332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Ярошинская » Жена для звездного варвара » Текст книги (страница 12)
Жена для звездного варвара
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 13:30

Текст книги "Жена для звездного варвара"


Автор книги: Ольга Ярошинская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

ГЛАВА 15

Мужчины готовились к сражению, и их сосредоточенность передалась и мне. Они надели длинные жилеты из серо-зеленой чешуи, на меня напялили такой же. Он был чуть великоват и достигал середины бедра, но оказался легким. Я обвязала мокрое разодранное платье вокруг ног на манер штанов. Переплела косу и закрепила ее на затылке. Проверила кинжал – он оказался в кармане. Постучала острием копья по плоскому камешку, чтобы вогнать крепче. Я не участвовала в военных действиях и надеялась, что не придется. В сражениях нет ничего красивого: боль, кровь, смерть… Лучшая победа – предотвращение войны. И если людям на этой планете удастся выжить, это определит будущее всего человечества через триста лет.

– Какая боевая у меня жена, – улыбнулся Валд, глянув на меня.

Он макнул два пальца в глину у берега, провел мне по щекам, и его улыбка стала еще шире. Недолго думая, я зачерпнула горсть грязи и оттерла пятерню о его физиономию. Синие глаза только засияли ярче. Варвар тихо рассмеялся, привлек меня к себе и поцеловал, жарко и бесстыдно.

– Валд, – тихо возмутилась я, отпрянув. Облизнула губы, и на зубах заскрипел песок.

Баг посмотрел на нас, тоже размазал по лицу пригоршню речной глины, и его усы уныло обвисли, как жирные гусеницы.

Мы наскоро перекусили, доев подмокший хлеб, запили водой. Баг переложил вещи, безжалостно выбросив все лишнее: и одеяла, и плащ, и остатки снеди. Книжицу с молитвами покрутил в руках, посмотрел на меня удивленно и сунул в мешок. Валд расстегнул заклепку на ножнах и слегка вытянул меч, проверяя. Солнечные лучи отразились в блестящем лезвии так ярко, что я прищурилась. Олимпиум. Такой меч не затупится.

Указав направление рукой, Валд пошел вперед. Это был странный лес: не слышалось пения птиц, не стрекотали насекомые. На том берегу я привыкла к шуму и не замечала его, здесь же отсутствие звуков непрекращающейся жизни настораживало. Из-за паутины, натянутой на кронах деревьев, свет рассеивался, и казалось, что мы бредем в сумерках, хотя через сероватый полог я видела безоблачное небо.

Шум реки отдалился и стих, и теперь я слышала лишь наши шаги и дыхание. Валд вдруг остановился, повел плечом, опуская ладонь на рукоять меча, и мы замерли. Впереди полз шиаг. Сердце мое подскочило к горлу и забилось часто-часто, как пойманная птица.

Восьминогий паук с чешуйчатым телом был взрослой самкой. На этой планете конечности у них были немного длиннее, а еще непривычным оказалось отсутствие одежды. Этот шиаг не носил щитков, которые спрятали бы бурую чешую, прикрывающую вытянутое тело, на крупной голове не было шлема, а красные глазки, посаженные близко друг к другу, не защищали очки. Шиаг держал в передних лапах какого-то зверька, быстро обматывая его паутиной, сочащейся из желез под жвалами, и закрепляя тягучей слюной. Пустой яйцеклад болтался под брюхом уродливым сморщенным мешочком.

Шиаги не создавали семей даже на высоком уровне развития. Отсутствие материнского инстинкта сыграло им на руку: они рассылали капсулы со своими яйцами по Вселенной, не беспокоясь о том, что почти все они погибнут, и рассчитывая, что хотя бы одной из миллиона повезет попасть на планету, где возможна жизнь. Так, по-видимому, здесь и случилось.

Шиаг скрылся за деревьями, и Валд медленно двинулся вперед. С каждым шагом становилось труднее дышать от вони разлагающейся плоти, глаза заслезились. Я прикрыла нос мокрым рукавом, надеясь, что меня не вырвет.

– Пс, – позвал Баг.

Валд обернулся, а рыжий указал на дерево слева от нас. Его крона была опутана паутиной, как и у прочих, внутри бегали быстрые тени мелких шиагов, а у самого ствола угадывался человеческий силуэт с раскинутыми в стороны руками.

Верхняя губа у Валда вздернулась, как у злого пса. Он кивнул и пошел быстрее. Так мы и шли, иногда замирая и пережидая, пока очередной паук не перейдет нам путь, и с каждым шагом ужас во мне рос, грозясь вылиться в истерику.

Я не смогу выполнить миссию. Люди на этой планете обречены. Если все эти полчища пауков ринутся на замок – конец. Всю белоснежную пирамиду оплетет толстый слой паутины, а внутри нее люди будут медленно умирать, давая жизнь новым и новым шиагам.

Когда же мы наконец дошли до благодати богини, я не знала, смеяться мне или плакать. Круглое яйцо, раскрытое на две половины, действительно несло в себе благословение: вокруг него распустились огромные цветы, трава росла гуще и зеленее, и даже вонь будто отступила. А внутри яйца сверкали темно-синие кристаллы – таурилл, вещество, которое повсеместно использовалось в медицинских капсулах и которое могло обеспечить жизнеспособность паучьих яиц очень долгое время.

Благодатью богини оказалась капсула, доставившая шиагов на эту планету.

До благодати осталось несколько шагов, когда мы услышали звуки.

– Шши-аг-аг-аг.

Мелкий паук выбрался из-под тени дерева, приподнял задние конечности над спиной и водил ими друг по другу, словно смычком по скрипке. Сначала длинное ровное движение, потом короткие обрывистые назад. Ворсинки на лапах натянулись как струны, и звук шел ровный и неожиданно звонкий.

Баг стремительно метнулся к нему, взмахнул мечом, отсекая конечности, а потом опустил его на узкую часть спины. Паук развалился пополам, как конструктор.

– А нечего трындеть, – буркнул рыжий.

– Уходим, – поторопил Валд.

Я быстро загребла горсть таурилла и высыпала в карман, бросилась за Валдом, но он остановился.

– Поздно, – шмыгнув носом, Баг выставил меч перед собой.

Просветы между деревьями, откуда мы пришли, заполнялись силуэтами с искорками красных глаз. Тень скользнула над нами, я посмотрела вверх и рефлекторно вздернула копье. Острие вонзилось точно между брюшными пластинами. Я присела, уперев копье в землю, и паук сполз по древку, нанизавшись на него.

Валд отпихнул шиага ногой, выдернул копье и рывком поднял меня за руку. В моих кошмарах пауки были вооружены лазерными пушками, но сейчас было даже страшнее. Шипение и рваные звуки заполнили всю поляну, распространяясь по лесу. Пауки неспешно окружали нас, потирая задними лапами, переговариваясь. Еще одна восьминогая тень метнулась сверху.

– Убьем хоть сколько-то, – сказал Валд и повернулся ко мне. – Знаешь, Эва, я недавно думал о нас с тобой, о тебе… В общем, я вроде в тебя влюбился.

– Вот как? – пробормотала я. Варвар смотрел на меня выжидающе. – Спасибо.

– Спасибо, – повторил он, закатив глаза. – И ты ничего больше не хочешь мне сказать?

Он что, ждет признания в любви? Но мне нельзя в него влюбляться. Даже если я вдруг не умру сегодня, то вскоре вернусь в свое время, а он останется здесь, вместе со своими космическими глазами, и улыбкой, и сильными руками…

– Мне хорошо с тобой, – призналась я. – А ночью было просто крышесносно.

– Ну, хоть что-то, – улыбнулся он.

– Эй, – встрял Баг. – Вы что там, прощаетесь? Зельда с меня три шкуры сдерет, если я не вернусь. Давай прорываться к реке, Валд.

– Далеко, – ответил варвар. – Не дойдем. Попробуем к озеру.

Он взмахнул мечом, показывая направление, и я заметила далекие блики на гладкой воде. Сунув руку в карман, нащупала среди кристалликов таурилла рукоять кинжала и вытащила его из ножен. Сжала копье крепче. А потом пауки ринулись на нас.

Мое сознание управляло телом Эврики как своим: удар копьем, взмах рукой, кинжал погружается во впадину под жвалами свесившейся ко мне с неба уродливой башки. Слюна брызжет на волосы. Я падаю, откатываюсь, и паук шмякается туда, где меня уже нет. Два сияющих меча выписывают сложные фигуры по обе стороны от меня. Я бью копьем шиага, подкравшегося сзади, и древко ломается.

Треск, шипение, тяжелое дыхание двух мужчин, сражающихся в последний раз. Вокруг растет гора паучьих трупов, но меньше их не становится, а мы отошли от благодати всего на пару метров.

Я должна что-то придумать!

Баг стряхнул с плеча мешок, чтобы не мешался, и я бросилась к нему, присела на жухлую траву между ногами мужчин. Где-то здесь… если только Баг его не выкинул… Вот! Я вытащила то странное приспособление, которым Валд разжигал костер. Палочка и камешек. Структура твердая и мелкозернистая. Стукнув, высекла сноп искр. Отлично!

Внезапно черная лапа с четырьмя пальцами обхватила меня за щиколотку, дернула. Я взвизгнула, и сияющий меч тут же опустился, отсекая паучью конечность. Я откинула ее ногой и снова влезла в мешок. Есть! Слабый ветер пошевелил страницы книжки с молитвами богине.

– Ох, как мне нужна твоя помощь, – пробормотала я. – Фернанда, помоги, и я буду тебя слушаться и перестану дерзить…

Выдохнув, ударила камнем по палочке, сноп искр упал на книжицу, и она затлела. Огонь лизнул уголок страниц, побежал к корешку.

– Эва! – крикнул Валд. – Вставай!

Я схватила горящую книгу, обжигая пальцы, и, вскочив, что есть сил запустила ее в крону дерева, окутанного паутиной, за которым виднелась водная гладь. Книга упала на серый кокон, задымилась, а потом раздался взрыв и пламя полыхнуло гигантским факелом. Скопление метана! Все как в учебниках!

– Бежим! – Баг и Валд схватили меня за руки и потащили вперед, сбивая мечами пауков, которые и сами бросились врассыпную.

Горящее дерево чадило, огонь перекинулся на следующее. Еще один взрыв впереди. Я бежала, почти не касаясь ногами земли. Коса моя расплелась и била по спине. Мелкие паучки лопались в огне, как петарды, вонь стала невыносимой. Взрыв прогремел уже сзади, но мы не оборачивались и бежали через огонь и черный дым, от которого глаза пекло так, что, кажется, лопнут. А потом я вдруг упала в озеро с головой и от неожиданности наглоталась воды.

Вадл вытащил меня за шкирку, как котенка, слегка встряхнул. Я откашлялась, отплевалась. Мы отплыли на несколько метров вглубь озера и только тогда обернулись. Шиаги бегали по берегу, шипели и трещали лапами. Над лесом росли три столба черного дыма, а солнце ясно светило с неба, не затянутого паутиной.

– Утритесь! – выкрикнул Баг. – Ха! Спасены!

Грязь стекала по его усам, зеленые глаза горели. Серебряная нить паутины с утолщением на конце полетела в него как стрела, блеснув на солнце, и я, оттолкнувшись от плеча Валда, подпрыгнула и отбила ее кинжалом. Надо будет научить варваров играть в волейбол. Шиаг на берегу разочаровано зашипел, а я, вынырнув, показала ему средний палец.

– Вот я так и знал, – сердито сказал Валд, снова вылавливая меня из воды. – Это точно не пожелание удачного пути.

Мы добрались к замку только вечером. Без меня бы мужчины управились быстрее: они плыли легко и свободно, словно родились в воде, а вот я быстро выбилась из сил. К тому же правое плечо слегка ныло – потянула мышцу, когда швырялась горящим молитвенником. Валд притянул от берега какую-то корягу, помог мне на нее взобраться, я приладила впереди мечи и плыла, сидя верхом, как на водяном коне. А мужчины, ухватившись за сучья по обе стороны коряги, тащили меня вперед.

Люди Ковчега встретили нас недоуменными и даже испуганными взглядами, и я их хорошо понимала. Ободранные, обгоревшие, мы словно вернулись с войны – и по сути, так и было. Женщины смотрели на меня с откровенной неприязнью, но моя рука была в ладони Валда, а на запястье сиял обручальный браслет.

Я боялась, что Валд сразу поведет меня к капитану, но он поднялся лишь на четвертый этаж пирамиды и повернул к нашей спальне. Толкнув дверь в свою комнату, пропустил меня вперед.

– Надо помыться, – сказал он. – А потом обработать раны.

Моя ободранная щиколотка уже не кровоточила, но еще ныла, у Валда через прореху в рубашке виднелась длинная царапина на предплечье. Я кивнула и повернула к ванне, но Валд обнял меня за талию и направил к двери в углу своей комнаты.

– У меня будет удобнее, – сказал он.

Я не стала спорить. После эйфории от нашего спасения меня охватило какое-то безразличие. Мы сбежали, но я не представляла, что делать дальше. Валд открыл дверь своей ванной, и я на миг позабыла свои печали, потому что передо мной был самый шикарный душ, который я когда-либо видела: вымощенные белым мрамором стены, шероховатый синий пол с покрытием, похожим на резину, и круглая лейка вверху размером с велосипедное колесо.

– Ух ты! – восхитилась я, рефлекторно поднимая руки вверх, когда Валд потянул с меня платье. Сняв трусы, забралась в душ и повернула вентиль. Взвизгнув от холода и рассмеявшись, сделала потеплее.

Валд, не отрывая от меня потемневшего взгляда, бросил мое платье на пол и тоже стал раздеваться.

– Хочешь со мной? – поняла я.

– Очень хочу, – не стал отрицать он, шагнул ко мне, и в душе сразу стало тесно.

Я закрыла глаза и запрокинула голову, подставив лицо под струи теплой воды.

Валд обнял меня, поцеловал в шею. Вылив на мои волосы шампунь из бутылки, вспенил его, массируя мне голову подушечками пальцев, и я чуть не замурлыкала от удовольствия. Намылив мочалку, провел ею по моей груди. Я наслаждалась уверенными, но бережными прикосновениями, а вскоре не смогла сдержать улыбки. Судя по всему, в некоторых местах я умудрилась особенно испачкаться. Мочалка плюхнулась на пол, и по моему телу заскользили ладони Валда. Он целовал меня, проникая языком в мой рот, ласкал мою грудь и соски, а потом погладил ягодицы и слегка их сжал, обхватив обеими руками.

– Ты устала? – заметил он мою отстраненность и легонько поцеловал меня в кончик носа.

– Немного, – кивнула я. – Не столько физически, сколько… Ты ведь понимаешь, что это не было победой? Мы удрали, но шиаги никуда не делись.

Я намылила ладони и провела ими по широкой груди моего варвара. Погладила рельефные плечи, аккуратно смыла песчинки, застрявшие в царапине, и пересчитала кубики на рельефном торсе.

– Понимаю, – ответил он. Его ресницы слиплись от воды и стали темнее, а улыбка была такой нежной и беззаботной, как будто это не он сегодня чудом избежал смерти. – Тебе не надо об этом волноваться, Эва. Я услышал тебя, я увидел проблему, и я ее решу.

– Как? – воскликнула я.

– Сожгу их, – ответил Валд, пожав плечами.

– Правда?! – Я обняла его за шею, с отчаянной надеждой вглядываясь в синие глаза, а он улыбнулся, подхватил меня под бедра и, приподняв, прижал к стене.

– Эва, – сказал он, глядя на мои губы. – Тебе ведь это важно, да? Чтобы шиаги сдохли.

– Очень! – горячо подтвердила я. – Это важно для всех людей. Ты ведь сам видел…

– Да, – перебил он меня. – Но я хочу попросить об ответной услуге.

– Все что угодно, – выпалила я. – Все, что захочешь, Валд.

– Ух, как это распаляет… – Он широко улыбнулся и поцеловал меня снова. А потом тихо попросил: – Будь моей женой.

– Но я ведь и так твоя жена, – не поняла я.

– Да. Но я хочу по-настоящему, – ответил Валд, держа меня на весу так легко, будто я ничего не вешу. – Будь со мной ласкова и нежна, заботься обо мне и люби, и позволяй любить тебя… И не ври мне. Никогда. Не выдумывай небылиц, а просто говори как есть.

Я молчала, глядя ему в глаза. Конечно, он не поверил про будущее и космический корабль. Он, наверное, и половины слов не понял. Я пыталась найти противозачаточное – и меня выгнали из замка. Я не занималась со своим мужем сексом и наш брак могли расторгнуть. Если успех выполнения миссии в том, чтоб побыть хорошей женой, – я стану самой лучшей.

– Постараюсь, – прошептала я и поцеловала его так, как никого раньше.

Когда мы наконец выбрались из душа, я подошла к карте и прикусила мизинец, рассматривая ее. Озеро, нитка реки, черные скалы. На холме, где осталась капсула с тауриллом, нарисована девятка. Наверное, так они обозначают святые места.

– Видишь. – Валд подошел сзади и обвел пальцем треугольник на карте. – Мы называем это Дикое место. Оно отрезано от остальной земли. Река, озеро, а с этой стороны – черное плато и скалы. Они не слишком высокие, и перебраться через них не так уж сложно. Но за день они раскаляются так, что превращаются в настоящую сковородку. Даже ночью, когда я переходил их, подошвы моих ботинок плавились, как от огня. Раньше в Диком месте было множество животных, и некоторых я больше нигде не видел. Два года назад туда упала благодать богини. Мы так назвали ее, потому что вокруг стали расти цветы, и эта штуковина прилетела с неба. Я хотел перетащить ее в храм, но как-то руки не дошли. А потом там появились шиаги.

– Значит, ты устроишь пожар? – спросила я.

– Лучшая защита – нападение, – ответил Валд. – Там почти не осталось зверей. Шиаги захотят пересечь реку. Через две недели она обмелеет, а потом начнется большой прилив. Вода погонит их прямиком к нам. И я не стану дожидаться этого момента.

– Ох, Валд, ты даже не представляешь, как я тебе благодарна! – воскликнула я, поворачиваясь к нему.

– Ты сражалась как воин, Эва, – задумчиво произнес он. – И я думаю, что налет на монастырь, который Баг уже наверняка планирует, может оказаться непростым делом. Ты полна сюрпризов, моя жена.

Я прикусила губу, не зная, что ответить. Он просил не врать. Но что я ему скажу? Я служила в космофлоте, милый, а монастырь не видела даже издали…

– Я хочу узнать тебя лучше, – добавил Валд. – И предвкушаю это. Но сейчас нам обоим надо отдохнуть.

Я с облегчением улыбнулась, направилась в свою комнату.

– Спи здесь, – попросил Валд. – Со мной. Я хочу видеть тебя в своей постели, когда проснусь.

ГЛАВА 16

Эва заснула, кажется, еще до того, как ее голова коснулась подушки. Такая красивая, нежная, беззащитная… Когда спит. Валд полюбовался ею какое-то время, осторожно провел кончиками пальцев по плавной линии бедра и лишь потом укрыл одеялом.

Она ни разу не пожаловалась, пока они добирались домой, хотя ее мышцы, не привыкшие к нагрузкам, наверняка ныли, а рана, оставшаяся после хватки шиага, выглядела болезненной. Она сражалась вместе с ними вместо того, чтобы плакать или дрожать от испуга. Она поступала наперекор, и это бесило, но и восхищало одновременно.

Валд нашел в шкафу банку с мазью и нанес густой слой на щиколотку Эвы. Она даже не шелохнулась. Валд осмотрел ее ступни, покрасневшие после похода, и тоже обработал их снадобьем, нанес его и на кончики ее пальцев, покрытые волдырями ожогов.

Она спасла их, догадавшись подпалить дерево. Впрочем, если бы не она, они бы там вовсе не оказались.

Но тогда бы он не увидел, во что превратилось Дикое место, и, кто знает, может, ее предсказание сбылось бы.

Он хотел расспросить Эву обо всем: откуда она столько знает, кто научил ее драться, почему вчерашняя девственница не смущается наготы и целует его так, что все остальное перестает существовать…

Валд глянул вниз и хмыкнул. Он хотел ее снова. Она пообещала быть хорошей женой, и он с нетерпением ждал – как это будет выглядеть в ее исполнении. Хотя ему было достаточно того, что она здесь, в его постели. Вчера он думал, что потерял ее насовсем. Больше он такого не допустит.

В дверь громко стукнули, и Валд, как был, без одежды, подскочил и быстро открыл.

– Тихо, – выпалил он сердито. Капитан отшатнулся от неожиданности, и Валд тоже не сдержал удивления. – Отец? Не шуми, Эва спит.

– Я выгнал ее прочь. Почему она снова здесь? – спросил капитан, все же понизив голос.

– Потому что я вернул ее, – ответил Валд. – Погоди-ка.

Он прошел вглубь комнаты, поднял платье Эвы и, пошарив в кармане, вынул несколько синих гранул.

– Вот. – Он вернулся к двери и протянул раскрытую ладонь. – Благодать богини.

Капитан отвел взгляд от силуэта Эвы, угадывающегося в постели.

– Я сказал, что подумаю, прощать ли ее, – напомнил он, прищурившись.

– Ну а я ее простил, – сказал Валд, сжав кристаллы в кулаке. – Она моя жена, и я буду решать, что с ней делать.

– Ты дерзишь мне, младший, – заметил Рутгер.

Эва вздохнула во сне, повернулась, закинув голую ногу поверх покрывала. Капитан посмотрел на нее и понятливо усмехнулся. Валд обернулся и слегка прикрыл дверь, чтобы Эву не было видно.

– Но, по крайней мере, у тебя хватает на это смелости… Ладно, – проворчал капитан. – Надеюсь, ты найдешь на нее управу.

– Я тоже надеюсь на это, – улыбнулся Валд. Рутгер развернулся, но Валд придержал его за рукав белой рубахи. – Спасибо.

– Это твое решение, – пожал плечами отец. – Я бы отправил ее восвояси, но раз ты уже ее попортил, это будет неправильно.

– Я благодарю тебя за то, что ты устроил мой брак, – пояснил Валд.

– Правда? – недоверчиво переспросил Рутгер. – Что ж, похоже, тебе повезло. А я вот жалею, что не застал времена, когда людей соединяла богиня. Тогда не было ошибок, а женщина оставалась желанной долгие годы… Как думаешь, почему богиня оставила нас? Настоящая мать не должна бросать своих детей, – добавил он сердито.

– Я не знаю, отец, – ответил Валд. – Может, она решила, что мы уже взрослые?

Рутгер смотрел на него снизу вверх, доверчиво, как ребенок, и Валд невольно вздрогнул, узнав в нем свои черты. Они были очень похожи, все так говорили. Но сейчас будто поменялись местами – и теперь отец искал в нем поддержки и просил совета.

– Неужели тебе хочется, чтобы за тебя решали? – спросил Валд.

– Молодость… – слегка насмешливо протянул отец. – Если бы богиня уберегла меня от ошибок, я бы только поблагодарил ее за это.

– И тогда, похоже, я бы не родился на свет, – хмыкнул Валд, облокачиваясь о дверной косяк. Отец окинул его взглядом, полным непонятных чувств: то ли зависти, то ли горечи.

– Я любил твою родную мать, – ответил Рутгер. – Так мне казалось. А теперь, представь, даже не могу вспомнить ее лица. Может, встречу ее на той стороне покрывала… Я все чаще думаю о том, что ждет меня там.

Валд нахмурился. Они никогда не говорили с отцом на такие темы, и сейчас он чувствовал себя не в своей тарелке. Может, отойти и хотя бы трусы надеть?

– Отец, я хочу провести завтра собрание, – перевел он разговор. – У меня есть важный вопрос, требующий срочного решения.

Капитан посмотрел на него испытующе, кивнул и медленно пошел прочь. А Валд закрыл дверь, вернулся к кровати и лег рядом с Эвой, рассматривая ее лицо: пухлые губки, тень от ресниц, длинные изогнутые брови, поднимающиеся к вискам. Он не выбирал жену сам и злился, что его лишили такой возможности. Но теперь, глядя на нее спящую, понимал, что будь перед ним выбор, он бы женился на ней снова.

Он хотел задать ей тысячу вопросов, но в то же время боялся услышать ответы. Страх был непривычным чувством. Обычно он оценивал опасность и в зависимости от этого принимал решение, как действовать дальше. Но с Эвой он боялся, что решений не будет. Откуда она столько знает о пауках и обо всем остальном? Баг готов молиться на нее, и это и раздражало, и забавляло. Она провела жизнь в монастыре и даже в изгнание взяла молитвенник. Похоже, его жена очень набожна. А он слышал, что у людей, проводящих жизнь в молитвах, случаются откровения. Эва говорила, что богиня пришла к ней во сне и предупредила о шиагах. Могло ли такое произойти? Невероятно, но в мире столько непознанного…

В дверь снова постучали, и Валд, тихо выругавшись, пошел открывать.

– Что еще? – пробурчал он, и служанка, испуганно ойкнув, отвела глаза, а он, опомнившись, спрятался за дверью.

– Ваша мать приказала отнести еду вам в комнату, – протараторила девушка, краснея от смущения и подталкивая к нему столик на колесиках, уставленный тарелками. – И вот еще… – Она протянула корзинку. – Новый мальчик, Мика, вернулся. Просил передать, что им едва удалось выманить муфлю. Он покормил ее и помыл, но она, похоже, слегка одичала…

Валд кивнул, взял корзинку и осторожно приоткрыл крышку. Глаза муфли сверкнули желтым в темноте, она зашипела, и Валд быстро закрыл корзинку. Эти животные привязываются к одному человеку на всю жизнь, об их преданности слагают легенды. Эва будет просто счастлива.

– Передай, чтоб нас не тревожили до завтра, – попросил он, и служанка, бросив быстрый взгляд на Эву, спящую в его кровати, ушла, полыхая красными ушами.

Он закатил столик с едой в комнату и, подумав, отнес корзинку с муфлей в спальню Эвы, сдвинул крышку и плотно прикрыл за собой дверь. Пусть жена выспится сначала. А радостное воссоединение подождет.

Я проснулась, когда уже рассвело, от странных звуков: что-то среднее между мяуканьем и плачем скрипки раздавалось за стеной, в моей комнате. Осторожно сняв руку Валда со своей груди, я выскользнула из кровати и подкралась к плотно закрытой двери. По пути остановилась у столика, которого вчера тут точно не было, и, взяв отрезанный ломтик груши, сжевала.

Звуки стихли, потом послышалось шуршание. Мыши? Их не должно было быть на Ковчеге. Но я уже ничему не удивлюсь. Если поселенцы с Ковчега номер девять додумались взять с собой тигров, то что им какая-то мышь.

– Жена, – позвал меня Валд, и я обернулась.

Он приподнялся на локтях и смотрел на меня с мягкой улыбкой. Такой растрепанный, заспанный, что я невольно улыбнулась в ответ. А заодно и поняла, что стою перед ним совсем голая, и даже длинные волосы Эврики не спасают. Его взгляд прошелся по моему телу так явно, что я ощутила его, как ласковое прикосновение.

– Чего тебе? – спросила я почти грубо, пряча непонятное смущение.

Мы были близки с ним уже дважды, и я привыкла не стесняться наготы на «Арго» и во флоте, но никто не смотрел на меня так раньше: с нежным любованием и одновременно – мужской жаждой обладания…

Валд откинул одеяло и похлопал по простыне рядом с собой. Вроде как скомандовал: «место». Но я пообещала быть хорошей женой. Интересно только, что он вкладывает в это понятие.

– Помнится, ты заявляла, что не желаешь делить со мной ложе, – сказал Валд. – Это что-то принципиальное? Ты готова заниматься со мной любовью везде, кроме него?

Улыбнувшись, я вернулась к кровати и неловко легла рядом с ним, а Валд тут же обнял меня, лизнул губы.

– Сладкие…

Он был таким теплым, а в его объятиях было так уютно… Я обняла его в ответ и поцеловала в уголок губ, перечеркнутых шрамом, погладила растрепавшиеся волосы. Интересно, он ведь сам заплетает себе косичку. По их традициям, до свадьбы мужчины носят волосы распущенными. Значит, это его дань статусу мужа. А я так толком и не научилась управляться с волосами Эврики.

– Ты слышал какие-то странные звуки в моей комнате? – спросила я.

– Да, – пробормотал он, целуя меня в щеку, в шею, прикусывая мочку уха. – Там сюрприз для тебя. Все потом.

– Там кто-то то ли плакал, то ли скребся, – не сдавалась я, но он завел мне руки за голову и закрыл рот поцелуем, а отросшая щетина уколола подбородок.

Кто бы мог подумать, что моя роль в спасении мира будет состоять в том, чтобы регулярно заниматься сексом с потрясающим мужчиной? Его поцелуи спускались все ниже: он провел языком по шее, легонько прикусил кожу, поцеловал ямку над ключицей, потом его вниманием завладела грудь, сначала одна, затем вторая, и снова… Втянул сосок, облизал его по кругу, быстрые поцелуи к впадинке пупка… Он попытался развести мои бедра в стороны, но я сжала их, застеснявшись непонятно чего.

– Эва. – Он приподнялся, нежно поцеловал меня. – Наверное, это кажется тебе непристойным, но в этом нет ничего постыдного, правда. Доверься мне.

Я облизнула губы, кивнула. Дело было вовсе не в доверии. Просто все это переходило черту, которую я для себя обозначила. Внутренне я давно согласилась заняться сексом с варваром, тем более, он был дико хорош собой и в итоге оказался чутким любовником. Но его слова, нежность, взгляды делали меня беззащитной. Срывали все заслоны. Ломали стены. Это становилось не просто сексом ради миссии, а чем-то большим.

Валд проложил дорожку нежных поцелуев вниз, и вскоре я выгнулась, застонав от откровенных ласк, и запустила пальцы в его растрепавшиеся волосы.

А потом, когда мое тело еще сжималось сладкими судорогами, он вошел в меня, заполнив до отказа, и я обняла его, подхватывая ритм. Я задыхалась от ощущений, впиваясь пальцами в широкую спину Валда, целовала его, тонула в синих глазах. И новая волна подняла меня вместе с ним, чтобы вернуть назад, в смятую постель, как будто не такой, какой я была прежде…

Сплетение рук, сплетение ног, биение сердца двоится, и непонятно, где чей ритм… Валд по-прежнему был в моем теле и не спешил отстраняться, продлевая чувство полного слияния и неги.

Он отвел прядь волос мне за ухо, погладил щеку.

– Ты такая красивая сейчас, – тихо сказал он. – Твои глаза такие теплые, а губы немного припухли от моих поцелуев. Хочу, чтобы они всегда были такими. – Он поцеловал меня снова, но я отвернулась. – Что я такого сказал? – нахмурился Валд, поворачивая мое лицо к себе.

Это не мои глаза тебе нравятся. И не мои губы. Вот в чем дело. Было бы так легко забыть о том, что это лишь задание. Заниматься с Валдом любовью, радоваться каждому утру и засыпать, чувствуя его сильную руку на своем теле.

Он вдруг усмехнулся и пощекотал меня под ребрами. Я взвизгнула, попыталась скинуть его с себя.

– Отвечай сейчас же, – грозно рыкнул он, продолжая щекотать меня. – Почему ты нахмурила свои темные брови, Эврика? Что тебя расстроило? Я похвалил твои губы и глаза и забыл остальное? В этом дело? Рассказать, как мне нравятся твоя грудь и нежная шея, и такой маленький пупочек, и длинные ноги? Или давай лучше я еще раз покажу, как ты мне нравишься.

– Валд, отстань, – попросила я, смеясь и пытаясь спихнуть его и увернуться от приставаний.

– Так-то лучше. Узнаю свою Эву, – довольно кивнул он, – смеется и просит меня отвалить.

Он встал и пошел в душ, подмигнув мне. Я прикусила губу, любуясь широкой спиной и крепкими ягодицами, а потом откинулась на подушки. В душе зашумела вода, а за стенкой снова зашуршало. Да что ж там такое!

Поднявшись с кровати, я надела рубашку Валда, прикрывшую меня едва ли не до колен, и, взяв подушку, осторожно подошла к двери. Если там мышь, прижму ее подушкой и выкину в окно. Приоткрыв дверь, заглянула в щелку и не сдержала судорожного вздоха. Повсюду летали перья, пух, матрас был безжалостно выпотрошен, а на полу стояла пустая корзинка.

Сюрприз?

Я сглотнула, обернулась, раздумывая, не взять ли нож, когда из угла послышалось шипение, показавшееся мне знакомым. Мохнатый ком белой шерсти злобно сверкал круглыми желтыми глазами и медленно приближался ко мне. Муфля! Я захлопнула дверь, прижалась к ней спиной, и муфля ударила в нее так, что я едва не отлетела. Шипение сменилось тихим свистом, но я уже помнила по лодке, что в этом мало хорошего. Дверь содрогнулась от серии ударов, завибрировала.

Валд напевал что-то в душе, а я лихорадочно соображала – что делать с муфлей? Стянув с себя рубашку, я намотала ее на руку и, дождавшись, когда муфля перестанет ломиться ко мне, распахнула дверь сама.

Животное кинулось мне в лицо, щелкая клювом, и я подставила защищенную руку, а сама вцепилась в белую шерсть и, поймав муфлю за шкирку, сунула ее в корзинку. Прижала крышку и для надежности обмотала ее рубахой, завязав рукава на узел.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю