355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Ломтева » Ледяное пламя (СИ) » Текст книги (страница 25)
Ледяное пламя (СИ)
  • Текст добавлен: 7 августа 2021, 11:00

Текст книги "Ледяное пламя (СИ)"


Автор книги: Ольга Ломтева



сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Кристофер подошел к стеклянной стене, чтобы взглянуть на редкое растение. Он вспомнил родителей, их знакомство произошло из-за этого красивого белоснежного цветка.

– Привет, не думала тебя здесь встретить, – гвардеец услышал знакомый женский голос. Обернувшись, он встретился взглядом с Ралиной. Она опиралась на трость, кривилась от боли, и потому улыбка вышла вымученной. Если подумать, он не видел её с тех пор, как принёс ей шоколад и забрал письмо. К тому времени её уже перевели в отдельную палату и приставили сиделку, так что гвардеец счёл свои обязанности выполненными.

– Привет. Восстанавливаешься?

– Да-а, – протянула драконица. – Главный лекарь прописал мне много ходить. Он верит, что так дело пойдет гораздо быстрее.

– А ты не веришь?

– Ну…Не очень верится. Нога плохо сгибается, как будто деревянная, – Ралина снова поморщилась. Она приблизилась к Кристоферу, осторожно ступая по брусчатке. Каждый новый шаг давался ей с трудом и получался меньше предыдущего.

– Говоришь не веришь, но все равно ходишь. Мы сейчас находимся в самом юго-восточном квартале Вирентиса. Отсюда до твоего дома примерно два часа ходьбы, а то и больше.

– Ммм… – драконица вымученно улыбнулась. – Ладно, ты поймал меня. С тебя ужин.

– Что? – гвардеец удивленно вскинул брови.

– Я устала и голодна, – бесцеремонно заметила Ралина и тут же виновато опустила глаза. Потупившись перед собой в одну точку, она добавила: – Прости мою бестактность. Мне было бы приятно, если бы ты отужинал со мной. Не хочу сидеть одна в трактире. Дома я тоже одна…

– Ладно, – согласился Кристофер, видя возникшее замешательство. – Только давай пройдем пару кварталов. Рядом с городским госпиталем я знаю одно приличное заведение. Минут двадцать ходьбы еще выдержишь?

– Да, – кивнула Ралина. Она протянула руку к его предплечью и замерла в нерешительности.

– Придерживайся, если надо, – гвардеец позволил ей опереться за него.

Расположившийся на углу небольшой ресторанчик манил ароматом горячего хлеба, жареной рыбы и розмарина. Широкие окна и входную резную дверь распахнули настежь. Светлые тяжелые занавески с цветочным орнаментом едва колыхались из-за гуляющего по заставленной столиками просторной зале ветра.

Окинув оценивающим взглядом помещение, Ралина удивленно произнесла:

– Странно, раз в четыре дня мне приходится посещать госпиталь, но этого места я ни разу не замечала. Здесь уютно.

– Бывало, мы с дядей здесь ужинали, пока тетя лежала в госпитале, – поделился Кристофер, откинувшись на стуле.

– Хорошо, когда ты не один… – драконица печально посмотрела на улицу через открытое окно.

Гвардеец вздохнул, бросив беглый взгляд на профиль собеседницы. За столом царила атмосфера уныния, которую дракон так старался избежать перед отлетом в столицу. В гнетущем молчании они дождались, когда им подали по порции рыбного филе с жаренным картофелем с зеленью и кувшин с холодным ягодным компотом. Ралина отказалась от выпивки из-за приема курса лекарств, а Кристофер не имел желания выпивать один.

– Твоя тетя говорила, что ты большой любитель рыбы, – протянула драконица, склонив голову набок.

– Так и есть, – коротко ответил гвардеец, давая понять, что ему не хочется говорить о себе. Тем более, что он уже начинал жалеть, что вообще согласился отужинать с ней.

– Тетя многое о тебе поведала. Рассказывала о твоих родителях, о детстве, о твоей новой должности…

– К чему ты ведешь разговор? Если хочешь спросить меня о чем-либо – задавай. Если нет, то, как я понимаю, ты и так достаточно обо мне знаешь, – взяв вилку, напряженно выговорил Кристофер.

– Ну… Прости, из меня плохая собеседница. Если не говорить о трупах, то мне больше и рассказать-то особо нечего.

– Так расскажи о себе. К примеру, почему ты поселилась в Вирентисе? Почему не отправилась в родной город на юге? Ты же вроде из Мериполоса?

– Да, из Мериполоса, – кивнула Ралина, криво усмехнувшись. – Удивлена, что ты помнишь. А выбрала Вирентис, потому что тут много растений, некоторые из них используют и в тёмных ритуалах. Город древний и тут можно найти действительно старинные книги и сооружения. К тому же ещё до войны о нём поползли нехорошие слухи и поговаривали, что в окрестностях видели вампиров. Вот и рискнула осесть здесь. Как видишь, не прогадала. Ну, понимаешь, научный грант там…

– Денежный вопрос? – Кристофер взглянул на дернувшуюся Ралину. Он оказался прав, когда подумал, что именно эта проблема движет драконицей при расследовании дела об убийстве мэра.

– Да… Да, – закивала собеседница, принявшись за дольку картофеля.

– Не ты первая, не ты последняя с такой проблемой.

– Легко говорить, когда ты посланник Его Величества или же… – Ралина ткнула указательным пальцем в его сторону, – начальник Королевской гвардии. У тебя наверняка хорошее жалованье.

– Легко говорить, когда ты понятия не имеешь, что такое обеспечивать охрану королевской семьи и быть первым в ответе, если произойдёт что-нибудь неладное, – раздраженно ответил на выпад Кристофер.

– Хм… Справедливо.

– Больше денег – больше ответственности, – опустив взгляд в тарелку, гвардеец ухватил кончиком вилки небольшой кусок филе. – Ладно, о моей родне ты многое знаешь. Что насчет твоей? Чем занимаются твои родители?

– Они умерли, – выдохнула Ралина и принялась вертеть вилку в руках. – Они были алхимиками, занимались изучением селитры, ставили опыты с порохом. Родители были очень одержимы своими исследованиями и грезили великими открытиями. Их даже не заботило то, что свои эксперименты они проводили в подвале нашего дома. Однажды произошел взрыв, очень мощный. Дом рухнул и начался пожар. Сгорело еще несколько соседних домов. Кроме них, никто больше не пострадал. Ну как…

Драконица отхлебнула холодный компот и промочила губы салфеткой.

– Прости, моя жизнь не самая светлая и интересная на свете.

– У всех своя история. У тебя своя. Зато это объясняет почему ты не стала алхимиком, – в ответ Кристофер получил едва заметный кивок. «А еще почему ты так хочешь получить научный грант». – Сколько лет тебе было, когда это произошло?

– Пятнадцать. Да, я уже была не маленькая. Но сложность заключалась не в этом. У меня на руках осталась сестра трех лет от роду. Просто представь тот ужас, что я пережила. Денег нет, дома нет, родители умерли. Соседи через суд потребовали возместить ущерб. Все сбережения и оставшееся имущество ушли на погашение разрушений. В итоге нам остались только долги. Небольшие, но долги. Нам с Милой… – Ралина сделала еще глоток прохладительного напитка и, скривившись, вытянула ногу под столом. При этом драконица зацепила стопу собеседника. – Прости, пожалуйста. Я не могу долго держать ногу согнутой.

– Все нормально, – Кристофер поджал ноги под стол, отметив, что чаще стал слышать от Ралины слово «пожалуйста». – Продолжай.

– О чем я? Ах да, Милена… Так, кстати, зовут мою сестру. Так вот, я не знала, что делать, мы в буквальном смысле оказались на улице. Я мыкалась по ночлежкам с сестрой. Однажды нас пустила к себе переночевать очень хорошая женщина. Где-то месяц мы жили у неё. Но потом меня нашёл стряпчий и сообщил, что, изучив наше фамильное древо, нашёл в Мериполосе родственника, который готов взять на себя долги. Это была наша четвероюродная бабка со стороны отца. О которой он никогда не упоминал. Может даже не знал о её существовании. Она держит небольшую сыроварню на юге от города. Ирен – так её зову, взяла меня туда работать, отдала мои долги. Ну а потом она сказала, что я должна учиться. Ведь мои родители были способными алхимиками. Вот только после всего произошедшего мне не хочется заниматься алхимией. Наверно поэтому я выбрала такую стра-а-аную специализацию.

– Когда ты лежала в госпитале, это для неё писала письмо, которое потом просила передать?

– Да, но я не сообщила ей о своем здоровье. Не хочу волновать, ей уже за семьдесят. Вряд ли она сможет сейчас прилететь, а Мила слишком мала для таких перелетов – ей всего двенадцать. Да и… – протянула драконица, – я подумываю улететь к ним, как только почувствую себя лучше. Скоро мне не на что будет жить.

– Проблема денег? – задумчиво проговорил Кристофер и увидел, как смутилась Ралина, а потому ответ был ясен без слов. Внезапно посетившая сознание мысль озарила его, и он таинственно произнес: – Знаешь, могу дать тебе небольшой совет.

– Какой?

– Устройся в городскую лабораторию. Там сейчас недобор из-за последних событий в городе, – видя, как отпрянула собеседница, гвардеец положил столовые приборы и чуть улыбнулся. – Необязательно заниматься опасной работой. Можно перебирать бумажки или же работать в оранжерее. Зато у тебя будет ежемесячное жалованье. Небольшое, но занятость малая и ты сможешь продолжить свои изыскания, имея заработок.

– Хм… Спасибо, конечно. Но неужели ты не понял из моего рассказа, что я не хочу иметь ничего общего с лабораториями?

– Послушай, – Кристофер чуть подался вперед. – Ты хочешь получить научный грант?

Драконица придвинулась и сосредоточенно уставилась на собеседника. Меж красновато-рыжих бровей залегла морщинка.

– Сфера, которую ты нашла напрямую связана с твоей специализацией. Со всем, что творится в городе. Я пока не знаю, как, но я уверен в этом. Я хочу, чтобы ты изучила её, но тебе нужно на что-то жить.

Пребывая в глубокой задумчивости, Ралина откинулась на спинку стула. Наступило молчание, во время которого драконица обдумывала услышанное, а Кристофер занялся остывающим ужином.

– То есть ты не хочешь, чтобы я уезжала?..

– Конечно, ты единственный специалист по теоретической некромантии в округе, – гвардеец улыбнулся. «А еще я уже знаком с тобой и хочу лично следить за исследованием сферы». – Пиши мне по мере открытия чего-то нового, а я замолвлю слово перед Его Величеством о тебе и твоих стараниях. Получишь вознаграждение, даже если не удастся получить научный грант. Ты себе можешь представить, что я имею ввиду, говоря о «скромном вознаграждении» от его Величества? Вряд ли ты видела когда-нибудь столько денег, – глаза Ралины блеснули, и гвардеец подумал, что слегка переборщил. – Хотя сильно не фантазируй, на собственный замок и содержание прислуги до конца своих дней не хватит. Подумай, мне кажется ты только выигрываешь, – мягко проговорил Кристофер. Улыбнувшись, он отпил ягодный напиток.

– Хорошо, – Ралина взяла вилку и наколола кусок поджаренного картофеля. Она охотно принялась за еду и когда опустошила половину тарелки, задала вопрос: – Я только не могу понять, какие между нами взаимоотношения? Дружеские?

– Приятельские. Мы же соседи, а соседи помогают друг другу.

Глава 35

Царил полуденный зной. Невесомая прозрачная ткань, что занавешивала высокие арочные окна Королевского дворца, не колыхалась. Безветренно, жарко и ни единого облачка на небе.

Комната для отдыха, где Алита проводила время перед отлетом в загородную резиденцию, пока Лора и Варда собирали вещи, была залита солнечным светом. Лучи проникали через графин с лимонадом, отбрасывая солнечных зайчиков на потолок и стену. Принцесса бесцельно возила заточенным карандашом по шершавой поверхности пергамента. Попытки нарисовать хоть что-либо проваливались одна за другой. То крючок не такой, то овал не выходит, то линии слишком жирные. Пальцы не слушаются, образ не складывается.

Отбросив карандаш, Алита уставилась на ладони. Противно и гадко. Сколько драконица себя помнила этими руками она лечила: заживляла раны, прогоняла хвори, исцеляла ожоги. Обнаруженный в пятилетнем возрасте дар принес облегчение обитателям Громового замка. Марта, Гленн, Анна… Она лечила их и не помнила, чтобы хоть раз болела сама.

Принцесса выдохнула, ощутив подступившую к горлу горечь. Тогда Алита не могла допустить мысли, что с такой же легкостью сможет калечить. Пару часов назад, после обеда, к ней ещё раз зашёл Арис осведомиться: всё ли у неё хорошо. От брата драконица узнала, что Рихард потерял не только два пальца. Пытаясь ускользнуть от него с балкона, Алита ударила его магией в грудь. Ткань мундира треснула и заиндевела, а под ней на коже остались синюшные волдыри с черной каймой. Малис пророчил, что нанесенная холодом рана будет трудно поддаваться лечению, болеть и жечь. А пребывание в Хиемской крепости на северной границе Королевства сведёт шансы на заживление к нулю из-за сурового климата. «Не смей допускать даже и мысли о жалости к нему. Ты меня поняла? Он получил по заслугам», – строго сказал Арис, будто бы щелкнул кнутом, и драконица старалась…

Брат единственный навещал Алиту в этот день. Так же от Ариса она узнала, что Ада не хочет прощаться со старшей сестрой, избегает остальных и проводит весь день в покоях матери. Леди Лорэна объявила, что слишком слаба, чтобы принимать кого бы то ни было и обсуждать случившееся, но принцессе думалось, что кровная мать обманывает. Никакой слабости у той нет. Ей всего-навсего не хочется признавать вину. Впрочем, как и Аде. Мысль о том, что они планировали и подстроили ту встречу на балконе, не давала Алите покоя и вызывала отвращение к ним.

Авроре запретили покидать свои покои до тех пор, пока та не научится держать язык за зубами. Младшая сестра присутствовала на балу как тень, под условием, что любая выходка закончится отстранением от подобных мероприятий до совершеннолетия. Аврора всегда имела нюх на чрезвычайные происшествия, а потому немедленно направилась в тот вечер за братом и подслушала под дверью о случившемся. Вернувшись на бал после полуночи, она стала охотно обсуждать произошедшее и делится своим мнением о Рихарде, которого терпеть не могла. Но поскольку официально гвардеец ещё пару дней назад добровольно перевелся из Королевской гвардии в Северную Драконью гвардию и отправился в Хиемскую крепость, такие обсуждения были излишни. Вдобавок, ей очень хотелось хвалиться силой и поступком старшей сестры, и она не понимала, почему об этом надо молчать, и за что, поймавший её за распространением слухов брат, отправил сестру в свои покои и поставил у дверей гвардейца.

Алита же замкнулась в собственных переживаниях. Она предполагала, что многие будут сторониться её, не желать общения, обсуждать и попросту бояться. Драконица силилась не жалеть Рихарда, но не думать о его увечьях не могла. Неужели она способна на такое? А что, если в следующий раз такой бесконтрольный выброс магии унесет чью-либо жизнь?

«Я должна прекратить думать об этом. Я должна быть осторожней, только и всего. Если я буду держать эмоции под контролем ничего не произойдет», – шептала Алита, глядя на свои руки.

В час отлета Арис вышел на дворцовую площадь проводить сестру.

– Дорогая моя, сестренка. Желаю приятного отдыха тебе. Я обязательно наведаюсь на чай, – улыбаясь, король приобнял сестру.

– Благодарю. Я буду ждать твоего визита, – сдержанно проговорила принцесса, ответив на объятия.

– Извини, что мне пришлось так поступить. Нужно немного времени. Слухи улягутся, сестры успокоятся… и, ты знаешь, самое главное: Вики беременна, и она сильно разволновалась из-за произошедшего. Я не могу рисковать её здоровьем и здоровьем не рожденного малыша, – прошептал Арис на ухо.

– Не надо извиняться. Ты и так многое сделал для меня. Да и… Сколько лететь до резиденции? – драконица отстранилась.

– Десять минут, – серьезно проговорил брат, а затем улыбнулся. – Шляпку приколола к волосам? Смотри не потеряй, солнце печет, а тебе верхом на драконе кататься. Герберт! – Арис позвал друга детства. – Вези мою сестру аккуратно.

– Разумеется, – гвардеец улыбнулся.

– Герберт назначен старшим среди офицеров, – король заключил дрожащие руки сестры в свои. – Я прошу тебя ничего не утаивать от него. И от меня тоже. Договорились?

– Да.

– И еще одно… – выпустив руки сестры, дракон потянулся к внутреннему карману. – Письмо из Вирентиса. Ответ передашь Герберту.

Драконица взяла послание от Кристофера и, сложив вдвое, убрала. Запечатанный конверт, казалось, тянул карман. «Теперь я должна еще раз пересказать эти события… Только теперь Крису… Как же он отреагирует?..»

– В резиденции у тебя будет компаньонка, зовут – Мерида. Драконица в годах и многое знает о жизни. Слушайся её, пожалуйста, – серьезно произнес Арис.

– Компаньонка? – скривилась Алита.

– Да, я же не могу позволить оставить свою незамужнюю сестру наедине с двумя королевскими гвардейцами, особенно после случившегося, – брат покачал головой, как бы не зная, что ещё сказать.

– Она мне точно нужна? – уточнила драконица. – Или это необходимая формальность.

– Точно, – кивнул Арис.

Принцесса замолчала. После всего произошедшего такое назначение показалось Алите смешным. Если Рихарду всякий раз удавалось застать её одну в Королевском дворце, в коридорах которого царила толкотня, то что уж говорить о резиденции. При желании кто другой мог причинить ей зло и там. И каким образом Мерида могла бы этому воспрепятствовать, она не знала.

– Как скажешь, – во взгляде Алиты читалось сомнение.

– Я буду спокоен, зная, что она рядом с тобой, – мягко улыбнулся Арис. – С ней не забалуешь, – и король пристально посмотрел через плечо сестры на Герберта.

Загородная резиденция по архитектуре походила на Королевский дворец. Немудрено, ведь проект создавал один и тот же главный строитель. Двухэтажное здание с мраморными колоннами, украшающими фасад, лепнина и позолоченный орнамент, бежевый цвет внешних стен, длинные каменные ступени перед двойными дверьми, мощенная брусчаткой просторная площадка перед главным входом, по бокам которой в ряд высажены клены, кустарники и цветы. Южный торец здания выходил к небольшой речушке под названием Велеста являющейся одним из притоков Айрен. Имелся собственный причал для яхт, а вдоль берега тянулись пушистые плакучие ивы. Местами кончики ветвей касались водной глади и, словно занавесом, закрывали ствол дерева. Обширную прилегающую территорию огораживал кованный забор, на столбах которого были высечены сложные охранные руны.

– Ого, – выдавила из себя Алита, окинув фасад беглым взглядом. Только что она слезла с чешуйчатой спины черного дракона и ступила на разгоряченные летним солнцем камни. Когда брат сказал ей о загородной резиденции, она и представить себе не могла, что окажется в таком прекрасном месте.

– Ваше Высочество, как вы себя чувствуете? – обернувшись в человека, Герберт встал рядом с принцессой и с улыбкой посмотрел на неё.

– Благодарю за беспокойство, все хорошо, – драконица облизала пересохшие губы. Несмотря на вечерние часы солнце припекало, вызывая неутолимое чувство жажды и желание спрятаться в тени. От полета кружилась голова, и, хотя Алита старалась не проявлять страх и контролировать эмоции, боязнь высоты брала своё.

– Желаете осмотреть резиденцию или же отдохнуть?

– Я не устала, поэтому покажите мне здесь всё, – взволновано проговорила принцесса, предвкушая знакомство с местом, где ей предстоит провести несколько следующих месяцев своей жизни. Ранним утром Арис распорядился привести резиденцию в порядок, хотя постоянный персонал и так неплохо справлялся со своими обязанностями.

– С удовольствием, – Герберт жестом пригласил драконицу следовать за ним.

Медленным шагом принцесса двигалась за гвардейцем, осматриваясь по сторонам. Около парадного входа их встречали выстроившиеся в ряд слуги. Среди них Алита сразу заметила двух личных горничных – Лору и Варду, которых перевезли раньше драконицы.

– Добро пожаловать, Ваше Высочество, – вперед вышла слегка полноватая женщина лет пятидесяти на вид в закрытом до шеи светлом платье с воротником. В собранных на макушке темных прядях виднелись нити серебра. Округлое лицо растянулось в приветственной улыбке, но глаза холодно взирали на прибывших. Особенно строгим взглядом был одарен Герберт, который в ответ лишь лукаво улыбнулся. – Меня зовут Мерида.

– Приятно познакомиться, – Алита слегка улыбнулась стоящей перед ней черной драконице, о которой уже была наслышана.

– Ваше Высочество, чего пожелаете? – учтиво поинтересовалась Мерида.

– Хочу осмотреть резиденцию, – ответила принцесса и мельком взглянула на повеселевшего гвардейца.

– Прошу следовать за мной, я вам все покажу, – любезно сказала драконица, приглашая Алиту пройти внутрь. Последняя подалась вперед, позволяя вести себя. Переступив порог, она оглянулась через плечо.

– Я хочу, чтобы Герберт пошел с нами, – остановившись, испуганно пролепетала принцесса.

– Как вам будет угодно, – Мерида склонила голову, бросив на гвардейца быстрый взгляд. От Алиты не укрылась неприязнь и суровость, отразившиеся на лице драконицы в эти несколько секунд.

Из окон загородной резиденции открывался потрясающий вид. Северная и восточная часть выходили на пшеничное поле. Раскинувшееся желтое колосистое море впечатляло, а вдалеке виднелся лес и столичные шпили. Восточная и южная – на реку, сад и плакучие ивы. Водная гладь Велесты переливалась сине-зелеными оттенками на солнце, соблазняя окунуться в прохладу после жаркого дня.

Но для Алиты окружающий мир сделался серым и безжизненным. Откинувшись на спинку стула, она апатично смотрела на золотистый пейзаж. Губы иссохли, волосы потеряли блеск, а под глазами залегла синева. Рядом на маленьком столике, стоявшем почти вплотную с ограждением балкона, находился завтрак, к которому она так и не притронулась, и ваза с фруктами. Аппетит отсутствовал.

Отсутствовал и хороший сон. Нет, с момента прибытия в загородную резиденцию ей больше не снились кошмары. Её мучило ожидание очередного сновидения, где драконица тонула в фиолетовой тягучей жидкости, а в конце показывались хищные голубые глаза. Как только Алита засыпала, то тут же подрывалась, страшась обнаружить себя без одежды на заляпанной кровью постели. Странно, что до появления ночных кошмаров у неё ни разу не наблюдалось носового кровотечения. Во всяком случае, принцесса не могла вспомнить ничего такого. А спросить у родных не смела. В письме приемным родителям она указала официальную причину своего переезда из Королевского дворца – для изучения местных растений в рамках университетского курса занятий. Драконице не хотелось волновать их. Беспокойство ходило в её голове по кругу. Она боялась будущего, боялась, что сойдёт с ума, боялась, что её отправят ещё дальше от дворца, боялась, что так и не увидится с Кристофером, боялась, что снова станет узницей.

Посетивший на днях летнюю резиденцию Малис не мог сказать ничего конкретного. Он тщательно осмотрел Алиту, задавал вопросы и выписал успокоительное на основе ромашки и мелиссы. Мягкое снадобье должно было помочь вернуть здоровый сон. Но пока что драконица не замечала и малейшего результата. Скорее, лекарство дурманило разум, но ничуть не способствовало выздоровлению.

Хлопотавшая вокруг принцессы Мерида безмолвной тенью ступала за ней. Она оставляла Алиту наедине лишь на время сна или купания. У последней не было ни сил, ни желания хоть как-то противиться её присутствую. Молчаливая и чопорная компаньонка не приносила облегчения или радости, а скорее, наоборот, тяготила и внушала стойкое ощущение, что за драконицей не просто присматривают, а следят. «Наверно перед сном она все записывает. Как прошел мой день, что я ела, пила, говорила… А потом докладывает Арису», – вздохнула Алита, увидев как драконица отдает какое-то письмо посыльному.

Мерида и сейчас находилась рядом с принцессой. Она сидела на соседнем стуле и читала какую-то книгу. Строгая синяя обложка напомнила романы о путешествиях моряков, что так любила читать Алита прежде, когда жила в Громовом замке. Взглянув на компаньонку, она подумала: «Может спросить, что за книга и почитать? Нет… Зачем мне это нужно?».

– Доброе утро, Ваше Высочество, у меня для вас срочные новости, – на пороге возник Герберт.

Устало взглянув на гвардейца, Алита сделала жест рукой, чтобы он говорил.

– Простите, леди Мерида, но это сообщение мне велено передать лично Её Высочеству, и я прошу вас оставить нас на короткое время.

Перекинув плетенную закладку на страницу, драконица закрыла книгу. Она недовольно покосилась на Герберта, но тот лишь учтиво улыбнулся ей. Не произнеся ни слова, Мерида удалилась. Напоследок она обеспокоено взглянула на молодую особу.

Наблюдавшая за происходящей возней Алита вновь безэмоционально уставилась на пшеничное поле. «Что еще за срочные новости? Меня куда-то отправляют? Хотят исследовать мои способности?»

– Извините, Ваше Высочество, я хочу устроиться поудобнее, – Герберт прихватил со стула, на котором сидела Мерида, подушку и кинул её на пол ближе к ограждению. Усаживаясь, он взял со столика спелый розовато-оранжевый персик, и принялся откусывать кусок за куском, смачно жуя. Вкусный аромат долетел до ноздрей Алиты, и та невольно вдохнула, ощутив, как в рот самопроизвольно натекла слюна.

– Какие новости? – шепнула принцесса хриплым голосом.

– Сегодня хороший день, – Герберт пожал плечами, сидя на полу верхом на подушке.

– И все? Зачем вы пришли сюда?

– Посмотреть, как вы сидите и жалеете себя, – гвардеец показательно откусил новый кусок. – Спросить, не надоело ли?

– Что вы себе позволяете? – вяло спросила Алита, силясь нахмуриться, но одеревенелое лицо не слушалось.

– А что я себе позволяю? Я говорю правду. Вы сидите и жалеете себя. А могли бы порисовать. Я знаю, что вы отлично рисуете. Знаю, что любите читать. Знаю, что хотели лечить людей. Так почему бы вам не заняться чем-нибудь? – Герберт улыбнулся, увидев, как драконица закатила глаза. – Сколько вы собираетесь сидеть здесь и убивать себя? Только взгляните кругом. Какая природа. Воздух здесь отличается от столичного. Нет зловония нечистот. Можно окунуться в речку, можно устроиться на пикник и поесть персиков.

Закончив, Герберт с хрустом откусил новый кусок. Сочный фрукт брызнул. Алита облизала губы, осознав, что тоже хочет персик. Видя реакцию принцессы, гвардеец приподнялся, опершись о перила, взял целый розоватый плод со стола и протянул ей.

– Возьмите.

Драконица переложила плод из рук Герберта к себе в тарелку, но тот покачал головой.

– Хватит церемониться с вилкой и ножом. Откусите так, по-детски, – снова уселся он.

Алита недоуменно уставилась на собеседника. Марта всегда учила есть приборами, и с младых лет драконице не позволялось хватать еду руками. Заманчивое предложение и то, как Герберт кусал персик на её глазах вызывало желание попробовать. Принцесса откусила…

– Ну как?

– Ммм… Вкусно, но течет по рукам, – Алита хихикнула, прожевав первый кусочек.

– Вот видите, – положив косточку на столик, Герберт поднялся. – Когда последний раз был в столице по делам, то видел, как девчушки покупали перламутровые акварельные краски. Они были в восторге от покупки. Предлагаю размять ноги и прогуляться до той лавки. Что скажете?

– Фо-ло-шо, – протянула драконица с набитым ртом, а затем смущенно приложила ладонь ко рту.

– Замечательно. Оденьтесь попроще, нам не нужно лишнее внимание.

Прогулка помогла развеяться. Радостная и уставшая Алита вернулась обратно в резиденцию. Она попросила Герберта оставить накупленные краски, кисти и бумагу в комнате для отдыха на первом этаже. Драконица слишком измоталась долгим походом и решила, что порисует завтра.

Гвардеец отказался вести её на себе, уговорив пройтись пешком от чего принцесса сначала впала в замешательство и негодование. Но как только Мерида изъявила неудовольствие от такого варианта событий и начала вторить, что нужно непременно лететь, и что она не пойдёт с ними, так как в такую жару ей станет худо с сердцем, Алита согласилась с Гербертом. Таким образом, она избежала угнетающего присутствия строгой компаньонки, которая, драконица видела, сопровождала путь принцессы до городской черты взглядом через подзорную трубу с верхнего этажа резиденции. Их возвращение также было отмечено блеском линзы со знакомого балкона.

– Мне не нравится Мерида. Она всюду за мной следует, – поделилась принцесса, когда они с гвардейцем выдвинулись по дороге в город.

– Ваше Высочество, вы вправе приказать ей оставить вас одну, – мягко сказал Герберт, пригладив густые темные волосы и надев соломенную шляпу.

– Но как?

– Словами. Просто говорите леди Мериде оставить вас, и она должна выполнить просьбу. Вы же принцесса. Да даже если б и не были. Вы всегда вольны говорить окружающим, что вас не устраивает. Конечно, не стоит терять лицо и становиться нахалом, но иногда лучше высказать вслух своё неудобство, – Герберт развел руками. – Кто знает, может и леди Мериде не хочется сидеть рядом с вами все время.

Алита задумалась над услышанным и решила попробовать. Вечером драконица попросила оставить её одну, и Мерида выполнила просьбу, хоть и на лице последней читалось явное недовольство.

В один из жарких дней Алита устроилась на причале, свесив ноги. Она едва касалась пальцами водной глади и наблюдала как рябь кольцами расходится от прикосновений. Желание окунуться отсутствовало. Вчера она посетила последнее семинарское занятие в университете, которое рекомендовал Малис. Ей не хотелось расставаться с этим местом, и она уже тосковала по аудиториям и лекциям. Не радовало и отсутствие результатов в изучении свитков, найденных в Громовом замке. Профессор Хьюберт писал, что ему требуется больше времени, чтобы разобраться в старых письменах.

Грустно вздохнув, драконица подумала об отправленном Кристоферу письме. Коротком и жалком, вымученном в течение последних дней. Оно ушло вместе с Арисом, который, как и обещал, навестил её. Разговор с братом прошел натянуто и напоминал перекидывание друг другу случайных фраз, нежели содержательный диалог. Брат выглядел уставшим, о сестрах и матери молчал, настырно предлагая принцессе рассказать о себе. Беседа не вязалась, и, в итоге, Арис улетел вместе с посланием.

– Я видела, как Лора выносила окровавленные простыни… А ведь такие дни были у неё неделю назад…

– Чем она занималась ночью?

– Да ни чем, а с кем. Вот главный вопрос.

Услышав обрывки диалога, принцесса резко оглянулась назад. Из окна первого этажа доносился разговор двух служанок. «Они сплетничают обо мне», – Алита нервно сглотнула. Из-за поднявшегося ветра, принцесса смогла расслышать лишь доносившийся неприятный смех. Драконица подтянула босые ноги к себе и накрыла их длинной юбкой. Ей стало стыдно, ведь прошлой ночью вновь приснился кошмар. На этот раз тягучая сиреневая жидкость не трогала одежду. Возникшие из ни откуда сильные руки сомкнулись на её шее и душили. Перед пробуждением ей вновь привиделась пара кристально чистых голубых глаз.

– Как ваше самочувствие, Ваше Высочество? – подошедший Герберт вывел Алиту из набежавшего оцепенения. Держа в руках две глубокие тарелки, он присел рядом с ней. – Возьмите.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю