332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Патрисия Грей » Трио для разведённой (СИ) » Текст книги (страница 3)
Трио для разведённой (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 13:00

Текст книги "Трио для разведённой (СИ)"


Автор книги: Патрисия Грей






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 12 страниц)

Раздаётся ритмичная мелодия звонка, и Роман берёт трубку. Подверждает, что мы ждём ждём заказ, называет этаж и номер.

– Пицца, – положив смартфон на стол, улыбается он.

– Отлично, – улыбаюсь я в ответ. – Проголодалась, ужас.

Спустя минуту в дверь стучат, Роман уходит забрать заказ и возвращается с пакетом, из которого вынимает квадратные картонные коробки. Придвигает стол к креслу, в котором я сижу и говорит:

– Горячая. Налетай.

С удовольствием поглощаем пиццу. Не хочу переедать и после третьего куска, машу ладонью:

– Я всё.

– А я ещё кусочек съем, пожалуй, – ухмыльнувшись, отвечает Роман.

Потом он убирает коробки, а я ненадолго убегаю в туалет. Вернувшись, вижу, что Роман опять стоит у окна.

– Подойди ко мне, – говорит он.

Подхожу.

– Смотри, – он немного отходит в сторону, а затем встаёт за мной. Обняв за талию, указывает рукой в окно.

А там… большими пушистыми хлопьями падает снег. В свете ночных фонарей он завораживающе опускается на город, застилая его сверкающим оранжевым ковром. Выглядит очень романтично. Тем более, здесь очень уютный двор.

Нежно коснувшись пальцами моих распущенных волосы, Роман тихонько убирает их в сторону и касается губами шеи. Поцелуй приятно обжигает меня. Волна приятных мурашек проносится по спине.

За поцелуем следует новый, ещё один, ещё… Он целует тихо, беззвучно, одними губами, мягко касаясь кожи, и я балдею от вспышек удовольствия, которые эти поцелуи рождают. А он не торопится.

Наслаждаясь моментом, я хочу его продлить. Подставляя шею, тихо млею от удовольствия. Почти не шевелюсь.

Ладони поднимаются с талии выше, нежно сжимают пальцами мою грудь. Не удерживаюсь от тихого стона…

По сбивчивому дыханию Романа у моего уха, чувствую, что ему это нравится. Он прижимает меня ближе и попой я ощущаю твёрдость его напряжённого члена. Киска тут же отзывается ещё большим теплом и приятным потягиванием. Тёплой неспешной пульсацией удовольствия.

Роман плавным, умелыми движениями приспускает с моих обнажённых, покрывшихся мурашками плеч, платье, обнажает лопатки, властно укладывает меня животом на широкий подоконник, и, склонившись надо мной, уперевшись членом в ложбинку сзади, принимается целовать мою спину.

Он шеи, где растут крохотные мягкие волоски, вдоль позвоночника меж лопаток. Я изгибаюсь, легонько трусь попой о его пах, сладко постанываю от удовольствия. Стремительно возбуждаюсь… Теку…

Умелые пальцы с лёгкостью расстёгивают замочки бюстгальтера, снимают его, убирают в сторону. Тёплые мужские ладони обхватыют грудь, легонько и приятно мнут и сжимают её. Пальцы чуть сжимают соски, легонько оттягивают их вперёд. Сладко, застонав, выдыхаю удовольствие, мурчу, как кошка, уже ни в чём не сдерживаю себя. Голова немного кружится от захватившего меня чувственного удовольствия, из-за которого я то и дело свожу лопатки вместе, потому что приятные мурашки волнами и в ритме учащённо бьющего сердца, тёплая, безумно приятная пульсация между ног. Тянет так сладко-сладко. Трусь попой о его пах, наслаждаясь ласками и осознанием, чувствованием мужского желания. Желания меня.

Роман разворачивает меня к себе лицом. Его взгляд и его чуть приоткрытые губы чаруют меня. Взяв за талию, своими сильными руками он с лёгкостью подхватывает меня и усаживает попой на подоконник. Моя грудь с откровенно торчащими вперёд сосками оказывается ровно перед его лицом.

– Какие же они красивые… – тихо произносит он, рязглядывая их, чуть поднимающиеся и опускающиеся в ритм моему глубокому, разгорячённому желанию.

И в голосе и во взгляде его – восхищение. Мне так приятно, что ему нравится моя грудь… Не передать…

Приблизившись губами с левой, он сначала легонько целует её, лизнув сосок, обхватывает его губами и легонечко тянет на себя. Горячий язык его мечется на кончике соска, вызывая у меня волны до одури приятной дрожи, в то время, как обхватившие его губы, скользят по нему вперёд назад. Он так приятно, так классно посасывает мой сосок, что я закидываю голову, вскидываю подбородок и стоны мои устремлены уже вверх.

Пальцы с приятным лёгким нажатием скользят по влажному шёлку трусиков, а я охотно расставляю ноги в стороны, наслаждаясь сочетанием мужских ласк. И грудь и киска пылают удовольствием. Я так сильно чувствую это яркое, безумно приятное удовольствием, что уже совсем не контролирую себя. Дышу удовольствием и учащённое, сбивчивое дыхание моё, больше напоминающее благодарные, чуть хриплые стоны – это просто тону в этой потрясающей неге.

Он – моё наслаждение…

Внезапно в тишину сбивчивого, чувственного дыхания, сладких стонов и шороха движений, врывается звук телефонного звонка.

Мы оба замираем.

Роман выпрямляется. Смотрит на меня.

Смартфон трезвонит настойчиво, будто требует, чтобы хозяин его отреагировал на звонок.

Чуть киваю, на секунду прикрыв глаза – "Возьми".

Роман отходит к столу, берёт в руки смартфон. Смотрит на экран. На меня.

– Артур звонит…

Глава 6

Удивительно… Артур будто почуял нашу с Романом близость. Или они договорились? Чувствую, как в душу вкрадываются сомнения. И тут же осекаю себя – это я сама настояла на том, чтобы Роман не звонил. Он ведь собирался. Или нет?

Тревожно что-то.

– Ответишь? – спрашиваю я у Романа.

Он держит смартфон в руке. Мелодия не утихает. Какой-то блюзовый рок. Сочный, хрипловатый мужской вокал, мощная бас-гитара, качающий ритм. В сочетании с ароматом мужского парфюма на моём теле, которое я теперь чувствую ярко, эмоциональный накал только сильнее.

Роман смотрит на меня. В его взгляде – метания. Я вижу, что в нём происходит борьба.

Он нажимает пальцем на экран и подносит смартфон к уху.

– Да, Артур, привет.

Отдалённо слышу голос своего второго случайного любовника, секс с которым был очень трепетным и жарким. Не знай я, что это звонит он, я бы по голосу его не узнала. Слишком плохо слышно.

И тут Роман, взглянув на меня, включает громкую связь.

– поэтому нет никакой проблемы, – теперь его голос я узнаю. – Мы созваниваемся с ним, договариваемся о встрече и дальше уже решаем вопрос о ребрендинге.

– Арт.

– Да, Ром?

– Я включил громкую связь.

– Мммм… – по голосу Артура слышно, что фраза Романа вызвала у него недоумение. – Зачем?

– Я в номере не один.

Тишина. Всего несколько секунд, но моё сердце за это время удивительно быстро разгоняет ритм. Просто колотится.

– С женщиной?

– Да. Ты её знаешь.

Ещё одна пауза. Секунды две, может три.

– Маша?

Его голос будто дрогнул, когда он произнёс моё имя. По одному лишь этой интонации, по тому, как изменился его голос, я понимаю, что он действительно неравнодушен ко мне. И меня тут же накрывает волной стыда. Может это и глупо, но чувствую я именно это. Стыд.

Встаю с подоконника, подтягиваю платье, закрываю грудь, надеваю бретели. Роман смотрит на меня, но по его лицу трудно сказать, что он сейчас чувствует.

Подхожу к нему ближе. Смартфон в его полусогнутой руке прямо передо мной.

– Привет, Артур, – нервно куснув губу, тихо произношу я.

– Привет, – я прямо вижу, как он улыбнулся мне.

Чувствуется, что он рад меня слышать. А я не знаю, что ещё сказать…

Видимо и он, потому что снова возникает пауза. Только на этот раз, совершенно точно – неловкая.

– Э-эм… Я вам помешал?

– О, что ты, нет! – восклицаю я.

И тут же чувствую себя полнейшей дурой и лгуньей…

– Не совсем, – добавляет Роман. – Прости, брат, я должен был тебе сказать.

– Забей. Ничего страшного. В конце концев, такого рода решения часто принимаются спонтанно. Мне ли не знать. Будем считать, что мы квиты. У меня правда никаких обид.

– Я не в отместку не поставил тебя в известность. Более того, мы собирались тебе позвонить.

– Услышал. Не переживай, старина, всё в порядке. Правда. Ладно, тогда доброй ночи, не буду вам мешать.

Умоляюще смотрю на Романа. Он понимает меня.

– Погоди. Может ты приедешь к нам?

Благодарно улыбаюсь ему. Он коротко улыбается в ответ и переводит взгляд на экран. А желваки играют… Не сильно, но заметно.

– А Маша этого хочет? Чтобы я приехал?

– Да, – говорю я. – Хочу, Артур. Хочу, чтобы ты приехал.

– Понял. Тогда я сейчас душ приму, оденусь и выйду. Час, максимум полтора, и я у вас. Меня там пропустят?

– Набери меня, как подъедешь, – говорит Роман. – Я спущусь, встречу тебя. Ну, или мы спустимся и встретим тебя вместе.

– Договорились.

Связь обрывается, Роман отключает экран, кладёт смартфон на стол. Стоит полубоком ко мне, смотрит в сторону.

Мы молчим.

Этот телефонный разговор продлился всего несколько минут. Но мы такие разные, до и после. Будто дистанция увеличилась. И увеличилась сильно.

Роман делает глоток вина и падает в кресло. Широко расставляет ноги и смотрит перед собой.

– Скажи, – поворачивает он ко мне голову, – почему ты оделась?

– Не знаю, – пожимаю плечами я. – Неловко как-то было.

– Тоже чувство, что нас застукали, да? – смеётся он.

Смех его между тем какой-то нерадостный.

– Да, есть немного.

Роман встаёт, подходит ко мне и протягивает руку.

– Хочешь, потанцуем?

– С удовольствием, – благодарно улыбаюсь я.

Роман вновь включает музыку. Она очень подходит для медленного танца. Мне нравится.

Мы тихо покачиваемся в центре гостиничного номера: руки Романа на моей талии, я утыкаюсь лицом ему в грудь, ближе к плечу. От него приятно пахнет чистым телом и чуть сладковатой туалетной водой с ярким древесным оттенком.

– Волнуешься? – негромко спрашивает он.

– Да.

– Рулить втроём сложнее, чем вдвоём. Тем более, что во многом мы сейчас делаем это по одиночке.

– Согласна.

– О чём ты думала, когда ехала ко мне? Ну, на встречу.

Отрываюсь от его груди и смотрю ему в глаза. Снизу вверх.

– Хотела тебе понравиться. Радовалась предстоящему свиданию. Скучала. И волновалась, конечно.

– Ты рада, что он позвонил?

Размышляю, как ответить. Решаю – честно.

– Нет.

– Зачем позвала?

– Чувствовала себя виноватой. И перед ним и перед тобой.

– Не самый лучший подход для того, чтобы провести ночь втроём.

– Согласна.

– Ты хочешь его?

– Да, хочу.

Его глаза лучатся мягкой иронией. В уголках глаз – сеть очень милых морщинок.

– Тебе сейчас трудно себя понять, да? – усмехнувшись, спрашивает он.

– Да. Трудно.

Он серьёзнеет.

– Расслабься. Когда он приедет, всё будет в порядке. Его дружелюбие снова тебя покорит и ты перестанешь испытывать чувство вины. Более того, у такого приезда есть свои преимущества.

– Какие? – удивляюсь я.

Он пожимает плечами.

– Ты сама его позвала. И ему, как минимум, сейчас очень приятно.

Я внимательно смотрю ему в глаза.

– А тебе – нет, – медленно произношу я. – Так?

Он легонько откашливается.

– У меня сложное отношение к тому, что только что произошло. С одной стороны – облегчение, с другой – досада. Ничего, я тоже скоро настроюсь на нужную волну.

– Специально это сделаешь?

– Нет, – улыбнувшись, отвечает он. – Это автоматически получится. Хотеть-то я тебя не перестал.

Мы смотрим друг другу в глаза. Он приближается лицом, я тянусь навстречу. Наши губы, а затем языки, сливаются в долгом, приятном и очень нежном поцелуе.

Мелодия затихает, Роман подхватывает меня на руки и относит на кровать. Укладывает на спину, вновь снимает с плеч бретели. Сначала нежно, а потом жадно целует мою грудь, посасывает, чуть покусывает соски. Я млею от удовольствия, зарываюсь пальцами ему в волосы. И в то же время никак не могу расслабиться полностью. До звонка мне это было легко, а теперь есть чувство какого-то подвешенного состояния.

Роман падает рядом и я утыкаюсь носом в его шею. Закинув на него руку, обнимаю его. Он гладит меня по плечу.

– Ты очень одинокая девочка, ты знаешь это? – вдруг спрашивает он.

Приподнимаюсь на локте и смотрю на него. Он смотрит в потолок.

– Да, – отвечаю я. – Знаю.

– Ты скоро забудешься в оргазмах. Но потом будет утро.

– Я это понимаю, Ром. Лучше, чем ты думаешь.

– Скажи мне, как так получилось, что такая красотка, как ты – не нашла себе мужчину за всё это время после развода?

– Я не искала.

– Почему?

Ложусь на спину рядом с ним. Тоже смотрю на потолок. Он очень высокий. Из центра круглой, судя по всему гипсовой, лепнины, свисает роскошная люстра. Блестит в свете включенного бра.

– Мне теперь сложно верить мужчинам. Наверное, я просто хочу ограничиться сексом. Желательно классным.

– Понимаю. Сложно, да.

Он так произносит это, что я осмеливаюсь задать вопрос, который уже давно крутится в моей голове:

– Как она могла тебе изменить?

– Ты про мою бывшую жену?

– Да. Что ты сделал не так? Ты её обижал?

Он усмехается.

– Нет. Я был очень заботливым мужем. Я говорю тебе правду. И что, немаловажно, я мужем был верным. Но ты неправильно ставишь вопрос.

– Почему?

– Потому что дело не во мне. Люди изменяют не потому, что кто-то плох. А потому, что решили это сделать. Пролдуманно это случилось или спонтанно – это в общем-то имеет мало значения. Вот смотри. Я могу адресовать тебе тот же вопрос. Ты разве была плохой женой?

– Нет. Ему, конечно, виднее, но я очень для него старалась. Правда.

– Я верю.

– Нет, правда.

– Я же говорю, Маш, я верю тебе, – отвечает он. – Но любовница же у него появилась.

– Появилась.

– Что ты сделала не так?

– Я не знаю. Много думала об этом.

– И ответа не нашла, могу спорить. Но самооценка упала и сильно.

– Да.

– Когда твой любимый человек предпочитает тебе другого – это всегда очень больно.

– Да, больно. Очень. Я когда узнала – переживала просто ппц как. Не знала, что и делать.

– Но сразу не ушла.

– Да.

– Я тоже сразу не смог. Хотя бурлило во мне, ты даже не представляешь как. Думал, найду его и грохну просто. Понимал, что если бы она не хотела, то ничего бы и не было, но злился совсем не на неё. Это классика жанра, на самом деле. Он кажется негодяем, а она – поддавшейся на соблазн овечкой. И конечно, очень винишь себя. А ещё она будто приобретает дополнительные очки привлекательности. Ревность, она такая.

– Да, я понимаю, о чём ты. Ты её отпустил?

– Да, давно.

– Я тоже отпустила. И ты знаешь, мы так расстались, что отпустила почти сразу после того, как уехала. Он очень упал в моих глазах, когда я застала его с любовницей. Не потому, что застала, а из-за того, как повёл себя потом. И, знаешь, я была даже рада, что застала его. Потому что вернулась из Питера, где провела ночь в том отеле. С тобой и Артуром. Ты был прав тогда в купе. Без той ночи мне было бы так плохо, что я даже думать об этом не хочу. Так что я, как бы это не прозвучало, очень тебе благодарна за то, что вы тогда соблазнили меня.

Роман поворачивается ко мне. Облокотив голову на локоть, я следую его примеру.

– Могу я задать тебе сложный и очень интимный вопрос? – спрашивает он.

Глава 7

Видимо, мой взгляд говорящ.

– Нет-нет, – улыбается он. – Я вовсе не выборе между мной и Артуром хочу спросить.

Поражаюсь его способности считывать мои мысли. Он реально будто их даже не угадывает, а банально читает. Но всё же стараюсь не выказать удивления. Мало ли, о чём он спросит.

– А о чём? – сдержанно уточняю я.

Он пристально смотрит мне в глаза.

– Почему ты так стараешься быть "хорошей девочкой"? Зачем ты то и дело надеваешь эту маску? Даже не маску, костюм.

– Это так заметно, да? – слабенько усмехаюсь я.

– Да, заметно. Я никак не могу взять в толк, зачем ты со мной-то пытаешься изобразить из себя не себя?

Хмурюсь.

– Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду ту борьбу, которая в тебе происходит. Когда ты хочешь говорить так, как есть, но говоришь так далеко не всегда.

Отчего-то снова начинает быстрее колотиться сердце. Меня будто поймали за чем-то постыдным.

– Я не уверена, что поняла твой вопрос…

– Да всё ты поняла, – усмехнувшись, мягко произносит он. – Ты очень чувственная женщина, но при этом одна. Твоя проблема именно в сексуальной жизни, а не в том, что ты себе говоришь, когда пытаешься объяснить себе своё одиночество.

– Расскажи, – прошу я. – Мне интересно, что ты думаешь.

– Насколько я тебя понимаю, ты не приехала бы сюда, будь у тебя кто-то постоянный. Будь у тебя хоть кто-то, с кем ты готова была бы встретиться повторно. Поэтому в слова о том, что у тебя никого сейчас нет, я охотно верю.

– Разумеется, не приехала бы, – говорю я. – Я и на свидание бы с тобой не приехала.

При слове "свидание" он снова улыбается, и я смущаюсь.

– Но я не верю в другое.

– Во что? – осторожно спрашиваю я.

– В то, что ты сейчас нацелена на секс. Нет, это неправда. А проблема, однако, повторюсь – именно в нём. Искала бы ты секс, с твоей внешностью и женственностью – давно бы его нашла. А сказала ты мне, что сейчас не настроена на серьёзные отношения, а ищешь именно секс, только потому, что считаешь что именно этот ответ в общении со мной и есть правильный. Потому что мы сюда приехали за этим.

– Но это правда… – хмурясь, возражаю я. – Я не чувствую себя сейчас готовой к серьёзным отношениям.

– Разумеется, не чувствуешь. И не чувствуешь уже давно. Твой муж перестал удовлетворять тебя задолго до развода, ведь правда?

– Правда… – куснув губу, тихо отвечаю я.

И несмотря на то, что мы несколько месяцев, как разошлись, чувствую себя виноватой за эти слова. Будто очерняю его, будто порочу его достоинство.

– Он ведь красивый мужик, да? – без всякой насмешки спрашивает Роман.

– Да.

– И ты чувствовала себя виноватой за то, что он тебя не хотел, не правда ли?

– Правда.

– С его стороны секс был похож на попытки слиться, сачкануть, выполнить без всякой страсти супружеский долг, когда удавалось всё же его соблазнить. Всё верно?

– Да.

Он кивает.

– Потом вы стали чужими другу другу. А потом ты узнала про любовницу.

– Так?

– Да.

– Потом были долгие метания, размышления, попытки "спасти семью", борьба с соперницей, знание о которой тебя очень уязвило.

– Да.

А потом ты приняла решение о разводе и уехала в Питер. И тебе было очень страшно. Тогда мы и познакомились.

– Да.

– А дальше ты вернулась, развелась и некоторое время у тебя не было мужчин вообще. Ты очень хотела секса, но считала, что такое желание унижает тебя. Делает какой-то грязной, порочной. Давила в себе сексуальность. И убеждала себя в том, что тебе в общем-то и так неплохо, разве что одиноко иногда.

– Не иногда… – тихо поправляю его я. – Часто.

Он проницательно смотрит мне в глаза.

– Встречаться с мужиками ради секса – продолжает он, – это не про тебя. Точнее, это непохоже на ту тебя, которую я вижу перед собой. Которую ты из себя старательно изображаешь. И пыталась ты ходить именно на свидания, а не завести себе любовника. Ты искала не секс. В то время, как хотела именно секса. Могу поспорить – сейчас ты много мастурбируешь. Но оргазма получается достичь редко. И в основном тогда, когда ты вспоминаешь ту ночь в Питере.

У меня уже уши пылают…

– Да… – тихо отвечаю я, а затем приподнимаюсь и, повернувшись спиной к нему, сажусь на кровати по-турецки. – Всё, что ты сказал – правда.

– Так почему ты боишься быть откровенной со мной? Как только начинаешь, сразу осекаешь себя. Например, говоря о приезде Артура. Да и в разговоре с Артуром тоже.

Собираюсь с духом для ответа. Это трудно, хотя я сейчас и не вижу его глаз. Только ноги.

– Честно?

– Ну, конечно.

– Не знаю, – снова пожимаю плечами я. – Правда не знаю. Наверное, боюсь показаться такой… какую ты… Боюсь, что ты перестанешь воспринимать меня всерьёз. Что ты… что… – в горле сухо, с трудом сглатываю, параллельно с основным поток мыслей, думаю о вине в бокале, – что ты сочтёшь меня той, которой называл там…

– Шлюхой?

– Да… – еле слышно отвечаю я.

Возникает неловкая пауза. Потому что он молчит, а я жду его реакции на мои слова.

Он садится на кровати позади меня, вытягивает ноги с обоих сторон от меня, обнимает руками за талию. Чувствую на плече его тёплое дыхание.

– Хочешь, я кое-что расскажу тебе о тебе? – тихо спрашивает он.

– Да… – глядя перед собой, на красивые, дорогие обои на стене, шёпчу я в ответ. – Хочу.

– Однажды Лёва привёл в ваш дом другую женщину. И не просто в дом, а в вашу спальню. Это ведь было?

Чуть высвобождаюсь из его объятий и медленно поворачиваюсь к нему. Ошарашенно смотрю в его карие глаза.

– Откуда ты…

Он прижимает указательный палец к моим губам и медленно качает головой:

– Просто ответь на вопрос. Ответ уже понятен, но ты всё равно скажи. Было?

Кусаю губу.

– Да…

– И вы до-о-олго разговаривали перед этим. Не один день. Он тебя убеждал. Он говорил о том, что ваши сексуальные отношения нуждаются в большем разнообразии. Что жмж придаст им свежести, – он делает многозначительную паузу, и всё так пристально смотрит в глаза, будто в душу… – Так?

– Да…

– Ты не хотела на это идти. И чувствовала себя уязвлённой. Но старалась не подавать виду. Старалась понять мужа, забывая о том, что и ему следовало бы понять тебя.

Опустив взгляд и закусив губу, просто слабо киваю.

– И он тебя убедил. Ты согласилась. Решила попробовать. Секс между вами желал лучшего, а ты вновь хотела почувствовать себя желанной. Да и просто, в порядке сексуального эксперимента, решила согласиться на это предложение Лёвы.

– Да… Это поразительно, что ты…

Он не даёт мне выразить восхищение. Нетерпеливо мотает головой в сторону – дескать: "не отвлекайся". И продолжает:

– Тогда у него ещё не было любовницы. И до этих разговоров он объяснял сниженное отсутствие интереса к сексу занятостью и усталостью на работе.

Я поражена его проницательностью. Этого всего он знать не мог. Или мог? Нет… В его рассказе куда больше меня, чем Лёвы. Лёва даже не понял, что я чувствовала тогда…

– Да, так и было, – отвечаю я.

– Ты поставила условие, – тону, как в омуте, в его тёмном, проницательном взгляде: – эта девушка не должна была быть из круга знакомых людей. Из круга его знакомых – в том числе.

– Всё верно.

– И он заказал куртизанку. Элитную эскортницу. На ночь или на сутки. Точно не на час и не на два.

– Оплатил на сутки…

– Она была красивой.

– Очень.

– Не вульгарной, как ты ожидала сначала, и на что ты даже в глубине души надеялась.

– Да, – вспоминая её, киваю я. – Она вполне сошла бы за кого-нибудь из молодых бизнес-леди. Хорошая речь, эрудиция, манеры, утончённость в поведении… Ухоженная. Очень раскованная, но при этом в ней чувствовались воспитание и интеллект. Она свободно общалась и скованной куда сильнее чувствовала себя именно я.

– Хотя, в отличие в от неё, ты была у себя дома.

– Да.

– Но алкоголь раскрепостил тебя и она стала тебе нравиться и сексуально. Тебя заводил этот эксперимент.

– Да… Мы общались на балконе, смотрели на закат солнца. И хотя я не лесбиянка, я вдруг почувствовала, что хочу её. От неё веяло сексуальностью. Поймала себя на мысли, что теперь я, пожалуй, действительно не против. Но…

– Но ты комплексовала. И боялась.

– Да.

– Ты знаешь, что ты красивая женщина, не так ли?

– Ну… – начинаю я.

– Не кокетничай, не надо.

– Знаю, – киваю я. – И очень стараюсь за собой следить.

– Да, это чувствуется, – соглашается он, и продолжает: – Но в той ситуации ты почувствовала страх. Сочла её красивее себя. Могу спорить – она была либо жгучей брюнеткой, либо тёмной шатенкой.

– Брюнеткой. С водопадом струящихся блестящих волос до поясницы.

– Сексуальное возбуждение, предвкушение необычной сексуальной ночи возбуждало тебя, но ты боялась того, что в постели она покажется твоему мужу более…

– Да, – на этот раз перебиваю я. – Более. Более красивой, более сексуальной, более классной, опытной, интересной. Я ревновала. Хотя ревнивой тогда не была. Но ревновала я необычно. Мне просто казалось, что на её фоне я… слабее. Понимаешь? Менее интересна. В принципе. Как женщина.

– Понимаю, – произносит Роман. – Но так и было. Потому что она была новой для него. И этот ваш сексуальный эксперимент, на который ты согласилась – на самом деле был изменой мужа, которую ты сама ему разрешила. Вроде ведь, как и не измена. Ты же тоже участвуешь. Просто разнообразили сексуальные отношения.

– Да. Ты прав.

– И пустив другую женщину в вашу постель, ваши отношения с мужем изначально улучшились на какое-то время, а потом стали потихоньку снова угасать. А потом и не потихоньку. Лёва гулял, ты это знала, но предпочитала закрывать на это глаза. Говорила себе, что это недостойно – лазить в его переписки, проверять телефон. Говорила себе, что у него тоже есть право на личное пространство. Уверяла себя в том, что подозрения твои могут быть беспочвенны, что это всё, вполне быть, ты просто надумала из-за неуверенности в себе.

– Я просто поражаюсь тебе… – снова не выдерживаю я. – Откуда ты всё это знаешь?

Роман мягко усмехается.

– Эта твоя история – вовсе не уникальна.

– Да, наверное… – вздыхаю я. – Тебе, в любом случае, виднее. Я-то не психолог.

– Запомни, – он очень серьёзно это произносит. – Если хочешь сохранить супружество, его ценность и трепетное отношение друг к другу в нём, никогда, слышишь, ни-ког-да – не пускай в супружескую постель чужих людей. Кто бы что тебе ни говорил. И если муж настаивает на этом – дело идёт к распаду семьи. Если он настаивает на этом – он больше не ценит тебя так, как ценил. Ты стала для него менее важной, чем когда-то была.

– Да, теперь я это понимаю… Хотя теперь это как раз и неважно.

– Важно, – убеждённо произносит Роман. – На будущее важно. Потому что ты ещё выйдешь замуж.

– Не уверена, – хмурюсь я, – что этого хочу.

Усмехнувшись, он легонько качает головой.

– Уверяю тебя, ты не замуж не хочешь. Ты не хочешь снова так сильно обжечься. Боишься этого. Это не то же самое, что не хотеть замуж.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю