355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Валентеева » Звезда короля » Текст книги (страница 13)
Звезда короля
  • Текст добавлен: 10 августа 2021, 12:32

Текст книги "Звезда короля"


Автор книги: Ольга Валентеева



сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

ГЛАВА 6

Полина

Я пребывала в полнейшей растерянности, начиная с сегодняшнего утра и заканчивая рассказом директора Рейдеса. Пыталась соотнести все, что узнала, с одним человеком – и не выходило. Ясно было одно – брат Анри и Филиппа опасен, что бы ни говорил директор. Кто знает, что еще придет ему в голову? И кто дал ему право вершить человеческие судьбы? Никто не давал. Пьер ничего ему не сделал, а он хочет убить Пьера. За что? Только за то, что он – магистр пустоты? Так Пьер не выбирал этот путь! Пустота сама выбрала. Его ли в этом винить? Жестоко и бессмысленно… И в то же время страшно. Анри прав, сегодня я играла с огнем. В следующий раз пламя может и обжечь. Но как предсказать следующий шаг человека, который ставит на карту все – и добивается своего?

Эти мысли никак не желали уходить. Мы разбрелись по комнатам, будто стараясь отгородиться друг от друга. Спален хватило на всех – одну заняли мы с Анри, другую – Фил и Лиз, третью – Вилли и Этьен, еще одну – мадам Анжела. Она, конечно, возмутилась, что Анри и Фил порочат репутацию честных девушек, но я промолчала, а Лиз рассмеялась и на ушко процитировала мадам Анжеле принципы темной магии. После чего та решила не вмешиваться, а румянец долго не сходил с ее щек. Ужинали мы вместе, но все молчали. Только Вилли по-детски старался нас разговорить, однако вскоре понял, что взрослые общаться не желают, и сник. Сразу после ужина каждый попытался убедить остальных, что безумно устал, и мы разошлись по комнатам.

Я немного побаивалась оставаться наедине с Анри. Пока что тема поцелуя с Пьером была закрыта, но кто знает, когда он вспомнит о ней? Однако Анри молча разделся и лег лицом к стене. Я едва сдержала вздох. Вроде бы и не сказал ничего, и все понятно. Поэтому тихонько прилегла рядом, прижалась к напряженной спине, провела пальцами по коже.

– Не надо, Полли.

Вот и все. И не оттолкнул, и не простил. Я обняла его и затихла. Не вырывается – и на том спасибо. Не удержалась, коснулась губами плеча. Анри все-таки развернулся ко мне. Тогда я потянулась к губам – и получила легкий поцелуй.

– Устал?

– Немного. – Анри лег на спину, и я обвила его шею руками. Сразу стало спокойно и хорошо.

– Переживаешь?

– А ты как думаешь? Все слишком запуталось, Полли. Один ком, и как разобрать, где концы ниток?

– Разберемся, – пообещала ему – и себе.

– Если нам дадут. Даже здесь мы не в безопасности. Андре может спокойно приходить сюда, уходить, делать, что ему вздумается. Директор Рейдес и слова не скажет. Как подумаю, что Фил год провел в этой теплой компании, становится жутко.

– Кстати, по поводу Фила… – Я сомневалась, а стоит ли начинать. – Анри, ты слишком давишь на него.

– Почему это? – Он тут же приподнялся на локте и уставился на меня.

– Потому что. Филипп стал старше, он сам принимает решения, а ты по-прежнему видишь в нем ребенка.

– Ему семнадцать, Полли. Какой из него взрослый? Пусть сначала хотя бы совершеннолетия достигнет.

– Я понимаю, но ты не прав. Даже твоя мама это видит, а ты отказываешься. Дай ему поступать так, как он считает нужным. Потому что он все равно так поступит, а ты в итоге останешься виноватым. Его девочка уже на тебя точит зуб.

– А, эта мелкая ведьмочка, – усмехнулся Анри. – Да, она за Фила любого загрызет или наградит каким-нибудь замысловатым проклятием вроде облысения и чесотки.

Я тихо засмеялась. Да, весьма точное описание Лиз.

– И все-таки не стоит настраивать ее против себя, родной. Филипп ее любит, они – пара.

Анри вздохнул и промолчал. Можно считать, что согласился.

– Но Рейдес – какой жук! – сказал он. – Сплел паутину и ждет, пока кто-то загонит туда мушек. Завидное самообладание.

– Недаром он создал это место, – ответила я. – Не каждый сможет руководить гимназией подобного типа. Еще и добился, чтобы никто не мог вмешаться в учебный процесс. Интересный человек.

– Я его не понимаю. Разве он не видит, что имеет дело с сумасшедшим? Еще и потакает заблуждениям Андре. И ни за что не поверю, что этот гусь не знает, где сейчас его воспитанник.

– Он нам не скажет.

– Да уж.

Анри замолчал. А у меня крутился на языке вопрос, который явно не стоило задавать, но он не давал мне покоя.

– Анри, ты действительно считаешь, что Андре лучше убить? – спросила я.

Любимый посмотрел на меня как-то странно, будто раздумывая, а стоит ли отвечать.

– Да, – после паузы ответил он. – Ты могла погибнуть от его руки, Полли. И это лишь одна из причин. Есть и другие. Представь, что у него получится устранить негодяя Кернера или твоего приятеля Эйлеана.

Это «приятеля» неприятно резануло.

– Равновесия и так нет, – продолжил Анри. – Что мы получим? Тьма или пустота вырвется из-под контроля. Андре что, считает себя богом? Он не справится с этой магией. Да, я тоже ненавижу магистрат, но магистров трогать нельзя.

– Разве дело только в этом?

– Не только, – согласился Анри. – Андре – угроза для нашей семьи. Разве ты не видишь, что он ничего не забыл? Я не удивлюсь, если он прекрасно знает, где отец. И приложил руку к его исчезновению. В нем по-прежнему живет обида, и за это время она выросла до немыслимых размеров. Вот как это вижу я. Поэтому, когда с магистратом будет покончено, он примется за нас. Надо найти его раньше, Полли. Найти – и сделать так, чтобы он никому больше не принес вреда.

– Ты не сможешь, – ответила тихо.

– Смогу. У меня нет выбора.

– Ошибаешься.

Уж я-то знала, что Анри кто угодно, но не убийца. У него не поднимется рука, пока Андре не нападет первым. А в том, что тот нападет первым, я начинала сомневаться. Сейчас его целью был магистрат. А вот за Пьера болело сердце. Может, предупредить его?

– Анри, ты пойдешь завтра со мной к светлому алтарю? – спросила я.

– Полли…

– Я же обещала.

– Хорошо, – внезапно согласился Анри, а я ожидала куда большего сопротивления. – Пойдем, взглянем на алтарь. Но Фила с собой брать не будем, а то еще станет светлым магистром сгоряча.

– Договорились, – обняла его крепче. – И… прости меня. Я правда не хотела тебя обижать. И уж тем более – чтобы ты за меня волновался.

– Все хорошо, Полли. – Анри нежно меня поцеловал. – Но клянусь, еще один поцелуй с посторонним мужчиной, вольный или невольный, и я за себя не ручаюсь.

– Ни одного, даю слово.

Я закрыла глаза. Надо было поспать. Но через пару часов в коридоре послышались осторожные шаги. Их я, конечно, узнала. Интересно, куда в полночь направились Фил и Лиз? Как бы там ни было, после расскажут. Вряд ли им может что-то грозить на территории гимназии. По крайней мере, сейчас.

Филипп

Я не мог уснуть. Ворочался с боку на бок, мешая Лиз, пока она не зажгла светильники и села, уставившись на меня.

– Опять кошмары? – спросила сочувственно.

– Нет, кошмары ушли, – ответил, понимая, что это действительно так. – Просто бессонница. Столько всего произошло, и я не знаю, как с этим справиться.

– Ничего, мы вместе, значит, все получится, – улыбнулась Лиз, и сразу стало легче на сердце. – Хотя мне тоже не по себе. Я будто всю жизнь спала – и проснулась. И оказалось, что мир вокруг совсем не такой, как представлялось ранее.

– Да уж, понимаю.

Конечно, я пересказал Лиз содержание нашего разговора с Рейдесом. И теперь мы оба старались понять главное – что с этими знаниями делать.

– И все-таки что-то не дает мне покоя. – Я поднялся с кровати и принялся одеваться. Лучше пройдусь, немного остужу голову, пока ночь. – Послушай. – В голову пришла совсем уж безумная мысль. – Лиз, а ты знаешь, где находится комната профессора Айденса?

– Ну конечно, – кивнула она. – В преподавательском крыле. Думаю, он туда и шел, когда мы его встретили. Только не говори, что ты хочешь туда пойти! На дверях в любом случае защита, может, еще сильнее, чем папина.

– Хочу, – кивнул я. – И пойду. Проводишь?

Лиз тяжело и картинно вздохнула – мол, за что мне достался настолько проблемный возлюбленный, – но поднялась следом за мной. Сборы не заняли много времени. Мы захватили пару защитных амулетов и тихонько прокрались по коридору к выходу. Повсюду царила тишина. Видимо, бессонница посетила только меня.

Снаружи было душно, но не так сильно, как в городе, и я вдохнул полной грудью.

– И это только июнь, – недовольно сказала Лиз. – А что будет в июле?

– Я полагаю, новый магистр света, учитывая, как усердно его ищут, – откликнулся я.

– Фил, а тебе не приходило в голову попробовать активировать алтарь? – загорелись любопытством глаза Элизабет.

– Мне даже предлагали это сделать. Но тогда у нас с тобой не будет шанса остаться вместе. Магистры ведь не женятся. И я слышал, что не могут иметь детей.

– Так ты ведь будешь необычным магистром. Короли тоже обладали всеми тремя типами магии сразу, и в семье рождались дети.

А ведь Лиз права. Может ли быть, что артефакты отрицательно воздействуют на тех, кого не защищает кровь? Но проверять мне не хотелось. Я никогда не желал власти или славы. А в последнее время все больше хотелось спокойной жизни, когда не буду спрашивать себя, кого потеряю завтра.

– Эй, не грусти, – сразу заметила Лиз. – И призывай невидимость, мы на месте.

Срок действия великого заклинания всех темных магов, которому меня когда-то научил Дилан, был ограничен пятью минутами, поэтому по преподавательскому крылу мы продвигались быстро. Почти из-под всех дверей лился свет – наставники не спали, готовясь к следующему учебному дню. Но на этаже Айденса света не было. Может, и комнаты вокруг пусты? Не время спрашивать – Лиз замерла перед нужной дверью.

– Я ломаю, ты держишь щиты, – скомандовала она.

– Еще чего! – тут же возмутился я.

– Фил, защита «Черной звезды» – это моя среда. Папин кабинет ты мне доверил, а эту комнату – нет?

– Я не хочу, чтобы ты пострадала.

– Чем дольше мы спорим, тем больше шансов, что нас увидят. Поднимай щиты!

Лиз была права, не время спорить, поэтому я накрыл ее всем, чем только мог, от банальной защиты до щитов от всех видов проклятий, а она водила руками и применяла один способ за другим, пока замок не щелкнул, а дверь медленно отворилась, словно приглашая войти.

– Оставайся тут, – попросил Лиз. – Если кто-то будет идти, позови.

– Но я тоже хочу взглянуть!

– Лиз, давай сначала я, хорошо?

Она обиженно насупилась, но отступила в нишу у окна, чтобы ее не было видно, а я вошел в комнату профессора Айденса. Обстановка была достаточно скудной: несколько зеркал на стенах, одно в полный рост, накрытое тканью. Узкая кровать, застеленная черным покрывалом так ровно, будто стелили под линейку. Полка с книгами по различным типам магии, несколько исторических трудов. Стол с ящиками, письменные принадлежности, высокий узкий шкаф. Безлико…

Я осторожно провел магией по ящикам стола. Конечно же еще одна защита. Осторожно попытался распутать, снимая ярус за ярусом. На столе ее оказалось куда меньше, чем на двери, и вскоре я смог увидеть содержимое. Несколько абсолютно одинаковых папок. Вытащил верхнюю, открыл – и замер. Это были документы, которых тут уж точно не должно было быть, потому что на них стоял гриф «секретно». И касались они дел, которые вел мой отец. Дел, о которых я сам никогда не слышал. Осторожно перевернул листы верхнего – на полях виднелись пометки. Видимо, Андре читал их крайне внимательно. Зачем?

Забрать с собой? Не лучшее решение, слишком много людей в нашем маленьком домике, пусть и самых близких. Я быстро пролистал несколько дел, пока не дошел до имени Лианы Варне. Видимо, отчет о том, что она участвовала в заговоре против магистрата, был подделкой для магистров. Если верить этим отцовским бумагам, все было иначе. Он пытался доказать, что магистр тьмы совершил множество преступлений. И когда я увидел список, стало дурно. Десятки имен. Десятки случаев, когда вмешательство одного из правителей государства стоило людям жизни – или чести, такие тоже встречались. Но на что надеялся папа, собирая этот компромат? Никто и никогда не лишал должности магистра. И ведь на этих документах не было грифа секретности. Где их нашел Андре? Личный архив? Безумие! Неудивительно, что отцу пришлось спешно уезжать из столицы. За такое легко могли убить.

– Вам не говорили, что рыться в чужих вещах недостойно дворянина, месье Вейран? – послышался голос за спиной.

Я резко обернулся, приготовившись защищаться – и атаковать, но там было всего лишь зеркало. И из зеркала на меня с прищуром смотрел Андре. Два глупца! Вот кем были мы с Лиз. Глупо ожидать, что он не почувствует взлом защиты. Или это я напортачил со столом?

– Прощу прощения, – ответил, стараясь сохранять спокойствие. – Я уже ухожу.

Андре рассмеялся – глухо и тихо. Но глаза его оставались холодными, будто на меня глядела пустота.

– Вы всегда были забавным юношей, курсант Филипп, – сказал он. – Но бесстрашие должно сочетаться с осторожностью. Помните об этом, когда в следующий раз заберетесь в чужое жилье. Хорошо хоть девчонку додумались оставить за дверью.

Щелкнул замок, отрезая меня от Лиз. Но она не кинулась ломать двери. Не услышала?

– Не беспокойтесь, мы только поговорим, – сказал Андре. – Зачем-то же вы сюда пришли. Спрашивайте, раз уж явились.

– Чего вы добиваетесь, профессор Айденс? – спросил я.

– Да ладно, можно просто Андре. Мы ведь родственники, хоть вам вряд ли это нравится.

– Скорее это для меня неожиданно, – признал я. – Никогда даже не подозревал о подобном.

– Я знаю. Впрочем, это ничего не меняет. Чего я добиваюсь? Уже давно изложил вашему брату. Всего лишь падения магистрата. Но почему-то никто не желает меня слушать, и подозревают чуть ли не во вселенском заговоре. Нет никакого заговора, Филипп. Я поступаю так, как считаю нужным, и советую вам не появляться у меня на пути. А лучше оставайтесь в «Черной звезде», не покидайте ее пределы хотя бы какое-то время. Тогда никто из дорогих вам людей не пострадает.

– Чем вам мешает магистрат? – спросил я, удивляясь, как спокойно мы разговариваем. А еще – отсутствию страха. Будто все идет так, как и должно быть.

– Правильный вопрос. – Усмешка исказила губы Андре. – Однажды я узнал, что предыдущий магистр тьмы Тейнер сделал так, чтобы моя мать умерла сразу после рождения ребенка. За измену. Как думаете, почему не вместе со мной?

– Из-за имени нашего отца, – вдруг понял я.

– Нашего? Забавно. Он так никогда не считал. Ну да ладно. Не об этом речь, а о том, что смерть магистра Тейнера послужила не концом, а только началом для того, что произошло дальше. После окончания гимназии я продолжил расследование, начатое Виктором Вейраном, которое вы так внимательно читали. Только состав магистров уже поменялся. Думаете, стало лучше? Нет. За каждым из них числится что-то такое, о чем лучше не упоминать темной ночью. А то еще приснится, вы же – человек впечатлительный.

Я закусил губу. В словах Андре чудилась издевка. Он следил за мной все время, что я провел в гимназии. Знал каждый мой шаг. Зачем?

– Злитесь? – сразу заметил он. – Злитесь, Филипп. Это полезно. Хуже, когда все безразлично. Так вот, сама система магистрата должна быть изменена. Но кто отдаст власть добровольно? Вы бы отдали?

– Мне она и вовсе не нужна, – ответил я.

– Надо же! Наследнику универсальной магии – и не нужна? Впрочем, вы всегда выделялись среди других. Поэтому я и согласился учить вас зеркальной магии. Глупо давать в чужие руки оружие против себя же, не находите?

– Но вы согласились.

– Да. Потому что на вас было жалко смотреть. Не то чтобы мне было свойственно сострадание, но в какой-то степени я понимал вас, Филипп. Вам нужно было оружие для защиты, я вам его дал. Не разбейте. Еще вопросы будут?

Я не знал, стоит ли спрашивать, но раньше, чем решил, с губ сорвалось:

– Вам известно, где сейчас отец?

Андре удивленно вскинул брови. Видимо, ожидал другого вопроса.

– Да, Филипп. Мне это известно, – ответил после паузы. – Но вы с ним не увидитесь, потому что он скорее мертв, чем жив.

– Где он?

– Какая разница? Грань жизни и смерти так тонка. Видите ли, Филипп, когда я прибыл к вам домой в памятную для вас ночь, все уже было кончено. Я опоздал. И все, что успел, – немного проредить ряды последователей темного магистра. А вот помочь графу Вейрану мне не удалось. Не владею навыками исцеления. Магия исцеления растет из любви, а не из ненависти. Поэтому все, что я смог сделать, – привязать его к нашему миру. Как только исчезнет привязка, он умрет, потому что у него ранения, несовместимые с жизнью.

– Но мы могли бы…

– Не могли. Не тешьте себя надеждой. Радуйтесь обществу матери, графиня Анжела этого заслуживает. И дружеский совет – не ищите ни меня, ни его. Совет, кстати, больше для вашего брата, чем для вас. Вы все-таки были моим учеником, и мне будет жаль, если вы пострадаете. А на него как-то плевать.

Я ужасался, слушая его. Тому безразличию, с которым он говорил. Будто передо мной не человек вовсе. Он напомнил мне Пьера в минуту, когда магистр признался, что пустота забрала все его чувства. На миг показалось, что с Андре было так же. Только постаралась не пустота, и никто не мог вернуть то, чего он когда-то лишился.

– Ваша возлюбленная начинает волноваться, Филипп, – прервал молчание Андре. – Заприте за собой дверь, пожалуйста.

И отражение исчезло. Щелкнул замок, а в комнату ворвалась Лиз.

– Фил! – воскликнула она.

– Тише, – привлек ее к себе. – Надо уходить.

– Что случилось?

– Ничего, Лизи, – пытался ее успокоить, но она дрожала и вцепилась в меня. – Мы немного поговорили с профессором Айденсом через зеркало. Ничего больше. Идем. Повесь защиту на место, пожалуйста.

Мы заперли дверь и поспешили прочь, но вместо дома пошли в нашу башню. Ступеньки привычно скрипели под ногами, но было видно, что лестницей давно никто не пользовался. Конечно, она не заросла паутиной, но пыль осела повсюду. По пути я пересказывал Лиз то, что услышал от Андре.

– Ты должен был тут же уходить оттуда, – отчитывала она меня. – А если бы он использовал заклинание? Ты не успел бы отбиться!

– Но не использовал же. А самое жуткое, что я начинаю думать, будто он в какой-то степени прав. Проверишь, нет ли на мне воздействия?

– Я и так скажу – нет. Медальон защищает от него. Не слушай его больше, Фил! Не разговаривай. Это опасно.

– Я знаю, Лизи, и больше не буду.

Толкнул дверь в нашу комнату – и замер, вытаращив глаза. На одеялах вольготно раскинулся белый волк и сладко посапывал во сне.

ГЛАВА 7

Анри

Утро начиналось с рассерженного голоса герцога Дареаля:

– Вилли! Ты где? Вот я кому-то уши надеру!

Опять потерял волчонка. Я перевернулся на другой бок и укрылся с головой одеялом, но Полли уже проснулась, быстро оделась и поспешила на помощь Этьену. Пришлось и мне подниматься. Впрочем, я не торопился – у Вилли было куда больше благоразумия, чем у его отца. Скорее всего, свободолюбивому мальчишке надоела наша компания, а территория гимназии огромна, вот он и ушел на разведку. И заснул где-нибудь. В то, что Вилли может попасть в заклинания, я не верил. Иначе директор Рейдес уже был бы здесь. Раз он не почтил нас своим присутствием, значит, и Вилли скоро вернется сам.

Поэтому я неторопливо умылся, оделся и только тогда вышел в общую гостиную. Там осталась только мама – Полли убежала с герцогом искать Вилли. А вот где Фил и Лиз? Наверняка помогают им же.

– Вилли пропал, – тут же сообщила мама.

– Да, я слышал. Найдется. Но если хочешь, могу поискать.

– Я тоже думаю, что найдется, – улыбнулась она. – И зря Этьен так трясется над сыном. Вилли – замечательный мальчик, правда, чрезмерно любопытный, но я сомневаюсь, чтобы на территории гимназии было так уж много смертельно опасных мест, за исключением темного источника, на котором она стоит.

– И все-таки поиски затягиваются. – Вспомнил, что Полина где-то там наедине с герцогом. – Пойду-ка к ним.

Далеко идти не пришлось. Стоило переступить порог дома, как я увидел белого волка, который понуро плелся к домику в сопровождении почетного эскорта. Становиться человеком Вилли, видимо, не желал, иначе действительно уши надерут.

– Да он с нами был всю ночь, – пытался оправдать его Фил. – Простите, герцог Дареаль, мы не подумали, что вы будете волноваться.

– А где это вы сами всю ночь пропадали? – с порога спросил я.

– Гуляли, – вместо брата ответила Лиз. – Фил давно тут не был, соскучился.

Вот еще мелкая заноза. Но Полли права, придется находить общий язык с вредной девчонкой, раз уж Филу она так дорога. И маме она нравится.

– Вот как ты мог? – вполголоса отчитывал Этьен сына. – Чем ты думал? Это не наш замок и даже не столичный дом. Тут могут быть ловушки, опасные заклинания.

– Папа, ну какие заклинания? – сопротивлялся Вилли. – Я смотрел, куда шел.

– Смотрел он! В замке ты тоже смотрел, когда Полина тебя из ямы вытаскивала? Или когда мы тебя у браконьеров отбивали?

Ого, выясняются новые подробности. Значит, охота на оборотней и не думала прекращаться. Скверно…

– Давайте завтракать, – решил прекратить выяснение отношений. – Потом мы с Полли пойдем в город.

– Куда это вы? – прищурился Фил.

Я отвечать не собирался, но вместо меня это сделала Полли:

– К светлому алтарю. Я обещала Пьеру.

– Тогда я с вами, – тут же вызвался брат.

– Тебе-то туда зачем? – рыкнул я. – Лавры светлого магистра покоя не дают?

– Почему сразу лавры? Я просто не хочу, чтобы вы ходили только вдвоем.

Я хотел было наотрез отказаться, но заметил взгляд Полли. Она была права, так я только потеряю брата.

– Хорошо, – ответил ему и пошел в дом.

Завтракали в молчании. Вилли обиженно хмурился и всем своим видом демонстрировал, насколько несправедливы упреки его отца. Дареаль напоминал грозовую тучу, из которой вот-вот ударит молния. Мама решила, что лучше не вмешиваться, а нам просто не хотелось говорить. Время близилось к полудню, когда мы с Полли покинули гимназию – на этот раз, как водится, через ворота.

Фил и Лиз шли следом за нами. Я кожей ощущал щиты брата, накрывшие нашу небольшую компанию. И поверх них – едва заметные щиты ведьмочки. Они не смогли бы поглотить заклинание, но, насколько я знал, у ведьм несколько иная сила, и, скорее всего, задача щитов Лиз – слежение, чтобы никто не приблизился к нам с дурными намерениями. Хотя ведьма-то черная. Кто знает, что там у нее за сила?

Мы миновали уже половину пути, когда что-то будто заставило меня замереть на месте. Но почему что-то? Это было, как и всегда, присутствие Пустоты.

«Мальчик мой, – ласково позвала она. – Мы как раз проходим мимо светлого храма. Не хочешь заглянуть?»

«К чему мне это? – спросил мысленно. – Испросить благословения на активацию алтаря?»

«А ты собираешься становиться магистром света?»

«Нет».

«Так к чему глупый вопрос? Нет, Анри, но я бы советовала тебе провести некий ритуал прежде, чем касаться чего-либо, принадлежащего магистрам».

«Какой же?»

«Брачный».

Я покосился на Полли. Она тоже в задумчивости смотрела на храм. А может, Пустота права? Разве я сам не хотел того же? Магическую часть ритуала можно провести прямо сейчас, а поставить подписи – и после, когда будет возможность устроить праздник.

– Полли, – остановился я, – можно спросить тебя кое о чем?

И выразительно обернулся. Фил и Лиз сразу сделали вид, что временно обрели глухоту.

– Конечно, – растерянно ответила моя невеста, не понимая, чем вызвана такая задержка. – Слушаю тебя, Анри.

– Полина… – Я не знал, с чего начать, чтобы не посчитала, будто мое предложение исходит только из желания защититься от светлого алтаря. – Я люблю тебя.

– И я тебя, Анри. – Она все еще не понимала.

– И хочу, чтобы перед тем, как переступить порог магистрата, ты стала моей женой. Дело не в магистрате, конечно, но светлая сила непредсказуема, и…

– Хорошо, Анри, – с улыбкой перебила меня Полли. – Идем. Тем более у нас даже свидетели есть.

Фил и Лиз сияли так, что слепой бы заметил, как им нравится эта идея. А вот светлый жрец, завидев нашу живописную компанию, почему-то посерел. Может, потому, что у меня за плечом по-прежнему маячила невидимая для других Пустота? Или разглядел все оттенки магии тех, кто переступил порог храма?

– Чем могу быть полезен? – испуганно спросил он.

– Мы хотели бы заключить брак, – ответил я.

– Но… мм… нужно разрешение из магистрата.

По полу поплыл привычный серый туман.

– Впрочем, можем обойтись и без него, – торопливо добавил жрец. – Кто из вас жених и невеста?

– Мы, – ответила Полли.

– Отлично, мадемуазель. Проходите к алтарю, становитесь слева. Вы, месье, справа, а я сейчас вернусь.

– Прослежу, – шепнула мне Пустота и скрылась.

Жрец вернулся на удивление быстро. Он надел светлую парадную мантию и нес в руках огромную книгу, в которой записывал все проведенные церемонии. Книга легла на аналой, жрец взялся за перо.

– Ваше имя, месье? – спросил меня.

– Анри Вейран.

Бедняга едва не выронил перо, но взял себя в руки.

– А ваше, мадемуазель?

– Полина Лерьер.

– Замечательно. Имена свидетелей?

– Филипп Вейран.

– Элизабет Рейдес.

Жрец тщательно вписал имена в книгу. Затем выдал Филиппу и Лиз небольшие шарики с пульсирующей светлой магией внутри. Лиз поморщилась – она все-таки была темной, а вот Фил прислушивался к каким-то своим ощущениям. И, судя по выражению лица, его ничуть не беспокоил свет.

– Теперь вы, – засуетился жрец вокруг нас с Полли, заставляя меня снять плащ и протягивая взамен другой, светлый. На плечи Полли легла золотистая накидка. – Вот все и готово. Возьмите друг друга за руки.

Полились неторопливые слова песнопений – сначала молитвы о благополучии Гарандии, затем – о благополучии рода жениха и рода невесты. И наконец, брачные заклинания, смешивающие мою магию с магией Полли. Над нами раскрылся светлый купол с редкими серебристыми вкраплениями – отголосками магии пустоты.

– Боги принимают ваше желание вступить в брак и благословляют его, – сказал жрец. – Прошу ваши руки.

Он уколол ритуальным кинжалом сначала мой палец и отсчитал три капли крови, затем палец Полины. Капли упали в чашу – и на мгновение над ней вспыхнул яркий свет. Жрец улыбнулся. Видимо, это был хороший знак.

– Светлые боги готовы принять ваши клятвы.

– И не совсем светлые тоже, – шепнула на ухо Пустота.

– Вы первый, Анри Вейран.

– Я, Анри, граф Вейран, старший сын рода, клянусь тебе, Полина Лерьер, в искренности любви к тебе. Прошу у светлых богов дозволения любить тебя и заботиться о тебе до последнего вдоха и в светлых чертогах.

– Я, Полина, старшая дочь рода Лерьер, – раздался мягкий голос Полли, – клянусь тебе, Анри Вейран, в искренности любви к тебе. Прошу у светлых богов дозволения любить тебя и заботиться о тебе до последнего вдоха и в светлых чертогах.

Над чашей еще раз вспыхнуло ослепительное сияние.

– Клятвы приняты, – подтвердил жрец. – Отныне перед лицом всех трех стихий вы – муж и жена. Любите друг друга, цените и оберегайте. Господа, прошу засвидетельствовать добровольность и законность данного союза.

Филипп вытянул на ладони светлый шарик, пульсирующей магией.

– Я, Филипп Вейран, признаю, что союз Анри Вейрана и Полины Лерьер свершился, – произнес Филипп.

– Я, Элизабет Рейдес, – вторила ему Лиз, – признаю, что союз Анри Вейрана и Полины Лерьер свершился.

Шарики вспыхнули в их ладонях – и исчезли, а мое левое запястье на миг обожгло, и на нем вспыхнул символ брака. Не дожидаясь разрешения жреца, я поцеловал Полину. Мы столько шли к этому дню! И сейчас меня переполняло счастье. Какая разница, что в этом храме нас лишь пятеро, а не огромная толпа? Главное, что Полли стала моей женой перед богами. А документальное заверение – это уже дело десятое.

– Люблю тебя, – шептал Полине, не желая выпускать из объятий.

– И я тебя, Анри. Больше жизни.

– Гм, может, дадите уже вас поздравить? – поинтересовался Филипп, и на нас налетел небольшой ураганчик из двух сумасбродных магов.

– Поздравляю. – Лиз пыталась одновременно обнять меня и Полли, а Фил и вовсе светился, будто это он только что сочетался браком.

Теперь идти в магистрат не хотелось совсем. Но я обещал Полине. Мы попрощались с жрецом и вышли из храма. Казалось, что даже солнце теперь светит по-особенному ярко и тепло, а совсем не жгуче.

– Давайте по-быстрому покончим с магистратом, – сказал Фил. – И пойдем порадуем маму.

Мы все были с ним согласны, поэтому ускорили шаг. Вскоре впереди показалось здание магистрата, и мне вдруг стало не по себе. С одной стороны, стоит еще раз доказать, что алтарь не признает во мне магистра света. С другой – а вдруг? Вдруг он отреагирует на мою магию? Что тогда будет?

– Все хорошо, Анри? – спросила Полли, мигом ощутив мое состояние.

– Да, любовь моя. Все в порядке. Идем.

Стража лишь поинтересовалась целью нашего визита, а услышав, что мы хотим пройти проверку у светлого алтаря, и вовсе лишь записала имена и пропустила. Значит, арест мне пока не грозит. Стоило переступить порог, как стало понятно – стоять придется долго. Очередь из полусотни человек змеилась в главном зале, а алтарь установили на высоком постаменте, чтобы каждый мог убедиться в чистоте результатов. Магистры были здесь же – хмурый как туча Эйлеан и угрюмый Кернер. Магистр пустоты заметил нас сразу, потому что его лицо заметно прояснилось. А Полли улыбнулась ему, и сердце пронзила ревность. Я обнял жену за плечи и привлек к себе. Моя! И никакие магистры этому не помеха.

Очередь, впрочем, шла быстро. Много ли дела – подойти к алтарю, назвать свое имя и попытаться пробудить древнюю магию. Но алтарь оставался нем, а мы все приближались к нему. Вот уже впереди осталось всего пятеро.

– Мне страшно, – прошептала Полли.

– Не бойся, – сжал ее руку. – Алтарь не откликнется, а пока мы не пройдем проверку, нас не оставят в покое. Ты ведь сама настаивала.

– Да.

Но неожиданно очередь заволновалась. Прищурился магистр Кернер, на лице же Эйлеана не отразилось вовсе никаких эмоций. А к алтарю, не придерживаясь никакого порядка, шел мужчина в черном плаще с восьмиконечной звездой. И уж, конечно, я прекрасно его узнал. Андре Варне, он же профессор зеркальной магии Айденс.

– Позволите? – поинтересовался он у парня, уже потянувшегося было к алтарю. Тот кивнул, как завороженный, и Андре поднялся на ступеньку к алтарю.

– Что он делает? – вцепилась в руку Полли.

– То же, что и мы, – хмуро ответил я. – Пытается призвать магию света.

Случайно я взглянул на Кернера. Магистр тьмы сидел, вытянувшись как струна, и смотрел на Андре так, будто перед ним была ядовитая змея, которая вот-вот укусит. Но Андре не было до него дела. Зеркальщик замер перед алтарем, застыл на миг, будто собираясь с решимостью, и опустил ладонь на светлый алтарь. Ничего…

И вдруг яркая вспышка озарила комнату, залила светом каждый ее уголок. Раздались обрадованные голоса, потому что итог был ясен. И мне он крайне не нравился. Пьер Эйлеан тяжело поднялся из кресла и шагнул к Андре. Кернер старался держаться у него за спиной.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю