332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Пальмира Керлис » Университет Междумирья 3. Не пойман – не принц » Текст книги (страница 4)
Университет Междумирья 3. Не пойман – не принц
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 18:00

Текст книги "Университет Междумирья 3. Не пойман – не принц"


Автор книги: Пальмира Керлис






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 6 страниц)

Глава 5

Плотные шторы колыхались, в просвете виднелся заставленный креслами зал с восседающими на них людьми. Как на подбор – надменно-представительными, в строгих костюмах. Я пригладила юбку повседневного клетчатого платья, с трудом преодолевая желание сбегать переодеться. Не во что, некуда и некогда… Ох, святые ханики! Заметно потряхивало, желудок сжимался в тугой комок. Все случится совсем скоро… Через минуту буквально!.. Я ко многому морально готовилась, но не выходить на сцену перед делегацией. Думала, нам устроят уютное знакомство в узком кругу, а не полноценную пресс-конференцию!

– Волнуешься? – спросил ожидающий со мной за кулисами Эд Рион, предсказатель из Совета.

Я бы ответила, что да, если бы не прилипший к нёбу язык. Кажется, приветствовать высокопоставленных лиц буду непочтительным мычанием. Или не буду – выйду и молча свалюсь в обморок.

– Справишься, – сказал Рион без намека на счастливое пророчество, – главное – помни, кто ты.

Я – Аленка, и я со школы боялась скоплений народа и пристального внимания. Но ведь все изменилось. Натренировалась за эти месяцы… И с Кеннетом, и с Советом, и сама. Я уже не та слабая испуганная девочка, что прежде. Только почему тогда так дурно, что аж в висках стучит?..

– Пора, – огорошил Рион, прислушиваясь к происходящему на сцене, и распахнул передо мной штору.

В лицо ударил свет, попала под прицел магического софита и нескольких десятков глаз из зала. Внимательных, оценивающих, любопытных. Под такими взглядами не отступишь. Теперь только вперед… Рион ласково подтолкнул в спину, я зашагала к столу на сцене, где как раз имелось свободное место – между Эмилией и Лэнсоном.

– Собственно, она, – торжественно представил он, – Алена Лялина, создательница миров.

М-да, не с моей фамилией титулы коллекционировать… Не чувствуя ног, я села – даже не мимо стула. Рион прошел в зал и устроился там, единственный из Совета. Икси Ханс, Ровена Лерр и новая менталистка, заменившая Грэгора Грэвса, тоже были со мной за столом. Члены делегации не сводили с меня глаз, в которых застыло ожидание. Ожидание чего? Ах, ну да…

– Здравствуйте, – пискнула я.

Грузный дядька в мундире поморщился, одетая как телеведущая женщина растроганно улыбнулась. Нет-нет-нет, я не должна выглядеть зашуганной девицей! Ни в коем случае. Мне полагается быть могущественной и уверенной в собственных силах. Ведь моими руками перезапускать источник. А они судорожно сжимают край юбки, будто она сбежать пытается. Я расцепила пальцы, пристроила ладони на столе. Или это поза скромной отличницы? Боже, как сложно!

– Если у вас имеются к Алене вопросы, – пробасил Ханс, – то самое время их задать.

Присутствующие в зале оживились, в их руках замерцали пластины усиливающих звук артефактов. И ни на ком не подписано, кто они и откуда, гардские радикалы лианами не обвиты. Засада…

– Рада наконец улицезреть вас воочию, – первой взяла слово «телеведущая». Поднялась и вместе с именем вывалила пачку громких должностей. О, реально журналистка. – Скажите, к чему столько приготовлений? Вы уже перенастраивали источник, и без лишних церемоний.

– Я…

В горле запершило, я запнулась, поправляя зачем-то снова и снова заколку в волосах. А можно сразу отвечать, без реверансов и прелюдий? Насчет этого меня не инструктировали. Да и сложно соблюдать этикет, когда здесь люди из всех магических миров. Ограничусь обычной вежливостью…

– Прошлый раз – исключительный, – продолжила я, – и не дай бог той ситуации повториться. Я действовала интуитивно, в экстремальных условиях. Выбора не было, как и времени на размышления. Сейчас мы можем подойти к делу более ответственно. А раз можем, то обязаны.

Журналистка поблагодарила за ответ и вернулась на место, я с облегчением выдохнула. Хорошо, что я сижу. Хорошо, что у меня длинная и пышная юбка. Не так заметно, что коленки дрожат…

– Экстремальной ситуации действительно больше нет, – подхватил тип со смоляными усами. Встал и назвался главой какого-то дипломатического ведомства. – Магия вернулась, источник работает без перебоев. Зачем его трогать? Почему нельзя оставить как есть?

К этому вопросу я готовилась!

– Энергетический фон Междумирья нестабилен. Зеран Шелан не зря привязал его именно к Ладосу. Он выбирал оптимальный вариант, беспристрастно и не руководствуясь личными предпочтениями, он же был из Винара…

Усач насмешливо покривил губы – мол, спасибо, девочка, за экскурс в историю. Я не позволила себе сбиться и закончила мысль:

– У Гарда слишком специфическая энергия. Междумирью нужна нейтральная.

– Разве энергия Ладоса нейтральна? – подключился кто-то еще, решивший остаться инкогнито. – Там исконно рождается больше всего магов.

Я стушевалась, покосилась на Лэнсона.

– Подробный анализ энергетических фонов дан в направленном вам отчете, – среагировал он и добавил с нескрываемой иронией: – А рождать магов в Междумирье не планируем. Хотя всякое, конечно, бывает!

Многие улыбнулись, но неодобрительных взглядов прилетело с десяток. Кажется, пользоваться подсказкой «звонок другу» часто не стоит.

Допрос набирал обороты. Вопросы сыпались как из ведра, я отвечала. Сбивчиво и официально, то бегая глазами по залу, то пялясь на стол. Черт… Кажется, я сильно себя переоценила. Сердце колотилось где-то в горле, голос подводил, переходя чуть ли не на шепот. Лэнсон еще пару раз приходил на помощь, но я старалась по возможности говорить сама. Глубоко вдыхала между вопросами и повторяла мантрой: «Я – создательница миров! Повелительница магического источника. Спасительница Междумирья». Меня легко не поставишь в тупик и не собьешь…

– Позвольте и мне спросить. – Вставший лысый солидный мужчина представился президентом межмирового благотворительного фонда. – Благодаря изучению источника мы выяснили о нем столько, что Союзу прорицателей и не снилось. Сумели бы перенастроить его без отключения магии, обладай они той же информацией, что мы сейчас?

– Вероятно, – не растерялась я, – но они ею не обладали, поскольку полезли в руну тайком, не утруждаясь исследованиями, и едва все не сломали.

– Магия бы включилась обратно, просто через неделю и минуя Ладос, – возразил он. – Значит, с создательницей перезапустить источник легче, однако дальнейшие исследования позволят обойтись без вас.

– Даже если не лично я буду руну перерисовывать, – оскорбилась я, – перенастройка источника возможна лишь при моем присутствии в Междумирье.

Лэнсон метнул в меня злой, очень злой, злющий взгляд, Эмилия поджала губы. Что?.. Что я такого сказала?

– Правильно ли я вас понял… – Благотворитель блеснул лысиной в свете софита. Так же ярко блеснула и зеленая эмблема Залесья на его пиджаке. – Без вас источник перенастроить в принципе невозможно?

Выходит, я сказала вот это?! Кому-то из Гарда, кто спит и видит, как бы оставить Междумирье в их власти?

– Алена никуда не собирается деваться, – процедил Лэнсон, – следующий вопрос, пожалуйста.

Остаток встречи прошел как в тумане. Не знала, заткнуться ли от греха подальше, чтобы не стало хуже, или можно болтать хоть о чем, потому что хуже уже некуда. В итоге я бесконечно трогала несчастную заколку и мямлила что-то крайне неопределенное, косясь на Лэнсона, глаза которого пылали. Господи… Если не гардские радикалы, так он меня прибьет.

На прощание с делегацией ушло столько же времени, сколько и на приветствие. Условная, бесконечно неловкая минута. Едва я очутилась за кулисами, Лэнсон взял меня под белы рученьки и повел в другую сторону от выхода. В комнату для экзекуций, наверное… Ею стала просторная подсобка. На полках громоздились усилители звука и осветительные артефакты, в углу громоздились запасные стулья. Один из них стоял отдельно, соблазняя мягкой обивкой. Я не соблазнилась, хотя голова кружилась, а ноги подгибались. Отступила от Лэнсона на шаг, выпрямила спину. В его глазах плясало адское пламя, летели искры. Все очень плохо?..

– Хрендец! – рявкнул он так, что артефакты на полках задребезжали. – Алена, какого демона?! Перегородку между мозгом и языком смыло? Зачем ляпнула, что без тебя источник не перезапустить?!

– Я пыталась держать удар…

– Ты под него подставилась! Они тебя и не провоцировали толком, чтобы кто-то из нас успел среагировать. Сама выложила!..

– Меня не предупреждали, – пробормотала я, – что об этом говорить нельзя.

– Список нужно было выдать? – совсем рассвирепел Лэнсон. – На все случаи жизни?.. Что говорить, как, кому? Готовыми фразами для особо бестолковых, в трех томах?!

Нижняя губа задрожала, в глазах защипало. Да, пусть я накосячила. Но я не прожженный интриган! Мне восемнадцать лет. Всего пять месяцев назад узнала о существовании магии и других миров! А он требует, чтобы я была наравне с тренированными политиканами и высшими магами?! Обида душила, слов на языке вертелось много. Я глубоко вдохнула, медленно выдохнула. Отбросив эмоции, произнесла как можно ровнее:

– Да, я ошиблась. Что мне теперь делать?

Лэнсон сердито хлопнул ладонью по полке, несчастные артефакты с грохотом подпрыгнули. Это лучшее, что я могу. Не спорить, не оправдываться. Принять последствия.

– Что делать… – передразнил он, но уже без былой ярости. – Постараться дожить до перезапуска источника! Ты гардским деятелям фактически прямым текстом сказала: не будет тебя – не будет обратной перенастройки на Ладос. А они ее очень не хотят.

– Мне не впервой, – храбро напомнила я, – с первого дня покушаются, кому не лень. Прорицатели, однокурсница, Кравесы…

– Не сравнивай! Энергия Междумирья сейчас целиком под их магию заточена. Давно за тобой кровожадные веники не бегали? Так это меньшее из того, что тебе способны устроить!

Значит, я мишень для могущественных фанатиков из Гарда. Отныне у меня с Дисом больше общего… Вырвался истеричный смешок, потом еще один. Насилу закусила губу, заставляя себя успокоиться. Пальцы потянулись поправить заколку, но не нащупали ее. Ну вот, допоправлялась… Посеяла где-то.

– Делегация планирует здесь совещаться две недели, – хмуро сказал Лэнсон, – до начала следующего семестра. Как только выдадут свое величайшее дозволение, мы сразу назначим день перезапуска источника – на ближайшую дату. А до сей поры ты должна быть в безопасности. Легион для этого подходит лучше всего.

Что?.. Каникулы, считай, в тюрьме?!

– Нет! Не надо…

– Иных вариантов не вижу, – припечатал он. – Тебя необходимо спрятать.

– На Землю! – выкрикнула я отчаянно. – Отправьте меня на Землю. Домой. На каникулы.

Лэнсон поперхнулся – то ли от неожиданности, то ли от моей невиданной наглости.

– В немагическом мире нереально кого-либо обнаружить, – поспешила я аргументировать. – Даже потенциальных магов сканеры выявляют криво, а обычные поисковые заклинания вообще не запускаются. Координат моей семьи ни у кого нет, вы об этом давно позаботились. Спрячусь так спрячусь! Идеальный вариант, только послушайте. Иномирянам сложно ориентироваться у нас, Земля закрыта для посещений, и о ней лишь понаслышке знают. Облом шпионам и убийцам! Не то что гардская – никакая магия толком не работает. Прошу… Я по родителям соскучилась!

– Ты понимаешь, что ни хрена не понимаешь? Нет, изложение-то красивое. Но поверхностное. Не учла ряд факторов! Снарядить тебя порталом с Земли – несколько дней кропотливой работы опытного мага. Ментальные заклинания на твоих родителях придется корректировать на месте и поддерживать, чтобы их не осенило внезапно, что дочь невесть где была. Я уж молчу, что одну без защиты не пущу.

– А с Кеннетом? – пошла я до конца. – Не возникнет проблем ни с моей защитой, ни с порталами, ни с ментальной поддержкой. У него новые модели накопителей есть! Отправьте нас туда вдвоем на эти две недели. Пожалуйста…

Лэнсон скептически сдвинул брови, я застыла, скрестив за спиной пальцы. Ну же… Ну!

– Ладно, бездна с вами, – махнул он рукой, и я чуть не скончалась от счастья. – Разрешения на портал выдам. Делегация с нами обедает и до вечера заседает полным составом. А вот после… Чтобы к тому моменту, когда они закончат сегодняшнюю программу и разбредутся, вас в Междумирье уже не было.

– Не будет! – клятвенно заверила я и пулей вылетела из комнаты, пока не передумал.

Запал предвкушения гнал вперед, сердце неистово колотилось о ребра. Неужели я добилась своего? Получила «путевку» на двоих на Землю?! Куда не пускают почти никого. Ничего себе наказание за роковую ошибку. И мечтать о таком не смела!.. Провести с Кеннетом кучу времени, показать ему мой мир, навестить наконец родителей. А еще мы сможем поискать ее – Августу…

Выйдя на дорогу к коттеджному району Междумирья, я сообразила, что у меня, вообще-то, есть бумажка с прямым порталом к Кеннету домой. Пусть останется про запас… Мне сейчас, наоборот, полезно проветриться. Я позаимствовала со стоянки магокат – почти самокат, только магический – и помчалась навстречу раскинувшимся на холме домикам.

Осознание приходило медленно, в голове по кусочкам складывался план: взять из общежития самое необходимое, попросить Диса присмотреть за Ярушкой, придумать, что сказать родителям. Совершенно не представляла, как объясню, откуда взялся Кеннет и кто такой. И захочет ли он с ними знакомиться? Понравится ли ему Земля? А новость о предстоящем путешествии? Скоро узнаю…

Въехав в нарядные ворота с гербом в виде розы, я припустила вдоль живых изгородей. Мелькали кованые фонари, изящные калитки, дворики с пышными ухоженными садами. Дом Кеннета единственный не претендовал на звание «Цветник года». Заросшие симпатичными сорняками голые клумбы, беспорядочный вьюнок на стенах. Было в этом что-то дикое и по-своему красивое. Я прислонила магокат к забору, трижды поправила, когда он попытался завалиться набок. Специально меня задерживает, что ли?.. Тихо… Оставить панику! Счет на секунды не идет, Лэнсон дал время до вечера.

Защитный барьер пропустил во двор, входная дверь поддалась от легкого давления на ручку. На первом этаже было пусто и свежо – в приоткрытом окне плясали снежинки из охлаждающего артефакта, в уголке кухни стояла кружка недопитого, явно вчерашнего чая. Сбросив туфли, я вбежала вверх по лестнице, переступила порог спальни. Кеннет спал. Мило и безмятежно, раскинувшись поперек кровати, в коконе одеяла. Проспал и завтрак, и начало обеда! Неудивительно. У него сегодня выходной, впервые за долгое время. Он шутил вчера, что забыл, каково это, и очень постарается вспомнить. Ну, неплохой вариант выбрал!

Я на цыпочках приблизилась и, подцепив край одеяла, юркнула к Кеннету. Шеи коснулось горячее дыхание, на плечи легли ладони, подгребая к себе.

– Безобразие, – шепнул он. – В постель, и в платье…

Мысли спутались, внутри сладко заныло. Произнесла виноватое: «Ой», остальное сказало мое сбившееся дыхание. Проложенная дорожка поцелуев грела кожу от подбородка до ключиц, платье показалось абсолютно лишним. М-м-м… Надо сказать сейчас, немедленно… Или забуду, как меня зовут, не то что другие слова! Я вывернулась из таких теплых рук и выпалила:

– Собирайся… Мы отправляемся на Землю!

– Что?.. – переспросил он хрипло и, судя по округленным глазам, окончательно и бесповоротно проснулся.

– Радикально настроенные типы из Гарда хотят от меня избавиться. Лэнсон предлагал мне… хм… убежище в Легионе, но я уговорила его отпустить меня на каникулы на Землю. Вместе с тобой!

– Так… – Кеннет приподнялся на локтях, моргнул – раз, другой, третий. – Завари-ка чай, я через несколько минут спущусь.

Встал и ушел в ванную комнату, оставив меня и в платье, и в одеяле. Бли-и-ин… Вроде и переключила его на неотложное дело, а все равно обидно. Не самый удачный момент выбрала. Видимо, включать мозги – задача для меня невыполнимая. Их просто нет!

Чай я заварила – на кухне, по всем правилам заваривания, со старательностью круглой отличницы. Когда Кеннет спустился – одетый, с чуть влажными волосами, – я как раз разливала ароматный напиток по чашкам.

– Всегда знал, – он плюхнулся рядом со мной на стул, – что выходные не к добру. Рассказывай по порядку, кому там из делегации жить надоело?

Я рассказала – все, что помнила. О представлении делегации, их каверзных и не очень вопросах, своем фееричном ответе президенту межмирового благотворительного фонда, разборе полетов от Лэнсона.

– Он прав, – мрачно заключил Кеннет.

– Да, – я уставилась в кружку, – я бестолковая и ляпнула непростительную глупость…

– Прав в том, что тебе нужно спрятаться на то время, пока делегация в Междумирье. А насколько толковый Лэнсон – я бы поспорил. У любой тайны есть срок годности. В Совете заврались вконец, причем давно, и думают, что все должны поступать так же. Если бы я играл в их игры, то народ до сих пор не знал бы ни о липовом пророчестве, ни об источнике магии.

Услышанное приободрило, стало полегче. Я отпила из кружки, посмаковала на языке терпкую горечь.

– Переждать и вернуться – хороший план. – Кеннет залпом выпил чай. – Соберусь, сходим за твоими вещами в общежитие – и на вокзал.

– Отлично. – Я откинулась на спинку стула, грея ладони о кружку. – У тебя фотография мамы есть? Возьми с собой.

– Зачем? – Он застыл, хотя секунду назад намеревался подняться.

– Попробуем найти ее на Земле.

Кеннет не отмер, вопрос повторился, уже жестче:

– Зачем?

– Ну… – Выпитое подскочило к горлу, кружка отчего-то обожгла. – Лукаш рассказал мне вчера… О ваших экспериментах с энергетической структурой.

В глубине черных глаз что-то полыхнуло, холодное и незнакомое, донеслось предельно ровным, таким же холодным голосом:

– А если не лезть, куда тебя не просят? Что будет? Или не знаешь, потому что ни разу не пробовала?

Пригвоздило к стулу каждым словом. Я выпустила кружку из рук, та с глухим стуком приземлилась на стол, расплескав чай по скатерти.

– Извини… – выдавила я.

– Внимание, вопрос. Что в человеке несет максимальный энергетический заряд? Для вливания в чужую ментальную структуру. Давай-давай. И первокурсницы должны быть в курсе.

Я облизала пересохшие губы, судорожно взывая к памяти. Перебрала варианты и ответила тихо:

– Кровь?..

– Браво, – едко похвалил он, но это было гораздо лучше прежних интонаций. – Как думаешь, нормальная получится семейная встреча? Заявиться спустя года и: «Привет, мам, мы тут мимо проходили. Кстати, крови не найдется, сколько не жалко?» Блеск!

– Необязательно же так формулировать…

– Необязательно вообще ее трогать. Имеется множество неопробованных теорий и полгода в запасе.

Самонадеянно считать, что у тебя есть в запасе время. Сегодня есть, а завтра нет… Я обняла себя за плечи, Кеннет со вздохом облокотился на стол и подпер рукой голову, угрюмо глядя в мою сторону.

– Я поняла, – голос предательски дрогнул, – на Землю ты не хочешь.

– Почему не хочу? – будто удивился он. – Хочу, конечно. С тобой вдвоем, на целых две недели. Без бесконечных исследований, лекций, дурацкой практики и интриг. Посмотреть, где ты выросла, как и чем жила. Я о тебе не так уж много знаю, и не терпится это исправить.

Я растерянно промолчала, совершенно не понимая, что думать и как реагировать. Кеннет провел ладонью над пролитым чаем, с мягким шипением его испаряя, и сказал как ни в чем не бывало:

– Нам не о чем спорить. Августу не найти. Владыка годами пытался – обломался. Ни единого шанса. Вряд ли она дожидается нас по тем же координатам, по которым ее доставил мой отец почти двадцать лет назад. А поисковые заклинания бессильны даже с накопителями.

– Можно и без магии справиться, – сказала я упрямо. Наткнулась на недоверчивый, отчасти насмешливый взгляд. – Спорим?

– В каком смысле?

– Если найду – то мы к ней сходим. Не найду – тогда забуду о твоей маме навсегда. Соглашайся. Иначе не отстану. Я ведь не знаю, каково это – не лезть, куда не просят!

– Я сейчас такое сказал? – спросил Кеннет задумчиво. – Вспылил.

– Я тебе сейчас тоже скажу такое… такое… – Я решительно задрала подбородок. – Мои проблемы – это наши проблемы, а твои – они только твои? Нечестно. Не согласна.

Он примирительно поднял руки вверх. Так-то! Я победила. Теперь дело за малым. Всего-то суметь разыскать иностранку, о судьбе которой давно никому ничего не известно…

Глава 6

Громада торгового центра призывно сияла вывесками, обыкновенные русские буквы складывались в знакомые до боли слова. Совершенно не верилось, что я дома. Не совсем дома, конечно, но в своем мире, в родном городе! Почти забыла, какие они – январские морозы… Вдоль асфальта высились сугробы, холод заставлял прятать нос в шерстяной шарф. Несмотря на неистовое желание им пошмыгать, заходить в теплый холл не хотелось. Хотелось кружиться под снежинками, подставляя ладони, а лучше бухнуться в сугроб, широко расправив руки. Кто тут птичка? Я! Воображаемая, потому что в центре города следует вести себя прилично.

Хорошо, что в Междумирье удалось прикупить теплую куртку неброского фасона, вязаную шапочку и меховые сапожки – не выделялась из толпы. Прибывая в другой мир летом в легком сарафане, совсем не думаешь о том, как будешь возвращаться полгода спустя. С собой я взяла лишь телефон в комплекте с обыкновенной зарядкой, паспорт, ключи от квартиры и банковскую карточку. Вот уж не думала, что они снова мне понадобятся.

Проезжающие мимо машины и автобусы слепили фарами, люди втыкали в телефоны, из чьей-то колонки лилась музыка. Не слышала такой песни раньше… Новый хит? Все казалось странным и пугающе экзотичным, будто я очутилась в каком-то фильме, по ту сторону экрана. Надо же, не думала, что так быстро отвыкну от обстановки, которая окружала меня столько лет. Отныне я полноценная иномирянка?..

Не удержавшись, я раскрыла рот, поймав языком парочку снежинок. Все-таки соскучилась по зиме. Суровой русской зиме! Ледяной воздух обжег беззащитные щеки, из стеклянных дверей вышел Кеннет. О, уже управился! Выглядел забавно в теплом длинном пальто, пусть и привычного черного цвета. Без шапки, правда. Воображение хулигански нарисовало на его голове шапку-ушанку, я хихикнула.

– Ты чего на улицу вышла?

– Недостаток снега в организме!

– Готово, – он протянул мне мою банковскую карточку, – проверяй.

– Мне должна была прийти смс-ка, – важно сказала я и полезла за телефоном. Озябшие пальцы попали по дисплею не с первого раза, а когда попали, то глаза полезли на лоб – под шапку. – Э-э-э…

– Продешевил?

– Шутишь?! Вообще-то в планах было достать немного денег, а не столько, чтобы собственную квартиру покупать! Впрочем, вру, на нее не хватит…

– Можно было и больше затребовать, – сказал Кеннет на полном серьезе, – но, как мне объяснили, у вас деньги, поступающие непонятно от кого и непонятно с какой радости, могут вызвать вопросы у какой-то там налоговой.

– О да. Это то еще зло. Прямиком из бездны.

Он понимающе улыбнулся. Не перестает меня удивлять… Оказалось, что у него имеется специальное руководство для Земли с кучей полезной информации, портальными точками координат и контактами сбежавших сюда магов, которые всегда готовы выкупить один-другой артефакт за круглую сумму. Сдается мне, что это не самое легальное руководство! И не самые обычные артефакты. Зинбер наверняка сказал бы по этому поводу что-нибудь очень легионерское.

Я спрятала карточку в карман, заодно погрела пальцы. Недолго. Они быстро потянулись к Кеннету поправить воротник его пальто, загнувшийся из-за незастегнутой верхней пуговицы.

– Не мерзнешь? – заботливо поинтересовалась я.

– Нет, согревающее заклинание активировал.

– Эй, так нечестно! Не прочувствуешь весь местный колорит.

– В моем мире, между прочим, похолоднее будет. Минус пятьдесят градусов – средняя температура.

– Так это на поверхности, – не повелась я, – а под землей, в городах круглогодичное лето.

Он развел руками и едва заметно щелкнул пальцами. Тотчас окутало теплом, щеки запылали.

– Не стоило, я привычная к холодам, – показала язык.

– Обратно засунь, а то отмерзнет.

Ага! Оценил все-таки наш прекрасный сибирский январь. То ли еще в феврале будет…

– Сейчас вызову такси, – я опять взялась за телефон, – и поедем.

Мои родители нас ждут. Позвонила маме сразу, как только переместились в заброшенный кинотеатр, являющийся нашей городской портальной точкой. Она дико обрадовалась, что я приезжаю на каникулы «из Москвы», да еще и не одна, а со своим молодым человеком. Сказала, что ей не терпится с ним познакомиться, хотя и поругала, что я не упоминала о переменах в личной жизни во время наших регулярных телефонных разговоров. Несправедливо это, я ведь за них не в ответе! В действительности никаких звонков не было. Чертова ментальная корректировка! Внушает родителям что мы общаемся, причем общаемся будто бы ни о чем… Но теперь все наконец по-настоящему. Надеюсь, Кеннет им понравится. Как и они ему.

– Нет, не едем, – огорошил вдруг он. – Без дани нельзя!

– Ты про подарки?

– Да. Внизу видел огромный… магазин.

– Супермаркет на цокольном этаже, – подсказала я, – крупный сетевой. Там есть вообще всё.

– Вот и вперед. – Кеннет взял меня под руку, разворачивая обратно к стеклянным дверям. – К тому же там столько странных штук, любопытно поближе рассмотреть…

Я послушно зашагала за ним, растягивая губы в невольной улыбке. Кто бы мог подумать, темному магу хочется не в готический магазин или лавочку зловещего фэн-шуя, а в заурядный супермаркет! Интересно, какие штуки он счел странными? Неужели чай в пакетиках? Или формочки для печенья? А может, шерстяные носки?..

Супермаркет раскинулся на весь немаленький подземный этаж. Люди с корзинками и тележками, очереди к кассам, рамки-пищалки. Шум и суета, в которых остро чувствовалась неуемная энергия мегаполиса. После тихого Междумирья, где многих узнаешь в лицо, родной мир казался бескрайним океаном, куда меня выкинули из лодки на полном ходу, хорошенько приложив при этом веслом по голове. Иначе почему она кружится?.. Я расстегнула куртку, вдохнула поглубже, вновь привыкая к позабытым ощущениям и бурлящему потоку народа. Что замечательно – никому нет до нас дела. Здесь мы никакие не знаменитости, можно спокойно гулять между пестрых рядов. Главное – не привлекать внимание магией!

На входе Кеннет внимательно изучил рекламный стенд и портреты лучших работников месяца, словно на самом деле их разыскивала милиция. Потом взял тележку, причем такого размера, что туда и я легко помещусь.

– Половину магазина скупим? – спросила я подозрительно. – Имей в виду, до дома тащить по старинке. Пространственным карманом пользоваться нельзя, у нас их не существует.

Он хитро улыбнулся и указал на плакат с надписью: «Доставка: удобно, быстро, недорого». Вот же… Сориентировался. Возразить было нечего, и я смирно пошла за ним. Для вида. Тянуло ехидно потирать ладони, а хулиганские идеи генерировались пачками. Кеннет, ну, держись. В Ладосе и Эсмире подкалывал меня на каждом шагу. Появился шанс отомстить, хе-хе… Немножко, чуть-чуть. Исключительно во имя Вселенской справедливости!

В отделе с овощами и фруктами он странно шарахнулся от огурцов, как те испуганные коты с роликов на ютубе. Задумчиво понюхал арбуз и уставился на лимоны.

– Это что? – поинтересовался заинтригованно, и до меня дошло, что в магических мирах я лимонов не видела. Вообще, никак, нигде.

– Очень вкусная штука, – я сцапала несколько лимонов в пакет, – и отдельно, и в прикуску с любым блюдом пойдет отлично. А свежевыжатый сок вообще отвал всего!

Кеннет доверил мне тележку и отошел от огурцов подальше. Ну да, там ведь эти страшные пупырышки.

– Они не кусаются, честное слово, – успокоила я, – бывают еще маленькие, в банках. Салат из них делают, например.

– В Эллодиа есть похожие, – просветил он, – ядовитый сорт, ими травят кровожадных подземных крыс-переростков.

Ладно, без салатика обойдемся… Я набрала всего, что понравилось, Кеннет склонился над овощами побезобиднее, вчитываясь в названия. Магия перевода у нас работала, но требовала больше времени и сосредоточенности. Для того чтобы его поняли другие, необходимо было ментально настраиваться на каждого человека, иначе им слышался оригинальный эсмирский, к счастью напоминающий какой-то диалект немецкого. Сойдет за иностранца! Тем более с его-то именем. А выдумывать лишнее мы не стали. Чем проще легенда, тем меньше шансов в ней запутаться.

Размеры супермаркета Кеннета явно впечатлили, как и отдел с чаем. Тележка наполнялась и тяжелела, пришлось отдать ее ему обратно. Надеясь, что в ней еще останется место, я отошла поискать мамины любимые конфеты, а когда вернулась, застала воистину неожиданную картину. Кеннет завис напротив полки с кормом для животных, не моргая ошарашенно круглыми глазами.

– Это что, – спросил он, тыкая в этикетку с надписью «содержит кусочки натурального мяса», – из котов?..

– Нет-нет, – я чуть не выронила коробку с конфетами, – не из, а для котов! А рядом вон вкусняшки для собак. Можем взять папиному…

Я смутилась, имя пса застряло на языке.

– Кому? – уточнил Кеннет.

– Нашу собаку зовут Демон, – вздохнула я, и к ошарашенным глазам добавилась не менее ошарашенно изогнутая бровь. – Из-за фильма! Там похожего хаски так звали!

– Я впечатлен, – ответил специалист по демонам и наконец моргнул.

В итоге взяли столько вкусняшек, чтобы Демона точно задобрить. Если он не лопнет от обжорства, конечно, как Пехтюк на куполе…

Тележка заполнилась с горкой и начала жалобно поскрипывать. Выкладки всевозможной еды сменились непродовольственными товарами, нас всюду обступили моющие средства, разношерстная косметика и блестящие сковородки.

– Что тут интересного? – оживился Кеннет. – Показывай.

– Не знаю, – озадачилась я, – все обычное.

– Да ну? А это что за кукла вуду в человеческий рост?

Я прыснула от смеха:

– Это швабра! Пол мыть.

– То есть вы ее вверх ногами переворачиваете? – покачал он головой. – Жестоко…

– Еще и головой в воду макаем, – добила я, – а затем выжимаем.

Обзаводиться собственной шваброй и пробовать лично ему не захотелось, да и места в тележке не осталось. Прошли на кассу, хотя Кеннета заинтересовали терминалы самообслуживания и «пикалка» штрих-кодов. Я мстительно сказала, что брать всего меньше надо было, а эту кучу сами мы будем «пикать» до утра.

На кассе нам выдали столько пакетов, сколько даже в мамином пакете с пакетами не было. Я старательно раскладывала и утрамбовывала покупки, Кеннет мне их подавал и вел светскую беседу с кассиршей, которая успела ему рассказать про скидки и акции, отсоветовать брать виноград, потому что «неудачная партия», а в конце подарить фирменные магнитики на холодильник. Подозреваю, все потому, что он ее по имени запомнил – со стенда с лучшими работниками!

Пока я задумчиво смотрела на тележку, полную пакетов, их отчего-то стало меньше. Кеннет подхватил оставшиеся, я тоже один забрала, желая помочь. И обомлела. Он был легкий. Легонький! Невесомый совсем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю