290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ) » Текст книги (страница 9)
Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)"


Автор книги: Ольга Тишина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 14 страниц)

Груту совершенно нечего было на это возразить.

***

– Что будешь делать дальше?

Вопрос Гипа, вот уже несколько дней, не давал покоя и самому Току. Он был в растерянности. Жрец увидел в своем зеркале такое, что его потрясло. Для самого же Тока это имело вполне логичное объяснение. Первая «душа» живущая в этом теле – Анна. Землянка. Ее воспоминания никуда не делись, несмотря на то, что Ток старался изо всех сил задвинуть их на задворки памяти. Другая «душа», несомненно, Карак. Грут как-то интересовался у одного знакомого, приторговывавшего келинг кристаллами, почему при перемещении сознания из одного тела в другое, дееспособным остается только одно, а второе при этом находится полностью в бессознательном состоянии, причем все время, пока «душа» гуляет где-то в другом теле. Оказалось, изъять «душу», как мы вынимаем предмет из коробки, нельзя. Кристалл келинга копирует память объекта и только. Причем в том теле, из которого память скопирована, она полностью удаляется, стирается. Иначе потом, при возвращении, в одном теле могут оказаться две личности.

Но вот в чем дело. Остается еще подсознание, которое стереть не возможно. Это привычки, влияющие на поведение, рефлексы, годами отработанные навыки, мышечная память и другое, то, что мы делаем не осознанно. Вот почему Току так легко давалась учеба в ЦПКП. Это тело давно было обучено военным боевым приемам. Пять лет Карак отслужил космическим пехотинцем в имперском флоте. В семье хранили все его награды, в пример для подрастающего поколения – сыновей. Конечно, мать грута Хекау им не сказала, что Карак собирался сделать. Это наложило бы позор на всю семью. А ей, как старосте клана пришлось бы отвечать за поступок сына перед общиной.

Таким образом, думал грут, что мы имеем: сознание Анны и подсознание Карака. А кто же третий? Ему пришла мысль. – А что, если кто-то купил это тело в «Новой жизни». Араханка Вэлта и те на кого она работала заявляли, что он беглый раб с Пояса Астероидов. Так чье сознание подселяли в него? Может быть, это и есть та самая третья душа? Все очень странно запутано. И кое-где не сходится, – размышлял Ток. Человек купивший тело Карака стал рабом? Потом сбежал. Нашел новое тело. Как он попал на Землю? Кто-то ему помогал? Какие причины заставили его скрываться в чужих телах? Почему он удалил все воспоминания? Что послужило причиной сделать это? И вообще, почему-то выясняется, что на Землю шастают все кому не лень, несмотря на ее засекреченные координаты.

Ток считал, здесь, на Аккедии ему делать нечего, по крайней мере – пока. Прекрасная тэрэ, подарившая груту незабываемые ощущения сказала, что будет ждать его вечность, но он должен вернуть себя. Вернуть душу Карака. Ток все понимал. Однако была одна проблема. Он не был готов расстаться с Анной. Какие бы доводы себе он не предъявлял, и как бы ни понимал, что это будет верным решением. У грута была возможность прямо сейчас вернуть все воспоминания Карака и наконец-то обрести себя, но не было на это желания. Он хотел быть Током мур Альгутта Мурреем и ничего не мог с этим поделать.

К тому же, получив ответ на мучавший его вопрос, грут столкнулся с новой загадкой, которую непременно решил разгадать. Кто же та, третья душа? Любопытство не покидало его с тех самых пор, как он узнал о ней от жреца. Неожиданно, грут поймал себя на мысли, что уже составляет в голове план. Совсем скоро решение было принято.

***

Корпорация «Новая жизнь» представляла собой довольно развитую коммерческую систему и имела филиалы на многих планетах Галактического Союза, но не на Аккедии. Ток решил лететь на Крин. На это было несколько причин. Во-первых, этот мир был уже знаком груту. Во-вторых, здесь у него имелись кое-какие связи и в галактической милиции и в криминальной среде. На самом нижнем уровне Хомат-Дэра, при должном умении и хороших связях можно было решить любую, ну, или почти любую проблему.

На Крине Тока ждал приятный сюрприз. Мёз Хи вложила свои денежки в развитие корпорации получив сертификат на открытие собственного салона келинг услуг. Дела ее, как никогда шли в гору. Мамаша гильдии хрюков пребывала в добром расположении духа и по старой памяти помогла груту получить интересующую его информацию.

Подтвердилось, что Карак из дома Фиалковых, уроженец Аккедии, субъект мужского пола, действительно подписал контракт с фирмой на продажу своего тела, которое после процедуры трансмиссии поступило в хранилище «Новой жизни» на одной из столичных планет Галактичаского Союза со странным именем Жила. Это произошло примерно за год до того, как Ток впервые попал на Крин. В хранилище тело надолго не залежалось. Его приобрел некто Ллуд Ке Ших, с планеты Кордика, то бишь кордиканец, с представителем которых, однажды, Тока уже сводила судьба. Пришлось наводить справки еще и об этой личности.

Как оказалось, Ке Ших слыла состоятельной кордиканской семьей и имела несколько шахт на Поясе астероидов, где добывался отделочный камень редких пород. Работа была тяжелой и грязной, поэтому часто для нее нанимался всякий сброд. Ходили также слухи, что хозяин шахт не гнушался рабства, а кроме всего прочего активно сотрудничал с корпорацией «Новая жизнь», скупая искусственно выращенные тела, способные лишь к тяжелому физическому труду и не имевшие сложных чувств и многих человеческих потребностей. С такими было еще проще. Выработав свой ресурс, они за ненужностью утилизировались, а на их место приходили другие. Зачем кордиканцу понадобилась тело грута, совсем не дешевый товар, осталось под вопросом. – Ну, что же, – подумал Ток, вот и выясним.

Пояс астероидов представлял собою солнечную систему, где единственным целым объектом была звезда, вокруг которой, на десяти орбитах вращались осколки когда-то бывших планет. Обнаружив этот хаос, человечество пыталось открыть тайну системы и наткнулось на неопровержимые факты, что гибель планет была искусственной. Кто сотворил такую разруху, осталось загадкой, которую до сих пор пыталась разгадать кучка сумасшедших ученых– авантюристов.

Дать название каждому астероиду в этой огромной массе планетарных осколков вращавшихся вокруг звезды было не возможно. Да, и не было необходимости. Планетоид О-2, самый крупный астероид четвертой орбиты, являлся станционной базой. На поверку база оказалась целым подземным городом. На самом астероиде шахт не было. Все они находились на других осколках, разбросанных друг от друга, порой, на довольно приличные расстояния. Многие месторождения только начинали разрабатываться, какие-то были уже заброшены за ненадобностью. Сюда, в поисках заработка постоянно кто-то прибывал и наоборот, улетал отсюда с «набитыми карманами» денег или полным души разочарованием. Все здесь решала матушка удача.

Корабль, на котором Ток прибыл на О-2, вновь привез партию ловцов удачи, наслушавшихся баек о чудесно разбогатевших счастливчиках. Были среди вновь прибывших и откровенные жулики, в том числе: щипачи, разводилы и куда же без них – каталы.

Потолкавшись по терминалу и поглазев по сторонам, среди огромного количества нанимателей, грут обнаружил то, что ему было нужно. Под яркой вывеской, приглашавшей к сотрудничеству, находилось небольшое окошко. Ток чуть нагнулся заглядывая внутрь кабинки. За столом заваленным массой каких-то бланков и папок, на антигравитационном стуле, сидело нечто. Глядя на эту «биомассу» бывшую когда-то видимо кордиканцем, грут понял, что ни один стул не смог бы выдержать эту тушу. Биомасса похоже спала. Ток обнаружил под рукой кнопку звонка и похлопал по ней. Существо встрепенулось и поморгав глазками – буркалами уставилось на грута.

– Что угодно? – пропищало оно на всеобщем. Голос существа никак не вязался с его внешностью. Грут подумал, что так обычно звучит голос после криокапсулы. Но у этого, похоже, он был естественным. Существо тем временем плавно подплыло к окошку и спросило вновь:

– Шахтер или частный старатель? И поскольку Ток молчал, внимательно уставилось на него. За спиной грута уже выстроилась очередь из желающих разбогатеть и Ток понял, что немного поторопился. Нужно было переждать пару часов, пока схлынет толпа.

– Хотелось бы узнать условия, – произнес он.

– Как шахтеру – койка место в общежитии, плюс бесплатная доставка до шахты, плюс кормежка. Оплата от выработки. Как старателю – тысяча империалов за лицензию. Срок – месяц. Ну!?

– Мне надо подумать.

– Думай, думай. Следующий!

Но тут биомасса, будто что-то вспомнив, странно посмотрела на грута.

– А мы с тобой раньше не виделись, бродяга? Подобие кордиканца буравило глазенками Тока, словно прожигая его насквозь.

– Такую встречу я бы не забыл никогда, – Ток ощерился своей «чарующей» улыбкой.

– Да? Ну ладно, думай. Если надумаешь – приходи. Кордиканец долго смотрел вслед груту, прежде чем обратить внимание на следующего клиента.

Ток решил немного оглядеться. Еще одна рекламная вывеска зазывала в бар. Народу было не продохнуть. Кондиционеры работали в полную силу не успевая нагонять воздух. Даже Току, малочувствительному к окружающей среде, показалось здесь жарковато. Он снял с себя куртку, положив ее себе на колено под столик, по счастливой случайности оказавшийся пустым. Столик располагался за массивной кадкой, в которой росло нечто пальмообразное. Дерево скрывало Тока, давая ему возможность разглядывать остальных посетителей. Но одиночеством ему насладиться, видимо была не судьба.

Рядом с ним на соседний стул плюхнулся, кто бы мог подумать, давешний знакомый – пигмей, он же карлик Эд, он же подручный араханки Вэлты. Член шайки, продавший когда-то Тока мамаше Мёз Хи в качестве сексуальной игрушки, нещадно пыхтел трубкой, распространяя вокруг терпкий аромат земного табака. – Никак запасся недомерок табачком-то, на Земле, – подумал Ток, деланно равнодушно поглядывая на карлика.

В другой руке Эд держал пузатый стакан с розовой жидкостью. Оторвавшись от трубки, он отхлебнул из стакана и произнес, как ни в чем не бывало:

– Привет грут.

– Привет, – Ток решил не признаваться. Ты кто, малыш?

– Хорош придуриваться грут. Ты узнал меня!

– Твоя морда мне не знакома, карлик. Будешь приставать, откручу башку. Усек?

– Ну, хорошо, хорошо, – заторопился извиняющимся голосом пигмей. – Видимо я ошибся. Он спрыгнул со стула и повернувшись спиной к Току сделал шаг вперед, но тут же резко остановился, развернулся и произнес:

– Хх-рр-аа-хх-рр Анна рр-ы-хх-аа-рр. Ток понял, что конспиратор из него хреновый. Язык аккедианцев он так и не соизволил выучить.

Пигмей стоял и нагло щерился, видимо радовался, что разоблачил грута. Радость его резко сменилась испугом, когда он вдруг оказался в воздухе. Ток схватил Эда за тонкую шею и не вставая со стула чуть приподнял над полом. Пигмей выпучив от нехватки воздуха глаза сучил ножками. Его трубка вывалилась из руки продолжая источать ароматный дым. Пластиковый стакан, расплескав остатки розовой жидкости, тоже валялся на полу. Эд ручонками вцепился в мускулы грута пытаясь ослабить хватку, но это ему было не под силу.

– Знаешь Эд, а ведь ты мне должен, – Току пришла мысль воспользоваться этой неожиданной встречей. – Мало того, что ты, гаденыш, продал меня этой свиноматке, но еще и обманул. Тут Эд начал хрипеть. Ток расслабил пальцы, и пигмей кулем свалился у его ног. Потирая шею, чуть не придушенный карлик просипел:

– О чем ты, грут? Я хотел как лучше. Да знал я, что с тобой все будет в порядке, что не пропадешь! Ну? Я прав оказался?

– Может прав, а может и нет, – ответил Ток. – Ты зачем сказал, что араханка подохла?

– Ну-у…

– Баранки гну! Зачем соврал? Говори!

Ток схватил пигмея за шиворот и как следует, встряхнул.

– Мы успели ее реанимировать, – заторопился объяснить Эд. – Я сомневался, что память не будет повреждена.

– Можно было сказать мне об этом, а не избавляться подобным образом.

– Ну и куда бы ты пошел. Без документов, без денег. Пропал бы! Точно где-нибудь сгинул. А так, видишь! Сидишь вот здесь в баре, коктельчик попиваешь.

Как ни крути, а пигмей был прав. Ток решил больше не завинчивать гайки. Но кое-что выяснить требовалось.

– Расскажи-ка мне Эд, а где вы взяли мое тело, прежде чем… Ну ты понял.

По глазам карлика грут понял, что тот хочет соврать. Огромный кулак возник под носом все еще сидящего на полу пигмея. Видимо запах исходящей от кулака угрозы ему не понравился, и врать он передумал.

– Тело подогнал Ллэх. Ну, ты помнишь его. Местный бизнес воротила Ке Ших его дядя. Он занимался скупкой тел для своих шахт. Чтобы заново не обучать шахтеров, он просто пересаживал память опытных в суррогаты.

– Они что же, бесконечно на него пахали?

– Получается так.

– А с моим телом что? Зачем он его приобрел?

– Да, хрен его знает. Может сам хотел пощеголять в образе грута. Знаешь ли у некоторых странные желания бывают.

– И почему же он избавился от него? Это не похоже на бизнес ход. Я в курсе, сколько он отвалил денег за это удовольствие.

– Откуда я знаю!? – пигмей видимо забылся и повысил голос, за что и словил подзатыльник. Уже на тон тише он добавил:

– Это было заданием Ллэха раздобыть тело. А как он договаривался с дядей, я не знаю.

– И кто же дал ему это задание?

– Вэлта. Кто же еще!

– Ну, а Вэлте оно, зачем понадобилось? Она-то чье задание выполняла?

– Тебе грут этого лучше не знать.

– Да ты че? Ток, неожиданно для себя стал свирепеть. Пигмей это понял, в глазах появился страх.

– Послушай грут, – он в примирительном жесте поднял ладонь. – У араханки высокие покровители и очень важные заказчики. Я понял, что ты кое-что накопал и тем более знаешь, что здесь все законно. Хозяин тела, то есть ты, – он сделал небольшую паузу-акцент, – сам продал свое тело. Ты должен радоваться, что тебе его вернули, совершенно бесплатно.

– Ты что городишь, пигмей. Душа Карака сейчас в келинг кристалле, все еще дожидается трансмиссии. Здесь, в этом теле, другая личность, и ты знаешь кто это.

Ток увидел в глазах пигмея нарастающий страх.

– Я клянусь тебе грут, я не знаю!? Всем руководила Вэлта, она отдавала приказы. Мы их лишь исполняли. Ллэх вообще был не рад, что с ней связался.

А ты, я смотрю, и дальше с этой стервой работал. Зачем подростка похитить хотели? Смотри Эд, доиграешься в игры власть имущих. Меня предупреждаешь, а как бы тебя самого не размазали по галактике. Короче, слушай. Принесешь мне отчет, кто пользовался этим телом, и считай, что я простил тебя. Ну! Договорились?

– Хорошо, – пигмей поднялся с пола и отряхнул одежду. – Вот, возьми. Он протянул Току карточку. Это оказалась визитка. – Сними комнату по этому адресу. Как только что-то узнаю, я найду тебя.

– Не затягивай Эд. И не пропадай.

Бормоча что-то себе под нос, пигмей направился к выходу. Остывшая и забытая им трубка сиротливо валялась на полу.

Адрес указанный в визитке оказался гостиницей. На ресепшене расположилась дородного вида тетя. Кордиканские женщины выглядели не краше мужчин, а здесь, на планетоиде, с довольно слабой гравитацией, представители этой расы расплывались, как опара в кадушке. Но глядя на женщину Ток понял, что здесь она, похоже, не так и давно, и еще не оставляет попыток сохранить фигуру. Затянувшись в корсет, на обозрение посетителей, она выставила внушительных размеров грудь, зазывно выпирающую из-за стойки. Безволосую голову украшала вязаная сеточка с бахромой. Увидев вошедшего грута, кордиканка расплылась в улыбке, показав «лошадиные» зубы. На щеках образовались крупные ямочки, что, к удивлению грута, придало ей симпатичности.

Чем могу? – заигрывающе спросила женщина.

– Номер в вашем прекрасном отеле.

– О! Вы льстите моему заведению.

– А Вы хозяйка?

– Бэлл Ке Ших. А к Вам я как могу обращаться?

– Карак, – «чарующе» улыбаясь, произнес грут, попутно подумав, что видимо эта семейка Ке Ших оккупировала весь планетоид.

– О! Господин Карак. У меня серьезное заведение. Позвольте Ваш галапаспорт!?

Ток понял, что правильно позаботился о документах. На Аккедии в местной администрации – представительном имперском органе, его мать Хекау, а так же жены подтвердили личность Карака. Галапаспорт ему конечно не выдали, но зато он получил временное удостоверение, подтверждающее, что он действительно Карак из дома Фиалковых, уроженец Аккедии и полноправный гражданин Галактического Союза.

Бэлл долго вертела удостоверение, потом поднесла его к считывающему терминалу.

– Это необходимая процедура, господин Карак. Мы обязаны регистрировать всех проживающих.

– Без проблем, мадам.

Женщина внимательно прочитала информацию на настольном планшете. Результат видимо ее удовлетворил.

– Все в порядке. Она вновь повеселела и протянула назад документ. – Насколько вы планируете остаться, господин Карак.

– Все зависит от того, как быстро решатся мои дела.

– Я беру за неделю вперед. Если решите съехать раньше, залог возвращается.

– Хорошо. Меня это вполне устраивает.

Бэлл протянула электронный ключ.

– Восемьдесят восьмой номер. Третий подземный этаж.

– Спасибо, мадам. Он уже повернулся, чтобы уйти.

– Господин Карак! Вновь позвала женщина. – Возьмите, – она протянула пестрый флаер. Здесь перечень дополнительных наших услуг.

Поблагодарив, Ток сунул флаер в карман куртки.

К вечеру, который на планетоиде определялся лишь на часах, пигмей не появился. Местная инфосеть работала с перебоями, а вся информация касалась в основном рабочих мест, ну и конечно развлечений. Помаявшись в своем номере, Ток вспомнил о рекламке, которую всучила ему хозяйка. Оказывается, здесь работал клуб. Чтобы не блукать по подземному городу в поисках приключений на свою задницу, Ток решил спуститься в бар, находящийся этажом ниже.

Бар был забит до отказа. Складывалось впечатление, что все постояльцы этой гостиницы и не только, пришли сюда пропустить по стаканчику. – Когда же они работают? – подумал Ток.

В зале было дымно. Громко играла музыка. На сцене, какая-то девица снимала с себя белье. Тут же оказалось, что это не девица, а мужик. Ток отвернулся. Того добра, что сейчас демонстрировали на сцене у него самого было с лихвой. Он протолкался через шумную толпу к дальней стене, где углядел свободный столик. Место оказалось удачным. Отсюда Ток мог видеть все происходящее в зале.

Место на сцене занял уже другой персонаж – худенькая певичка, на вид прямо подросток. За барной стойкой управлялся представитель расы зангов. Шесть щупальцеобразных рук позволяли ему обслуживать сразу несколько клиентов одновременно. Занги очень ценились за это свое умение, и нанять их было довольно дорого. Между столами сновали роботы-официанты. Один такой, просто поднос на ножке, подкатил к Току и принял заказ.

Ток пил напиток, здорово напоминавший пиво и рассматривал посетителей. В целом, клуб ничем не отличался от подобных ему заведений и единственное, что отметил Ток, это наличие большого количества представителей разных рас.

Груту и самому доводилось бывать в барах и клубах, как на Земле, так и на других планетах. Да что говорить, часть его новой жизни он провел, работая в подобных местах. Но такого разнообразия представителей Галактического Союза видел впервые. Некоторых из них, до сегодняшнего дня видеть доводилось лишь на картинке. Например, того же занга или, грут даже вытянулся, чтобы подробнее рассмотреть. Вон, то существо, с ногами как у кузнечика и торсом обычного человека. Ток читал, что эти гибриды живут на планете Пангапала и очень редко ее покидают. Здесь же, вид столь экзотического типа ни у кого не вызывал удивления. А судя по всему наоборот, парень был любимцем у местных патита – проституток. Две из них, совершенно человеческой внешности, хохоча, взгромоздились ему на коленки. Выглядело это довольно странно, поскольку колени у этого парня были сзади. Он по очереди разворачивался корпусом к каждой и целовал в засос. Дамочки видимо были очень довольны таким раскладом. Или их это так забавляло. Вообще патита здесь присутствовали в большом количестве и разнообразии. Как говорится на любой вкус, цвет и форму.

Народ в баре постоянно передвигался: заходил, выходил, кое-кого выволакивали насильно. Грут понял, что в клуб ведет не только тот путь, которым он пришел. Как минимум еще парочка входов-выходов вела сюда и выводила отсюда клиентов в подземный город планетоида.

К Току неожиданно подсели.

– Привет, – томный голос, взгляд из-под ресниц. Все наиграно и заучено.

– Привет, – Ток рассматривал неожиданно появившуюся рядом с ним девчонку. Рыжие, короткие волосы, местами обесцвеченные, белая, тонкая, просвечивающая венами кожа, черные глаза, алые губы. На ней была надета совершенно ничего не скрывающая сетка-туника телесного цвета. На коленках черные повязки, какие носят начинающие скейтеры. Завершали наряд красные кеды.

– Угостишь?

– А чем будешь расплачиваться? – грут решил пошутить.

– Тебе понравится.

– Ты уверена?

– Да.

– Какая самонадеянность.

Она кажется обиделась.

– Я не нравлюсь тебе?

– Мне никто не нравится.

– Такого не может быть. Кто-то, да должен нравиться. И вообще, любой мужик, да и не только мужик в этом клубе рад был бы оказаться на твоем месте.

– Ну, так и иди к любому другому.

– Мне ты понравился.

Ток промолчал.

– А знаешь, пожалуй, я бесплатно тебе это сделаю.

Грут даже не успел глазом моргнуть, как она оказалась на коленях между его ног, а вечно готовое мужское достоинство в ее белых нежных пальчиках. Рыжая, так и не сказавшая своего имени, открыла маленький пухлый ротик, из которого выскользнул язык. Он все вытягивался и вытягивался, пока несколько раз не обвился вокруг органа, – Так вот для чего ей наколенники, – разглядывая, как спираль из языка скользит верх – вниз, подумал Ток. Это действие, которое девчонка решила продемонстрировать на глазах у всех, грута не вдохновило. Он пальцами защемил ей язык, отчего тот мгновенно размяк и обвис.

– Ты что!? – она явно была возмущена. – Больно же.

– Не суй свой язык, куда не надо, – убирая хозяйство в штаны, сказал грут.

Она не понимала и явно находилась в растерянности. Току стало ее жаль.

– Ладно, извини. Он помог ей подняться.

– Теперь ты точно должен мне выпивку. Знаешь, как болит?

– Заметано.

Столик-поднос подкатил через пять минут. На нем красовалось два вместительных стакана с фосфоресцирующей фиолетовой жидкостью. Это был самый дорогой напиток в баре. Ток решил загладить вину.

Она потянула содержимое через трубочку и закатила глаза.

– Просто Рай! Тебя как зовут?

– Ток. А тебя?

– А меня не зовут, я сама иду. Она захихикала своей собственной шутке.

– Не хочешь, не говори, – грут пожал плечами.

– Мэл. Меня завут Мэл.

– Хорошо, Мэл.

Они помолчали. Разговор явно не клеился. У нее замигал наручный браслет-коммутатор.

– Извини, я на минуту. Мэл дотронулась до висков. Перед ней возник непрозрачный голографический щиток, скрыв лицо девушки. Шум музыки мешал расслышать, о чем она говорила. До Тока донеслись лишь обрывки: «я поняла», «знаю», «я решаю проблему». Наконец она отключила экран.

– Ну, что! Выпьем за знакомство? Она протянула Току свой стакан. Они чокнулись. – Ой, – она вдруг округлила глаза. – Кажется, потеряла. Посмотри пожалуйста у себя под ногами, такую штучку. Ток нагнулся. Под стулом ничего не было.

– А! Нашла уже. Не ищи. В руке, Мэл держала маленький розовый шарик – внутренний наушник. – Некоторые клиенты плохо говорят на всеобщем, – пояснила она, поднося шарик к уху.

Ток вспомнил, что сам носил когда-то такой же.

– Ты давно здесь? – поинтересовался он у девушки.

– Не, не очень.

– Сама себе сделала? – Ток показал язык.

– Не твое дело.

Грут понял, что ей не приятен этот разговор. Девушка начала заметно нервничать. И ему показалось это странным.

– Ладно, мне пора идти, – Ток решил закончить неудавшееся знакомство с девчонкой. Он залпом допил свой коктейль, сказал «счастливо» и направился к выходу. Не доходя пары метров до дверей, Ток кулем свалился на пол. На глазах девчонки, внимательно наблюдавшей за этой сценой, к лежащему подошли двое и схватив не подающее признаки жизни тело под мышки уволокли прочь из бара. После этого девчонка тоже покинула клуб.

Току снился сон. Он видел себя в просторном помещении, залитым солнечным светом, льющимся из широких окон. Напротив – человек. Его лицо скрыто маской. Человек поднимает руку в приветственном жесте. Пальцы в белых перчатках сжимают гарду. Сейчас будет атака. Следом повторная. Скачок. Контртемп. Ток хорошо знает эти приемы. Он готов к бою. Противник кружит. Батман. Прямой батман. Укол.

Току нравится то, что происходит. Человек снимает маску и приглаживает перчаткой волосы. Он улыбается. Да, Ток знает этого человека. Это дувур. Ээрбар керге Игборн собственной персоной. Но сейчас, он не испытывает к нему негатива. Дувур приближается. Помогает снять маску, кидает кому-то рапиру. Он наклоняется к Току и целует его прямо в губы. Горячее дыхание обжигает ухо. Дувур шепчет «Ты лучшая».

Ток открывает глаза и видит… тьму.




    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю