332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Патрисия Грей » Подчинённая. Дилогия (СИ) » Текст книги (страница 10)
Подчинённая. Дилогия (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 13:00

Текст книги "Подчинённая. Дилогия (СИ)"


Автор книги: Патрисия Грей






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 21 страниц)

Квартира просто огромная. С высоченными потолками, большими панорамными евроокнами, красивой новой мебелью и светлыми паркетными полами. Очень стильная и просторная. Кухонная зона выполнена в приятном светло-сером стиле, с матовыми синими столешницами. Встроенный в шкаф большой холодильник, прекрасная тихая вытяжка, газовая плита и удобная мраморная раковина с классным высоким смесителем. Раскладной деревянный стол в кухонной зоне, на котором стоит ваза с красными, белыми и сиреневыми тюльпанами, изящные стулья с мягкими спинками. Всё это так непохоже на то, где я живу, что у меня просто дух захватывает…

– А вот здесь – балкончик, – подходит к двери Светлана и, открыв её, пропускает нас вперёд.

Выйдя с Русланом на балкон, я едва не задыхаюсь от эмоций… Потрясающе красивая вечерняя Москва, сверкая множество ярких белых, жёлтых, оранжевых и синих огней, раскинулась впереди и под нами…

– Ну, как "балкончик", – смеясь, поправляется Светлана, – Как видите, он довольно большой. Полукруглая форма создаёт дополнительный уют. Здесь хорошо завтракать, глядя на панораму с прекрасными видами, в том числе на вот этот большой парк – видите фонарики стройными рядами вокруг озера? Столик, стулья, всё что нужно для приятного отдыха.

Мы с Русланом подходим к высокому краю балкона и смотрим вдаль.

– Обалдеть… – чувствуя, как свежий, уже прохладный ветерок нежит кожу на моём лице и играет распущенными волосами. – Как же здесь красиво…

– Согласен, – кивнув, отвечает Руслан. – Вид просто чудесный. И сам этот балкон очень классный. Просторный такой.

– Мне очень нравится эта квартира, – переполняемая эмоциями, тихо говорю ему я.

– Не торопись, Наташ, – отвечает Руслан. – Мы же ещё не всё посмотрели.

– Руслан, мне она нравится, правда. Прямо очень.

Светлана подходит к нам.

– Ну что ж, – говорит она, – может быть посмотрим спальню и ванную?

– Да, конечно, – отвечает Руслан и берёт меня за руку. – Пойдём.

Мы снова заходим в квартиру, минуем зону кухни, затем зону гостиной с огромным длинным диваном и большим телевизором на стене напротив него, поворачиваем вправо и Светлана открывает перед нами дверь.

– Это спальня, она, как вы видите, находится отдельно, – говорит Светлана, показывая небольшую уютную комнату с огромной кроватью, высоким изголовьем, шкафом-купе во всю стену и дамским столиком, над которым висит овальное зеркало в рамке с изогнутым узором.

Она подходит к шкафу и отодвигает в сторону дверь.

– Высота шкафа – более трёх метров, он очень вместительный и здесь удобно вешать и складывать самую разную одежду. Вот здесь, – она отодвигает вторую и третью двери, показывая нишу с металлической перекладиной, на которой висят деревянные вешалки, – очень удобно вешать платья во всю длину – ничего не помнётся, останется в аккуратном состоянии. Всё здесь сделано для того, чтобы уютно спать и проводить приятные вечера. Книжная полочка…. Автоматические жалюзи-экран…

Светлана нажимает на кнопку у окна и тканевые жалюзи полностью затягивают окно.

– Хозяева предусмотрели здесь проектор, поэтому закрытые окна служат экраном для просмотра фильмов. Вот здесь вы включаем проектор, – Светлана нажимает кнопку, – и… – на затянутом плотной тканью окне появляется чёткое изображение заставки голливудского фильма с рычачим львом, – видим, что спальня превращается в домашний кинотеатр.

– Очень круто… – восторженно выдыхаю я.

Светлана улыбается – мои реакции её явно устраивают.

– Ну что ж, пойдёмте посмотрим ванную комнату?

Я радостно киваю:

– Пойдёмте!

Ванная меня тоже не разочаровывает. Во-первых, она большая и очень стильная: выдержанная в светло-персиковых тонах с приятной мраморной плиткой и большой овальной ванной у стены. А, во-вторых, в ней одновременно есть и ванна и душевая кабинка с задвигающейся дверью из матового стекла.

– Санузел совмещённый, – говорит Светлана, показывая на ванну, рукомойник с огромным зеркалом в белой раме, унитаз и биде. – Пространство позволяет свободно здесь перемещаться здесь, так что никакой тесноты.

Тесноты в этой квартире нет вообще. Барная стойка, удобная мебель, высоченные потолки, прекрасный ремонт, огромные окна – здесь безумно уютно, красиво и свободно.

Мы стоим в студии, рядом с коридором.

– Руслан, мне очень нравится, – говорю я. – Давай не будем смотреть другие квартиры?

В его взгляде теплота и нежность. Светлана с улыбкой и надеждой смотрит на него. Он поворачивается к ней и говорит:

– Давайте поговорим о цене. А то я ведь доверился вашему вкусу, цены ещё пока не смотрел.

– Да, конечно, – тут же отвечает она. – Ну, смотрите, коммуналку здесь оплачивают хозяева. Так что в стоимость входит исключительно аренда самой квартиры.

– И сколько? – спрашивает Руслан.

– Сто тридцать тысяч в месяц, – говорит Светлана. – Это очень хорошая цена для центра города и такого дома. Можно сначала оплатить только два месяца – первый и последний, ну и плюс 50 % комиссионных.

Нифига себе… Я конечно понимала, что эта квартира стоит не двадцать пять тысяч, но чтобы столько…

– Окей, – говорит Руслан. – Цена меня полностью устраивает, – он поворачивается ко мне. – Ну что, эту? Точно не будем смотреть другие?

Цена меня порядком смутила. Но квартира мне нравится безумно…

– Дороговато немного, – тихо говорю я.

– Нет, Наташ, это нормальная цена. И я не об этом. Тебе эта квартира точно нравится?

– Да, очень!

– Значит, арендуем её. Ну, Светлана, тогда если договор у вас, я готов и подписать его и оплатить.

– Да, конечно, – радостно отвечает Светлана. – Всё со мной, только в машине. Я сейчас спущусь и скоро вернусь к вам. Вы пока тогда осматривайтесь, обживайтесь, устраивайтесь с комфортом.

Она уходит и я бросаюсь к Руслану на шею. Обвиваю её руками и нежно целую его в губы.

– Она мне таааак нравится, таааак нравится, передать не могу! – глядя в его смеющиеся глаза, восклицаю я. – Спасибо, спасибо, спасибо тебе!

Глава 25.1

Будильник не унимается. Я вытаскиваю руку из-под тяжёлого тёплого одеяла и сонно тянусь к смартфону. Хватаю его и тащу обратно. Сразу отключаю музыку, убираю его в сторону и сладко потягиваюсь.

Восемь утра. Окно закрыто и я тянусь к кнопке. Нажимаю, и жалюзи бесшумно ползут вверх, запуская в комнату солнечный свет. Щуря глаза, я беру в руки пуль и включаю музыку. Из колонок принимается литься тихий, приятный джаз.

Нехотя вылезаю из постели, беру с собой телефон и иду в ванную. По пути читаю сообщение от Руслана:

"Доброе утро, любимая".

Сонно набираю в ответ: "Доброе утро, мой хороший" и, войдя в ванную, кладу телефон на стиральную машину. Включаю тёплую воду в ванной, выливаю немного наполнителя для ванн, умываюсь, чищу зубы. Ухожу на кухню, пью апельсиновый сок, съедаю йогурт и, вымыв сладкое и твёрдое яблоко, иду обратно. Снимаю мягкую пижаму и с удовольствием забираюсь в тёплую воду с душистой цитрусовой пеной и снова беру в руки смартфон.

"Как ты спала?"

"Прекрасно)", – печатаю я. – "Мне снилось под утро, что мы занялись любовью в каком-то лесу, представляешь? Там была избушка, старая такая. Мы вышли на поляну, полную цветов. Пели птицы. Небо такое голубое было – прям даже синее. И солнце ярко светило. И мы с тобой упали в цветы и долго целовались) А потом ты стал меня раздевать…"

"Блин, мне бы такой сон приснился!"

"А что приснилось тебе?)"

"Да я какие-то рабочие вопросы решал. То, сё, пятое, десятое, носился везде. Мне какую-то бумагу не выдавали, я уже даже взятки предлагал – и всё равно не получалось. Так устал, что когда проснулся – прям обрадовался, прикинь)))"

"Ты приедешь ко мне сегодня?"

"Нет, малышка, сегодня не смогу. Полно дел. Но после работы можем заехать ненадолго в какой-нибудь ресторанчик и поужинать вместе".

"Слушай, это было было бы классно)"

"Значит, сходим)"

"Русь, а мы сможем эти выходные провести вместе?"

"Не знаю, Наташ, пока не могу сказать. Давай в пятницу это обсудим?"

"Хорошо".

"Не опаздывай. У нас сегодня будет очень загруженный день. Звонил Петренко, хочет продать несколько франшиз своим клиентам. Я дал добро. Бумаг дофигища, сама понимаешь. Плюс сегодня у меня встреча в три, будем обсуждать рязанские и калужские магазины. Скорее всего появимся там уже в этом месяце".

"Здорово!"

"Прости, что я вчера так рано уехал. Ты получила зарплату, всё нормально?"

"Да, мне всё перевели. Ровно сто тысяч. Я впервые такие деньги получила".

"То ли ещё будет, малышка. Это же только первый месяц. Чуть попозже поднимем тебе зарплату. Месяца через два. Что там с курсами английского?"

"Всё хорошо, вовремя выполняю задания. Вчера мне две пятёрки поставили!) За выполнение заданий и за произношение)"

"Отлично! =) Я вот даже не удивлён. А что сейчас делаешь?"

"В ванной нежусь. А ты?"

"завтракаю. Ладно, солнце, увидимся на работе"

"Хорошо. Целую тебя".

Минут пятнадцать листаю ленту в "Фейсбуке". Потом убираю телефон и моюсь, размышляя над тем, как бы так передать деньги маме, чтобы она их взяла. На мой отъезд больше трёх недель назад она отреагировала суровым молчанием. С тех пор много моих смсок просто игнорила. Олька сказала, что на прошлой неделе она снова вышла на работу. Я подумывала о том, чтобы отдать ей половину зарплаты, но не знала, как это лучше сделать – мама сказала, что ей ни копейки не нужно из тех денег, которые я заработаю "таким путём". При этом квартиру надо было всё равно оплатить. Олька сказала, что мама договорилась с арендодателем, что оплатит чуть позже, но я не хотела, чтобы жильё оплачивала она. Как бы она ко мне сейчас не относилась – я её очень люблю и хочу им помогать. Олька говорила с ней несколько раз по этому поводу – я просила – но мама решила придерживаться позиции, что у неё непутёвая дочь.

А у меня всё хорошо. Работаю, встречаюсь с Русланом, мечтаю о том, чтобы мы смогли жить вместе. Он говорит, что ему это непривычно – он давно живёт один и встречи ему нравятся больше. Правда иногда он всё же остаётся у меня. Я как-то набралась храбрости и спросила его – а не женат ли он, случаем? Он расхохотался и сказал, что он женат на своей работе. Помню, как выдохнула с облегчением, потому что боялась, что он так редко ночует у меня, потому что женат. Но он объяснил мне, что ему не двадцать и ему нужно чувство свободы, которое возможно только тогда, когда он может уединяться в своей холостяцкой квартире. А дом в Подмосковье он подумывает сдать в аренду, потому что редко туда приезжает.

В его квартире за всё это время я была ещё дважды. И каждый раз мы долго и упоительно занимались любовью. И потом мы даже спали вместе, в обнимку. Жаль, что он редко оставался здесь, у меня. Мне очень нравились эти ночи.

Я вылезаю из ванной, вытираюсь белым махровым полотенцем и снова иду на кухню – пить кофе. А ещё через пятнадцать минут, включив музыкальный канал, иду в спальню одеваться. Сегодня надену брючный костюм и светло-голубую блузку.

– А.БАЛ.ДЕТЬ… – стоя под пластиковым навесом на автобусной остановке, поворачиваю голову: голос очень знакомый. – А-бал-деть… Петрова, ты?!

Любавина! Однокурсница!

– Илонка! – радостно восклицаю я. – Вот так встреча!

Илона – сероглазая шатенка примерно моего роста. Общительная, эмоциональная хохотушка. Очень симпатичная, любит закалывать волосы на затылке, так что их кончики торчат во все стороны, отчего она выглядит эдакой задорной белочкой. А ещё у неё большие серые глаза, чуть курносый острый носик и милые веснушки на нём. Она одета в джинсы, футболку с принтом и лёгкую кожаную курточку – сегодня довольно прохладно, несмотря на то, что ещё лето. Вид у Илонки – совершенно потрясённый.

– Абалдеть… – с широко распахнутыми глазами снова восклицает она. – Я тебя даже не узнала сразу… Выглядишь просто отпадно!

– Да ладно тебе, – смущаюсь я.

Хотя приятно конечно, чего уж тут.

Илонка отходит на шаг и оглядывает меня так, будто я экспонат какой-то на выставке. Изумлённо качает головой.

– Просто крышесносно выглядишь… Ты что, наследство получила от какого-то родственника-миллионера?

– Да нет же…

Она подходит почти вплотную ко мне, держа сложенные кулачки у груди. Глаза – так и горят любопытством. Я даже немного отхожу.

– Ну, рассказывай, Наташк! – восклицает она. – Ты что, после окончания психфака топ-менеджером "Газпрома" стала, что ли?! Ты же, как и я – из простой семьи! Откуда это всё?

– Илонк, уймись, – вконец смущаюсь я. – Ну, что ты, в самом деле…

– Да я офигеваю просто, подруга! – хватается за голову она. – Ухоженная, вся в стильном брендовом шмотье, золотые украшения, мобильник крутой, сумочка какая офигенная… – она тянется рукой к моей сумке, явно кочет потрогать, и, замерев, поднимает на меня серые глаза. – Можно?

– Илонк, ну ты чё? – пытаюсь возвать к её рассудку я. – Это ж я.

Она убирает руку, и, продолжая разглядывать меня, принимается качать головой.

– Короче, – воодушевлённо восклицает она. – Рассказывай!

– Что рассказывать-то? – смеюсь я.

– Что в твоей жизни произошло, что ты стала такой шикарной? – и не успеваю я ответить, как она, снова округляя глаза, задаёт новый вопрос: – А ты чё, тоже автобуса ждёшь?

Закатываю глаза и вздыхаю.

– Ты так говоришь, как будто я не могу автобус ждать.

– Слушай, вообще-то люди, которые так выглядят, обычно в каких-нибудь "Мерсах" разъезжают! С личными водителями!

– Да не говори ерунды, – пытаюсь увещевать её я. – Угомонись уже. Я тоже рада тебя видеть, но ты меня в краску вгоняешь.

– Лан-лан, извини, – чуть не подпрыгивает на месте она. – Только рассказывай. Я вся в нетерпении! Прям сгораю от любопытства!

– Да не знаю я, что рассказать-то. На работу вот устроилась. Живу тут поблизости.

– А что за работа-то такая? Вам что – миллионы платят?

– Ну, не миллионы, конечно. Но зарплата хорошая, да.

– Чё-то она прям совсем хорошая… – искоса посмотрев на меня, недоверчиво произносит Илонка. – Если не секрет, тебе сколько платят?

– Ну, ты и вопросы задаёшь…

– Слушай, а устрой меня, а?

– У нас вакансий нет таких, Илонк, – качаю головой я. – Разве что продавцы в салоны нужны. И айтишник ещё требуется. Но тебе ж это не подойдёт.

– Ясно… – печально вздыхает она. – А я тут замоталась носиться – фрилансила понемножку, а потом устроилась психологом в среднюю школу. Но там с сентября только работать буду. Пока перебиваюсь с хлеба на воду, как говорится. А ты там кем работаешь?

– Помощницей руководителя.

– Это как? Секретарём, что ли?

– Ну да, вроде того.

– И так выглядишь?! – офигевает она.

А потом прищуривается и, хитро на меня глянув, тихо произносит:

– У тебя мужик, что ли, появился?

– Ну, не без этого, да… – снова смущаюсь я.

– Это он тебе, что ли, дарит? – переходит Илонка на шёпот, – Да?

– Да, – улыбаюсь я.

– И квартиру подарил? – выпучивает из без того большие глаза она.

– Да нет, ты что… – растерянно отвечаю я. – Снял просто.

– А-бал-деть… – покачивая головой, снова повторяет она. – Фига ты устроилась… А он – кто? Русский хоть?

– Русский, – усмехаюсь я.

– А чем занимается?

– Начальник мой, – тихо говорю я.

– Серьёзно?! – Илонка произносит это едва ли не шёпотом. – Фигасе, ты карьеристка, оказывается! А в институте, главное, такая скромняшка была…

– Да нет, Илонк… вконец смущаюсь я. – У нас любовь.

– Да ты что-о? – восхищённо тянет она. – А-бал-деть… Блин, везука тебе… – в голосе явственно звучит зависть. – А он, что – миллионер, что ли?

– Владелец компании. И её генеральный директор.

– Фигассе, ты рыбку поймала! – она хватается за голову и проводит ладонями по волосам. – Вот это да! Ты, наверное, теперь по салонам красоты ежедневно ходишь, да?

– Зачем каждый день-то? Мне ж не шестьдесят.

– И шоппишься постоянно?

– Ну, бывает иногда, да.

Илонка ошеломлённо качает головой.

– С ума сойти… И квартира крутая?

– Квартира, да, крутая, – с улыбкой говорю я. – Вид из окна просто – сказочный! На парк, на…

– А мужику твоему сколько? – нетерпеливо перебивает она. – Папик?

– Ну, почему "папик"? – обижаюсь я. – Ему чуть больше тридцати.

– А чего ты на автобусе ездишь, раз он такой крутой? – удивляется она. – Чего он тебя не возит? Или машину не подарит?

Что-то она совсем разошлась…

– Илонк, – хмурюсь я. – Ну, угомонись ты уже. Мне до работы две остановки ехать. А для машины у меня прав ещё нет. Он меня с работы часто домой отвозит. А на работу я обычно так – либо на автобусе, либо такси вызываю, когда опаздываю.

– Замуж-то зовёт?

– Пока нет, – смущённо улыбаюсь я. – Он вообще – закоренелый холостяк.

– Но у вас всё серьёзно, да?

– Ну, как видишь, – говорю я. – Обо мне заботится, да.

– А ты? – любопытство её просто распирает. – Влюблена в него?

– Как кошка, – улыбаюсь я. – Час его не вижу – уже скучаю безумно.

– Охренеть… – только и повторяет она. – Охренеть…

Я киваю в сторону подъезжающего автобуса:

– Мой, Илонк.

– И мой! – радостно восклицает она. – Ты на нём ездишь?

– Ну да, на этом, и ещё несколько тоже в ту сторону идут.

– Пойдём тогда, – призывно кивает она на автобус и направляется к нему.

Открываются двери, из центральный дверей выходит пара человек, а мы заходим в переднюю дверь. Я прикладываю к турникету карточку и, прокрутив круглую планку, прохожу в салон. Илонка идёт следом. Она меня уже порядком утомила своими реакциями, но осталось потерпеть всего две остановки. Она, в общем-то, девчонка хорошая и понять её можно, но чувство такта – это явно не её сильная сторона. Вообще, близко мы не дружили. Так, общались иногда. Помогали друг другу на лекциях и семинарах. Она больше дружила с Катюхой Нестеровой.

– Как у Катьки-то дела? – спрашиваю я, больше, чтобы тему перевести.

– Да у Катьки как? – усмехается она. – Как обычно. Связалась с каким-то алконавтом, из клубов теперь не вылезает. Иногда вместе тусим, но чаще она с ним и его компанией. Мы немного повздорили на прошлой неделе.

– А чего случилось?

– Да… – она машет рукой. – Парень её ко мне по пьяни кадриться стал. Прикинь? Причём, я ему глазки вообще не строила. Он даже не в моём вкусе. Волосатый такой, фу. И строит из себя постоянно крутого перца. Знаешь, такой весь на понтах. Было бы с чего! – она презрительно фыркает и сразу же хмурится: – И чё-то стал меня за жопу хватать на танцульках, а она из туалета пришла и увидела. Психанула. Обиделась. Ну, вроде помирились немножко, но она всё равно ещё на меня дуется. Я ей говорю – "На парня своего дуйся! Я-то здесь причём?". А она не верит. Ну… Ты ж её знаешь… Она ж ревнивая, ппц. Да лан, нормально всё будет. Уже по телефону общаемся потихоньку. Слушай, я чё спросить-то тебя хотела – а ты давно с ним?

– Месяц.

– Месяц? – выпучивает глаза Илонка.

– Ну, да. Я сначала в другой фирме работала недолго. Младшим эйчаром. Но там сократили. И я вот нашла себе работу в другой компании.

– Ты в ней всего месяц работаешь? – вконец офигевает она.

– Да, Илон, да, – уже чуть раздражаюсь я. – Месяц.

Безумно радуюсь, что ехать вместе с ней мне осталось всего-ничего.

– Чё ты злишься-то? – обижается она.

– Да я не злюсь… – оправдываюсь я. – Просто ты меня вообще засмущала.

– Слушай, я пять лет училась с девчонкой, которая, ты уж меня прости, ходила в дешманских шмотках, никаких украшений не носила и которая иногда у меня деньги на обед одалживала! Ну, ладно-ладно, друг у друга одалживали. А я теперь я вижу красотку ухоженную, с крутой косметикой, с причёской отпадной, в офигенном просто костюме, в золоте всю, с шикарными сумочкой и телефоном! Как ты думаешь, я немножко удивлена?

– Похоже, что не немножко, – усмехаюсь я.

– Конечно не немножко! Я в ахуе просто, если уж совсем честно! Кому рассказать – с ума сойдут!

Мда. Похоже теперь весь курс об этом узнает…

– И это всё – за один месяц? – продолжает офигевать Илонка.

– Да, Илон, да.

– Он, походу, в тебя просто по уши втюрился… – качает головой она. – Слушай… а вы это… как с сексом-то? Огонь?

Закатываю глаза. О, остановка. Вовремя!

– Всё, Илоночка, я выбегаю, – целую её в щёку я. – А то опоздаю на работу.

– Ладненько, – разочарованно вздохнув, отвечает она и машет пальцами. – Ты звони! У тебя телефон мой остался?

Открываются двери, я выхожу и, повернувшись, уже с улицы отвечаю:

– Остался! Созвонимся!

Она машет мне, я ей. Двери закрываются и автобус уезжает, оставляя меня на остановке. Я облегчённо вздыхаю и направляюсь ко входу в огромный и уже такой привычный бизнес-центр.

Глава 26

На работу едва не просыпаю. Услышав второй будильник, подскакиваю, как ужаленная. Спешно собираюсь и вызываю такси. Приезжаю вовремя.

Телефон то и дело трезвонит – входящих звонков полным полно. Отвечаю на них в основном я.

Маша весь день злая, как собака. ПМС у неё, что ли? Вся нервная, бумаги хватает, швыряет на свой стол, то и дело раздражённо цыкает, скрипнув ножками стула по полу резко встаёт, стремительно выходит из секретарской. Дверью разве что не хлопает.

Стараюсь не обращать на это внимание. Руслан уехал в командировку на два дня, сегодня второй, вот она, похоже, и распоясалась. А может, с матерью поссорилась. Очень похоже на то. Я пару раз видела, как они общались вчера и сегодня, так впечатление, что у них вообще вражда. Алла, заходя к нам, сухо отдаёт нам короткие указания, а Маша, слыша их, закатывает глаза, злится и иногда огрызается.

Атмосфера в офисе, мягко говоря, напряжённая. Точнее, не в офисе, а в секретарской, бухгалтерии, и у эйчаров. Продажники вон веселятся вовсю, соревнуются, у кого продаж больше за этот месяц, подначивают друг дружку. Я приходила к ним пить чай с пряниками, специально, чтобы в секретарской во время кофе-брейка не торчать. Потому что Маша реально портит и настроение и аппетит. При этом она общается со мной по минимуму и на прямой конфликт не идёт.

Надо будет поговорить с Русланом, когда он вернётся из Италии. По телефону не хочется. Зачем его расстраивать? Он всё равно сейчас ничего не изменит: – Маша в разговоре с ним наверняка скажет, что всё нормально, а потом только ещё больше будет раздражаться и злиться. Не под контролем же.

Эти два дня мы переписываемся с Русланом довольно часто. Но не в рабочее время. Он категорически против личных звонков, когда нужно делать работу. И я очень жду вечера, чтобы наконец созвониться с ним, а потом приехать домой и, лёжа в ванной, переписываться. Обмениваться всякими нежностями, и порой пошлостями, а может даже пришлю ему какую-нибудь свою эротическую фотографию, которую в ванной и сделаю. За последную неделю мы занимались сексом всего трижды и я чувствую, как мне этого не хватает. А его такие фотографии очень заводят.

Рабочий день тянется и тянется. Без трёх минут пять Маша начинает собираться. Складывает свою косметику в сумку, рассовывает документы по папкам, выключает ноут и закрывает его. А потом встаёт, идёт к шкафу, надевает куртку и, забрав свою сумочку, накидывает её на плечо.

– А ты куда, Маш? – посмотрев на часы, недоумеваю я.

– А что? – резко поворачивается ко мне она.

– Мы же ещё работаем, – говорю я.

– Кто мы?

– Мы. Ты и я. Рабочий день вообще-то до шести.

– А ты мне чё, начальство, что ли? – переходит она в наступление. – Два месяца тут работаешь, а уже возомнила о себе хер знает чё.

– Причём тут начальство? – спрашиваю я. – И ничего я не возомнила. Но у нас куча работы ещё. И её надо сделать.

– Вот и делай, чё ты.

– А ты?

– А я – домой, – говорит она так, будто так и надо.

Не нахожусь, что ответить. Пожимаю плечами и уткнувшись в экран ноутбука, продолжаю работу: нужно перепечатать два договора, внеся в них нужные исправления.

– Что, Руслану стуканёшь? – слышу я Машин голос.

Смотрю на неё. Взгляд её так и пылает злобой. И губы презрительно-неприязненно кривятся. Видимо, это подобие саркастичной усмешки.

– Чё ты молчишь-то? – уже откровенно наезжает она. – Иди стучи, чё ты. Позвони, расскажи. – её лицо искажается гримасой, а интонации сменяются на откровенно-издевательские: – "Русланчик, сю-сю-сю, тут Маша, прикинь, сю-сю-сю"…

– Маш, ты чё, белены объелась, что ли? – откинувшись в кресле, спрашиваю я.

– Херены я объелась. Всё, кароч. Я свалила. Можешь жаловаться.

Теперь дверью она хлопает. Я остаюсь, мягко говоря, сильно озадаченной. И настроение теперь – вообще испорчено. Но я рада, что она свалила. Дышать легче стало.

Делаю себе кофе, заканчиваю работу. Приходится немного подзадержаться. Уходя, закрываю секретарскую на ключ и идё к лифтам. А спустя ещё пару минут – выхожу на улицу.

Шумят проезжающие машины, дует осенний ветер. Уже листва вовсю опадает – но начало сентября вполне ещё тёплое. По крайней мере на солнце и в безветренную погоду. Сейчас солнце спряталось за тучу, но дождика нет. Вызываю такси – сюда они быстро подъезжают, и еду домой. По пути звоню Руслану – но он к телефону не подходит. Видимо занят. Не перезваниваю – он этого не любит. Говорит, что если не ответил – значит не может. Переговоры важные, видеоконференция, лёг вздремнуть, в туалете в конце-концов. Сможет перезвонить – перезвонит.

Вот я и не достаю его повторными звонками. Просто еду домой.

А дома после того, как раздеваюсь и мою руки, первым делом включаю музыку и танцую. Танцевать я люблю. А здесь такой классный объёмный звук из колонок, что желание танцевать появляется само собой. А потом я пью кофе в ванной, листаю ленту в Фейсбуке, смотрю наши с Русланом фоточки и очень по ему скучаю.

Глава 27

Всю ночь мне снится Руслан. Под утро сон совершенно чудесный – мы танцуем с Русланом под ясным нежно-голубым небом на сочном зелёном лугу, полном душистых цветов. Приятная музыка льётся будто бы со всех сторон, а мы тихо кружимся в обнимку, ступая босыми ногами по примятой и прохладной невысокой траве, и Руслан нежно-нежно целует мои шею, волосы, щёки, глаза и губы.

Я просыпаюсь в каком-то потрясающе уютном умиротворении и поначалу совсем не хочу выбираться из-под тёплого одеяла. Нежусь на постели, уткнувшись затылком в подушку, сладко тянусь, беру в руки мобильный и читаю входящее сообщение от Руслана:

«Доброе утро, Натуля моя) *сердечко* Очень соскучился. Иза-за фоток, что ты мне прислала вчера – полночи не спал, всё мечтал о тебе. Приеду в Москву к полудню, в час уже буду в офисе. С нетерпением жду встречи с тобой. Нежно целую».

Я перечитываю и перечитываю эту смску и слёзы тихонько скатываются по вискам. Может спросонья… А может от счастья. Мне так хорошо… Решаю, что оденусь сегодня немножечко сексуальнее обычного – хочу нравиться Руслану. Хочу, чтобы он весь день смотрел на меня и думал о том, как будет здорово, когда вечером мы окажемся вдвоём в этой самой постели, займёмся любовью и встретим в обнимку ночь.

Смотрю на время: надо уже вставать. Вылезаю из-под тёплого и мягкого одеялка, иду в туалет, умываться, а потом пить кофе. Принимаю душ, крашусь, выбираю одежду. Ещё в пижамке сижу на подоконнике, подогнув колени, и глядя в окно, думаю о том, что мы с Русланом скоро увидимся, и я найду предлог, чтобы зайти к нему в кабинет, обвить руками его шею и слиться с ним в страстном и нежном поцелуе. До выхода на работу ещё примерно полчаса, и потому я не тороплюсь.

И тут, в какой-то момент, я вдруг понимаю – будто осеняет – что у меня давно не было месячных… Меня тут же охватывает ужасное волнение. Торопливо лезу в телефон, ищу программу, в которой у меня отмечены эти дни и, ещё больше взволновавшись, понимаю, что у меня задержка… Дней пять уже как…

Сердце бьётся чаще обычного – я перепроверяю и перепроверяю, правда ли задержка или я что-то не поняла или неправильно посчитала… Но всё верно. Задержка – пять дней. Я бегу к шкафу, запрыгиваю в джинсы, быстро надеваю джемпер и, спустившись на лифте, несусь в аптеку, которая расположена на первом этаже дома. К моему облегчению – очереди нет. Быстро покупаю экспресс-тест и бегу домой – проверить.

Сердце уже просто колотится в груди. Я так волнуюсь, что с трудом дышу. Разуваюсь, мою руки, запираюсь в туалете и делаю тест.

Две полоски.

Замерев, я завороженно смотрю на результат и никак не могу поверить… Я что же – беременна?

Я беременна?

Мамочки… Я что же – стану мамой?

При мысли об этом я вся наполняюсь каким-то нежным и будто чуть щекотным теплом, и одновременно испытываю новый прилив волнения, да такого, что у меня ноги становятся ватными, а пальцы начинают мелко дрожать.

Я забеременела…

С ума сойти… Я стану мамой… У меня будет малыш…

А Руслан станет папой…

Как он отнесётся к этому известию?

Сердце прыгает в груди, как бешеное. Я забираюсь пальцами в волосы, стараюсь привести в порядок дыхание. Первое желание конечно – поделиться новостью с Русланом! Легко верится в то, что он обрадуется, подхватит меня на руки, будет целовать меня в губы, в живот, будет обнимать и кружить…

А потом возникает страх. Что он не обрадуется. А совсем даже наоборот…

А ещё я думаю, что эту новость не надо сообщать ему по телефону… Он приедет, мы уединимся, и я ему скажу…

Нужно выходить на работу, а я пока что смогла выйти только из туалета. Укрывшись пледом, лежу в пижаме на собранной уже кровати и прислушиваюсь к себе. Пытаюсь осознать сам факт того, что я… что я беременна. Уже неделю, как минимум… Обалдеть… Во мне уже живёт маленький человечек… Который только-только начал формироваться… Но уже живой… И скоро под моим сердцем будет биться другое, масенькое такое… Тук-тук-тук… А потом он чуть подрастёт и будет толкаться ножками… С крохотными пальчиками и пяточками… Или она… С ума сойти… Я стану мамой… Обалдеть можно… Неужели, это правда?

Такое тихое, волнительное и приятное предвкушение счастья… Очень нежное, трогательное и трепетное чувство… Только страх, что Руслан отреагирует холодно или жёстко, мешает им сейчас насладиться…

Заставляю себя встать, одеться, вызвать такси и выйти. В ушах будто шум – собственные мысли и ощущения громче всех звуков вокруг. Думаю о том, что мне будет очень трудно дотерпеть до часа дня, чтобы сказать Руслану о моей беременности, видя его тёплый, нежный взгляд. И о том, что хочу, чтобы именно он узнал от меня эту приятную новость первым.

И немного боюсь его реакции. Где в глубине души я верю, верю, что он обрадуется. Но всё равно мне страшновато. Мы не планировали. Я забеременела случайно… А вдруг, вдруг он не обрадуется?

Конечно, обрадуется! Не надо себя напрягать и пугать. Для здоровья ребёнка важно, чтобы мама сильно не волновалась.

Но я всё равно волнуюсь. Тем более, что мне придётся провести первую половину дня в компании Маши, которая вчера так некрасиво ушла с работы.

По дороге нежно глажу через платье свой живот. И думаю о том, на кого же малыш или малышка будет больше похож или похожа – на меня или на папу Руслана? "Папа Руслан"…. Как мило это звучит… Я улыбаюсь. Папа Руслан…

Поднимаясь в лифте бизнес-центра, настраиваюсь на то, что не стану вестись на провокации Маши, если таковые последуют. Буду спокойно и выдержанной. Если уж совсем припрёт – просто уйду погулять. Руслан поймёт, я уверена. Обязательно поймёт.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю