290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шанс. Глоток жизни (СИ) » Текст книги (страница 1)
Шанс. Глоток жизни (СИ)
  • Текст добавлен: 12 марта 2020, 20:31

Текст книги "Шанс. Глоток жизни (СИ)"


Автор книги: Нина Новолодская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Новолодская Нина
Шанс. Часть первая

Подошвы сапог скользили по полу и неумолимо приближали меня к повороту в конце темного коридора, заканчивающегося перед дверью в кабинет тора Хаэра.

В последней надежде остановить это движение, я кинулась в сторону скамьи у стены. Знала, что она намертво прикручена к полу за кривые кованые ножки, так как еще пару недель назад пьяный в дупель Тирас, на данный момент самый сильный студент в нашей академии, пытался на спор отодрать ее от пола. Безуспешно.

Рухнув на скамью всем телом, обвила ее руками и ногами, уже почти расслабившись и решив, что вот уж отсюда меня ничто не сдвинет и у будет время подумать и решить, что же делать дальше. Невероятная сила, словно магнит тянула все мое тело дальше. Обвив ногами сиденье скамьи, выпрямилась и начала быстро стягивать куртку и расстегивать рубаху. Вдруг я почувствовала как шевельнулась скамейка подо мной. Дернулась. Потом еще раз дернулась и жалобно заскрипела.

– Черт! Только не это! – почувствовала, как скамья, попадая под чары заклятия, наложенного на меня еще вчера, тоже устремилась в кабинет ректора, готовясь утащить туда же меня.

Быстро стянув с тебя рубашку и приняв безумное решение, аккуратно слезла со “стонущей” скамьи и отдалась власти заклятия, не забывая при этом раздеваться.

Сидя попой на куче шевелящихся и скользящих по полу вещей, я судорожно стягивала с ног сапоги и штанины брюк.

Еще немного… и готово, теперь все… К последнему повороту я приближалась как королева, восседая на живой куче. На мне осталось только мое белье (достаточно скромное по земным и не очень по местным меркам) и носки. Как хорошо, что белье я ношу свое и уж оно, не являясь собственностью академии, не было обязано являться по прямому приказу перед ясные очи тора, и оставалось при мне.

Взяв в руки шевелящийся ком, из которого то и дело тряпичными змейками вырывалась то брючина, то рукав форменной куртки, я поднялась, на своих двоих повернула за угол и встала перед дверью тора. Подняв живой комок на уровень лица, стала ждать, когда тот обратит на меня внимание. Мужчина сидел за большим столом лицом к открытой настежь двери и, склонившись, изучал бумаги разложенные на столе. Его глаз не было видно, из-за упавших на лицо волос.

Эллор успел снять свой форменный сюртук и в данный момент сидел в кресле с высокой спинкой в одной белой рубашке.

– Прекрасно, Армар, а говорили, что никак не можете почтить меня своим присутс… – тор оторвался от изучения бумаг на столе и прервался на полуслове, узрев меня в проеме двери в одном белье и носках, держащей комок живой академической формы, рвущейся к новому хозяину академии своими змейками-рукавами, поднятой на уровне лица в одной руке и парой тяжелых, подбитых серебряными пластинами сапог в другой… Его глаза стали просто огромного размера, рот открылся в немом шоке.

– Простите, тор Хаэр, но, к сожалению, в этот прекрасный выходной день, я не смогу составить компанию своей форме и провести этот вечер в Вашем, без преувеличения, высокородном обществе.… На сим прошу меня извинить и до встречи… На занятиях в первый день недели – сначала я выпустила из рук живой комок, который пушечным ядром рванулся в сторону обалдевшего тора. Следом полетели сапоги.

Автоматически поймав форму, и один сапог, тор Хаэр, однако, пропустил второй и тот, со свистом пролетел мимо головы хозяина кабинета и, гулко стукнув о спинку высокого кресла, рухнул на пол, а затем, судя по звуку, под столом подполз к хозяину.

Тор Хаэр начал приподниматься со своего кресла, а я, прикоснувшись правой рукой к левому плечу, сделала голубой, чисто русской поклон, сопровождаемый махом от левого плеча к правому, представляя себя в этот момент в сарафане и кокошнике перед барином, а большим и средним пальцем левой руки провернула кольцо на указательном.

Через мгновение я уже приземлялась на матрас в комнате общежития под громкий и дикий, но затихающий вопль тора… «…Арма-а-а-а-ар», донесший я до меня эхом из закрывшегося над головой перехода…

Я захохотала! Такого я даже от себя сама никак не могла ожидать. Но вот, во что выльется моя невероятная выходка, еще предстояло узнать в ближайшее время и расплата будет страшной. Это я понимала, но у меня не было выхода, мне надо было торопиться.

Глава 1

Быстро схватив свой не менее соблазнительный, чем то белье, в котором я сейчас находилась, наряд для танцев, но гораздо более закрытый, а также парик длинных темных волос, я снова крутанула кольцо, и оказалась в маленькой темной комнатке – гримерной. Впереди меня ждал тяжелый вечер. Предстояло воссоздать иллюзию полета и звезд для многочисленной публики в самом большом ресторане Хароса, также еще и танцевать, а после сегодняшнего спарринга, что нам устроил Хаэр, все тело ныло. Натягивая расшитые бусинами шаровары с разрезами по бокам, я глянула на хрустальную сферу, оставленную для меня на столе. Та уже была заполнена на три четверти темной дымкой, а значит, до начала осталось не больше четверти часа. В этом мире были приняты такие подобия магических часов, и эти были любезно оставлены мне, судя по всему, Марком. Я снова вздохнула, выпрямилась. Натянула лиф поверх своего, надела на голову парик и расчесала его. Встала перед большим зеркалом и критически оглядела девушку в отражении. Стройная, красивая, неуловимо неузнаваемая. Длинные черные смоляные волосы скрывали мои, абсолютно белые, глаза из карих стали золотыми под цвет костюма. Я сделала пару танцевальных движений, и тишину гримерки нарушил перезвон многочисленных тонких браслетов, одновременно и дополняющих образ восточной чаровницы, и, выполняющих вполне приземленную цель – один из них скрывал ауру, остальные накапливали резерв, преобразовывая направленные на меня во время представления эмоции в энергию. Еще одно па, разворот, и я снова поразилась, насколько магия может менять даже походку и мимику. Такой меня никто и никогда не узнавал. Такую меня нельзя было забыть, но и вспомнить, описать меня тоже никто не мог. Я снова с тоской подумала о ректоре – торе Хаэр. Ничего, осталось не долго, я получу свою лицензию, переведу все свои сбережения со счета Марка на свой, и смогу спокойно уехать. Ото всех. И от дальнего кузена, который, по сути, им и не являлся, так как я была приемной племянницей его дяди и тети, но отчего-то вцепился в меня клещами, в желании любить или убить. И от Марка, который пока что защищал меня ото всех вокруг, зорко следил за тем, с кем я общаюсь, что делаю. Но я чувствовала, что он просто морочит мне голову, обещает все для меня сделать, забрать с собой в клан, куда я теперь категорически не стремилась. Потому как для меня подобное решение означало бы полную потерю любой свободы. И от хозяина ресторана, который мечтал эксплуатировать мои, необычные для этого мира, таланты на полную катушку. Я повернулась к двери и сделала шаг навстречу «волшебному вечеру».

Несколько часов спустя совершенно обессиленная и вымотанная, физически и морально, снова прокрутила кольцо на пальце, думая о точке выхода из портала. Вышла я в своей комнате, и в нерешительности остановилось. Комната была перевернула вверх дном! Двери шкафа были распахнуты, вещи с полок валялись на полу. Форма отсутствовала. Вся. Я оглянулась на обувную полку, где одиноко стояли пара туфель и новых ботинок. Сменных форменных сапог не было. Форменные ботинки тоже отсутствовали. В панике начала озираться по сторонам, и только тут заметила тора Хаэра, сидящего в углу комнаты на единственном кресле…

– Да, вся форма утопала в мой кабинет, – мрачно констатировал тор то, о чем я даже боялась подумать…

Эллор сидел на кресле, немного подавшись вперед, локти лежали на коленях, а пальцы были сцеплены в замок, и на них покоился подбородок. Попыталась попятиться к двери, но в эту секунду глаза «родственника» блеснули, и я с ужасом поняла, что не могу пошевелиться. Под внимательным и злым взглядом тора начала заливаться краской.

– Итак, – протянул он, не отрывая взгляда, – и где же ты была четверть суток в таком виде?

– Ээээ… – Ответить сразу не могла и в эту секунду внутри бушевала целое торнадо эмоций и мыслей, от «какого черта он делает в моей комнате» и до «мамочки, я не одета!». И, хотя, танцевала на сцене ночного ресторана я в куда более откровенном наряде и совершенно не стеснялась своего нового здорового подтянутого тела. Всего несколько часов назад сама раздевалась на ходу посреди коридора, а потом еще кланялась ему в таком виде, сейчас была просто очень смущена. Сейчас мы были в моей комнате, я была в белье, а его взгляд прожигал меня насквозь.

– Ээээ… тор Хаэр, разрешите мне одеться… – вторая волна жара прошлась по моему лицу, и я нерешительно закусила нижнюю губу, после чего произнесла почти шепотом – пожалуйста.

Он, не отрывая от меня глаз, сделал еле заметное движение пальцами правой руки, и с моего тела тут же спало оцепенение. Еще помедлив пару секунд, я несмело сделала движение в сторону ванной комнаты, когда волна чужого желания окатила меня с головы до ног. Я ощутила его, так как еще не успела дезактивировать браслеты и запнулась перед самой дверью в ванную.

Это было похоже на неожиданный порыв горячего ветра. Магия, заключенная в браслетах и до этой секунды мирно спавшая, встрепенулась, напряглась, и в ту же секунду раскинула свои жадные щупальца, поглощая этот ветер. А я смогла лишь пискнуть и рвануть с места вперед, схватив дверную ручку и со всей силы хлопнула дверью. Прижала ее бедром, затем подхватив шелковый халат, натянула, судорожно завязала широкий поясок. Потом, прижавшись к двери спиной, завертела на пальце кольцо, представляя по очереди то гримерку, то комнату Марка, в которую у меня был сделан «аварийный выход», но ничего не происходило… Магия бушевала, она стонала, выла, ругалась в моей голове требуя вернуться в комнату, к такому сильному и вкусному тору! Ох, сколько у него эмоций! Ням! А я со всей силы вжимала спину в дверь ванной комнаты, стараясь вернуть разгулявшуюся магию в ее кокон внутри браслетов. Самое ужасное, что запереть ее и поднять блок я не смогла, магия отказывалась мне подчиняться.

– Ну же, ну же…! Черт! Да в чем же дело!? – прорычала сквозь стиснутые зубы, с остервенением крутя кольцо.

– Выходи Армар. Это бесполезно. Тебе сейчас отсюда не улизнуть. Пока мы не поговорим, ты никуда не денешься. Или я сейчас вынесу дверь в ванную, и тебе не понравятся последствия, зато они понравятся мне.

Я тихо заскулила. Черт, черт, черт.

– Мила. Советую. Выходи.

Я несмело взялась за ручку двери и с надеждой спросила:

– Тор Хаэр, вы меня будете убивать?

– Зачем убивать, Мила, для начала мы поговорим, точнее, ты будешь слушать, а я говорить – я вдохнула, выдохнула, аккуратно приоткрыла дверь, оставив между ней и косяком небольшую щель и высунула в нее нос. – Интенсивнее, Армар, я устал ждать. Я и так слишком долго жду. Это, знаешь ли, уже переходит границы разумного.

Аккуратно вышла из ванны, и также аккуратно прикрыла за собой дверь, прислонилась к ней спиной уже с этой стороны. Глаза тора снова сверкнули, он с силой выдохнул воздух сквозь стиснутые зубы

– Что, к демонам, на тебе надето, Армар!?

– Что? – Я, непонимающе, оглядела себя, потом глянула в зеркало напротив. Халат был сочного черного цвета. Сверху он прикрывал грудь, но довольно широкий вырез горловины оставлял открытыми ключицы. Широкий же рукав скрывал руки до локтя и оставлял на виду запястья, усыпанные многочисленными браслетами-артефактами. Длина халата была едва до середины бедра и открывала взору длинные стройные ноги.

– Халат, тор Хаэр, – промямлила я.

– ХАЛАТ?! Ты издеваешься?! Ты…ты… – Тор зашипел, делая глубокие вдохи-выдохи. Потом он прикрыл глаза, еще раз глубоко вздохнул и откинулся на спинку кресла. Я так и продолжала стоять у двери, уже, правда, обдумывая вариант, что за два шага я смогу добраться до выхода из комнаты и, возможно, он даже не успеет меня поймать. Я только успела повернуть голову в ту сторону, и начать обдумывать эту мысль, как холодный и ледяной голос заставил меня повернуть голову обратно. Хозяин академии уже спокойно сидел в моем кресле, откинувшись на спинку, его руки покоились на подлокотниках, а одна нога была закинута на другую. Но самое страшное было то, что его глаза были полностью залиты белым и переливались перламутровыми всполохами. Зрачки и радужки отсутствовали. О боже, я умудрилась в прямом смысле довести его до белого каления. Ч-черт. Я труп. Я совершенно определенно труп. Без вариантов. Я шумно попыталась проглотить ком в горле. Это почти получилось и сопровождалось ужасным звуком.

– Высокородный тор, не убивайте меня, п-п-пожалуйста, – прошептала я, не надеясь уже ни на что. Брови высокородного взлетели вверх, а потом уголки его губ изогнулись, и в туже секунду он стремительной молнией бросился ко мне и, прижимая мое горло одной рукой к двери, второй схватил меня за правую кисть и резко дернул ее вверх, всматриваясь в россыпь тонких браслетов.

– Пожалуйста, высокородный тор, прошу вас, – хрипло шептала я, хватаясь свободной рукой и безрезультатно пытаясь ослабить хватку на горле. – Тор Хаэр, Эллор, прошу… – Я понимала, что сейчас он меня ненавидит. Не понимает и осуждает. Но он ничего не знал, о половине и не догадывался. Не знал о наших договоренностях с дядей, о его обещании данном тете незадолго до ее смерти. В конце концов, не знал о том, кто я. Поэтому и ненавидел, не мог понять.

– Что это? – не замечая моего хриплого шепота, спросил он, поднося руку к своим страшным глазам ближе, и внимательно разглядывая узоры, переплетения тонких и толстых серебряных нитей, опоясывающих мои кисти.

– Ш-ш-што ЭТО? – Он устремил свои страшные прищуренные глаза на меня. Губы растянулись в зверином оскале и обнажили клыки.

А я продолжала цепляться за вторую руку, сипя и стараясь отодрать его невероятно сильные пальцы от горла, чтобы получить хоть небольшую возможность вздохнуть. Из моих глаз лились слезы, а губы беззвучно продолжали молить: – Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…. – Неожиданно он разжал хватку на моем горле, и я мешком рухнула бы на пол, если бы меня не держали. Тор внимательно изучал мои браслеты, приблизив их почти вплотную к своему лицу и глубоко втягивая воздух. Я же заливалась беззвучно слезами, быстро-быстро дышала, держась за свое горло, до конца не веря, что меня пощадили.

Высокородный уже вплотную приблизил свой нос к моей кисти и начал судорожно втягивать воздух, потом присел передо мной на корточки, позволяя мне, наконец, плюхнуться на пол, а не висеть на вытянутой руке безвольной куклой, перевел свой страшный взгляд на мою вторую и, схватив ее, тоже рванул к своему лицу, глубоко втягивая воздух.

– Магия… – прошелестел он, – артефакт рода и что-то еще… резервы? Очень дорогие и очень сильные. Но… – Эллор, показалось, задохнулся от накатившего на него осознания того, что именно на меня надето – Какого демона, Армар? – шипел он сквозь зубы. – Я жду. Или ты готова выйти замуж за любого? – Он злобно зашипел. – Ненавижу вас всех, ненавижу!

Отдышавшись, и боясь поднять взгляд на тора, я продолжала сипло всхлипывать, он же продолжал водить носом вдоль моих рук, в прямом смысле вынюхивая какая магия была заключена в браслетах.

– Я ЖДУ! – рявкнул он. А я, вздрогнув всем телом, ответила, – это подарок, высокородный тор, просто подарок, – затараторила я, – Сиор просто сделал мне подарок для защиты. А дядя, он был очень хорошим, добрым и щедрым, он хотел защитить меня. – Высокородный в это время бросил «нюхать» мои руки в браслетах и потянувшись вперед, схватил меня за косу и стал вертеть ее. Я, боясь пошевелиться, скосила глаза на его жуткие руки с длинными, белыми и острыми как кинжалы когтями. Боже, если бы он этими когтями разорвал мне горло… боже… Я часто-часто задышала, и начала по-новой дрожать, а тор продолжал изучение артефактов на моем теле. Раздался щелчок, и заколка упала на пол с глухим стуком. Тор начал расплетать косу, с интересом перебирая пряди в руках, потом, вдруг, дернулся, и, выдав «сссссссссссс» потянул пальцы правой руки к лицу. На них выступило несколько капель крови. Облизнул пальцы, кровь больше не выступала – мгновенная регенерация. Он поднес прядь, оцарапавшую его к моему лицу.

– ЭТО ЧТО?

– Это тоже, своего рода артефакт защиты… – Я запнулась, а потом, глянув на лицо тора, и снова вздрогнув, затараторила. – Они,… они защищают в рукопашном бою и просто, если кто-то решить схватить меня за волосы, они ядом пропитаны, они не запрещены, это для самообороны, они не дают мне отрезать косу, это же страшно без волос… остаться…

Высокородный поднес прядь с нитями к лицу и втянул воздух. Я постаралась максимально отодвинуться от страшного существа, в которое сейчас обратился кузен..

– И магия…и зачем же моей любимой родственнице столько защиты…? От кого? – Теперь высокородный смотрел мне прямо в глаза, своими наводящим ужас и оторопь взором, приподняв одну бровь. – Зачем тебе защита рода, если ты не собираешься замуж ни за кого их представителей? Если сама сгубила того, кто сделал тебе это предложение и замкнул браслет? Ты предала его! Да и когда столь юное создание могло нажить столько врагов, что бы в стенах академии ходить обвешанной защитными артефактами и это даже при условии того, что на всем потоке – она одна и лучших? Армар, когда ты умудрилась превратиться в это мерзкое существо? Шлюху? Только продажным девкам нужна такая защита! – Тор Хаэр склонил голову к левому плечу, разглядывая меня, как неведомую зверушку, но жест этот был такой простой и не хищный, что никак не вязался с его обликом. Затем он поднялся на ноги и отвернулся к зеркалу, наконец, отвлекшись от меня, изучая свое отражение.

– Демоны!…! – недовольно буркнул тор, и в туже секунду незаметной волной, еле колыхнувшей края распахнутой у шеи рубашки и пряди волос, упавшие на его страшное и хищное лицо, магия очистила его глаза от перламутровой дымки. Когти втянулись. Тор сделал еще один шаг к зеркалу и продолжил разглядывать собственное изображение, так, будто видел себя со стороны он не часто. Я же поняв, что высокородный занят, решила по тихой ретироваться и, встав на четвереньки, двинулась в сторону двери. Мне было плевать на все обвинения, плевать на мнение других людей. Все, что они обо мне напридумывали. Я совершенно не собиралась ничего никому объяснять. Тор Кер сделал очень много для меня, отнесся ко мне как своей дочери, но по закону ничего не мог мне предложить в защиту от этого мира, только место его племянницы. К сожалению, и в этом мире безродные «племянницы» в глазах общества автоматически приравнивались исключительно к «постельным грелкам». Некоторым из них везло и они становились настоящими законными женами. Если бы он мог меня удочерить – так бы и сделал, но закон был суров. Хотя в этом мире законы были суровы во всем. Он и называл меня дитя, и относился как к дочери, но весь мир видел в нем только старого полусвихнувшегося извращенца, а во мне – приблудную охотницу за наследством. Тора Маэрта, возлюбленная и верная спутница дяди, не могла претендовать на место его жены, так как была вдовой, а в этом мире, как я уже говорила, все было сложно. Они счастливо жили вместе и воспитывали меня. Но только весь мир, кроме самых близких, увидел во мне «дерзкую девицу». Самое странное, что узаконивать место невесты не было необходимости, да и зачем, если артефакт рода «принял» наши искренние чувства и мою кровь, замкнув связь. Для всего мира я стала невестой великого тора Кера, второго в линии Хаэр. Первым был сам тор Хаэр, а теперь и единственным. Но все это я не собиралась ему объяснять. Да и я откровенно боялась того, что он может сделать, узнав об обмане. О том, что Я жива. Что меня скрыли. Не собиралась и доказывать, что сниму браслет, как только получу лицензию, а значит, получу право свободного жителя, право создавать и работать. Право свободной женщины. Право даже защиты от короны.

– Далеко собралась? Мы еще не закончили, вставай, – очень спокойно произнес высокородный. Я же остановилась и, вздохнув, поднялась на ноги. Горло першило, я продолжала его тереть одной рукой, стараясь впустить хоть немного магии из артефактов-накопителей и подлечить, но ничего не выходило, так же как и с кольцом перехода. Халат совсем сполз на сторону, оголяя одно плечо и задираясь с противоположного бедра. Тор следил за моими действиями в зеркале, затем развернулся и стал медленно меня оглядывать с ног до головы. Что-то в этом действии было пугающее. Магия давно забилась в самый уголок и не высовывала оттуда свой вечно голодный носик. Сразу, как тор обернулся, она скрылась и не шелохнулась. Теперь я перед ним была совершенно одна, и это почему-то меня пугало никак не меньше, чем его вторая сущность. Подозреваю даже, это была его лайтовая версия, как у нас говорится. И хотя прошла всего пара секунд, а в моей голове уже успело пролететь огромное количество мыслей.

– Итак, – он начал движения в мою сторону, продолжая меня оглядывать новым каким-то задумчивым взглядом, двигаясь и обходя меня по кругу, – во-первых, наказание за неповиновение ректору будет суровым. Я тебя не отчислю, в этот раз, – добавил он, заканчивая круг и вновь останавливаясь передо мной, – но только в этот. Во-вторых, с этого момента ты будешь подчиняться всем моим требованиям и приказам, иначе, в лучшем случае – просто вылетишь из академии и останешься на улице, ведь ни дома, ни семьи у тебя нет. Лицензии не получишь. От наследства дяди и Маэрты ты не получишь и последней крохи хлеба. Твои многочисленные любовники тоже ничем не помогут, об этом я позабочусь. – Тор поднял левую руку и прикоснулся к моей шее, как он делал это совсем недавно, но в отличие от того раза, не сдавил ее с силой а нежно коснулся кожи, я все равно в страхе дернулась в сторону от его прикосновения.

– Стоять! – рявкнул высокородный и я снова замерла. Из глаз хлынули слезы, а я задрожала. Мне было очень-очень страшно от одного его вида. Его рука осторожно продолжала касаться, как мне казалось, раскаленными пальцами, моей шеи. В ту же секунду я почувствовала, как магия потекла от него к моей пострадавшей шее, и мне сразу стало легче дышать, а боль отступила.

– Но… – я вздохнула с облегчением.

– Сейчас только моя магия тут действует, так что стой спокойно, пока я не передумал, – он продолжил вливать исцеляющую силу в меня, кожа шеи под его пальцами сильно нагрелась. Тор Хаэр нехотя убрал руку, напоследок скользнув по вороту халата. Я же, вытерев одной рукой лицо от слез и поправив халат под внимательным взглядом хозяина академии, ждала продолжения, уже почти успокоившись, рассудив, что раз убивать меня не будут – остальное переживем. Как всегда. Главное – не нарваться снова. А значит надо быть ниже травы и тише воды. Радостно кивать и глупо улыбаться, если потребуется. Потом, осознав его последнюю фразу, я сжала кулаки и вспылила.

– Да как вы смеете!? Вы за кого меня принимаете!? – и тут же осеклась, сглотнув и замерев. Только спокойно, все, что он думает, его личные проблемы. Чужое мнение меня не интересует, главное – что я знаю. Главное только я. Моя цель. Мои мечты. И если надо терпеть унижение и оскорбление. Будем терпеть. Я сильнее сжала зубы.

– Что конкретно тебя оскорбило, милая моя кузина? Хотя нет, простите, тетушка… – усмехаясь, протянул он. – Замечание о покровителях или об их количестве? Неужели ты думаешь, я не понимаю, откуда все это у тебя. Без семьи. Без денег. Тебе же не удалось получить ни одного золотого из наследства дяди. А на стипендию? Все эти, – он обернулся и, обводя рукой комнату с раскиданными по ней вещами – ВЕЩИ! Дорогие вещи! И за что мой дядя, много лет любящий и любимый прекрасной женщиной, предоставившей тебе, Армар, – он резко сделал шаг ко мне и схватил меня за руки, поднимая кисти на уровень лица, – свое доверие, которое ты так мерзко использовала, свой дом и место в семье, и сердце, передал этот невероятно ценный, и мощный артефакт? Тварь.

Он отпустил руки, затем снова повернулся лицом к комнате.

– Все это мне не нравится, чужой запах бесит. – Хватило лишь его взгляда, чтобы комната вспыхнула ярким магическим огнем, и все вещи осыпались пеплом на пол.

– Что вы наделали?! Как вы смеете?! Это мои вещи! Моя собственность! – Ярость накрывала меня. Это переходило все границы. Я резко развернулась и тут же осеклась – его глаза застилал перламутровый туман. Усмехаясь, он изогнул одну бровь.

– Что не ясно, милая кузина? Мне не нравятся эти вещи. Больше никаких других мужчин. Никаких. В твоей жизни не будет. Ни их, ни их вещей, подарков и внимания.

– Но это мои вещи… мои… – тихо произнесла я, слезы снова выступили на моих глазах.

– Я куплю тебе новые. Так что не реви.

– Что? – Я с удивлением охнула и воззрилась на высокородного.

– А это уже в-третьих, – плотоядная усмешка исказила и так пугающее лицо тора, – с этого момента Ты будет подчиняться только мне, и будешь приходить по моему требованию. Кольцо перехода дам завтра. На сегодня я слишком зол. Моей невесте не пристало принимать и носить подарки чужих мужчин. На этом все.

И он исчез. А я продолжала стоять посреди комнаты, устланной пеплом, заливаясь слезами. Что это было. Было уже не жалко вещей. Было жалко себя. Ужасно жалко себя. Я глубоко вздохнула, выдохнула. Вытерла лицо тыльной стороной ладони. Стоп. Хватит рыдать. Я выжила на земле. Я выжила тут. Я снова выживу и выкручусь. Главное успокоиться и отдохнуть. Об остальном буду думать утром. Я направилась к кровати, смахнула с нее покрывало, стараясь добраться до чистой постели, затем рухнула на простыню в изнеможении. Сверху на меня из пространственного перехода посыпалась вся моя одежда, которая до этого времени старалась всеми силами добраться до тора Хаэра.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю