290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ) » Текст книги (страница 10)
Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)"


Автор книги: Ольга Тишина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 14 страниц)

часть 6

Сначала пришла мысль, что был перебор с пилопастой. Тело ощущалось сплошным деревянным бревном.

– Темно, как у беранга в… Додумывать Ток не стал. До его чуткого слуха донеслись звуки. Кап, кап. Где-то капала вода. Странно. Ток принюхался. Пахнет сырым камнем, землей и, кажется смазкой. Он снова принюхался. Откуда-то тянет легким сквозняком.

Ток попробовал пошевелиться. Пальцы рук нащупали под собой острые камни. Тело сковано чем-то твердым. Засада. Он что, замурован?

Он начал потихоньку раскачиваться. Сначала амплитуда была почти нулевой. Но Ток не сдавался. И вот он почувствовал, что темница его поддается. Послышался шорох. Что-то соскользнуло сверху. Стало намного легче. Ток заработал с удвоенной силой, и наконец, почувствовал свободу. Вокруг, все так же царствовала тьма.

Он попытался «оглядеться», ощупывая руками окружающее пространство. Камни. Одни камни. Большие и маленькие. Острые и округлые, вперемежку со щебнем. Он пополз на карачках. Вот что-то большое и плоское. Похоже на каменную плиту. Видимо это она соскользнула сверху и дала возможность освободиться. Ток снова принюхался. Повертел туда-сюда головой, ощущая себя собакой ищущей след. Справа было свежее.

Ток поднялся. Ощупал себя. Ни клочка одежды. Остальное в порядке. Он стал цокать языком, медленно вращаясь по часовой стрелке. Этому способу его научили на космофлоте. Звук, отражаясь от стен, возвращался, и из тьмы начали проступать их очертания. – Так. Пещера. Небольшая, овальная. Прямо – проход. Оттуда явственно тянет.

Он, осторожно передвигаясь, медленно, буквально нащупывая ногами каждый сантиметр, стал продвигаться к проходу. Им оказалась неровная щель в стене, достаточная, чтобы грут хоть и с трудом, но протиснулся в нее. Дальше тьма не рассеялась, зато звуки падающих капель стали четче и звонче. Ток сразу почувствовал сухость во рту. Пока он добрался до источника звука, в горле совсем пересохло. Его ждало разочарование. Здесь воды не было. Руки нащупали лишь колонны влажных сталагмитов. Он прижался к одной. Помогло мало.

Где-то есть вода, – шумело в воспаленном мозгу. – Она есть. Дальше. Надо просто идти. И он шел. Как животное – на запах. Не думая ни о чем, кроме как о глотке живительной влаги.

Последние несколько метров Ток просто полз, обдирая незащищенные броней ладони. Он не понял, что стало светлее. Просто не придал этому значения. Запах воды, запах жизни толкали тело вперед. И вот, наконец, руки почувствовали прохладу. Он с жадностью глотал воду, не понимая ее вкуса, лишь чувствуя, как затихает пожар внутри. Потом его вырвало. Этой же водой. Спазмы скручивали тело. С ревом, каким-то неимоверным фонтаном, вода извергалась назад, в тот же источник, из которого попала в желудок Тока. На последнем спазме организм не выдержал и отключился.

Он слышал голоса. Они аукались, перекликались, эхом отражались от стен. Иногда голоса приближались, и ему казалось, что он вот-вот поймет, о чем они говорят. То вдруг они начинали отдаляться, затихая, теряясь где-то. В такие минуты он боялся, что они совсем исчезнут, покинут его, вновь оставят один на один с тишиной.

В какой-то момент глаза стали видеть. Сначала размытые светлые пятна скачущие туда и сюда. Потом горизонт зрения стал проясняться. Он увидел предметы, назначение которых, несомненно, знал.

Память обрушилась внезапно и сразу. Он вспомнил все. Все до последней секунды. Господи! Какой он самонадеянный дурак! В этом мире нельзя никому верить. Никому! И даже, порой себе. Так глупо попасться. Конечно, это дело рук пигмея. Больше просто некому. Ну, гаденыш… – он пожалел, что не придушил тогда карлика. Ладно. Это потом. Ток чувствовал, что пути их еще пересекутся. Сейчас надо понять, где он и что с ним.

Грут огляделся. Обычная каюта, переоборудованная в лечебный бокс. В углу старенький медком. Видимо этому старичку и надо отдать должное. Ему и… кому-то еще. Тому, кто нашел и приволок его сюда.

Ток был отличным курсантом, а в Центре их обучали всем видам оружия и обороны, в том числе ядам и противоядиям. Он знал, его отравили. Причем, травили насмерть. Они не учли одного – способностей его организма. И того, что он нашел воду.

Чуткий слух уловил шорох за дверью. Он немного напрягся, зная, что еще не в форме, что еще очень слаб, но солдат внутри его был уже готов к любым неожиданностям. Низкая дверь откатилась в сторону, открыв на обозрение слабо освещенный коридор. Проем перегородила фигура. Лица Ток не видел. Вошедший держал в руках объемную коробку. С этой ношей, он явно не вписывался в дверь. Поэтому, сделав несколько неудачных попыток, развернулся спиной, и чуть нагнувшись и пятясь задом, протиснулся-таки в проем. Поставив коробку на стол, вошедший «стряхнул» с себя пыль и повернулся в сторону Тока. Увидев, что больной уже пришел в себя он растерялся. Некоторое время, они просто глазели друг на друга.

Спасителем оказался щуплый, высокий парень, одетый в мешковатый, малинового цвета комбинезон. Белокожий, с жесткими русыми волосами, собранными в пучок на макушке, пухлым, крупным ртом, голубыми глазами, классическим, прямым носом – его можно было назвать по человеческим меркам красавчиком, если бы не одно но – уши, оттопыренные настолько, что в голову сразу приходило слово «локаторы». Именно эта особенность строения его органов слуха придавала парню комичности. Сейчас, видимо от волнения, они еще и покраснели, став одного цвета с одеждой.

Грут заулыбался. Парень явно знал свою проблему. Руки его автоматом поползли вверх и попытались придавить непослушные уши. Однако понятно, что напрасно. Все осталось, как прежде.

Ток решил не смущать больше парня и заговорил первым:

– Привет, я Ток. Это ты меня вытащил?

Парень замотал головой сначала в жесте согласия, потом, почему-то отрицания.

– Эт-та не я. Т-то есть, тебя нашел, Чу. А п-потом мы все тебя тащили, сюда. Т-ты тяжелый, – чуть заикаясь, ответил ушастый.

– Кто это, Чу?

– Это пес. Собака, – пояснил парень. В дверь поскребли. Ток услышал скулеж.

– У вас тут есть собака?

Глаза парня забегали.

– Ладно, расслабься. Впусти. Он же просится.

В бокс забежал английский кокер – спаниель черной масти. Он повертелся по комнате, обнюхивая предметы. Затем подбежал к постели Тока, оперся передними лапами о койку и высунув розовый язык, уставился своими блестящими, умными глазами на грута. Ток погладил кудрявые уши. Спаниель, словно только этого и ждал. Мокрый, шершавый язык тут же облизал все лицо.

– Значит это и есть мой спаситель?

– Чу, очень умный, – парень расслабился и даже перестал заикаться. – Он любит охотиться, и иногда я ему разрешаю поймать пару крыс. А вчера он прибежал без добычи, что мне показалось очень странным. Он скулил и звал за собой. Так мы нашли тебя.

– Умница! Ток снова погладил пса по шелковой шерсти.

– Лики! – резкий, нервный окрик заставил всех вздрогнуть. Кроме собаки. Пес радостно побежал к дверям и стал тыкаться носом в ладони, внезапно появившейся на пороге комнаты, женщины.

– Я же просила тебя! – сказала она, с укором глядя на парня. Тот засуетился, сгреб пса в охапку и выскочил из комнаты, буквально просочившись между женщиной и косяком.

– Не волнуйтесь, – грут решил сразу ее успокоить. – Неужели вы думаете, что я за свое спасение могу быть настолько неблагодарным, что начну задавать вопросы, откуда у вас земное животное. Причем, выведенной породы.

У нее расширились глаза. Похоже его слова дали не тот эффект. Она застыла, давая Току возможность хорошо ее рассмотреть. Женщина была довольно молода: тридцати – тридцати пяти лет, с приятными чертами лица, темными, гладко зачесанными и заплетенными в тугую косу волосами. Чистая кожа и стройная, подтянутая фигура. В карих глазах, обрамленных длинными, пушистыми ресницами отражается недоверие.

– Послушайте. У меня, когда-то был точно такой же, поэтому я и знаю эту породу, – решил спасти положение грут, но понял, что она не поверила.

– Меня зовут Ток. Ток мур Альгутта Муррей.

Женщина неожиданно захохотала. Ток молча ждал. Отсмеявшись, она вытерла проступившие слезы.

– Вы сплошной сюрприз, господин Ток, если, конечно вас так зовут на самом деле.

– Вы можете звать меня Карак, если так вам будет удобнее. Ну… или Анна.

Она взглянула серьезно. – Лики уже проболтался про меня? Что он еще рассказал?

– Господи, да успокойтесь! – грут попытался сесть на кровати. – Вас что же, Анной звать?

– Лежите. Вам нельзя вставать! – беспокойство победило настороженность. Она сделала попытку его уложить.

– Со мной все в порядке. Мы, груты, выносливая раса. И прошу – не бойтесь. Я не полезу разгадывать ваши тайны, они останутся при вас. Но, раз вы мне уже помогли, помогите еще раз. Он сбросил простынь. Женщина зарделась. Отвернулась.

– Прикройтесь.

Ток опустил глаза вниз.

– Черт. Извините.

– Не надо извиняться. Я в курсе особенностей вашего организма. В шкафу есть кое-какая одежда. Думаю, она вам подойдет. И если вы уже в норме, пойдемте. Вас хочет видеть профессор.

Ток, поглядывая на все так же стоящую к нему спиной женщину, напяливал на себя штаны. Он не догадывался, что на ее лице играет смущенная улыбка.

***

Сначала Ток был в уверенности, что находится на корабле. Он спросил об этом у Анны, но ответ удивил. Это был не корабль, а мобильный жилой комплекс, установленный в пещере, довольно глубоко под землей.

Из лечебного бокса, пройдя несколько коридоров, они попали в просторную овальную комнату, на поверку оказавшейся общей зоной отдыха и столовой. Лики уже был здесь. Кокер Чу тоже. В этой компании, он, по-видимому, пользовался всеобщей любовью. Ток увидел пса лежащего головой на коленках у одного из присутствующих в комнате. Старческая рука гладила шелковистую шерсть. Собака пребывала в нирване и на вошедших отреагировала лишь вилянием хвоста.

– А вот и наш найденыш, – голос говорившей был грубоват. – Проходите, устраивайтесь, будем знакомиться. Рука, гладившая пса, указала на мягкое кресло, напротив. Ток послушно сел.

– Как вас зовут, молодой человек?

– Ток.

– Очень приятно. Профессор Кэсс Игборн, – представилась женщина.

– Знакомая фамилия, – вырвалось у Тока

– Вот как? Мы с вами где-то встречались, молодой человек?

– Нет, вряд ли профессор. Я бы запомнил.

– Зовите меня просто – Кэсс.

Грут сделал кивок, принимая условия общения. Он поймал себя на том, что испытал неловкость при виде этой пожилой леди со строгим лицом. Возможно, виной тому был возраст его новой знакомой, возможно проницательный взгляд, рентгеном просвечивающий Тока насквозь. Глядя на Кэсс, грут видел старую женщину, но язык не поворачивался назвать ее старухой. Высокая, стройная и ухоженная, Кэсс Игборн выглядела идеально для своих преклонных лет.

– Вы нас удивили, Ток, – продолжила она диалог. Кстати, вы помните, что с вами произошло?

– Последнее, что я помню… – грут рассказал о своем посещении клуба, опустив интимные подробности с Мэл.

– Похоже, что девочка подлила вам яд в коктейль. Чем же вы так обидели ее?

– Я прилетел на Пояс сугубо по личным делам и встретил здесь одного, хм-м, старого знакомого. Он должен мне. Но видимо не захотел отдавать, решив, таким образом, от меня избавиться.

– Ток, вам очень повезло, – серьезно сказала женщина. – Яд нуоки смертелен, если не ввести вовремя сыворотку.

– Я знаю, профессор… Кэсс, – поправился он. – Мне интересно, зачем нужно было тащить меня сюда, а не бросить где-то в космосе.

– Скорее всего, ваши недоброжелатели опасались, что тело могут найти. Здесь довольно оживленная трасса. Начнутся вопросы, выяснение обстоятельств, а это лишняя шумиха. Вы что-то помните? Где пришли в себя, в каком месте?

– В кромешной тьме, в маленькой пещере. Я был завален камнями и сверху еще плитой.

– Вы выбирались на ощупь!?

– Скорее на нюх. Чувствовал воду.

– Мы вас нашли у подземного озера. Этот милый песик, – она ласково потрепала собаку, – учуял вас. Убийцы похоже не знали, что планетоид обитаем. Здесь старые, давно заброшенные шахты, одни из самых первых выработок на этой орбите. Базу мы перенесли сюда совсем недавно, а атмосферную установку включили только трое суток назад. У нее радиус маленький, в пределах двух километров. Так что вы Ток в рубашке родились.

– Я очень вам всем благодарен, – Ток был искренен. – Но мне нужно на О-2.

– К сожалению, в ближайшие дни это невозможно, молодой человек. Оли и Лука улетели за кое-каким оборудованием и вернутся только через неделю. Так что, пока вы побудете здесь, а я понаблюдаю за вашим состоянием. Ваш случай меня как биолога очень заинтересовал и озадачил. Можете пожить в каюте Лики, она кажется двухместная. Так Лики? – леди строго посмотрела на парня. Тот не возражал.

– Лики, покажи нашему гостю каюту, – женщина явно спроваживала этих двоих и когда дверь плавно за ними закрылась, она обратилась к оставшейся в комнате Анне:

– Что ты думаешь об этом дорогая?

– Сложно сказать. Похоже он искренен. Но он грут!

– И что? Много ты видела грутов до этого? То-то! А я чувствую, он не лжет. Что-то в нем есть… такое… – пожилая женщина задумалась, будто пытаясь вспомнить, понять.

Анна пожала плечами. Потом спросила:

– Кэсс, какая порода у Чу?

– Почему ты спрашиваешь? – вопрос для леди Игборн прозвучал неожиданно.

– Наш новый знакомый сказал, что это земная порода.

Леди застыла. Анна возилась с пищевым автоматом и не заметила странной реакции собеседницы. – Он так и сказал, – продолжала она говорить, – земной породы. Я сначала напряглась, я же знаю, что Чу с Тэрры. Но потом он болтал, что у него такой же был. Конечно, я не поверила. А ты что скажешь? Кэсс!? Не дождавшись ответа, Анна в недоумении повернулась к женщине.

***

Астероиду, находившемуся на третьей орбите от звезды, как и основной массе обломков оставшихся от планет солнечной системы, теперь называемой Поясом астероидов, был присвоен порядковый номер И-7. Его обитатели облюбовали этот, и еще несколько крупных планетоидов, около года назад, купив бессрочную лицензию на выработку. Однако купившие лицензию не занимались старательством, тем для чего сюда, на Пояс, прибывали все остальные. Те, кто спас Тока оказались учеными, кучкой мечтателей-авантюристов, пытавшихся раскрыть тайны гибели системы.

Парень Лики оказался излишне болтливым, наверно сказывалась вынужденная изоляция от «обитаемого» мира. В ближайшие пятнадцать минут, Ток уже знал все, ну или почти все об обитателях планетоида. Командиром здесь считался Лука, отсутствующий сейчас по причине отлета на Капитолий. Лики пояснил, что им необходимо очень дорогое оборудование, выполненное на заказ. Лука не доверял доставке и отправился за ним сам. С собой он прихватил Оли, своего помощника. Остальных: Лики – племянника Анны, саму Анну и леди Игборн он, Ток, уже знает. Ну и конечно – Чу.

– Слушай, а Чу откуда у вас?

– Это Кэсс его привезла. Она сама у нас только около года. Чу тогда был еще щенком. На предыдущем планетоиде, где мы вели раскопки, приходилось жить на корабле. Этих гадких крыс там всегда до жути. Чу наловчился на них охотиться. Потом мы перебрались сюда. Здесь гравитация лучше, есть слабая атмосфера. Но главное, мы обнаружили под землей изолированные пустоты, где сохранилась сложная биожизнь. И-7 скорее всего был планетарным спутником имевшим довольно большие запасы воды, атмосферу и собственное магнитное поле. Но поскольку это в принципе невозможно, мы предполагаем, что все это имело искусственное происхождение. Кэсс изучает местных крыс и других червей и многоножек. Тут их полно. Анна археолог, для нее пока ничего не нашли. Оли штурман, хорошо разбирается в технике и оборудовании. Раньше служил в имперской гвардии. Ну и Лука. Он здесь самый опытный и старший. Хотя после появления Кэсс, я уже сомневаюсь.

– А ты?

– Я в этой команде четыре года. Анна забрала меня из приюта. Родителей почти не помню. Они погибли.

– Сочувствую.

– Да ладно, я привык.

Помолчали.

– Мне сейчас уже снимать показания датчиков, – встрепенулся парень. – Это займет где-то час – полтора. Ты со мной или здесь подождешь?

– С тобой.

Току нужна была еще информация.

Через пару часов все снова собрались в кают-компании. Ток заметил некие перемены в поведении Кэсс к своей персоне. Было видно, что она озадачена каким-то вопросом, но видимо не желает обсуждать его при всех. После ужина женщина попросила Тока остаться.

– Господин Ток, – начала она официальным тоном. – Расскажите пожалуйста, что вы знаете о Земле. И я не рекомендую вам лгать, я это сразу почувствую.

– Вы эмпат? – задал встречный вопрос Ток.

– Не скрою. Как вы поняли?

– Не знаю. Почувствовал.

– Хорошо. Пусть будет так. Давайте все же продолжим. Меня интересует Земля.

Ток молчал. Пожилая леди его прижала. Говорить правду? Что он теряет? Ведь эти люди спасли его от смерти. Но он так часто становился жертвой своей доверчивости!

– Скажите Кэсс, – Ток решил попробовать увильнуть. – Вы знакомы с Ее преподобием Хейресс Са Рета?

– Здесь замешана Хейресс?

– Нет-нет, – поторопился оправдаться грут. Просто вы чем-то напомнили мне ее.

– Это не удивительно, молодой человек. Она моя племянница по материнской линии. Все женщины императорского дома, вплоть до десятой наследной линии являются воспитанницами Джулааб Ка Дхар – Дома Розы. С десяти лет нас отдают на воспитание Хранительницам джуан, хаан и пармпара: знаний, ценностей и традиций. Десять лет нам запрещено покидать Дом и пределы планеты Хранительниц. Таковы правила. И я, и Хейресс прошли обучение там. Конечно в разное время, но это не суть важно. Там и сейчас ничего не изменилось.

– Я слышал, что наследная принцесса пропала именно из этого Дома.

Кэсс странно взглянула на грута.

– Вижу вы очень осведомлены о делах императорской семьи. Откуда такие данные?

– От Хейресс.

– Ну, знаете, молодой человек! Меня так уже давно никто не удивлял. Вы хотите сказать, что об этом узнали от моей племянницы?

– Именно.

Она в упор посмотрела на него.

– Кэсс, – Ток решил не затягивать с объяснением. – Я несколько раз встречался и общался с Хейресс. Лично, из ее рук, я получил алмазную звезду.

– Создатель! – леди Игборн прижала руку к груди. – Вы именно тот самый грут, спасший Ее преосвященство. Женщина была ошарашена. – Вот так встреча! Теперь понимаю. Хейресс наложила на вас свою благодать. Она это хорошо делать умеет. А я-то все гадаю, что с вами такое. Ток услышал ее хриплый смех. С женщины явно сошло напряжение.

– Кесс, разрешите еще вопрос.

– Все что угодно для вас, мой друг, – вытирая слезы смеха из уголков глаз, сказала женщина.

– Ваша фамилия. Имеет ли она отношение к Ээрбару керге Игборну.

Ее улыбка исчезла.

– Не стану скрывать, что имеет. Ээрбар мой родной внук.

Ток опешил. Кэсс продолжила:

– В двадцать пять лет я была выдана замуж за Руда керге Са Игборн, кузена его императорского величества. Через двадцать лет, замуж вышла моя младшая сестра Агния, за наследного принца Нинмея Са Рета Ванзеру. Линия Ванзеру прямая и длится вот уже тысячу лет. А берет она свое начало от первого в их линии императора – Рета Благородного. С Рудом у нас было лишь двое детей – дочь и сын. Ээрбар – единственный сын моего покойного сына. То есть мой внук. И… мой позор, – добавила она.

– Мне жаль, что так получилось, – любопытство Тока разбередило раны в душе пожилой женщины. Она как-то сразу осунулась, и возраст прожитых десятилетий тенью лег на ее лицо.

– Вы не в курсе, кого император назначил преемником?

– Пока никого. В связи с недавними событиями Правительство отложило свою резолюцию. Сейчас идут поголовные проверки на лояльность императорскому дому.

– А что с вашим внуком?

– Сидит в Хрустальном замке и не высовывает носа. Я пыталась поговорить о его судьбе с Нинмеем. Но он хоть и уважает меня, пока не готов даже разговаривать на эту тему. Ты наверно слышал, – женщина как-то сразу перешла с Током на ты. – Суд лишил его родового титула. Ведь керге, это прямая принадлежность к Са – частице императорской линии. Теперь он просто дувур – высокородный чистокровка. Глупый мальчишка, – пробурчала она, окончив свой монолог.

Разговор расстроил женщину. Сославшись на усталость, она удалилась в свою каюту, оставив Тока в уединенных размышлениях.

До прилета транспорта способного перебросить его на О-2 оставалось уйма времени, и Ток решил провести это время с пользой. Леди Кэсс нездоровилось, и она редко выходила из своей каюты. Лики постоянно возился со своими датчиками. Оставалась Анна. Грут предложил ей вылазку в неисследованные пещеры. Он хорошо умел обращаться с эхолокатором и, проанализировав данные собранные Лики, пришел к выводу, что можно проложить довольно безопасный маршрут.

Идти по усыпанным щебнем и камнями пещерам в крепкой обуви и с фонарем было, несомненно, лучше. Ток вспоминал, хоть и довольно смутно, как он шел здесь один, нагой, в полуобморочном состоянии. Интуиция и природный нюх позволили ему выбраться из смертельной ловушки. Он чувствовал, что сейчас идет этим же маршрутом, только в обратную сторону.

Пещеры были природного происхождения. Огромные сталактиты и сталагмиты, словно гигантские зубы земли, густыми «рощами» вырастали сверху и снизу. В толщах планетоида сохранилась вода. Она сочилась по каплям, рождая это чудо природы. Несколько раз Ток слышал шорохи и чью-то возню. Местных обитателей очень пугал яркий свет, они привыкли существовать во тьме. Часто попадались лишайники и белые наросты на стенах похожие на грибы. Анна сказала, что подобные образцы они уже брали.

До его «склепа», как Ток окрестил маленькую пещеру, где он очнулся, исследователи добрались за пару часов. Протиснувшись в узкую щель, они огляделись. Кучи камней и кусков плит усеивали пол пещеры. Анна присела у одного из обломков.

– Несомненно, это фрагмент чего-то искусственного. Посмотри, Ток.

Грут склонился над находкой. На ровной, отполированной поверхности просматривались полустертые, неизвестные знаки. Анна, аккуратно очистив поверхность, сделала несколько снимков. Он оставил ее возиться с плитой, решив хорошенько осмотреться. В одном из углов была навалена большая куча. Ток снял несколько камней. Мелькнула рука.

– Анна, – позвал он. – Похоже, я здесь не один такой был. Вместе они разобрали завал. Под кучей обнаружился полусгнивший труп мужчины человеческой расы. Анну стошнило.

– Он тут довольно давно, – констатировал Ток. – Хотя, нужно учитывать влажность, наличие микрофауны, микрофлоры и другие факторы. Местные крысы, на которых охотился Чу, до него не добрались, скорее всего они здесь не обитают, а живут намного глубже. Мы же с тобой почти на поверхности. Постой-ка, – Тока заинтересовал другой угол, напротив. Там был небольшой завал, но для сильного грута он не представлял особой проблемы. Быстро расчистив его, Ток освободил неровный проход в толще стены.

– Посмотрим, что там? – Анна подошла ближе, добавив света от своего фонаря. – Но придется ползти, проход слишком мал.

– Ничего, – Ток отрегулировал свет и опустился на корточки, заглядывая в проем. – Я точно пролезу, а ты тем более. Давай за мной.

– Ничего себе, – присвистнул Ток, оглядывая пространство. – Это мы неплохо зашли. Свет от фонарей вырывал из темноты следы древней цивилизации. Ток и Анна, в восхищении рассматривали неплохо сохранившиеся фрагменты мозаики украшавшей когда-то стены этого помещения.

– Посмотри, – Анна показала рукой на цветную картину. – Это видимо была пыточная! Видишь, эта женщина замахнулась. В руке она держит какой-то предмет. Думаю, она будет бить этого мужчину, лежащего на лавке. Женщина помолчала, видимо рисуя в мыслях страшные картины экзекуции. – Не совсем понятно, – продолжила через некоторое время она. – Почему они оба обнажены. По внешнему виду это, несомненно, человеческие существа. А-аа, – в ее милую головку пришла идея. – Это ритуал. Как у араханок. Сначала любовь, соитие, а следом – расправа над мужской особью.

– Здесь была баня, – прервал бурную фантазию женщины Ток.

– Какая баня? – она не поняла о чем он.

– Баня. Где моются, парятся, греются, расслабляются.

– Что ты болтаешь, Ток. Там где моются и расслабляются, никто никого не бьет. Это точно какой-то ритуал, я уверена. Ток! Ты молодец, что нашел это место! Похоже, систему населяли гуманоиды очень похожие на нас! Мы прикоснулись к великой тайне, и… я надеюсь, ее разгадать. Ток понял, что в Анне проснулся сумасшедший археологический дух и переубеждать ее нет смысла. – Ну не везти же прямо сейчас ее на Землю, – подумал он. – Тем более и попасть-то туда проблематично. Он снова посмотрел на фрагмент мозаики, от которого Анна не отрывала блестящих в свете фонаря глаз. Высоко, почти у самого свода пещеры, с поверхности стены на Тока смотрело изображение, выполненное очень искусным мастером, на котором распаренная, дородная деваха, с длинной косой по пояс, склонилась над лежащим в расслабленном состоянии мужиком. У Тока не было не единого сомнения, чем эти двое занимались. В руке у девахи находился банный веник, которым она с удовольствием охаживала мужика. И лишь не знающий, и никогда не испытавший подобного удовольствия не смог бы рассмотреть в мимике мужика блаженства, от свершаемого над ним действия.

Изображение сохранилось каким-то чудом. Они пошарили по пещерке, но больше следов неизвестной цивилизации найдено не было. Дальше, вглубь уходили темные проходы. Возможно, в этих пещерах Анна сможет найти что-то еще.

– Анна, нам пора закругляться, – Ток посмотрел на датчик генератора. – Энергии хватит лишь на обратную дорогу. Она торопливо сделала еще несколько снимков, и постоянно оглядываясь, словно не желая расставаться со своей находкой, поползла на выход.

На обратном пути, Анна вдохновленная находкой, без устали болтала, выдвигая различные гипотезы и предположения о погибшей цивилизации, удивительно похожей на ее собственную, человеческую расу. Ток слушал ее вполуха. Он думал о своем. В отличие от этой Анны, его alter ego с таким же именем была прагматичной реалисткой. И не надо было иметь семи пядей во лбу, чтобы сделать вполне логичное обоснование гибели этого мира. Люди, жившие здесь, сами уничтожили свой дом. Как бы это не прискорбно звучало. Это было давно. Настолько, что событие стерлось из истории, заросло многотысячелетним вселенским мхом, забылось. Или люди заставили себя это сделать – забыть, чтобы не каяться в содеянном. Ток думал, если копнуть чуть глубже, скорее всего в сказках и легендах жителей галактики найдется место этой печальной драме. Грут вздохнул. Наверно не зря, его другое alter ego – Карак хотел стать тэрэ, в жилах которых не бушует жгучий огонь познания. Тэрэ – дети природы, намного взрослее и мудрее существа по имени человек.

Десять дней пролетели незаметно. Ток постоянно был чем-то занят. Несколько раз они снова делали вылазки, но без специального оборудования, за которым и отправилась на Капитолий часть этой маленькой команды, проникнуть в глубинные пещеры не представлялось возможным. Однако им повезло. Они все же нашли несколько окаменевших предметов неизвестного назначения. Так что последние дни у Анны совершенно не было времени на Тока. Она пропадала в лаборатории пытаясь разгадать загадочные письмена и исследуя находки.

Леди Игборн, напротив, стала чаще появляться в кают-компании. Ток любил с ней беседовать, слушать ее рассказы. Особенно грута заинтересовали годы ее юности, проведенные в Доме Роз, и истории императорской семьи. У Кэсс был талант рассказчицы. Она умела увлечь, затянуть собеседника в глубины своих воспоминаний. Но кроме прочего, Кэсс Игборн была еще и ученым. И за свою совсем не короткую по человеческим меркам жизнь она занималась многими интересными вещами. Например, генетическими экспериментами.

Рассказывая одну историю, женщина упомянула знакомую Току фамилию – Са Цор. Оказывается это она, когда-то очень давно, спасла юного Алура от смерти.

– После, – рассказывала она, – Алурчик просил меня передать ему все исследования по этому вирусу. Где-то была вспышка эпидемии, и благодаря моей вакцине ее удалось погасить. Ток слышал в ее словах гордость, но имя Са Цор не давало всецело восхититься трудами этой замечательной женщины. Ток думал:

– Черт подери, галактика такая большая, в ней столько обитаемых планет, столько разных рас, но моя жизнь почему-то всегда вертится вокруг одних и тех же имен, куда бы я ни попал, на какой край галактики бы не уехал. Что это? Рок? Судьба? Или случай? Ответ пока был не найден.

Лука и Оли оказались неплохими парнями. Тока восприняли адекватно, хотя способ его появления на планетоиде им не понравился. Было решено поставить в том месте сигнальные датчики и камеры наблюдения, чтобы сразу отреагировать на подобные вторжения в частную собственность археологов.

Намекнув пару раз на то, что он может оставаться на И-7 сколько угодно и поняв, что приглашение неактуально, Лука согласился доставить Тока на О-2.

Станционный терминал центрального планетоида Пояса астероидов встретил Тока тишиной. Роботы-уборщики сновали по пустому залу в поисках мусора. Клерки откровенно скучали. Следующий корабль с клиентами прибывал только завтра. В гостинице груту делать было нечего. Вещей своих он там не оставил. Да и не было у него вещей, путешествовал Ток налегке. Новые друзья археологи подкинули немного денег, за что Ток был им несказанно благодарен. Главной проблемой на данный момент оставалась проблема отсутствия документов. Нужно было срочно решить этот вопрос. Ток направился в местный комиссариат.

– Говорите, вас зовут Ток Альгутта Муррей? Человек, задавший этот вопрос, начинал бесить грута. Он находился в комиссариате уже, как минимум, часа три, а воз, как говорится, был и ныне там. Маленький и щупленький, похожий на переболевшего лишаем кота муреец, бывший космический пехотинец, а ныне сигнифер в отставке, никак не хотел верить, что громила сидящий сейчас в его кабинете, имеет право носить родовую фамилию клана Альгутта, к торой он, мур Фрук, имел непосредственное отношение, будучи женатым на одной из представительниц этой фамилии. Он снял всю биометрику с Тока и сличил запрошенную им по галапочте информацию. Произвел анализ на сличение голографии, полученной им вместе с досье, с той, что сделал сегодня сам, лично. Все совпадало. Это был один и тот же субъект. Мур Фрук не мог поверить глазам. Он топорщил вибрисы и зачем-то тянул время.

– Мур Фрук, – Ток решил взять ситуацию в свои руки. – Вы что же не верите фактам? Давайте закругляться. Мало того, что меня ограбили на вашем участке, чуть не лишили жизни, так еще, как я вижу, органы обязанные помогать законопослушным гражданам Галактического Союза не только им не помогают, а пытаются все повесить на пострадавшего, вместо того, чтобы ловить преступников. Это подействовало. Молча, хмуря седые брови, сигнифер мур Фрук распечатал временный галапаспорт. Повертев его в руках еще некоторое время, словно никак не желая расставаться с документом, он все же вручил его Току.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю