332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Оксана Глинина » Отбор: ведьма ‒ (не)невеста (СИ) » Текст книги (страница 11)
Отбор: ведьма ‒ (не)невеста (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:00

Текст книги "Отбор: ведьма ‒ (не)невеста (СИ)"


Автор книги: Оксана Глинина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 13 страниц)

Глава 22

Риад

‒ Я вот только одного не могу понять! ‒ сокрушался Деннели по ту сторону разделявшей нас клетки. ‒ Ладно королева ‒ немного безутешная, немного безумная, от выпавших на ее долю злоключений. Но ты?! Тебе-то это зачем?

Я тяжело вздохнула. Врать не имело смысла. Да и Эйдан заслуживал правды.

‒ Потому что рано или поздно туман отравит людей, Эйдан! ‒ так и не сумела сдержать горькой усмешки. ‒ Вы ведь здесь на севере привыкли так жить из года в год ‒ всегда. Туман приходит из долины, приводит с собой чудовищ, с которыми вы сражаетесь. Из-за этого вы выглядите в глазах людей героями, защитниками всего Альбериона. Но никто не замечает, как туман тихо просачивается в наш мир, отравляет умы и души людей. Королева ‒ лишь начало.

‒ Скажи, знала ли ты, что и я отравлен туманом, когда пришла ко мне прошлой ночью?

Невыносимо было смотреть ему в глаза, поэтому свои я опустила.

‒ Да, ‒ тихо проблеяла, заливаясь краской стыда.

‒ Тебя надоумила Хатра, ведь так?

‒ Эйдан, я… мне очень стыдно, прости! ‒ как-то разговор перетек к моим извинениям, а по плану извиняться должен был Деннели. ‒ Но…

‒ Ничего не говори, ‒ Эйдан опустил голову, а у меня защемило сердце. ‒ Бальтазар мне все рассказал.

‒ Так уж и все!

‒ Все, Риад. Но самое обидное, что ему ты доверилась, а мной только воспользовалась.

‒ И, когда ты успел с ним поговорить?!

‒ Сразу же как ты сбежала.

Быстро, однако. Как я полагаю, Деннели так резво меня нагнал тоже благодаря Бальтазаровым штучкам. Стоит ли ожидать еще сюрпризов?

‒ Возможно, мы задумали и недоброе дело, Эйдан, только вот обратной дороги уже нет.

‒ А вы не подумали, что ваши с Хатрой проделки до добра не доведут? ‒ в голосе Деннели послышались отчитывающие нотки, ну, как с малым дитем разговаривает ей богу.

‒ Не надо со мной, как с дурочкой! ‒ огрызнулась инквизитору в ответ. ‒ Живете тут в своих лесах, нечисть истребляете и ладно!

‒ А кто ты есть, если не дурочка? ‒ вот же, я тут бешусь, а Эйдан дышит спокойно, будто проповедь читает. ‒ Ты про равновесие слышала? На то они и есть ‒ свет и тьма, тепло и холод, юг и север, добро и зло. Ты никогда не узнаешь на сколько цвет белый, если не сравнишь его с черным. Так и здесь: тебе не понять насколько туман опасен, пока ты не столкнешься с чем-то другим.

‒ С чем?

‒ Не с чем, а с кем? Люди не ценят то, что дает мать природа, воздвигают огромные города, бороздят моря, уничтожая лес для своих нужд. Туманный мир, полный чудовищ, загадок и магии, не дает окончательно изничтожить самое сокровенное ‒ единство и гармонию мира, которые стоят у истоков всего живого.

‒ Почему ты так говоришь, словно… все так и должно быть? С твоих слов ‒ все закономерно, даже то, что творит король Туманных долин. Неужели ты оправдываешь и его действия?

‒ А вот этого я не говорил. Его величество Ормо уже давно нарывается на неприятности, просто выйти на его не получалось. Пока не появилась ты.

‒ Ну и что ты собираешься сделать, связанный по рукам и ногам? ‒ усмехнулась я, взирая на сидящего Деннели.

‒ Как что? ‒ удивился Эйдан моментально избавляясь от пут. ‒ Собираюсь взять в плен мерзавца. Разве ты не за этим сюда пришла?

Вообще-то я собиралась кровожадно расправиться с туманным королем. Но раз уж Деннели начал действовать, мне тоже нельзя сидеть на месте.

Клетка из ветвей надо мной рассыпалась в труху. И чего добивались король и шаман? Мне теперь ничего не страшно, даже Безликий с его мороком.

‒ Ну что? ‒ бывший инквизитор протянул мне руку. ‒ Начнем?

‒ Ага! ‒ согласно кивнула, отряхивая свое платье от грязи и мелких сучков.

Только не успела я подать руку своему благодетелю, как меня моментально сжали в крепких объятиях.

‒ Что ты делаешь? ‒ попробовала возмутиться такому поведению мужчины. ‒ Ведь я воспользовалась тобой…

‒ Конечно! ‒ Деннели склонился ко мне так близко, что я боялась вздохнуть. ‒ И шептала ты исключительно лживые слова.

Кажется, меня прижали еще сильнее, а губы Эйдана оказались на моей щеке и скользнули дальше, к самому уху.

‒ Только я тебя все равно никуда не отпущу, ‒ прошептал мне в ухо Деннели. ‒ Никогда.

В следующую секунду, мои губы оказались во власти губ этого ужасного мужчины, который заставлял меня терять самообладание, выдержку и гордость. Потому что я ответила с таким рвением, которого сама от себя не ожидала.

‒ Какие страстные объятия! ‒ за моей спиной раздался знакомый голос. ‒ И долго вы тут собираетесь миловаться?

 ‒ А что? ‒ нехотя оторвался от меня возлюбленный. ‒ Целоваться теперь возбраняется законом?

‒ Как только выберемся отсюда, точно издам такой указ! ‒ Бальтазар пытался выглядеть возмущенным, только у него это плохо получалась.

‒ Мы, кого-нибудь уже будем сегодня убивать? ‒ Хигрид вышла вперед и уперла руки в бока. ‒ Битый час в кустах сигнала ждали, пока вы тут непотребством занимались!

‒ Ну, не битый, ‒ малахольно заметила Вильда, выуживая из-под плаща корзинку. ‒ Но скучновато было. Есть вот захотелось.

В корзине у запасливой девушки на этот раз вместо спиц оказались хлеб с сыром, которыми она не преминула подкрепиться.

‒ Как всегда, цирк с конями! ‒ устало заметила наставница, выходя из-за спин собравшихся девушек. ‒ По-другому вы ‒ двое ‒ никак не умеете. Где прячется этот убогий?

А «убогий» спрятался хорошо. Туманному королю были подвластны все природные стихии его родного края. И если все, что мы смогли сделать с Деннели ‒ это разрушить заклятие, пленившее нас, то заставить расступиться деревья было не в нашей власти.

‒ Вот же подлец! ‒ в сердцах выкрикнула Хатра, когда в очередной раз ее заговор не возымел никакого действия. Золотистые искры разбежались по корням деревьев и опавшим листьям, словно роса впитываясь в землю.

‒ И чего нервничаем? ‒ на всякий случай осведомилась у госпожи Матаир. ‒ Ведь с первого раза было ясно, что ничего у тебя не выйдет.

Наставница раздраженно дернула плечом.

‒ Раз такая умная, сама попробуй заставить расступиться эти заросли!

‒ И попробую, ‒ с довольным видом сообщила я, вставая с насиженной травы.

‒ Ну да, ты же у нас теперь могущественная! ‒ Хатра устало махнула рукой. ‒ Давай, иди, распутывай чары, а я тут в сторонке постою. Отдохну немного, на эти дебри никаких сил не напасешься.

Видать, возраст берет свое, раз наставница так быстро утомилась. Но озвучивать свои слова не стала, явно раздосадованная, Хатра могла не на шутку обидеться, а гнев ведьмы ‒ страшная вещь.

‒ Если ты думаешь, ‒ снова заговорила наставница, усаживаясь на мое место. ‒ Что прорвавшись сквозь чащобы, ты легко доберешься до Ормо, то сильно ошибаешься.

‒ Я помню про Безликого, ‒ тут уже раздражение стало накрывать меня ‒ последствия бессонной ночи.

‒ Он не пропустит тебя дальше вот этих вот зарослей.

‒ Мы не зря собрались здесь все, ‒ пожала плечами.

Я что же, попусту полгода разъезжала по всему королевству? Или в одиночку в Предвечном лесу туманному духу зубы заговаривала?

‒ Берта, ‒ спокойно подозвала к себе самую молчаливую участницу аферы с отбором. ‒ Ты знаешь, что делать.

Худенькая темноволосая девушка согласно кивнула в ответ. Тоненькая фигурка утопала в плаще, который явно был ей велик. Но когда она встала и вышла в центр поляны, даже при беглом взгляде оказалось, что это вовсе не предмет гардероба. Берта словно плыла над землей и стала таять на глазах.

‒ Ого! ‒ воскликнула Хигрид, во все глаза рассматривающая происходящее. ‒ А я то думала, что молчунья и замухрышка Берта у нас так, для ровного счета.

‒ Ага! ‒ вторила ей Вильда, доедающая кусок сыра с хлебом, пятый по счету. ‒ Ты никак не смиришься с тем, что не единственная красивая и особенная.

‒ Я-то может и не единственная, ‒ огрызнулась рыжеволосая красавица. ‒ Но вот жрать столько в одну калитку ты одна у нас можешь!

‒ А ты не груби, ‒ спокойно возразила безмятежная вязальщица. ‒ Глядишь, и тебе перепадет, чего-нибудь.

Хигрид, долго не думая, подсела ближе к заклятой подруге и заглянула в заботливо пододвинутую корзинку.

‒ Она у тебя что, бездонная? ‒ удивленно уставилась она на Вильду.

‒ Я ж о чем и говорю, ‒ улыбнулась раскрасневшаяся вязальщица. ‒ Там на всех хватит. Подсаживайтесь. Больно у вас лица кислые. День длиться будет долго, а сил нам придется тратить немеряно. Сейчас откушать ‒ самое время.

Через несколько минут поляну заполнила тишина, время от времени нарушаемая легким чавканьем под возмущенным взором Хатры. Которая больше всего, видимо, возмущалась всученной ей в руку жаренной куриной ножке. Но делать нечего, когда сытный кусок сам идет тебе в руки, да и усталость с голодом дали о себе знать, поэтому ведьме ничего не оставалось, как со смаком впиться в хрустящую корочку сочного куриного мяса.

‒ Э-эх! Берегла фигуру, да может статься ‒ последний раз едим. ‒ чуть ли не со слезами на глазах промямлила Имгера.

‒ Это ты-то берегла? И, кстати, на счет «последнего раза» ‒ типун тебе на твой не такой уж и тощий круп! ‒ Лидия решительно и без в сякого почтения швырнула обглоданную кость в неприступную чащу.

‒ На себя бы посмотрела… ‒ прошамкала дочь богатого чиновника слизывая жир с краешек губ. ‒ Кость у нее широкая. Небось с детства из рук свиной косточки не выпускала…

Она была готова продолжать, но под пламенным взором подруги, способным сжечь весь предвечный лес, умолкла.

‒ Интересно, ‒ неожиданно раздалось у меня над ухом, от чего я подпрыгнула и чуть не поперхнулась сыром. ‒ Какие еще сюрпризы нас ожидают сегодня, помимо девушки-фантома и корзинки без дна?

Я развернулась к Деннели и попыталась ответить, но рот был набит едой.

‒ Ты уж проглотила бы, что ли? ‒ со смехом посмотрел на меня инквизитор… бывший.

‒ Неужели за все это время ты так и не понял? ‒ наконец-таки смогла говорить я. ‒ Мне становилось дурно от одной только мысли, что как только ты узнаешь правду, то…

‒ Отправлю вас всех на костер?

‒ Ну-у… а что? Не отправил бы?

‒ Да нет.

Похоже, Эйдан даже не обиделся, даже наоборот ‒ развеселился.

‒ То, что все девицы ‒ ведьмы, мне стало ясно сразу же, ‒ пожал плечами мужчина. ‒ Но было интересно, чем все это закончится.

Солнце скрылось за тучей, и по поляне медленно белесой дымкой пополз туман.

‒ Как видишь, все только начинается, ‒ я сунула свою недоеденную порцию Деннели.

Берта закрыла солнце и вызвала духа. Теперь самое время разобраться с Безликим.

Глава 23

В Уоллоке у меня было слишком мало времени, чтобы порыться в стародавних фолиантах, да и вряд ли в затхлой и пыльной библиотеке я нашла что-нибудь путное. Маловероятно, что необходимые мне знания нашлись бы и в королевских архивах. И дело не в том, что Бальтазар был сторонником реформирования и тяготел ко всему новому, напрочь забрасывая пыльные стеллажи с древними письменами.

Просто сказки не пишут в летописях. Их рассказывают люди.

Самые первые сказки мне рассказывала старая знахарка, только, кто же их слушал? Мне тяжко было усидеть на одном месте в то время, когда за пределами избушки творилось столько всего интересного.

Но теперь, путешествуя по городам и весям Альбериона, я старательно заполняла пробелы в памяти. Полгода хватило не только на собрание истории, но и на то, чтобы я смогла подготовиться к этому дню ‒ Дню самого большого Солнца.

И зачем нужно было столько мороки? Однако, решающим в этой истории стало тетушкино письмо, заботливо подсунутое мне наставницей еще в мою бытность в Сайшельских землях.

В нем-то она и раскрыла всю тайну моего появления н свет.

С одной стороны ‒ правда была неприятна, с другой ‒ очень грело осознание того, что ее величество так рисковала собственной репутацией, выдавая меня перед Салазаром за свою дочь.

А ведь, между тем, королева Риовин умирала. Уже давно.

Еще тогда, когда она оказалась в плену у короля туманов, ее отравили ядом, который медленно и мучительно разрушал Риовин на протяжении долгих лет. Сначала, ничего не подозревающая королева, не понимала, что с ней твориться, а потом уже было поздно.

Ни одни целитель не мог ей помочь, и тогда ее величество вспомнила о той, что помогла ей бежать. Хатра могла лишь замедлить расползающееся по телу ядовитые миазмы. Единственное спасение наставница видела в смерти Ормо.

Но, чтобы это осуществить, надо было тщательно подготовиться.

Путешествие по королевству на многое открыло глаза ‒ монархи слишком праздны и малосведущи в народном фольклоре.

А ведь ответ всегда кроется там, где его не видно на первый взгляд ‒ в старых добрых сказках.

Туман долин ядовит и жесток, но мало, кто знает, что стал он таким из-за обманутой девы, что полюбила и была принесена в жертву мелочной расчетливости своим же возлюбленным. Разбитое сердце, переполненное горечью разочарования и гневом, порожденным предательством, излило эту отраву в извечную пелену лесных долин, извратило и исказило саму природу этих мест.

Мир по эту сторону Предвечного леса слишком несправедлив к своим женщинам, разменивая их как товар, не признавая их магический дар, требуя от них только рождения потомства. Как же я была не сведуща, пока сама Хатра не открыла мне глаза на все это.

‒ Я, так полагаю, ‒ произнесла наставница. ‒ Теперь наступила моя очередь.

Туман стал просачиваться прямо на поляну, где мы все находились. Но теперь на ногах оставались лишь я и госпожа Матаир.

‒ Ты же знаешь, он нам нужен, ‒ ответила я ей. ‒ Только он знает, где прячется Ормо.

‒ Он знает здесь обо всем! ‒ поправила меня наставница.

‒ Скажи, если не секрет? ‒ наблюдая за поднимающимся стеной туманом, все же решилась спросить у Хатры. ‒ Сколько тебе на самом деле лет?

‒ Много будешь знать, ‒ усмехнулась женщина. ‒ Быстро состаришься.

‒ Кто меня призвал? ‒ голос возник прямо из серой мглы. ‒ Кому понадобилось отрывать меня от отдыха?

‒ Легок на помине! ‒ поприветствовала госпожа Матаир своего, некогда ее же проклятого, возлюбленного.

Наверное, она его и правда любила по-настоящему. Раз не смогла простить измены. А еще возможно именно его предательство пробудило в ней древний, спящий долгое время, дар.

В сказке все выглядело красиво, в жизни вряд ли это было таким величественным.

Сын лесника полюбил знахарку, что жила на отшибе селения. Та ответила взаимностью. Знахарка ждала, что любимый вскорости жениться на ней, и наступит счастливая безмятежная жизнь. Но кому нужна безродная нищая девица? Старый лесник выкупил в соседнем поселении невесту для своего единственного сына, и привел ее в дом. Юноша не смог противиться воле отца.

В сказке рассказывалось, что слезы обманутой знахарки стали превращаться в туман, который расползался по всему селению, пока не заволокло все мглой. Никто не знал, откуда пришел туман, люди стали боятся, все спрятались в своих домах. Запасы еды стали иссякать, голод гнал людей на улицу, но тот, кто покидал свое жилище, обратно уже не возвращался. Отчаянье охватило людей, но туман только плотнее затягивал деревню.

Лишь сын лесника догадывался, кто стоит за серой пеленой, что застелила все селение.

Возможно, туман рассеялся бы, попроси парень у знахарки прощения, но даже он боялся покинуть дом, чтобы не заблудится. И только, когда жена молодого человека умерла в родах, знахарка сама явилась на порог его дома.

‒ Из-за того, что ты предал любовь, ‒ произнесла женщина первые слова проклятия. ‒ Ты никогда больше не познаешь покоя и будешь вечно скитаться по этой проклятой земле. Из-за того, что ты трус, будешь вечно одинок, пока кто-то не придет к тебе по доброй воле. А из-за того, что лжец ‒ станешь выдыхать со словами яд, отравляющий не тело, а душу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍С этими словами знахарка исчезла, а сын лесника остался. Уйти он никуда так и не смог, сколько не пытался, а все одно возвращался на одно и тоже место. Люди из той деревни, отравленные туманом, и правда стали сходить сума, теряя свой человеческий облик, превращаясь в монстров.

Юноша и сам не заметил, как утратил всякое сходство с человеком, превратившись в бесплотное существо, вечно скитающееся в сумерках и питающегося древними силами природы, поглощаемых из чахнущих долин. Говорят, на месте того селения вырос огромный дремучий лес, в который можно войти, но невозможно выйти. Многие люди верят, что за лесной чащей скрываются несметные богатства. Сокровища, которым нет цены. Никто не знает так ли это, потому что никто далеко так и не смог забраться. А кто-то из леса не вернулся вовсе.

Сын лесника уже давно забыл, кем был в прошлой жизни. Не заметил, как стал оружием в руках местных шаманов, которые поработили безликого и стали натравливать на мирных жителей Эрдинга.

Так сколько же после всего этого лет наставнице?

‒ Здравствуй, безликий! ‒ улыбнулась Хатра Матаир ‒ самая древняя из всех ведьм. ‒ Ты все еще ищешь прощения?

‒ Так и есть, ‒ голос словно эхом прозвучал прямо в моей голове.

‒ Тогда отдай то, что схоронено в твоих недрах, дух!

А вот это уже интересно. Выходит, сокровища и правда есть?

‒ Какова будет плата? ‒ к этому времени поляну так заволокло туманом, что я с трудом различала силуэт Хатры.

‒ Ты станешь свободным.

Видимо, даже духи могут терять дар речи от удивления, потому что безликий умолк. Я даже испугалась, что совсем онемел на радостях и сбежал, потому что сам туман вдруг стал таять на глазах. Но беглого взгляда хватило, чтобы понять ‒ он просто сгущается в одном месте, приобретая черты человеческой фигуры. Совсем как тогда в лесу, только формировался безликий лишь в лицо.

Удивительно было видеть в этот момент лицо госпожи Матаир. Я привыкла к ней ‒ всегда сильной и невозмутимой, а тут ‒ еще чуть-чуть и глаза ведьмы затянуло поволокой. Вот-вот и из прекрасных глаз хлынут слезы.

‒ Ты готова остаться со мной в этих лесах и скрасить мое одиночество? ‒ а у духа тем временем случился припадок романтики.

‒ Я же сказала ‒ освобожу! ‒ в голосе наставницы опять появилась уверенность, видимо, женщина немного обиделась, что ее не узнали в нынешнем облике. ‒ Отдай нам то, что ты охраняешь по воле короля уже многие годы.

Лицо безликого, безмятежное и отрешенное, ничего не выражало. Сам он был похож на реального человека только отдаленно, потому что даже неподвижное его тело продолжало клубится и искажаться податливой дымкой, хоть в нем и угадывались черты некогда красивого юноши.

‒ Что ж, ‒ молодой мужчина, воплощенный обманчивым туманом, сделал жест рукой, будто бы приглашая в лесные чащобы. ‒ Если я получу свободу от проклятия, почему бы и нет. Но власть короля по-прежнему велика в этих краях, хоть он сам изрядно ослаб. Поэтому, остерегайтесь растений, они верны Ормо.

Призрак вскинул руки над головой, по нему прокатились пульсирующие волны, наполняя воздух тонким звуком, похожим на свист.

О! Что тут началось. Лесная чаща расступилась перед нами так же, как и некогда пред туманным королем. Но, как только я приготовилась ступить в лабиринты из лесных растений, меня схватил за руку, вынырнувший из кустов, Деннели.

‒ Не иди туда! ‒ в его глазах было столько мольбы, что я замешкалась.

‒ Я не могу не идти, ‒ жалобно простонала я.

‒ Это дело Хатры, пусть она с этим разбирается, раз заварила эту кашу много столетий назад, ‒ он приобнял меня за плечи. ‒ Умоляю, не ходи! Лес могуч и опасен, он не захочет расставаться с былой силой так легко.

‒ Но мы ничего дурного не сделаем ему! ‒ я увидела, как наставница вошла в зеленые недра, и попыталась освободиться от рук Эйдана.

‒ Оглянись вокруг, Риад, лес живой и если уничтожить его сердце, здесь все погибнет.

‒ Но… разве, мы не к этому стремимся? Разве эти места не заслуживают освобождения от темных сил, что их поработили?

‒ В недрах леса скрыто нечто более ценное, чем тебе кажется. Спроси у Хатры, готова ли она заплатить такую цену ‒ двенадцать невинных девушек?

‒ Как двенадцать? ‒ удивленно уставилась я на бывшего инквизитора.

‒ Ты кое-что забыла, ‒ Эйдан даже улыбнулся, будто дивясь моей глупости, а мне хотелось его ударить.

Нашел время для скользких намеков.

‒ Я все прекрасно помню, ‒ сквозь зубы проговорила я. ‒ Но у девушек другая задача.

‒ У них именно та задача, для которой они и уготованы.

‒ И ты молчал до сих пор?!

Деннели наконец-таки отпустил мои руки, что было весьма опрометчиво с его стороны, потому что я во всю дала волю чувствам, хорошенько прошлась ногтями по обнаженной груди мерзавца.

‒ Риад, я надеюсь на твое благоразумие, ‒ Эйдан склонился ко мне, сметая мою атаку. ‒ Забирай девушек, и уходите отсюда.

‒ Ну, нет! Пора все это закончить.

‒ Твоя жертва того не стоит, любимая…

Инквизитор стиснул меня в своих стальных объятьях. Он деловито сжал мою шею твердыми пальцами, отчего я стала оседать прямо на землю.

‒ Эйдан… ‒ пролепетала я, в ужасе осознавая, что влюбленный глупец сейчас совершает самую непоправимую ошибку в своей жизни. Да и в моей тоже.

Неспроста он рванул за мной сюда, прихватив с собою Балти ‒ короля, открывающего пути. А я ‒ дура ‒ расслабилась. Зато теперь наблюдаю, как любимый скрывается за зеленой завесой. Глупец! Разве бы я пришла сюда, не имея сил и возможностей?

Наш план с Хатрой на этот раз оказался под настоящей угрозой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю