355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Олег Верещагин » Хрустальное яблоко » Текст книги (страница 17)
Хрустальное яблоко
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:35

Текст книги "Хрустальное яблоко"


Автор книги: Олег Верещагин


Соавторы: Алексей Ефимов
сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

В эту секунду Игорь понял, что он теперь – просто-напросто живец. Уже насаженный на крючок, причем насадившийся добровольно и с восторгом.

Мысль привела его в восхищение. Он перевернулся на живот, схватил коммуникатор и начал вызывать Лину, чтобы спросить, почему она сегодня не подошла, видела ли его победу и гордится ли им?!

18. Странные гости странного принца

Игорь уже видел немало здешних «аналитических» передач – в лучшем случае там не было ничего интересного, в худшем – все участники их казались ему просто помешанными. Но в этот раз все оказалось иначе, недаром у большого проектора собрались почти все лицеисты. Гостем программы был ни много ни мало сам президент корпорации «Минералик» Оттин Неймур – здоровенный, с грубым лицом мужик в чем-то вроде пурпурной тоги – да и ведущий не слишком походил на тех придурков, которые с пеной у рта «расследовали», какого цвета трусы носит очередная местная поп-дива и носит ли вообще. Темой – уже как обычно – стала Русская Империя, однако на сей раз не было ни уничижительных рассуждений на тему «чего еще нет у этих дикарей», ни истерических поисков грязи, скрытых под «объективным взглядом на Землю».

– Мы привыкли считать наше общество наиболее прагматичным и лучше всего приспособленным к многочисленным и различным вызовам жизни, – начал Неймур. – Так вот: основательно познакомившись с землянами, я хочу сказать, что это не так. Более того, я намерен доказать, что земное общество намного эффективнее нашего. Достаточно сравнить темпы нашего развития: земляне вышли в Большой Космос меньше двух с половиной веков назад – смешной срок для нашей цивилизации, которая совершила тот же прорыв тому уже как полторы тысячи лет. Но владения двух земных Империй – Русской и Англо-Саксонской – вместе взятые, равны двум третям территории Федерации. Согласитесь, это впечатляет.

– Но всем известно, что земляне строго тоталитарны, – возразил ведущий. – Многие их обычаи просто неприемлемы в цивилизованном обществе. Например…

– Чушь! – оборвал Неймур. – Давайте определимся, что для нас на самом деле важно. Рост курса акций? Нет. Наше личное благополучие? Тоже нет! Единственное, что имеет значение, – это благополучие и развитие нашей цивилизации. На фоне этой цели все, абсолютно все – вторично, низшего порядка. Да и потом, где вы нашли у землян «тоталитаризм»? Да, они жесточайше борются со всеми проявлениями преступности, разврата, моральной деградации – но разве то же самое не должны делать и мы? Миллиард мьюри – и это только здесь, в метрополии! – потребляет различного рода наркотики. У землян же наркоманов просто нет. Полтора миллиарда мьюри стали рабами виртуальной реальности – и их количество растет в геометрической прогрессии, все корпорации жалуются на всевозрастающую нехватку рабочих и даже квалифицированных специалистов, – землянам же наша главная проблема просто непонятна, они даже представить не в силах, зачем человек может бежать от реальности, что ему страшно и неинтересно в ней жить. Просто не в силах представить! Преступность стала нашим злейшим бичом, никто, выйдя на улицу, не может быть уверен, что вернется в дом живым. У землян нет и этой проблемы! Они решили ее – у них практически нет преступников! Мы же ежегодно тратим триллионы кредитов на безопасность нашей жизни и собственности – преступность и борьба с нею давно слились в единое, неразделимое целое и превратились в бизнес. Давайте спросим себя: на что тратятся драгоценные ресурсы нашего общества, какова его цель? Никто не даст вам ответа. Можно ли считать целью удовлетворение все более безумных прихотей? Бесконечное расширение ареала нашей торговли, производства и потребления? Ведь материальные потребности бесконечны, а ресурсы – вовсе нет, я говорю вам это как человек, который сделал состояние на их добыче.

– А разве у землян есть какая-то другая цель? – поинтересовался ведущий. – Они тоже заняты расширением своих Империй, добывают ресурсы и так далее.

– Хотите узнать, в чем разница? Земляне вкладывают все ресурсы в развитие, оно у них идет по третьей производной – с постоянным ускорением ускорения. Они вкладывают ресурсы в развитие каждой личности – Ярмарка дала нам впечатляющие результаты такого подхода. Черт побери, да со взводом землян я не побоялся бы выйти и против полка наших трусливых идиотов!

– Но Земля – это не более чем муравейник, – покачал головой ведущий. – Интересы всех ее жителей подчинены интересам государства, они все – не более чем винтики.

– Бред! – возразил Неймур. – Я лично общался более чем с сотней землян, в том числе и в неформальной обстановке. Никто из них не жаловался на то, что им скучно жить, что им запрещают чем-то заниматься.

– Но вы же не станете отрицать, что на Земле грубейшим образом попираются права человека…

– Какие «права»? «Права» предаваться извращениям, насилию, разрушать себя тем или другим способом? Мы всегда гордились тем, что были прагматичным обществом. Давайте спросим себя – а какова же польза от всех этих «свобод»? Никакой пользы, кроме вреда! Никакой! Пользу от таких «свобод» имеют только производители наркотиков и содержатели борделей, больше никто! Шестьдесят процентов нашего национального дохода тратится на развлечения – это деньги, спущенные в унитаз. Мы грабим сами себя, грабим свое будущее и будущее наших детей. Каждый мьюри потребляет в сотни раз больше ресурсов, чем нужно ему для нормальной, здоровой жизни. Сотни планет были разграблены и превращены в пустыню – во имя чего?

– Но добычей ресурсов занимается и ваша компания… – напомнил ведущий.

– Да, мы занимаемся добычей ресурсов, – подтвердил Неймур. – Но мы снабжаем реальный сектор производства, о котором почти все забыли, но без которого никому нельзя жить. Давайте по-новому взглянем на наше корпоративное общество. Мы привыкли считать, что корпорации – это символ свободы предпринимательства, что их конкуренция – это залог прогресса. А что на самом деле? Никакой «свободы предпринимательства» в нашем обществе давно уже не осталось – любого независимого предпринимателя или заставят принять «покровительство» одной из корпораций, или просто раздавят, примеров несть числа. Прогресс? «Афматара» и ее сателлиты превратились в паразитов, в язву на теле нашего общества, хуже того – они превратились в злейших врагов нашего народа. Семьдесят миллионов умерших от наркомании за прошлый год! Пятнадцать миллионов, умерших в креслах виртуальной реальности! Наш народ вымирает, наша внешняя мощь – не более чем иллюзия. У нас нет настоящих союзников – все «союзные» нам расы или куплены, или запуганы, или приведены к покорности силой. Все наши соседи ненавидят нас. А наши компании продают им оружие, только чтобы нажиться! Зачем мы вооружаем тех же джаго, – которые, как известно, массово скупают наших же детей для своих омерзительных, противоестественных утех? Никто не думает о том, что стоит нашему могуществу рухнуть – и нам на голову свалятся орды стервятников, мародеров и просто злобных фанатиков, мечтающих стереть самую память о нашей расе! Да, мы гордимся своей военной мощью – но кто сомневается, что аниу раздавят нас, как червяков, приди им в голову такая мысль? А ведь они – плоть от нашей плоти, кровь от нашей крови. Посмотрите, как многого они достигли за эти пятьсот лет! Мне смешны идиоты, уверяющие, что наше общество есть идеал развития, что ничего лучшего создать уже невозможно. Глупцы! Если мерить счастье не количеством купленных товаров, а тем, интересно ли нам жить, кто из соседей не окажется впереди нас? Те же земляне – да, они сильно отстали от нас в технике, но они преодолеют эту пропасть и пойдут дальше – у них нет страха за свое будущее, они не тратят всех сил на борьбу друг с другом! А ведь наше «мирное» соперничество не просто бессмысленно – оно еще и смертельно опасно. Все новости полны сообщениями о войне корпораций – диверсии, саботаж, взрывы, похищения и убийства ведущих сотрудников, пиратство, уничтожение целых баз – нет ни одного средства, которым наши воротилы погнушались бы! Достаточно вспомнить прошлогоднюю историю с нановирусом «Черный лотос», который был применен «Амфатарой» на наших приисках, – тогда погибло пятьдесят тысяч мьюри. Если бы этот вирус применили здесь, в метрополии, погибли бы миллиарды – и кто даст нам гарантию, что этого не случится? Каждая из корпораций содержит военный флот, у каждой есть оружие массового поражения – и где гарантии, что грызня не перейдет во всеобщую бойню? Где гарантия, что истребительное оружие не попадет в руки сумасшедших – да и уже попадает! Всего два года назад наш Хрустальный каскад, гордость нашей планеты, был уничтожен взрывом ядерной бомбы – полмиллиона погибших, ни организаторов, ни исполнителей так и не нашли… но виноваты не только они, виноваты те, кто превратил Хрустальный каскад в гнездо сверхдорогих отелей, приюта для особо обеспеченных извращенцев. Гнев рождает ненависть – это было известно задолго до расцвета наук. И в результате на месте наших знаменитейших хрустальных скал появился отвратительный кратер – кто возместит нам этот ущерб?

– Но что же вы предлагаете? – спросил ведущий. – Ведь не можем же мы уподобиться землянам, общество которых было создано крайне специфическим образом – стечением обстоятельств, я бы сказал…

– Не только можем, но и должны! – возразил Неймур. – Это наш единственный шанс избежать деградации, падения в пропасть, из которой нам уже не подняться. Наш народ замечательно красив, он одарен намного больше многих других народов – но посмотрите на умственное и физическое развитие большинства современных подростков и тех, кто жил хотя бы пятьдесят лет назад! Очевидная деградация налицо. Без объединения всей нации, без единой власти нам никогда не решить эту проблему.

– Неужели вы предлагаете вернуться ко временам Империи? – спросил ведущий.

– Именно! Именно Империя, а не корпорации подняла нас к звездам – о чем сейчас слишком многие стараются забыть.

– Но наследственная власть – это рулетка, никто не скажет заранее, окажется ли новый Император гением или дураком.

– А гении среди Императоров не обязательны – достаточно, если ему хватит такта и ума подобрать гениев в правительство, – сказал Неймур. – Дураком же человек со здоровой наследственностью, да еще и получивший всестороннее образование просто не может быть.

– Но евгеника преступна, – начал ведущий. – Вмешательство в генетический код…

– …осуществляется сплошь и рядом, – перебил Неймур. – Что для вас важнее, в конце-то концов – «права» плазмы или нормальные, здоровые дети? Этот вопрос смешно даже обсуждать.

– Но земляне тормозят технический прогресс, – нашелся ведущий. – Многие совершенно обычные у нас технологии у них запрещены. Взять хотя бы производство андроидов…

– Надеюсь, вам знакома статистика убийств, ежегодно совершаемых андроидами, – желчно заметил Неймур. – Сейчас почти кто угодно может купить андроида. За совершенно смешные деньги его программу взломают и заставят его убить почти любого, кого хочется – причем доказать факт причастности владельца андроида к убийству почти невозможно, как и отследить сам источник взлома. Уничтожить андроида сразу после преступления – это пара пустяков. Достаточно одного фунта экразита… Таким образом, любой, у кого есть деньги – или хотя бы минимальное количество мозгов – способен совершить фактически безнаказанное убийство. Напомнить вам, насколько выросло число таких убийств за последние годы? А ведь это – просто мелочи по сравнению с действительно серьезными проблемами. Излишняя забота об автоматизации сплошь и рядом приводит к тому, что устройства из самодействующих становятся самовольными. Моя корпорация несет колоссальные убытки от «диких» добывающих дронов, которые отказываются подчиняться приказам и даже разбирают на запчасти наше оборудование – с ними приходится вести настоящую войну, в которой машины имеют все преимущества, – а ведь у них при этом даже нет настоящего интеллекта! Если же мы заглянем дальше, в Верхний Край, то найдем там множество примеров гибельности такой политики – тысячи рас, или вымерших после того, как они переложили все заботы на автоматику, или прямо истребленных своими созданиями. Взять тех же Богомолов – беспощадное истребление всего живого, нечеловеческая жестокость, доходящая до превращения живых людей в объекты садистских инсталляций, – вот истинное лицо «добрых киборгов». А наше правительство упорно продвигает проект роботизации армии – ведь «наши несчастные мальчики не должны погибать в боях»! Я даже не говорю о том, что мьюри, не способный рискнуть жизнью за то, что ему дорого, – это не мьюри, а слизняк, и наши предки это хорошо знали. Я не говорю о том, что эта армия может выйти из-под контроля – и вместо войны с врагом нас будет ждать нечто неизмеримо худшее: война с машинами. Я спрашиваю: в чьих руках окажется управление этой нерассуждающей мощью? Не станет ли такая армия оплотом диктатуры, по сравнению с которой ужасы прошлого покажутся детскими сказками? Наше желание доверить все заботы машинам ужасно – мы забываем, что уничтожаем этим самих себя. И это лишь один пример угроз, которые несет нам «прогресс»! Достаточно вспомнить, чем закончилась многолетняя истерия с развитием нанотехнологий – появлением нанопаразитов и наноболезней, на которых наши медицинские корпорации теперь делают миллиарды. Наша безумная погоня за новыми технологиями сплошь и рядом приводит к тому, что в продажу поступают машины, принцип работы которых никому не понятен, а побочный эффект зачастую чудовищен. Голографические экраны, способные убить любого, кто к ним прикоснется, электрическим разрядом! «Безопасные» силовые поля, вызывающие распад живых клеток! Высокоемкие батареи, которые при любой поломке взрываются с мощью плазменных гранат! Любой мало-мальски сложный аппарат способен преподнести неосторожному покупателю смертельный сюрприз – у землян нет такой проблемы! И речь идет об обычной для нас бытовой технике! Если же посмотреть на то, что творится в лабораториях корпораций, то становится непонятно, как еще существует наша несчастная планета. Знаменитый проект «Найраваны» по созданию телепортационной установки закончился взрывом, истребившим все живое в радиусе многих миль – причем ни его причина, ни даже природа до сих пор не установлены. Ее же проект по созданию сверхмощного генератора энергии на основе черных дыр привел к тому, что в небытие исчезла вся опытная станция – а проводись эксперимент на поверхности, исчезла бы вся наша планета. Боязнь отстать от конкурентов сплошь и рядом приводит к тому, что фундаментальные силы мироздания становятся предметом безответственных игр корпоративных «ученых»-недоучек, которых интересует только извлечение прибыли. Любой, кто изучал историю рас Верхнего Края, легко сможет сказать, чем обычно кончаются такие игры. Вправе ли мы осуждать землян за то, что они тщательно просчитывают последствия каждого шага в научно-технической области, и потому у них почти нет технологических катастроф и жертв сумасшедших экспериментов, совершенных единственно во имя «престижа»? Мы должны остановить эту безумную гонку, пока не стало слишком поздно. Это уже не вопрос нашей внутренней политики. Это насущный вопрос выживания.

В комнате повисла тишина – какое-то время молчали все, кто смотрел на экран.

– Знаете, ребята, – наконец озвучил общее мнение Яромир. – Похоже, что мы видели будущего Императора. И я, пожалуй, хотел бы оказаться здесь, когда он будет становиться им. Это будет самое интересное место на много десятков парсек вокруг.

Начался общий разговор – оживленный, пока еще не деловой. Игорь потянулся незаметно, тихо встал и выскользнул за дверь.

Надо было заняться делом.

* * *

Вставив «память» в комбрас, Игорь растянулся на постели, один за другим изучая подобранные Макаровым ролики. К его удивлению, история Джангра оказалась похожей на земную – хотя он и не пережил разрушительной ядерной войны, на планете до сих пор сохранялись различные государства. Впрочем, правда, эпоха острого противостояния между ними давно ушла в прошлое.

Самый большой материк Джангра, Арк, занимала, естественно, Империя Джангра, созданная Ультра, то есть Ультралевым Монархическим Движением. Все знали, чье это было движение: народа ойрин, населявшего две восточные трети Арка, отделенные Становыми Горами (Игоря повеселило, что именно так на русский язык переводилось название этого хребта – на Земле тоже был Становой Хребет) – страну бесконечных болот, поросших тайгой сопок, тундры и великих рек. Там же находились, правда, величайшие на планете запасы угля, нефти и других полезных ископаемых. Именно они позволили диким когда-то ойрин обрести могущество. Теперь это была страна гигантских электростанций, заводов и новых городов, сильно напоминавшая «индустриально развитые страны» Земли до ядерной войны.

Ойрин были полны решимости ни много ни мало сделать свою Империю самой могучей в Галактике и уже сильно продвинулись по этому пути: очень многие молодые мьюри улетали на Джангр, привлеченные как деньгами, так и возможностью стать чем-то большим, чем у себя дома.

К западу от Становых гор лежали страны более старые и давно обжитые. Ойрин покорили и объединили их в ходе целого ряда различных по силе и жестокости войн. Последней из них стала Великая Освободительная Война с Объединенными Штатами Джаны. В начале ее джан захватили почти всю планету, потом ойрин разбили и изгнали их, навсегда положив конец войнам.

Игорь сразу заподозрил, впрочем, что причиной этого была не военная доблесть ойрин, народа, как он понял, в ту пору жизнелюбивого и вовсе не склонного к фанатизму, а тогдашний режим Джаны, при котором – тоже что-то знакомое – безудержная погоня за прибылью и сомнительные опыты на детях вовсе не считались чем-то особенным. Подобные «культуры», как бы они ни кичились своим «уровнем разивития», почти мгновенно терпят поражение, встретившись в открытом бою с мало-мальски серьезным сопротивлением.

Целый ряд захваченных Джаной стран встретил Ультра как освободителей, забыв о созданном пропагандой образе «диких орд ойрин». Когда Народная Революция (лишь финал бесконечной и кровавой партизанской войны ойрин с Джаной) смела либерально-демократический режим на их родном континенте, ойрин живо добили его и на других – как добили и многое другое, отчего жизнь большинства обитателей планеты улучшилась, надо сказать, самым радикальным образом, как почти всегда бывает при конце «демократических обществ».

Полуфеодальный режим Империи поразительным образом уживался с идеями всеобщего равенства, а точнее – равноправия[21]21
  Если вдуматься по-настоящему, то между равенством и равноправием разница такая же, как между беспорядком и порядком.


[Закрыть]
. Притом он оказался очень и очень устойчивым – может быть, благодаря одной из самых эффективных из известных в истории систем правления, а именно тому, что на Земле называлось «просвещенным абсолютизмом». Но зато в истории Земли была лишь одна аналогия тому, что именно императорский дом Хилайа возглавил Народную Революцию – как единственное спасение от окончательного вырождения народа и гибели цивилизации. Нечто подобное произошло в Японии XIX века. И лишь благодаря Ультра уже восьмое поколение граждан Империи жило практически при коммунизме.

Во главе государства стояла Ее Императорское Величество, вдовствующая Императрица Иннира XI, но этот факт никого не удивлял. Мало кто сомневался, что правление сей благородной дамы было благословением Божиим для всех народов Империи. Даже те, кто выступал за более демократический строй, сразу же оговаривались, что не имеют ничего против сей августейшей особы – за оскорбление величества в Империи, по старой традиции, неизбежно и флегматично секли розгами.

Впрочем, у Ультра хватало других, куда более серьезных врагов. К северо-западу от Арка лежала гористая и холодная Джана – сразу и материк и держава. Не столь большая и густонаселенная, она к тому же гораздо сильней пострадала от засилья «демократии», от которого освободилась лишь благодаря ойрин. Джана до сих пор отставала от Империи технически – зато ее амбиции были гораздо больше, и она старалась соперничать с Империей в любой области.

По мнению Игоря, это не предвещало джан ничего хорошего. Современные ойрин слыли народом достаточно суровым и не склонным бросать слова попусту – в каждом их ролике мальчишка мог видеть треугольные космические крейсеры, огромные орудия морских платформ, громадные, как городской квартал, парящие крепости, боевые шагатели и прочие достижения имперской мысли. По сравнению с ними даже целые стада излюбленных джан – тут они были похожи на землян – самолетов смотрелись почему-то весьма бледно. Именно ойрин начали Народную Революцию и не уставали обвинять джан в краже и извращении своих любимых идей. Те же, в свою очередь, уличали ойрин в сохранении «феодальных пережитков» в обществе, но именно благодаря им те пользовались такой популярностью в мире, в то время как напористые и предприимчивые джан не знали равных лишь в производстве всякой завлекательной дребедени – от фильмов до конфет.

Так же к западу, только южнее и уже вблизи берегов Арка, лежал небольшой, но весьма благополучный континент Левант, где сохранились прежние – буржуазные – порядки. В военном или экономическом отношении он не мог конкурировать с двумя гигантами, но, будучи формально нейтральным, извлекал все возможные выгоды из торговли и с теми и с другими, так что жизнь там выглядела вполне привлекательно. Игорь, правда, не мог понять, почему две великие державы еще не взяли к ногтю этот последний заповедник капитализма.

А на юге, далеко за экватором, лежала Ламайа – жаркая, перенаселенная арена вечной борьбы трех северных континентов и основной источник их головной боли. Основную ее территорию сейчас контролировала Империя, но это было явно не самое полезное ее приобретение. Большая часть тамошних народов славилась фанатизмом, злобой, упертой тупостью и другими милыми качествами, а разобраться с ними окончательно, имея в союзниках таких поборников терпимости и демократии, как Федерация Йэнно Мьюри, – формально сильнейшая держава Местной Зоны – ойрин, к сожалению, не могли. Фактически сохранить свою независимость им удалось лишь благодаря заключению грабительских концессий – как с самими мьюри, так и с аниу, и те хозяйничали в их системе как хотели. Сил выгнать незваных пришельцев у Джангра не было, именно поэтому он старался установить связь со всеми расами, до которых только мог добраться, и по крупицам собирал инопланетные технологии, дополняя их еще и своими.

Его цивилизация была даже несколько моложе земной – он находился на другой стороне зоны Великого Сброса, и земляне не обнаружили Джангр лишь потому, что он скрывался за территорией уже два с половиной века враждебной им Империи Джаго. Джаго первыми же и наткнулись на него, когда обычно инертная масса Медленной Зоны внезапно отхлынула к центру Галактики, открыв Нижнему Краю невиданное доселе множество миров.

Джангр спасло, как ни странно, противостояние двух его крупнейших держав – каждая из них имела армию в несколько миллионов солдат, вооруженных автоматическим огнестрельным оружием, а Джангр, например, мог присовокупить к ним 2160 70-тонных танков «Хин» с шестидюймовыми орудиями и 4100 ЗРК «Маэт». Эти ракеты запускались с четырехосных колесных платформ и несли как обычные, так и ядерные боеголовки, так что первая же попытка джаго захватить новый мир обошлась им очень дорого. К тому же ядерный арсенал ойрин впечатлял: 7,5 тысяч стратегических и 15 тысяч тактических зарядов – и после первого же вторжения джаго Император предупредил их, что при новой попытке оккупации ойрин попросту взорвут всю планету вместе с собой к местному аналогу чертей – не нам, так и никому. Джаго поначалу не поверили, но после того, как ойрин восемью 100-мегатонными зарядами взорвали крупнейшее в Ламайа месторождение бериллия, задумались – им нужен был живой мир с ресурсами, а не вывернутая наизнанку радиоактивная пустыня.

Полученную отсрочку джангри использовали сполна – они оперативно уладили внутренние разногласия и взялись за создание систем единых планетарных ПКО, так что когда джаго решились-таки на вторжение, ойрин уже запустили 480 трехсоттонных орбитальных оборонительных платформ, несущих 9600 рентгеновских лазеров с ядерной накачкой, и устроили джаго форменную бойню, масштабы которой не могли не порадовать Игоря – истинного землянина.

В конце концов джаго раздавили бы непокорную планету, просто смяв защитников количеством, но Джангр заключил союз с Йэнно Мьюри, а потом и с аниу. Искусно играя на противоречиях двух империй, джангри создали новую систему ПКО – сотню огромных плавучих океанских платформ, способных погружаться на километровую глубину и несущих по четыре сверхтяжелых лучевых орудия.

Космофлот у ойрин теперь был довольно большой, по меркам однопланетной цивилизации – 33 линкора, каждый из которых нес по 112 тяжелых ракет и 342 артиллерийских крейсера – дюжина их сопровождала яхту Принца-Наследника и сейчас ожидала ее на орбите. Эти треугольные корабли массой по 180 тысяч тонн и длиной больше трехсот метров несли по паре 1380-миллиметровых рельсовых орудий, стрелявших двадцатитонными снарядами, а также 25 гигаджоулевых лучевых орудий и 40 магазинных ПУ для 45-килограммовых самонаводящихся перехватчиков – они не имели боевого заряда и, разгоняясь до шести километров в секунду на химическом топливе, просто таранили цель, как старинные кинетические снаряды Земли – «ядра» – или более поздние высокоскоростные зенитные ракеты. Защищали крейсеры тераджоулевой емкости силовые щиты и 75-сантиметровая композитная броня – неплохие корабли даже по земным меркам, но по сравнению с армадами Йэнно Мьюри это было все равно что ничего, так что самым мощным оружием джангри по-прежнему была угроза уничтожить свой мир, и Игорь вполне мог представить, чего стоило пойти на нее. Нечто подобное готовились сделать со своей планетой в конце Галактической войны сторки – тогда только великодушие землян помешало погибнуть Сторкаду. Так или иначе, но джангри начали определенно нравиться мальчишке. Они находились еще только в начале большого пути, и уж во всяком случае у них не было такого дикого разгула преступности и гедонистических извращений, как у мьюри.

Вообще-то ойрин весьма терпимо относились к преступлениям против собственности – если вор соглашался своим трудом возместить нанесенный ущерб. Насильникам и убийцам же не стоило ждать от них снисхождения – наказанием за это служила не тюрьма, а пытки и смертная казнь разных степеней, да и сыскная полиция в Империи работала преотлично.

Узнав об этом, Игорь усмехнулся. В Русской Империи не было государственной полиции как таковой. Никто вообще не «следил за порядком» в привычном смысле этого слова. Закон соблюдали скорее потому, что он стал традицией, настолько древней, что она фактически стала нормой жизни. Ее нарушали очень редко – да и смысла в том не было. То есть украсть или обмануть при желании было можно – только зачем, если доброе имя теперь стоило дороже любых вещей? На фронтире, конечно, полицейские были, но их выбирали сами местные жители и они скорей являлись организаторами защиты населенных пунктов от враждебно настроенных туземцев, да еще командирами местных ополчений…

…Погасив экран, Игорь подтянул колени к животу и, одним рывком выпрямившись, вскочил. Несколько секунд мальчишка сладко, до дрожи, потягивался, балансируя на пальцах босых ног, потом встряхнул головой и подошел к окну-экрану, занимавшему всю стену спальни.

Солнце уже садилось. Пора было лететь. Игорь оделся и вышел в коридор. Подумав только о том, что надо было набраться наглости и попросить, чтобы разрешили взять с собой Лину. Если бы она согласилась. Но ведь согласилась же она встретиться, «когда тебе, Игорь, будет угодно…»

* * *

Малау стояла почти рядом с резиденцией землян – в том же районе, всего в паре километров от нее. Над окружавшей ее металлической стеной торчали восемь тонких башен, увенчанных многогранниками лазерных пушек – первое и последнее предупреждение всем незваным гостям.

Игорь вздохнул. Ему не так уж и хотелось на этот прием – правду говоря, он уже начал уставать от назойливого любопытства, но тут уж ничего не поделаешь – назвался груздем, полезай в кузов. Друзей слишком много не бывает, а кто тут друг, кто враг – никто, кроме него самого, не выяснит. Это – тоже война и не слишком далекая от той, что ведется пушками и ракетами.

На стальных стенах Малау квадратами горел яркий, резкий синий свет проекционных матриц, и всю территорию посольства накрывал купол силового поля. После похищения единственного сына Ее Величество помешалась на безопасности, но Игорь не стал бы ее осуждать – он уже знал здешнюю поговорку, что выживают только параноики, дико звучавшую на Земле, но совершенно понятную и уместную здесь, на Йэнно Мьюри.

Джангри открыли им силовое поле, и земные челноки опустились за стеной, на просторной, мощенной шестигранниками шершавого камня площадке. Здесь стояли машины джангри, и еще несколько десятков их хозяев, включая майордома Его Высочества – честь, соответствующая статусу Цесаревича. Все остальные были, очевидно, придворными – дамы в длинных платьях и замшевых башмачках со смешными малиновыми помпонами, господа в таких же, как у принца, хайлинах – только покороче и не со столь сложной отделкой. Эта мелочь позабавила мальчишку – на Земле никому не пришло бы в голову выстраивать иерархию по длине подола и количеству узоров на одежде, но джангри считали иначе и были здесь в своем праве. Кроме того, им тоже могла показаться странной парадная одежда земных дворян, их тяжелые родовые перстни и пышные рукава свободных рубах… Что ни город – то норов, как говаривал отец.

Выбравшись из челнока, Игорь осмотрелся. За посадочной площадкой лежал ухоженный парк. Таинственно-синие силовые поля лениво колыхались над деревьями, скользя по верхней кромке стены. Их тусклый, рассеянный свет был похож на лунный и падал словно ниоткуда, углубляя тон зарослей, но в общем тут было уже темновато. Лишнего света на Йэнно Мьюри старались не жечь – и вовсе не для экономии энергии…

Сама Малау стояла в центре парка. Ведушая к ней широкая аллея упиралась в открытые ворота – единственные в стальной, темно-синей стене, поднимавшейся высоко над кронами исполинских деревьев. Это и правда напоминало армейский форт землян на какой-нибудь враждебной, но важной планете.

Громадное здание, служившее домом для тысячи двухсот джангри, в городе заняло бы целый квартал. Его плоскую крышу венчали перистые шпили и тарелки антенн, массивные башни тяжелых лучевых орудий. Вход в Малау ничем не был закрыт, но толстенная плита террасы, нависавшая над ним громадным балконом, в любой миг могла повернуться на поперечной оси, наглухо перекрыв и его, и громадное окно над ней – еще средневековая штучка, по-прежнему эффективная, надо сказать. Игорю вдруг вспомнились замки сторков. Давно утерявшие крепостные функции, многократно перестроенные, а то и вовсе совершенно новые, они, тем не менее, сохранили почти в точности такие же балконы!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю