошка моих принципов! Не знала, что я никогда не играю в любовь с ученицами! А Диана знала. И чётко дала понять, чтобы делал, как прежде, в молодые годы. Вот тебе и Верховная!

– Только Киса. Сходи с мечницами. Мало ли… Увлекутся там девчонки… Или с Леоном что не так окажется… Ты его уже немного изучила, должна первой понять, когда нужно вмешаться. А мы пока посидим здесь, вино допьём.

Я даже не удивился, что в заведении имелась Сфера. Даже целых две Сферы, и все – в подвальном этаже. Мы заняли одну из них. Приветливо вспыхнул свет, мягко зашевелились поля… как будто домашний любимец приветствовал вернувшегося с работы загулявшего хозяина. Я невольно улыбнулся и даже плечи расправил. Здесь дышалось особенно вольготно, энергии были моей стихией, которая будет теперь со мной всю жизнь, какой бы продолжительной она ни была.

От орденок я ожидал какого-нибудь фортеля. Ну не могли они, в самом деле, пойти просто – потренироваться! На их наглых мордахах так и читались все их планы на ближайший час. Но к моему удивлению, которое я, впрочем, постарался скрыть, девочки сноровисто построились по центру Сферы, на поднявшем нас в воздух силовом полу. Их построение было классическим… для валькирий. Вогнутый полукруг, а я, как условный командир, оказался внутри этого импровизированного полумесяца. Вот уж чего не ожидал, того не ожидал!

– Это ведь построение валькирий… – заметил я, изучая ставшие особенно серьёзными личики некоторых юных красоток.

– Это универсальное построение, Леон, – на правах старшей заявила Мася. – Не скажу, что наставницы требуют от нас его соблюдать… Но многие из нас только из стай. До спонтанной инициации всякого успели нахвататься. Валькирии умеют вбивать военную науку, и делают это максимально быстро.

– Не ожидал… Значит, у некоторых из вас инициация произошла прямо в стаях? А как это было? Расскажите.

– Да у всех по-разному… – высказалась крепко сбитая метиллия, Вила. Та самая, которая вместе с упрямой снежкой правильно догадалась на мой счёт. – Но зачем это? Мы сюда не для того пришли.

– А для чего? Что смешного? Для чего вы сюда пришли? Потрахаться вы и дома сможете. Или у кого-то с этим проблемы?

Я резко взвинтил градус откровений, что не замедлило сказаться. Сначала короткими смешками, которые, впрочем, быстро затихли, растворившись в гробовом молчании.

– Нет проблем, Меч Республики, – опять Мася. – Ты только не так резко. Мы не привыкли слушать от мужчины… такое.

– Когда я со своими соратниками ломал Литанию, они все верили, что в Республике ценят в первую очередь кондиции и компетенции. Они шли с этой верой умирать. А я вот теперь слышу от вас, что слишком резко начинаю тренировку. Не слишком ли, сёстры?

– Это пустой трёп, а не тренировка, – высказалась ещё одна метиллия, посверкивая на меня своими чёрными без радужек глазками, из-под низкой чёлки. Её глаза казались угольками в пепельной тьме непослушной шевелюры.

– Вот это ты зря, сестра. В боевых искусствах больше половины тренировки – философия. Те же медитации. Разговоры. Обсуждение учебного спарринга. Да, я работал в другом стиле. Сейчас, когда у меня появился опыт боёв в республиканском стиле, по прошествии без малого пары лет знакомства с ним, могу сказать, что в нём больше утилитарного. Республиканки постоянно куда-то спешат. Им почему-то сложно остановиться и подумать. Да, этот стиль учитывает выросшие возможности генетически изменённого тела. Обычная республиканка сильнее внешника, быстрее его, и даже мышечная память у нас работает немного иначе. Отсюда и несколько иной стиль ведения боя. Но я против излишней спешки. Куда лучше боевые искусства усваиваются, когда мы с вами, моими ученицами, будем на одной волне. Лучше почувствуем друг друга.

– Ну, тебе очень просто нас почувствовать, Леон, – фыркнула ещё одна снежка, щеголяющая гривой рыжих волос, ничуть не уступающих своим великолепием яркой шевелюре Кисы.

В этом месте должны были прозвучать поддерживающие смешки, но их не было, так что девочка даже немного растерялась и предпочла замолчать.

– Учитель и ученик строят связь не через постель – так здесь ничего не добьёшься. Постель, конечно, возможна, но значительно позже. Или на том этапе, когда девочка очень опытный мастер, как и мальчик, и для них это не проблема. По крайней мере, я усвоил именно такую философию, и намерен её придерживаться впредь. Итак, рассказывайте. Как вы инициировались? Так мы наладим мостик взаимного доверия и взаимопонимания.

Беседа оказалась неожиданно плодотворной. Девочки быстро в неё втянулись. Вот что значит – молодость. Только в молодости можно столь быстро и всесторонне чем-нибудь увлечься. Позже удаётся лишь пожинать плоды своего юношеского увлечения. Оказалось, мечницы инициировались в бою. Все. Кто-то в учебном, прямо в броне. Кто-то во время боевых действий. Последних было всего двое. Ну да, Мася и Вила, кто бы сомневался! Они уже успели пройти неплохую подготовку и вовсю давили внутренних врагов Республики в Полновесных Внешних колониях – всяких там националистов, реваншистов, и прочих «истов». В миссию реколонизации их пока не пускали, не доросли ещё. Не успели. Инициировались до своей первой полноценной десантной операции.

Из остальных только двое были гражданскими, причём одна из них училась на геолога, куда-то упала, уже прощалась с жизнью, а тут пелена… Ещё одна вообще оказалась ласточкой, инициировавшейся во время управления истребителем, на учебно-боевых играх, в конце курса обучения на пилота. Одним словом, всех объединяло одно: инициация происходила только в экстремальных условиях. Оказывается, я в этом был не одинок.

Ещё выяснилось, что юные мечницы не имели в головах никаких закладок, в отличие от меня. Интересный штришок в копилку знаний. Почему так? Чем я такой особенный? Можно было только догадываться, и самым логичным выводом был следующий: от меня ждали инициации, это было в моей крови, вот кто-то и решил облегчить мне жизнь. А если учесть масштаб моих возможностей, такое решение не казалось чем-то из ряда вон.

Но всё это лирика. Вскоре мы перешли к практической части тренировки.

– Вот вам, наверное, постоянно твердят: зачем мечницам боевые искусства? У вас же есть поля. Ведь говорят?

– Говорят, – призналась сразу пара голосов из строя.

– А я вам так скажу: в реальном бою не может быть лишнего знания и лишних навыков. Если окутать полем ногу или руку, вы в бою с другими мечницами сможете отлично их использовать. По сути, вы используете собственную пелену. Почему нет? Я именно так и бился в самом начале с парой насевших на меня республиканок… когда почувствовал, что как фехтовальщик им проигрываю. И если бы у нас был паритет в навыках, я бы без всяких дистанционных техник их размазал.

– Леон, не подумай, что пытаюсь наехать… – начала Мася. – В стае, где я служила, был кот. Его только ленивая не шпыняла. Может, с гражданскими республиканками он бы и справился, но подготовленная валькирия превосходила его на порядок. Только упрямством брал…

– И тебе стало интересно, как у меня на этот счёт? Нормально. Когда я только воссоединился с Валери, и меня посвящали в стаю, смог выиграть три поединка из одиннадцати. Два дня прессовали, но всухую не слился. Не скажу, что доволен результатом… Думаю, сейчас он был бы чуточку лучше. Да и тогда, если бы не было такого прессинга, мог бы минимум ещё один бой вытянуть. И раз вы об этом заговорили… Да, республиканки быстрее и сильнее внешников. Они и быстрее соображают, в том числе в бою. Я всё это очень тонко чувствую, потому что мне есть с чем сравнивать. По сути, вы – новое качество эволюции. Когда везде по чуть-чуть, набегает новое качество. Так меня учил мой товарищ с Земли, очень умный и опытный аналитик, который внёс свой вклад в события на Литании. Я же с вами одной крови, так что… Ещё и собственный богатый опыт сказывается, поэтому перенимаю всё очень быстро. Не знаю, почему у котов не получается. Может, не дают… Не смейтесь – с тем, о чём вы подумали, у них наверняка нет проблем, чего не скажешь о другом. Или нет мотивации.

– Мотивация! – воскликнула снежка, что щеголяла яркой рыжей гривой. – Мама тоже считала, что одного импланта недостаточно. Так и говорила, мол, нашим мужчинам не хватает мотивации.

– Значит стае, где ты будешь вести Экспансию, крупно повезёт, – в совсем другом ключе, с ноткой игривости в голосе, заметила Мася. – Я бы тебя на месте Милены в поместье забрала, не задумываясь!

– Возможно, всё дело в том, что у Ведьмы от него дочка, – как бы между прочим высказалась всё это время молчавшая Киса.

– У Верховной?! – натурально растерялась снежка. – Так почему он тогда не…

– Вот именно: почему? – Киса явно села на любимого конька.

– А если… – начала говорить вторая снежка и вдруг осеклась.

– Ну, чего ты? Говори уж! – нахмурилась местная заводила.

– Мотивация, Мася! Он же сам – та самая недостающая мотивация для наших мужчин! Даже мы знаем, кто такой Меч Республики. Как думаешь, может, это неспроста? Тогда зачем его, символ, задвигать в поместье?

Что тут началось! Девчонки сначала замолчали, переваривая услышанное, а потом принялись высказываться – все разом. Но Киса с Масей быстро навели порядок, даже мне не пришлось вмешиваться. Хотя не уверен, что моё вмешательство что-нибудь дало бы. Идея мужского символа Экспансии полностью завладела юными умами мечниц. Мне же это почему-то показалось пошлым. Упорно лезла аналогия с секс-символом на далёкой матушке-земле, особенно если совместить его с самим моим далеко не однозначным прозвищем. Но влезать в диспут я не стал, дал девчонкам спустить пар, а потом они с невиданным доселе энтузиазмом приступили к собственно тренировке.

В целом, уровень подготовки мечниц был неплох. Если не считать гражданских, все запросто могли за себя постоять. Подготовленным валькириям, конечно, проиграли бы, но девочкам банально недоставало опыта, головки у них соображали что надо. Будь у меня такие ученицы на Земле – точно бы не устоял. Одна Мася чего стоила! А ещё, совершенно неожиданно, показала класс Киса. Вот кто оказался отлично подготовлен! Юная О`Стирх явно видела перед глазами пример для подражания, которому старалась следовать всеми фибрами души. В её лице я неожиданно получил умелого помощника тренера, особенно незаменимого в полностью женской группе.

Стоит ли говорить, что от тренировки все оказались в полном восторге? Девочки услышали массу новой информации, которую впитали, словно губки, и усвоили кое-что из нехитрой науки мордобития. Ну а я… Я тоже был доволен – тем, что совершенно неожиданно умудрился донести до молодых республиканок простую мысль: жизнь на энергиях полей не заканчивается, равно как она не заканчивается и на импланте. Не знаю, что мне будет от Ордена за подобную ересь, но что есть, то есть. Учил тому, что умел, а девочки ещё и додумали за меня некоторые моменты. Им даже мировоззренческий диспут пришёлся по вкусу – уверен, они теперь затыркают своих наставниц. Эту их Роману. Или кто у них там по боевым искусствам?

Завершили тренировку тесным общением. Нет, отнюдь не в горизонтальной плоскости. Когда в Сфере объявились закончившие свой отдых на двоих старшие сёстры, они застали весьма живописную картину. Все участники импровизированной тренировки сидели на полу, на коленях. Девочки при этом буквально облепили меня плотным кружком. Даже Киса своего не упустила, и на правах помощницы устроилась прямо напротив меня, упёршись коленом в моё колено. Волосы же девчонок – отдельная песня, ставшая для меня полной неожиданностью. Всё пространство между мной и моими ученицами было буквально устлано их роскошными прядями разных цветов и оттенков. Мы словно оказались погружены в эдакое озеро из волос. В таком тесном кружке и беседовали, чем изрядно удивили даже Диану, что уж говорить про Милену. Когда уже выходили из кабака, та не удержалась.

– Признавайся, Кошак, что ты с ними сделал? Почему они тебя не изнасиловали прямо там? Ведь могли же! И эта, рыжая, только помогла бы. Или, скажешь, не так?

– Всё просто, кошка. Девочки сами дошли до простой мысли, что на сексе жизнь не заканчивается. Мы с ними были очень близки. Духовно.

– Ну-ну, – фыркнула брюнетистая оторва. – Через имплант, что ли, трахнули? Меня испугались? Или Диану?

– Сказал же: духовно.

– А я про что? – в насквозь притворном недоумении вскинулась валькирия. Даже глазками захлопала.

Впрочем, прощались мы с девчонками очень тепло и по-республикански откровенно. Каждая так остро впивалась в губы… Так настойчиво игралась языком… Ещё и о низ живота бёдрами тёрлась… Я было попытался возмутиться, но был осажен – эти юные бестии сделали меня моим же оружием. Ушлая метиллия так и сказала, мол, когда был тренером, никто и не приставал, а теперь всё, прощанье. А что это значит? А это значит, что я больше не тренер. Но если вдруг вернусь… девчонки клятвенно обещались вести себя так, будто ничего не было. Вот такие вот милые «студенточки», или правильней будет сказать – «кадеточки».

Хотя, если на чистоту, то это они ещё очень скромно меня зажимали! Что для опытной республиканки простой поцелуй? Что им стоило меня попользовать, не отходя от кассы? И никто бы им слова не сказал за это, особенно если через имплант. Думаю, Диана только порадовалась бы за молодёжь и за меня. Так что я не остался в долгу и не стал стоять столбом, активно отвечая как на жаркие поцелуи, так и на активные телодвижение юных бестий – облапал в ответку, куда только смог дотянуться.

Так, немного шального от обилия женских ласк, меня утащили на очередную экспозицию. Время на посещение планеты опять было ограничено, о чём не замедлили напомнить мои спутницы. Конечно, можно было сломать голограмму Ри о колено… Но это означало бы перечеркнуть её память, почти надругаться над ней. Этого допустить было нельзя. Вот мы и отправились к основной достопримечательности Ариалы. Той самой, возле которой, собственно, и притулилось историческое кафе – к комплексу орденских зданий.

Как оказалось, в самих зданиях никаких экспозиций не было, зато вокруг них на десятки километров раскинулся роскошный парк с обилием самых фантастических образчиков флоры. Он символизировал торжество генетиков и терраформистов Республики, слившихся в едином страстном порыве и породивших подлинные чудеса растительного мира. Поразительно, но в это разноцветное великолепие, с отчётливым доминированием зелёного, очень органично вписывались неизменно белоснежные рабочие корпуса действующих учреждений комплекса. То тут, то там возвышались эти невероятной красоты здания. Каждое из них было уникально и воспроизводило в себе частичку очарования самого банального… снега. Кристаллики льда – снежинки – стали прообразом нереальных, поистине одухотворённых творений архитекторов Республики. Неизменно симметричные, воздушные, словно летящие – они создавали неповторимый антураж цветущему саду. Или это сад вплетал их в себя, подобно дорогой оправе для драгоценного камня?..

Мучительно захотелось взглянуть на это чудо с воздуха. Я тут же приметил справа от дорожки терминал, и сделал, как мне казалось, единственно возможные выводы. Наверняка не я один захочу взглянуть на объёмное изображение парка, для того его тут и установили. Но стоило заглянуть в интерфейс, меня ожидало разочарование. Вместо голограммы комплекса передо мной поплыли бесконечные списки имён и фамилий.

– Что это?

– А ты зачем туда полез? – с усмешкой вопрошала Диана.

– Хотел посмотреть голограмму сада. С воздуха это великолепие должно смотреться поистине бесподобно.

– Леон, ты ошибся. Этот терминал не для обзора. По нему, предоставив образчик генетического материала, можно получить информацию о собственных предках до любого колена. Доступ к базе можно получить только здесь, на территории реликтового леса… ну и в самих корпусах.

– И как это работает?

– Приложи сюда ладонь. Так. Посмотрим, посмотрим… – Верховная с живейшим интересом уставилась на результат экспресс-анализа.

А посмотреть было на что. На голографическом экране горела подсвеченная алым надпись: «Доступ к информации запрещён!» От постоянных сполохов алого веяло недвусмысленной угрозой. Я невольно огляделся по сторонам, ожидая появления каких-нибудь стражей порядка. Реальность превзошла все мои ожидания. Стражи появились не откуда-нибудь, а с катера, с высоты десятка метров, ловко спрыгнув на дорожку перед нами. И были стражи… полноценной боевой группой орденских мечниц! Девочки деловито прошлись к терминалу, что-то с ним сделали, пригасив угрожающую надпись, и только после этого обратили внимание собственно на злостных нарушителей.

– Верховная, – склонились в поклоне прелестные головки тройки оливковокожих метиллий. Их развевающиеся на лёгком ветру распушенные пепельные волосы словно бы укутывали всё пространство вокруг нас снежным маревом. – Верховная Ордена просила передать вам свои самые искренние извинения, и пояснить, что доступ к истории генома Меча Республики будет открыт вместе с доступом к такой же истории прочих представителей Псиона.

– Это значит, аккурат после завоевания Псиона, – хмыкнула Диана. Но по глазам было видно, что девочка довольна. Очень довольна. Словно вдруг, между прочим, разгадала самую страшную тайну вселенной. – Передайте Верховной мою искреннюю благодарность.

– За что? – притворно удивилась орденка.

– За то, что оторвала от дел боевую тройку ордена… и взвалила на них функцию генетического терминала для одной залётной Верховной. Одним словом, извините за беспокойство, девочки.

– Ну, раз нас уже оторвали от дел, то может позволите немного побеседовать с Леоном?

– Просто побеседовать? Или Верховная и ему какое-то послание заготовила?

И полный иронии взгляд в мою сторону, который тут же подхватила Милена. Её ставшее уже привычным фырканье окончательно расставило точки над «и», не оставило свободы воображению.

– В Ордене ходят самые разные слухи… Обычное любопытство, – орденка не поняла о чём речь, и просто мило нам улыбнулась.

– Леон, что скажешь? Готов удовлетворить… любопытство сестёр по клинку?

– Спрашивайте, сёстры. Если не слишком личное – отвечу.

– В Ордене ходят слухи, что вы с Валери О`Стирх познакомились в открытом космосе, где и произошла твоя инициация. Это правда?

– Что, серьёзно? В Ордене ходят такие слухи? Кто я вообще такой, чтобы обо мне ходили слухи в сердце Республики?

– О-о! Не принижай своих достоинств, мечник. Уже одно то, что мужчина смог принести пользу Космической Экспансии на ниве дальней разведки – достойно слухов, а уж то, что этим мужчиной оказался… самый настоящий мечник – тем более. Так что многие сёстры по клинку заинтригованы. Все недоумевают, почему Меч Республики до сих пор не в Ордене.

– Ладно, я понял, – понятно, что мечницы попытаются сполна использовать неожиданный доступ к моей тушке. Раз вокруг моей персоны образовалось столько тайн и домыслов, их желание провести эдакий экспресс-допрос выглядит более чем логично. – Давайте по порядку. Слухи верны лишь отчасти, как и любые слухи. Инициация произошла в Сфере, когда Верховная дальней разведки, тогда ещё только Высшая, дралась на дуэли с Высшей валькирией О`Стирх. В космосе я оказался уже потом. Неожиданно для себя включил пелену и выжил в ядерном взрыве, в котором собирался погибнуть. Там-то меня Валери и подобрала. Уже инициированного.

– На дуэли? Потрясающе! – восхитилась мечница. – А из-за чего была дуэль?

– Из-за него и была, – вместо меня ввернула Диана.

– Что-то тут всё дюже сложно. Много нестыковок, – тряхнула головой метиллия.

– Так же, как и с генетическими кондициями мечника. Так что мы в расчёте. Остальное – после колонизации Псиона.

Трое мечниц сполна оценили ответный ход Верховной, и над парком разнёсся их весёлый задорный смех.

– С вами точно не соскучишься, Верховная! Давно нас так изящно не осаживали, – отсмеявшись, призналась старшая мечница. – Только ведь информация о мечнике – это служебная информация, а всё это – личное. Согласитесь, такую информацию нет оснований секретить. Более того, она несёт профессиональный интерес для Ордена.

– Ещё скажите, девочки, что сейчас проявляете именно этот профессиональный интерес! Только вы ошибаетесь. Эти события имели прямое отношение к дальней разведке. Информацию об агентах в колонизируемых мирах размещают в генетической базе Ордена только тогда, когда планета оказывается полностью реколонизированной. Во избежание лишнего внимания. Как видите, всё логично и обоснованно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю