290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Гипердиверсант против вселенных » Текст книги (страница 1)
Гипердиверсант против вселенных
  • Текст добавлен: 20 августа 2019, 12:30

Текст книги "Гипердиверсант против вселенных"


Автор книги: Олег Рыбаченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

. ГЛАВА Љ 1


  Свора уголовников и олигархов мчалась по джунглям. Первоначально они бежали, но потом у большинства дыхалку забило и карательный отряд перешел на шаг.


  Сзади их неслось примерно дюжина баб. Им хотелось понаблюдать за расправой. В целом три отряда сбились вместе и напоминали стадо слонов. Кинжал имеющий опыт воровских разборок отметил:


  – Так мы слишком заметные. Надо придать каждому отряду опытного командира. Лучше всего из числа телохранителей-профессионалов.


  Бруматов возразил:


  – Первым отрядом буду командовать я, а не мой телохранитель. Ведь это глупо чтобы деловой человек подчинялся горе мышц.


  Хинштейн поддержал его:


  – Если мы ворочали миллиардами, то простенькой операцией по обчистке аборигенов справимся сами. Тем более они судя по всему не умеют воевать.


  Кинжал отметил:


  – Оружие носили вполне уверенно, особенно их бабы.


  – Ну и что! На то и дикари чтобы покрасоваться. Для них топор что бусы, а лук бубен. Вспомни колонизацию: небольшие отряды испанцев захватили огромные империи, таких же, а может и лучше вооруженных дикарей, а у них не было модернизированных автоматов выплевывающих семьсот пуль в минуту.


   «Калашников» это каменный век по сравнению с почти экспериментальным оружием. – Вот погляди на это.


  Он показал Кинжалу автомат «Коршун» – 1.


  – Не плохая вещица, но требует к себе слишком много патронов, да и при случае можно уложить своих. Не самая лучшая идея, повышать скорострельность снижая убойную силу.


  – Все может быть. Но ведь и ты Кинжал пороху не нюхал.


  – Я стрелял и убивал. Киллер не хуже солдата.


  – А считал и делил! Честно говоря, на охоту выезжал редко, но человека убить ощутить этот смак хотел давно.


  – Скоро эта возможность представиться. Мой совет переключи режим стрельбы в автомате «Коршун» на одиночные, а то ствол может увести. Да и еще почему киллеры предпочитают западные модели оружия.


  – Да почему?


  – Потому что у российской оборонки слишком много форса и желания пустить пыль в глаза, а качество оружия примерно такое как и всего производимого в стране.


  Хинштейн хихикнул:


  – Не говори! Сейчас благодаря именно нам капиталистам качество Российских товаров заметно выросло. Они вполне конкурентоспособны, рыночная экономика заставила лучше работать. А вот оборонка сильно выиграла если перешла в частные руки. Частная собственность на средства производства это то что сделало великими США, а сейчас делает великой Россию. Капитализм придал стране второе дыхание, а вы вспомните советские времена, пачку сигарет – даже такого дерьма нельзя было купить.


  Кинжал мотнул головой:


  – А кто с этим спорит. Китай только формально управляется компартией, а фактически капиталистическая страна. А что было там при Мао – нищета, голод и безработица. Да если победил Зюганов поменялись бы лишь фамилии олигархов, а капитализм остался. В девяносто шестом году, мы из «общака» отвалили изрядный куш кандидату-коммунисту чтобы помнили добро и придя к власти сотрудничали с нами. Хоть и не пришли, но зато Думу контролировали, а это тоже власть и не малая. Сколько мы на том бюджете заработали.


  – Не знаю! Я думаю наш брат выжил и при коммунистах. Кстати именно компартия начала движение к рынку и капитализму, а Ельцин был кандидатом в политбюро ЦК КПСС. Я правда боролся с Зюгановым, но кое-какие лазейки и сохранил, в частности контакты с весьма влиятельными коммунистами. Это только такие лохи как Волков при любой власти нищие и голодные.


  – Ну у Волкова довольно приличная пенсия, он выживет, а для генерала кишка тонка. Он рожден подчиняться и выполнять приказ. Я вот думаю, не стоит его убирать, могут найтись в место него лидеры посильнее.


  – Я пока не планировал убийство. Да и ползем мы медленно, доберемся до поселка дикарей, грабанем их и отведем душу.


  – Это уже твоя вина. БТР нет, а дыхалка слабая.


  Хинштейн замолчал и попытался прибавить шагу. Остов большой и поселок дикарей может находиться весьма далеко.


  – Ну мы отвлеклись, а пора назначить командиров отрядов. – Заметил президент.


  – Твоя воля!


  – Первым ты, вторым Бруматов, а третьим я!


  – Можно и так! Только не создавайте слишком много шума.


  – Скрытые маневры у нас в крови, подкрался не заметно и пали! – Заявил Хинштейн.


  Трава стала гуще и выше, появились цепляющиеся за одежду крючки. Новые русские все чаще ругались матом, одному из них распороло лицо.


  – Тише вы! Иначе дичь распугаете. – Заявил Кинжал.


  – А если нет! – Скопытился новый русский.


  – Пристрелю!


  Бизнесмен Фурщик изрядно поддатый да еще обкуривший миллионер-охотник встал в позу:


  – А я тебе не верю! У тебя смелости не хватит, да ты и в слона не попадешь!


  Кинжал выстрелил из крупнокалиберного пистолета. Пуля со смещенным центром тяжести и фосфорной головкой вонзилась в живот.


  – Вот тут ты ошибаешься! Мой тринадцатый труп. Стрелять я умею!


  Прочие бизнесмены притихли. Лишь один Фурщик громко стонал:


  – Доктора, доктора мне.


  – Не поможет! Все кишки разорваны, ты умрешь спустя полтора часа. – Заявил Кинжал. – Собаке собачья смерть. – Подвел итог пахан.


  Хинштейн усмехнулся:


  – Ловко ты его на место поставил. У Волкова так никогда бы не получилось.


  – Школа профессиональных убийц, банду надо в строгости держать. У меня как-то твое шкетов косяк баксов стащили. Так я велел в царской водке живьем растворить. А это так больно, хуже чем от огня. А потом их крики магнитофон записал и заставил слушать новичков, вот что ждет тех кто нарушает воровские законы.


  – И как действовало?


  – Конечно! Страх основа послушания, а послушание основа всего общества. Почему рухнул СССР? Потому исчез страх перед компартией и КГБ. Теперь он возродиться с новой силой.


  – Тогда убивай, но смотри чтобы тебя самого не убили.


  – У меня глаза на затылке.


  Дальнейший путь стал чуть полегче, только деревья росли намного гуще. Внезапно одно из них с треском раскололось и оттуда вылетела ящерица с крыльями. Она двигалась столь стремительно что успела вцепиться в частного телохранителя прежде чем он поднял автомат:


  – А-а! – Заорал он.


  Двое других бойца открыли огонь по ящерице, сумев повредить ее, заодно пришили своего напарника. Тот облитый кровью затих, его грудь была целиком разорвана, из горла торчал хрящ.


  Хинштейн плюнул в его сторону:


  – Фу падаль! А это что за монстр?


  Ящерица имела десять конечностей и весьма длинные когти. А ее морда напоминала сверло.


  – Не имеет значения. Какой-то мутант. – Заявил Кинжал. – А вообще в джунглях могут водиться и звери и ядовитые насекомые. Ты смотрел боевики про Вьетнам?


  – Я был там! – Ответил Хинштейн.


  – Ну и как?


  – Заросли похожи на эти, только таких исполинских папоротников не было.


  – А чего ты хотел, из них можно вполне соорудить небольшой галеон. – Кинжал блеснул эрудицией.


  Хинштейн не теряя даром времени, принялся умственно составлять прогноз текущей цены на нефть. Постоянные ее колебания обогащали спекулянтов и олигархов. Впрочем задание на данный момент бесполезное, лучше всего срывать крупные ягоды растущие на деревьях.


  – Чуть-чуть передохнем. – Жирноватый Хинштейн сильно потел и задыхался. Он облокотился на сотканную из соцветий трав нерукотворную кустарниковую изгородь. Раздалось шипение и урчание похожее на собачье.


  Кинжал спросил:


  – Это не ты Шамиль?


  Но собака бежала вдалеке. Увидев что люди остановились она улеглась, спрятавшись в густом мху.


  Хинштейн поежился, но все же заглянул во внутрь. Там оказался странный зверь: пасть крокодила крылья летучей мыши и изогнутые когти. Хвост волочился по траве.


  – Ну ты «зубастик» – Сказал Хинштейн.


  Зверь был хищным и нахальным по крайней мене настолько чтобы схватиться с оранжевым типом напоминающем пчелу мордой медведя и клыками-саблями. Эти насекомые были по меньшей мере вдвое больше зубастика и весьма сильные, особенно грозно смотрелись клыки.


  Кусты заколыхались и Хинштейн восхитился зеленой злодейкой.


  Пчелок было две, а зубастик дрался в полном одиночестве. На олигарха громадные насекомые внимания не обращали: видимо махнув крылом и сочтя не особенно опасным приматом. А что человек не выглядел устрашающим. Зубастик в свою очередь видно решил что животное само по себе и он если уцелеет еще справиться с ним. А может как и большинство зверей понял что человек стоит на недостижимой для них ступени развития и его лучше не трогать. То что среди людей могут встретиться романтики способные помочь слабому казалось обоим невероятным.


  Хинштейн потер руки:


  – Ну за одно и телевизор включать не надо.


  Он вспомнил один блокбастер где ведьма приняла образ абсолютно схожего монстра. При этом она стремилась похитить невинные души, затянуть их в преисподнюю. В глубине души Хинштейн восхищался темными силами и не редко мысленно молился дьяволу. Даже в православном храме и перед иконой он не забывал помянуть сатану.


  – Пошли мне бог века сего удачу.


  Молиться в церкви модно, сам Хинштейн почти атеист, сторонник теории эволюции, но при этом совершенно искреннее считал что природа сама могла породить могучих духов, которые могут оказать влияние на порядок вещей во вселенной. Для этого нужно молиться злу и просить зло о помощи. При этом необходимо самому совершать подлые поступки, особенно такие приятные как изнасилования. Вот и сей час ему нравился зубастик.


  Несмотря на ядовито-зеленый цвет, он выглядел словно демон порождение преисподней, а крылья были обрамлены черной бахромой. Время от времени это чудовище орало показывая сразу три переплетенных языка, желтый, белый, красный.


  Порядочный человек скорее всего посочувствовал пчелкам, защищающим маленьких еще не способных летать детей, чем голодному зубастику. Но Хинштейн это иная порода. Кроме того его восхищала храбрость и ловкость злодея. Пропусти зубастик хоть один удар длинного мощного бивня и ему будет не до поисков пропитания. Если пчелки разделились, чтобы атаковать со всех сторон... Вместо этого оранжевые лезли по очереди и отгребали тоже по очереди, в две смены.


  Зубастик двигался в цветущих кустах очень ловко, и пчелки каждый раз оказывались в невыгодной позиции. Наконец зубастику удалось точным клевком сбить одну из насекомых, так перевернулась долбанув спиной вперед, застряв в колючках. Затем хищник проскочил под носом у другой и метнулся к гнезду.


  Ядовито-зеленый монстр схватил маленькую пчелку, хитиновый покров хрустнул, выступила похожая на смолу кровь.


  – Вот она хитрость жестокого существа. – Сказал Хинштейн. Его глаза блестели.


  Пчелки бросились на нее разом, но до кустов зубастик добраться успел и драка потекла по-прежнему. Только приоритеты сменились – раньше зубастику нужно было прорваться и хапнуть, а теперь следовало удрать с добычей.


  От ярости пчелы совсем потеряли соображение. Их крылья были непропорционально велики и покрыты перьями, что очень мешало в кустах.


  А зубастик скакал по верху и чтобы на него напасть пчелам приходилось взлетать. Обычно за этим следовал короткий встречный толчок в крыло, и потерявшая равновесие птица летела вниз. Поединок стал затягиваться и Хинштейн с тревогой поглядывал на часы.


  Тут зубастику повезло, он сумел так сильно укусить что пчелка рухнул вниз со сломанным крылом.


  Уцелевшая пчела отступила, выставив клыки сабли, но зубастик видно решив что сначала нужно дожевать добычу взлетел вверх. Хинштейн не удержался и дал очередь из автомата по пчелам. Пробитые насекомые разом затихли.


  – Вот теперь зубастику будет что есть.


  – Это не осторожно! – Произнес Кинжал. Нас могут услышать.


  – Автомат «Коршун» бьет почти бесшумно. Кроме того мне хотелось чтобы восторжествовало зло.


  – И тебе это удалось. Смотри он уже возвращается, возможно у него будет приличный запас.


  – Тем лучше!


  Зубастик и впрямь вернулся, глотка широкая и он проглотил свою добычу быстро.


  – Вот живоглот! Это по нашему! – Сострил Кинжал.


  Злобный хищник не обращая внимания на убитых взрослых пчел, атаковал младенцев и принялся их пожирать.


  – Дети вкуснее взрослых. Вполне правильный выбор. – Отметил Хинштейн. – Что-то во мне самом проснулась жажда крови. Пошли быстрее.


  Бандиты и бизнесмены что практически одно и тоже прибавили шагу, их гнала вперед жажда золота и прочей добычи.


  Вот они уперлись в ручей, голубая вода приятно омыла пропыленные сапоги и кроссовки. Шедшие сзади дамы скинул туфли разбрызгивая ножками теплую воду.


  – Уже близко цель! – Заявил Кинжал.


  – Это почему?


  – Посмотри как Шамиль хвостом виляет.


  Собака и впрямь юлила и выписывала узоры. Ее мощные лапы разгребали мох.


  – Значит так расходимся, переговоры ведем по рации, соблюдаем тишину. – Заявил Хинштейн.


  Отряды разделились и зашли с трех сторон, в одном месте им пришлось преодолеть холм, продираясь сквозь кусты. Кое-кого укололо, но коллеги зажали ладонями рот.


  Вот джунгли кончились и они оказались перед лужайкой. На ней стояли круглые дома, и юрты напоминающие вигвамы. Часовых было не много, но они заметили движение не особенно поворотливых богатеньких вояк. Прозвучал сигнал тревоги, удары трещотки.


  – Вот теперь мы по настоящему завелись. – Сказал Хинштейн. – Огонь пленных не брать.


  Новые русские с большой радостью открыли огонь. Длительный переход в жару утомил их и они были рады вымесить на ком-то злость. Стоящий возле дерева воин упал пробитый очередями. Затем заорала полуголая женщина. Ее изрешетили. Даже из числа телохранителей мало кто нюхал пороху, поэтому они стреляли много не экономя патронов и не особенно скрывались. Летит граната, вигвам вспыхивает. Еще одна женщина бросает секиру, попадая в ногу охраннику. Тот ревет и падает зарывшись носом в песок. Видны трупы с рваными ранами, отряды ворвались в село.


  Вот упало несколько убитый совсем еще маленьких детей. Хинштейн наткнулся на играющего грудного ребенка. Картина была такая что могла вызвать умиление.


  Олигарх вдруг почувствовал в себе демона, казалось само зло обращается к нему и требует:


  – Жертвы нам! Жертвы нам!


  Хинштейн всадил штык-нож в живот, а затем со смаком повернул его. Брызнул маленький фонтанчик крови, младенец тихо вскрикнул и затих. Олигарх поднял штык вверх:


  – Я воплощение зла! – Крикнул он.


  Рядом с его ухом пролетела стрела, но видно дьявол доволен своим слугой и Хинштейн ни получает даже царапины. А вот кое-кого из телохранителей пристрелило. В частности двое убиты стрелами, часть туземцев, в основном женщины и подростки залегла и стала отстреливаться.


  Вновь стрекочут автоматы, в селении начался пожар, Хинштейну попался под ноги раненый ребенок. Сенатор наступил на простреленную ногу, затем ударил по ней. Девочка выла, потом извернувшись впилась в него зубами. Олигарх застонал едва успел выстрелить в упор. Кинжал прикончил мальчика и закричал во всю глотку:


  – Гранатами! Мочите их гранатами!


  Приказ может с военной точки зрения не дурной, но исполнение подкачало. Осколки гранат разлетались слишком далеко, задевая собственных солдат.


  Слышался рев подбитых новых русских, вой раненых охранников. Вот осколок угодил в живот и личному охраннику Кинжала. Огромный мужчина два двадцать и весом под двести килограмм скривился и упал. Он правда проявил волевые качества и не орал, кроме того большие дозы анаболических стероидов которых он регулярно загонял в себя снижали болевую чувствительность.


  Кинжал ткнул его ногой:


  – Вставай Мамонт. Ты давно хотел трахнуть дикарку.


  Тот в ответ лишь мычал.


  Хинштейн в этот момент наткнулся женщину, она держала в руках лук, а волосы были распущены по плечам. Олигарх выстрелил ей в руку, прострелил, девушка охнула и упала. Сенатор ринулся на нее готовый изнасиловать и растерзать почти нагую плоть.


  Дикарка впрочем оказалась сильно, она успешно сопротивлялась, отбрыкиваясь мускулистыми ногами. В конце концов она вырвалась из потных рук Хинштейна. Тот дал очередь вдогонку, девушка упала забившись в агонии.


  – Вот так сука, не хочешь члена, получишь пулю.


  Главными опорными пунктами сопротивления дикарей стал центральный дом вождя и храм. Они были выложены из булыжников, скреплены известкой. Тут туземцы применяя луки, активно отстреливались. Так как бизнесмены были не ахти какие вояки, потери в их рядах возрастали.


  Кинжал взял управление операцией на себя. Оставив Мамонта, здраво рассудив что такой здоровяка не сдохнет, вор в законе стал хриплым голосом отдавать команды:


  – Всем залечь и спрятаться в укрытия не высовывая головы. Стрелять короткими очередями навскидку. – Приказал Кинжал.


  Хинштейн после того как увидел раненного Мамонта испытал страх. Действительно и ему тоже могли выпустить кишки.


  – Я надежно защищен.


  – Лежи и не поднимайся. Самые опытные бойцы те принимал участие в горячих точках имеются?


  – Да! – Раздалось два-три голоса.


  – Тогда живо возьмите гранаты зайдите в тыл и закидайте туземцев. Только не спешите ползите тихо.


  – Мы знаем.


  Один из охранников воевавший в Чечне проворчал. – Кабинетная крыса бывалых вояк учит.


  Его напарник возразил:


  – Не кабинетная, а тюремная.


  – Тем более парашник.


  Хинштейн прокричал:


  – Полномочия Кинжала подтверждаю.


  Трое бойцов прихватив несколько связок гранат поползли в обход. Они хорошо знали свое дело, прятались в дыму. Тем не менее острые глаза дикарей их заметили, полетели стрелы, одна угодила в охраннику в плечо.


  – О-о! – Прошептал он. – Каменный наконечник.


  – Да тише ты! Давай еще проползем и кинем.


  Бойцы откатились, швырнули гранаты. Взрывы заставили замолчать лучников.


  Бывший капитан Лев Лященко вскочил, нарочно провоцируя выстрелы. Потом упал, затем снова вскочил и отбежал в сторону.


  – Этот пункт обезврежен! – Крикнул он.


  Бизнесмены словно сорвались с цепи ринувшись к храму. Они уже подбегали как на встречу вылетела стрела пробив «нового русского» прямо в сердце.


  Других это не остановило. Они ворвались в храм, там валялось три десятка исковерканных осколками тел мужских, женских, пара детских и дрожала от страха девушка. Бизнесмен Морозов опознал в ней богиню.


  – Вот она их покровительница.


  Юная девушка выглядела настолько соблазнительно что на нее набросились богатенькие захватчики. Возникла свалка, и драка, мужчин слишком много, а женщина одна. Наконец самый верткий из числа охранников-верзил прорвался к ней:


  – Моя душенька! – Крикнул он. – Затем впился жадным ртом в ее нежные губу.


  Тут девушка откинулась на спину и совершенно неожиданно обвила его ногами.


  – Ты мой! – прошептала она.


   Насильник опешил от неожиданности, он думал что будет отчаянное сопротивление, а тут она сама. Это лишь подавляет желание.


  – Да ну тебя к черту!


  Остальных впрочем это не смутило и вновь началась схватка за право обладать трофеем.


  Неизвестно чем кончилось, но тут подошел Кинжал. Пахану было весело смотреть как дерутся влиятельные люди:


  – Ну что добычу не поделили.


  – Так девушка только одна. Не знаем с чего начать.


  – Я знаю! Первым начнет президент Хинштейн, а далее вы в зависимости от величины состояния.


  Лев Лященко оборвал их:


  – Осталась еще одна не подавленная огневая точка противника. Может сначала справимся с ней, а потом займемся дележом добычи.


  Кинжал с неохотой признал правоту капитана:


  – Действительно, рано мы расслабились. А ну к дому вождя.


  – Может повторим маневр, но только постоянно стреляйте не давайте поднять голову.


  Кинжал мотнул головой:


  – Нет мы не дебилы чтобы повторяться. Давайте лучше сделаем так. Прочешем дома и возьмем в заложники детей и женщин, а затем подойдем к зданию под их прикрытием. А то скоро нам насиловать будет некого.


  – А если тут все женщины воины?


  – Не думаю! Ведь не Амазонки это, всего лишь туземцы. И проверьте нет ли подвалов.


  Действительно большинство женщин оказалось вполне миловидными и безоружными. Кроме того бандитов приятно удивило отсутствие среди туземцев стариков. Почему-то не одна баба не выглядела старше тридцати лет.


  Заложников построили и двинулись в дому вождя. Он напоминал небольшой средневековый замок и стоял на отшибе.


  Кинжал используя прихваченный громкоговоритель обратился к защитникам:


  – Я знатный человек и благородный дворянин. Даю слова что если вы сложите оружие и укажете где спрятано золото, то все останетесь живы. В противном случае мы применим свое мощное оружие и убьем вас всех. Но перед этим женщины и дети будут изнасилованы и подвергнуты истязательства. Слышали!


  Даю вам немного времени.


  Пахан замолчал наслаждаясь произведенным эффектом. К нему приблизился Хинштейн, он прорычал:


  – А зачем нам столько пленных. Брать выкуп неского.


  Кречет покрутил пальцем у виска:


  – Ты что не понял! Я гоню им откровенную пургу. Пускай отдадут все золото, а потом мы поступим с ними как хотим. Честно говоря жаль что вождь мужчина, я натурал.


  – Он и староват. Женщины это хорошо, но мальчики еще лучше. У себя на Родине я их насиловал, но при этом рисковал, тут это можно делать безнаказанно.


  – Ну и делай! Посмотрим как поступят эти «лохи».


  В хижине-замке вождь и жрец спорили:


  – Я не верю! – Сказал жрец. – У них слишком бледные лица и несет огненной водой. Это люди зла.


  – Но и противостоять их оружию мы не можем. Иначе погибнут все. Кроме того обычно дворяне держат слово. У них тоже есть понятие о чести и религии.


  – Ну не знаю! Лично я предпочел смерть.


  – Я должен сохранить свой род и племя. А что любят пришельцы? Золото это не в новинку. Так было всегда, во все времена, люди море и большой земли любили золото. Отдадим его, это бесполезный для нас хоть и красивый металл. Заодно карма станет чище.


  – Не стал бы я этого делать!


  – Ну как хочешь, а я сдамся и сохраню жизни.


  – Ладно рискну, тем более сегодня день не благоприятный для самоубийства. – Заключил жрец.


  Вождь крикнул во всю глотку, его голос очень громкий, разнесся по пылающему селению. Это учитывая отсутствие громкоговорителей весьма ценное качество правителя.


  – Мы сдаемся!


  – Выходите по одному подняв руки вверх! – Скомандовал Кинжал.


  Первым вышел вождь, высокий с фигурой культуриста он улыбался, его массивные руки казалось держали небо. Жрец наоборот был худ, и казался самым старым среди туземцев. За ними шли другие мужчины, все как на подбор с рисованной мускулатурой. Далее красивые женщины и последними дети.


  Туземцев на ходу пересчитали их оказалось ровно сорок пять. Кинжал погрозил пальцем:


  – Если кто останется добьем.


  Вождь мотнул головой:


  – Мы все тут перед вами.


  – Где золото?


  Жрец тут же сунулся:


  – Поклянитесь что сохраните нам жизнь, мы дадим вам его!


  – И много!


  – Очень много!


  – Клянусь! – Неохотно произнес Кинжал.


  – Оно в подвалах нашего храма.


  – А в подвалах жилища вождя тоже есть?


  – Твоя проницательность нас поражает! – Льстиво пробормотал жрец.


  – Мы это проверим! – Заявил Кинжал. – Разберем все булыжники, а их связать.


  – А куда привязать! – Спросил капитан.


  – К столбам и частоколу.


  Так они поступили.


  Отряд бизнесменов приступил к досмотру храма и маленького замка. Хинштейн хотел забраться первым, но Кинжал предупредил его:


  – А если там ловушка. Ты не смотрел боевиков про египетские пирамиды.


  – Не слишком ли это умно для них.


  – Нет засыпать песком могут даже они.


  – Тогда пускай первыми идет частная охрана.


  Капитан швырнул гранату, взорвав двери, затем с напарниками спустился в пролом.


  Золото хранилось как в слитках, так и не обработанных самородках. Его было не меньше двадцати тонн. Не удержавшись выбрав самородок поменьше Лев Лященко спрятал его себе в карман. Его примеру последовали другие телохранители, они действовали как заправские мародеры. Потом капитан хотел было крикнуть что все в порядке, однако Хинштейн опередил его прорвавшись в подвал.


  Вид такого количества золота едва не свел с ума олигарха. Он бросился к нему и стал загребать трясущимися руками.


  – Мое! Все мое золото! – Орал он.


  Прочие бизнесмены также загалдели, Бруматов подскочил к самородку.


  – Мы теперь разбогатели. Построим город.


  Лишь один Кинжал сохранил хладнокровие:


  – Тут далеко не все запасы золота. Надо узнать каким образом оно попало в подвал и где находиться золотая жила.


  Хинштейн пришел в себя:


  – Да верно, бывали места где этого желтого металла намного больше, не мировой рекорд. – Он даже отбросил ногой самородок размерами с антоновское яблоко. – Надо вырвать у них все.


  Кинжал повернулся волчком:


  – Я заставлю вождя это сделать.


  Пахан в сопровождении своих подельников направился к привязанным туземцам. Он решил не тратить время на церемонии и подойдя к вождю достал острый армейский штык-нож.


  – Ну вот, а теперь расскажи где ты взял это золото.


  Вождь удивленно поднял брови:


  – А разве вам мало, в храме и большой хижине его столько что вы не сможете унести.


  Кинжал зло рявкнул:


  – Это не твое дело, мы может останемся здесь основав нашу новую столицу, а ты кролик должен молчать.


  – Я молчу!


  – Нет говори! Где вы добыли это золото?


  – Не могу! Это наш священный секрет.


  – Тогда я отрежу тебе ухо. – Кинжал приложил нож и надавил на кожу, выступила кровь.


  – Не надо калечить моего папу. – Закричал загорелый белоголовый пацан лет тринадцати.


  Кинжал посмотрел на привязанного мальчика.


  – Так это твой сын! Тем лучше. – Он подошел к костру. – А ну-ка в огонь его.


  Двое мощных охранников оторвали от дерева мальчишку, он отбрыкивался и сунули его босыми ногами в огонь. Тот взвыл, запахло паленым.


  – Ну теперь скажешь.


  Вождь молчал. Тут красивая женщина в украшениях закричала:


  – Не трогайте моего мальчика. Я все скажу!


  – Молодец! Привяжите мальчишку назад.


  Хлопца подняли его голые ноги покрылись волдырями и крепко прикрутили к дереву.


  – Говори женщина и не вздумай врать.


  – Видите каменных груборов. – Она указала на стоящие рядом с дворцом статуи колючих ящериц.


  – Вижу не слепой.


  – Надавите на их глаза, тогда раскроются пасти. Потом туда надо сунуть руку, и достать карту. Там большой семиконечной звездочкой помечено место где мы добываем золото.


  – Отлично! Если ты не врешь все останутся живы.


  Кинжал хотел было достать карту сам, но передумал.


  – Эй ты! – Крикнул он ближайшему охраннику. – Надави на глаза и сунь этому монстру лапу в пасть.


  – Слушаюсь командир! – Сказал телохранитель.


  Он выполнил приказ автоматически, не испытывая колебаний. В свою очередь хитрый Кинжал подозревал ловушку. Жизнь научила вора в законе не доверять никому особенно врагу и жене врага.


  Телохранитель достал сверток, это было что-то отдаленно напоминающее папирус.


  – Разверни! – Приказал Кинжал.


  Тот повиновался.


  – Видишь карту. Посмотри внимательнее где семиугольная звезда.


  – Вот она командир.


  – Ладно дай мне. – Кинжал выхватил сверток из рук и посмотрел сам. – Да это интересно, но звезда слишком большая.


  – Тут может быть пояснения есть! – Сказал Хинштейн. – Вспомни остров сокровищ.


  – Слабоватый «боевичок», хотя есть интрига. – Заметил Кинжал. – Да и денег на нем наварили море.


  – Не мои деньги. Хотя я тоже хотел вложить их в киноиндустрию. Дай посмотрю.


  Хинштейн близоруко прищурился:


  – Да тут какие-то иероглифы.


  – Местная письменность. – Заметил Кинжал. – Видимо это нам не доступно. Так вот слушай нас внимательно женщина. Если хочешь чтобы все остались живы пойдешь с нами и покажешь разработку.


  Женщина простонала:


  – Клянетесь светлыми силами?


  – С удовольствием! – Произнесли хором Хинштейн и Кинжал.


  Охрана разрезала веревки и освободила женщину. Правда подозревающий всех и вся пахан приказал накинуть ей на шею веревку.


  – Нас будет сопровождать отряд. Остальным охранять пленных.


  С ними пошло полсотни вооруженных стволов, а впереди бежал верный Шамиль.


  Кинжал по-прежнему опасался подвоха, по его приказу было убито больше трех сотен людей и он сильно опасался мести. При других обстоятельствах он с удовольствием изнасиловал эту молодую, свежую женщину или можно даже сказать девушку, но сейчас ему нужны были деньги. Тем не менее он рассчитывал на своего пса, это была генетически улучшенная порода немецкой и русской овчарки с повышенный чутьем и интуицией предупреждавшей об опасности. Рядом с ним шагал Хинштейн. Было видно что ноги олигарха устали, и он даже слегка спотыкается.


  – Может вернешься обратно? – Предложил Кинжал.


  – И упустить такое зрелище. Там богатств не меряно.


  – Конечно твое право, но я бы советовал остеречься, нас могут вести в западню.


  – А зачем это! Если мы не вернемся наши бойцы убьет ее сына, мужа и прочих соплеменников. А золото это меньше чем жизнь.


  – Ну кто его знает! Эти женщины не предсказуемы. Кроме того тебя разве ни разу в жизни не кидали?


  – Бывало кидали!


  – Ну вот и у нас аналогичные проблемы. Мы встанем, а там мина.


  – Ладно, помолчи! Эта жара убивает.


  Хинштейну не хотелось, не идти, не говорить. Тогда рослые телохранители взяли его под руки и поволокли. Так идти было намного легче.


  Вот они и двигались то замедляясь, то наоборот прибавляя ходу.


  Женщина шла не спеша и очень уверенно словно ходила не раз. Впрочем растительность была настолько бурной что все тропинки разом зарастали, так что лес казался девственно чистым.


  – Знаешь. – Сказал подумав Кинжал. – Нужно заставить ученых соорудить вездеход.


  – Конечно, я скоро развалюсь на части. – Пробурчал Хинштейн.


  – Не только в этом дело. Нужно еще сокровища свозить. Вот там на холме можно и основать наш город.


  – Будет он стоять! Назовем его Хинштейн-град.


  – Гениально! Что же так оно и будет.


  Джунгли то редели, то наоборот густели, на небо набежали облака и стало прохладнее. Закапал дождь, сначала тихий, затем он перешел в ливень, пришлось остановиться и собраться в кучу чтобы никого не смыло.


  – А погода кошмарная, и как строить столицу. – Заметил Хинштейн.


  – А как Петр Первый строил. Потихоньку, полегоньку, положим сто тысяч рабов и будет чудо-город.


  – Петр был велик. Единственный царь которого однозначно называют великим, хотя на мой взгляд Сталин был не хуже. – Ухмыльнулся Хинштейн.


  – Да таких как ты он расстреливал или отправлял в лагеря. Может ты хочешь топором помахать.


  – Ну! – Хинштейн смутился. – Я имею ввиду что буду править как Сталин. Того в лагеря, того расстрелять, этого повесить. Мало того я кое в чем его смогу превзойти, вот захватим всю планету увидишь.


  – Или крыло одной бабочки. Это лишь суррогат власти. Дикарями править мало интереса.


  – А тут нет более высокоразвитых.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю