332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Басов » Слепая атака » Текст книги (страница 9)
Слепая атака
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:17

Текст книги "Слепая атака"


Автор книги: Николай Басов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 15

Рано поутру, только повозка Ублы со своими погонщиками на рабочих местах и с четырьмя верховыми тронулась вперёд, над местом ночёвки, бесшумно взмахивая крыльями, пронеслись три тени. Это были фиолетовые фламинго, быстрые, всевидящие и недосягаемые, как сказал Ибраил, даже с помощью его магии.

– Интересно, – неожиданно задумался над этим Трол, – почему?

– Дело в том, Трол, – ответил ему Ибраил, который спросонок ещё не почувствовал того нервного напряжения, которое сжигало остальных, – что магия почти на две трети состоит из образа мышления человека. А наше мышление почти всегда оперировало расстояниями, размерами по горизонтали и почти никогда – в высоту. Вот мы и не выработали каких-то, может быть, вполне достижимых состояний магии, оперирующих вертикальными размерами. Хотя при желании, разумеется, можно найти заклинание, поднимающее верёвку на стену осаждённой крепости либо позволяющее наносить магический удар вверх.

– Значит, существуют разделы магии, которые не сложились из-за психологической ограниченности самих магов? – спросил ещё раз Трол.

– Как раз это я тебе и объяснил, – вздохнул Ибраил. – Хотя мне непонятно, почему ты этим заинтересовался?

Трол ничего не ответил, он отъехал от повозки и последующие два часа о чём-то довольно сосредоточенно размышлял. Когда Крохан спросил его, что вызвало такую задумчивость, Трол лишь тряхнул головой, словно отгонял назойливую муху, и попробовал улыбнуться. Но это ему не удалось, сегодня с утра ни у кого не получалось быть улыбчивыми.

Они приближались к самой крупной воинской группировке противника и прекрасно понимали, что результатом их плохо обдуманного похода или как говорил Трол, слепой атаки может быть гибель, безоговорочный проигрыш. И всё-таки они шли вперёд, упорно оставляя за собой эти последние мили пути.

К полудню, когда от противника их отделяло уже менее двух часов ходу, неожиданно очнулась Зара. До этого она находилась без сознания, и Ибраил уже стал немного беспокоиться, опасаясь, что после ранения она впадёт в состояние, которое иногда случалось с тяжело раненными воинами, состояние, полностью изменяющее личность пострадавшего.

Но этого не произошло. Она очнулась и слабо, чуть шевеля губами, попыталась что-то сказать. Ибраил, который, конечно, уверенно прочитал её мысли, подозвал Трола, гарцующего чуть впереди от повозки. Возрождённый обернулся, потом понял, подъехал ближе, не вылезая из седла, склонился над раненой.

– Мы… – проговорила Зара бледными губами, закатывая от усилия говорить глаза под веки, – выдер… жали.

Трол вздохнул.

– Собственно, Зара, выдержала ты одна. – Он посмотрел мельком на Ибраила, потому что не был уверен, что тот не переливает в раненую караванщицу свои силы, чтобы она могла говорить. – Остальные твои люди мертвы.

– Жаль, – прошептала она на этот раз довольно отчётливо и снова отключилась от мира.

– Она крепкая женщина, – сказал Самвел из Даулов, который лежал от неё на расстоянии вытянутой руки и внимательно смотрел на её лицо. – Таких очень мало.

– Таких, как вы, которые тут собрались, вообще не бывает, – хмуро ответил Ибраил и отвернулся.

Они проехали ещё четыре мили, осталось почти столько же, но армия, о которой им рассказал ещё в Архенахе Роват, пока не была видна. Она лишь угадывалась за недалёкими уже холмами, в небольшой котловине, образованной, вероятно, высохшим озером.

Наконец стало ясно, что ещё одно усилие, и они увидят то место, куда шли. Ибраил, который всё последнее время просидел в кресле Ублы, медитируя, наконец решил, что пора принимать решения. Он открыл глаза, мысленно, не поворачивая головы, не разглядывая того, что происходило вокруг, нашёл Трола.

Возрождённый почувствовал его вопрос, хотя словами он не был задан. И понял, что дальше откладывать нельзя. Он подскакал к повозке и с ходу задал свой вопрос, который сейчас тревожил его больше всего.

– Ибраил, ты говорил, что на решения магов большое влияние оказывает их образ мышления. А может так оказаться, что вся эта армия не столько охраняет какое-то место от того, что должно оттуда появиться, сколько… – Он ещё раз подумал и уже уверенней договорил: – Сколько охраняет его от тех, кто собирается туда проникнуть?

– Что ты говоришь? – спросил Роват, который ехал у другого края повозки. – Когда я служил тут, нас всегда предупреждали, что мы охраняем мир от того, что может сокрушить всех.

– Роват, – снова задал свой вопрос Трол, – а может быть, это лишь прикрытие, форма обмана, чтобы даже вы, охранники, меньше интересовались этим местом? – И Трол махнул рукой в ту сторону, куда они направлялись.

– Нет, – резковато ответил бывший имперский рыцарь. – Я сам видел, как не раз, не два людей, осуждённых на казнь, заставляли бежать в сторону… замка Керр-Ваб. И они сгорали, как свечки в костре… Их плоть таяла, словно под воздействием магического удара, а кости превращались в спечённый воедино камень.

– Замок окружён магическим барьером? – спросил Ибраил. Посмотрел на Трола. – Тогда это непроходимо.

– Может быть… – Трол потёр рукой лицо. – Но если люди, которых посылали проверить проходимость этого барьера, были психологически настроены на его непроницаемость… Тогда это понятно. А если мы представим, что он всё-таки открыт для нас?

– Трол, – голосом, в котором звучала лёгкая паника, проговорил Крохан, – если что-то непроходимо, значит, это непроходимо. Мы же не можем войти в камень, хотя, говорят, Лотар Желтоголовый умел погружаться в скалы, как в кисель.

– И гигантские Мирамские собаки тоже выходили из камня, – отозвался Ибраил. – Правда, это было давно… Хотя, собственно, время в таких делах значения не имеет. – Он запнулся. – О чём мы говорим? Если вокруг замка существует магическая завеса, то она ещё более непроницаема, чем каменные стены! Иначе в ней нет смысла.

– Хорошо. – Трол вздохнул. – Я первый попробую пройти её.

– Как?.. – Ибраил даже встал с кресла Ублы, потом взял себя в руки, сел и сделал два глубоких вдоха. – Зачем?

– У нас, я думаю, просто нет другого выбора, – отозвался Трол. – С запада идут войска Зентага, с юга приближается Шамрел, с которым, как ты сказал, мы не можем драться… Прямо перед нами войска Завишты дурМых. У нас очень мало воды, и они уже, скорее всего, видели нас, когда над нами пролетел эти фламинго.

– Наверное, они подумали, что это возвращается Убла, – сказал Крохан. – У нас его кони, его повозка и его штандарт над шатровым навесом. Они вполне могли ошибиться.

– Они и ошиблись, – отозвался Ибраил. – Правда, чтобы это было более наглядно, Ровату придётся нацепить на себя те доспехи чёрных воинов Ублы, которые служили его телохранителями.

– Я готов, – кивнул Роват.

– Всё это не выход, – отозвался Трол. – Как вы думаете, сколько им потребуется времени, чтобы они поняли, что имеют дело не с Ублой, а с теми, за кем так долго охотятся?

– Думаю, как только мы подкатим к кому-нибудь, достаточно знающему магию, чтобы пробить мои слабые маскировки, – отозвался Ибраил. – Эх, жалко, я плохо учил разделы магических маскировок… Особенно долговременные заклинания.

– Нет, это всё равно ни к чему бы не привело, – решил Трол. Он ещё раз оглядел всех, кто его слушал – а слушали его все, только Бали и Батар не подавали голоса, да и Зара снова была без сознания. А что касается возниц Ублы, то они, как обычно, оставались хладнокровными, послушными и совершенно отрешёнными от мира. – У нас только один выход – войти под магический занавес, прикрывающий замок Керр-Ваб.

Ибраил отчаянно махнул рукой, не то соглашаясь, не то подчиняясь, хотя без малейшей веры в то, что исход будет удачным. Все остальные разъехались на десяток шагов в разные стороны, им нужно было подумать… Хотя Трол знал, что думать тут нечего.

Фраза Ибраила не столько навела его на новую мысль, сколько подтвердила то, о чём он догадывался с самого начала. Если в этом месте есть что-то, что Империя охраняет больше всего, что она хотела бы уничтожить, но не может, то он должен это знать. И скорее всего, это должны знать все, кто сражается с Империей, ибо это знание создаёт для неё угрозу.

Неожиданно сержант из Даулов поднялся на локти. Он посмотрел на Крохана, на Ровата, на лежащую рядом с ним на повозке Зару и уверенно, тоном почти здорового человека произнёс:

– Трол до сих пор не ошибался. И у меня нет оснований не верить в его догадки.

– Он может привести нас к смерти, – отозвался Крохан. – Если мы уже сами не пришли. – Голос его упал. Он ещё раз посмотрел на Трола.

– А я отказываюсь думать, что всё это было зря, – настаивал Самвел и снова устроился поудобнее на своём тряпичном тюфяке, глядя вверх, в небо и в спину возницы на облучке повозки.

– Вообще-то я думаю, – пророкотал Роват, – в том, что говорит Трол, больше смысла, чем в отступлении. Недаром же они всё время проверяли, не пропускает ли кого-нибудь магический занавес вокруг замка.

– Вообще-то избирательные завесы существуют, – признался Ибраил. – Вот только я никогда не понимал, как в эти завесы удавалось встроить алгоритм выбора – кого пускать, а кого уничтожать?

– Я предлагаю ломать над этим голову после… – отозвался вдруг Батар. – Если мы уцелеем. А пока… да, пока надо пробовать.

– Ты хочешь… э-э… попробовать, потому что слова Трола убедили тебя? – спросил его Крохан.

– Нет, потому что у нас, похоже, в самом деле нет другого выхода, – жестковато отозвался Бали, поддерживая брата.

Некоторое время они проехали молча. Трол и не заметил, что они все снова собрались вокруг повозки и, не останавливаясь ни на мгновение, двигаются вперёд.

– Хорошо, – вдруг легко согласился Крохан. – Но если у нас что-то не получится, Трол, я тебе… – он надул щёки от злости и даже слегка покраснел, – я тебя…

– Потом уже ничего не будет, – отозвался Ибраил. Он повернулся к Тролу. – Не знаю, как тебе это удаётся, Воин Провидения, но ты… самый неприятный лидер, которого я могу себе только представить. Ты заставляешь действовать против доводов рассудка… и, самое главное, не скрываешь этого от других.

– Честность – путь воина, – спокойно, словно речь шла о погоде, отозвался Трол.

Они остановились на четверть часа. Это было необходимо, чтобы вволю напиться воды, чтобы напоить животных, обтереть их досуха и привести в походно-парадный вид, как выразился по этому поводу Крохан. Чтобы Роват смог нарядиться чёрные доспехи телохранителя Ублы, чтобы Бали и Батар нацепили на себя подобие стандартных доспехов кинозитов, чтобы Трол и Крохан привязал к себе побольше всяких лент, придающих им статус младших офицеров.

В конце концов, скептически осмотрев каждого, а Трола даже мстительно, заставив что-то подгонять в своей амуниции, Ибраил с Роватом признали, что на первый, не очень внимательный взгляд их маскарад может сойти за правду.

– Вот только что делать с тобой, Ибраил? – задал сакраментальный вопрос Крохан. – Убла, как я понимаю, достаточно известное лицо в Империи, его может знать и простой стражник.

Он не договорил. Ибраил отвернулся, потом медленно, словно не сам двигался, а под ним двигалась земля, оглянулся и взглянул на Крохана. А тот судорожно схватился за свой меч. На бывшего капитана кадотской стражи смотрел имперский маг, которого они все так хорошо знали ещё со времён битвы в заливе Бонма. Тот же высокий и узкий лоб, злые глаза со зрачками в виде вертикальных чёрточек, та же холодная, безжалостная усмешка.

– Ну, это для простых стражников, – отозвался Трол. – А если нас начнут прощупывать ментально?

– Пока мы не подойдём поближе к палаткам их командиров, – отозвался Ибраил хрипло-визгливым голосом Ублы, – они ничего не смогут прочитать в нашем сознании. Нас закроют мысли прочих людей, которых тут достаточно, чтобы спрятать и более многочисленный отряд.

– Тогда давайте двигаться, – решительно высказался Роват.

Они снова заняли свои места – Трол и Крохан впереди, Роват в чёрных доспехах рядом с повозкой, Бали и Батар сзади. Они проскакали ещё три или четыре мили, и вдруг… Оказались на краю того самого высохшего озера, которое Трол предчувствовал уже давно.

Котловина представляла собой почти круглую выемку глубиной в полторы, а то и две сотни футов, с плоским, как ладонь, дном, в которую, казалось, со всей пустыни стекался горячий воздух. Если путешествие последних трёх месяцев для северян представляло собой немалый труд из-за жары и жажды, то теперь, как ясно видел Трол, им предстояло узнать, что такое настоящее пекло.

Воздух в котловине дрожал от поднимающихся струй, сделавшись, как вода в кипящем котле, непрозрачным, так что даже скалы по ту сторону склонов потеряли очертания. И в центре этой жаровни стоял невысокий, узкий, совсем невзрачный на вид чёрный замок, от которого веяло ещё большим жаром, веяло гибелью и отчаянием, которое, возможно, существует и после гибели.

Вокруг замка на расстоянии нескольких десятков ярдов висело что-то, что Трол теперь мог определить, как магическую завесу. Иногда по его поверхности пробегали какие-то волны, которые тут же взрывались смешением цветов – жёлтого, голубого, фиолетового и красного. Эти складки способны были вселить страх и ощущение зряшности всех их усилий ещё вернее, чем слова Ровата.

На расстоянии в две-три сотни шагов по всему периметру от занавеса была установлена довольно высокая сплошная стена из местного камня, а по стене ходили часовые, не спуская глаз с недалёкого замка и его колдовского занавеса. Под прикрытием стены, с внешней стороны раскинулся настоящий палаточный город. Тут были и палатки, предназначенные для командиров, и строгие, рядами расположенные палатки солдат, и какие-то тенты для животных. Чуть в стороне были сложены из всё того же камня довольно солидные кошары, в которых, как решил Трол, хранилась вода и провизия для всего этого скопища людей и животных.

С восточной стороны, дальней от отряда зимногорцев, находились высокие шатры с узкими имперскими знамёнами, скорее даже вымпелами, в цвете которых преимущественным были чёрные и тёмно-синие полосы. Там находились все те, кого Басилевс назначил распоряжаться тут и нести ответственность за тайну замка Керр-Ваб в земле Киванирг.

– Приехали, – едва слышно проговорил Крохан. Он повернулся к Тролу. – А как же мы перелезем через эту стену?

– Ибраил, – позвал Трол осторожным движением мысли, – ты сможешь разрушить стену? Так, чтобы в пролом проскочила повозка?

Ответа он не дождался, но это был самый лучший ответ. Иначе Ибраил сумел бы отозваться яснее.

Повозка с неотступно следовавшими за ней всадниками теперь торжественно и неторопливо, влекомая шестёркой лошадей цугом, скатилась на дно впадины. И тотчас по людям, как огромный невидимый молот, ударила жара. Тролу сначала показалось, что он не может дышать, что его лёгкие отказываются зачерпнуть этот душный, пропитанный магией и невыносимо горячий воздух. Но потом он увидел, что даже Роват согнулся, пытаясь раздышаться в этом месте, и сел прямее.

Крохан, раскачиваясь в седле, как пьяный, тем не менее не издал ни звука. Даже возницы и их лошади, которые уже бывали тут и должны были куда лучше северян чувствовать себя в пустыне, немного сбились в сторону, видимо теряя направление. Ибраил тут же хриплым возгласом, который мог бы принадлежать Убле, поправил их. И они пошли ровнее, слитным усилием лошадиных тел направляя повозку прямо к лагерю.

Когда до первых имперских солдат осталось не больше полусотни шагов, те вдруг замерли, а потом дружно присели на одно колено, уперев правые кулаки в землю, склонив головы. Это было похоже на то, как серп скашивает траву, которая ложится вниз. Трол впервые видел этот обычай из седла, и он не понравился ему ещё больше, чем тогда, когда он находился внизу.

Повозка в полном молчании всех окружающих вкатилась в лагерь. Потом возницы сделали что-то малозаметное, и лошади чуть ровнее повлекли повозку, в которой теперь боковые и переднее полотна шатра были подняты, так чтобы всем и каждому был виден Ибраил. Он в образе Ублы важно восседал, хищно наклонившись вперёд, высматривая строптивцев, которые посмеют поднять голову или неправильно преклонили колено перед ним.

Так они проехали почти весь лагерь. У самой стены повозка вдруг замерла. К ней, согнувшись в поясе, но всё-таки оставаясь на ногах, шёл человек, офицер в тёмно-красном, выцветшем на жаре халате и почти без доспехов. Оказавшись около повозки, он ещё раз быстро поклонился и выпрямился. Посмотрел на Ровата, потом на Ибраила.

– Темнейший Убла, тебя ждут в главном шатре, – сказал он на очень плохом квантуме, в котором звучали отголоски гвампи.

– Я знаю, – отозвался Ибраил голосом погибшего мага.

– Тебе было бы удобнее проехать не через лагерь, а вокруг него, – отозвался офицер.

Трол лениво внешне, но с замиранием сердца посмотрел на Ибраила. Возможно, они совершили какую-нибудь ошибку, и тогда до раскрытия их подлинных личностей остались считанные мгновения. Может быть, нужно начинать действовать уже сейчас? Но сигнал к действию, как они договорились, должен был подать Ибраил, ему было виднее, он единственный из них мог правильно управлять ситуацией… А он сидел истуканом, значит, следовало ждать.

– Неужто ты, червяк, будешь командовать, где и как предстоит прокладывать путь Несравненному Убле? – ворчливо осведомился Ибраил.

– Я хочу лишь облегчить твой путь, – отозвался офицер. Несмотря на униженную позу, он чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы оглядеть Ровата чуть более внимательно. Вероятно, он владел основными приёмами магии, позволяющей смотреть сквозь опущенное глухое забрало, либо обнаружил какие-то неурядицы в вооружении рыцаря. – А где два других твоих телохранителя? – спросил он вдруг.

Ибраил, зло усмехнувшись, отвернулся. Но Роват вдруг сильным, уверенным голосом, прозвучавшим из-под забрала глухо и враждебно, словно принадлежал не вполне живому существу, отозвался:

– Посмотри за возницей… Они ранены. Офицер бросил взгляд в сторону лежащих под грязноватым, но некогда белым покрывалом тела Зары и Самвела. Он даже протянул руку, чтобы поднять это покрывало, но за этим вполне надёжно следил Ибраил. Голосом визгливым и противным, как скрип несмазанной оси в повозке, он провозгласил:

– Вперёд!

Возницы ударили коней, и повозка двинулась с места. Офицер чуть не упал, потому что сильно наклонился вперёд, но тут же опустился на колено и вдавил правый кулак в песок. Повозка стала разворачиваться, теперь они двигались вдоль сплошной стены, окружающей замок Керр-Ваб.

Стена была неровной, высотой в полторы-две сажени, иногда узкой, так что по ней не могли бы пройти стражники, но иногда толстой, так что скорее походила на сплошные башенные возвышения, чем на стену. Они ехали в узком коридоре, шагов в двадцать шириной, оставленном между стеной и шатрами, в молчаливом окружении преклонивших колено воинов. Как вдруг Трол почувствовал, что Ибраил начал колдовать.

Это был очень мощный выброс магической энергии, яростный, торопливый и густой, словно похлёбка из ядовитых трав и змей. Он образовал над повозкой, где сидел маг и которую они окружали, подобие облака, а потом вдруг это облако уплотнилось и ударило в стену шагах в сорока впереди. Стена зашаталась, а потом целый её кусок, шириной чуть не в длину повозки со всей шестёркой лошадей, рухнул в сторону замка Керр-Ваб. Но камни, из которых состояла стена, не только не осыпались грудой, а под действием всё той же силы, которую наколдовал Ибраил, стали вдавливаться в песок, крошиться, рассыпаться на мелкие, словно гравий, осколки…

– Поворачивай! – закричал Крохан, непонятно к кому обращаясь, причём на дасском.

Это было ошибкой. Всем своим существом Трол почувствовал, как некоторые из воинов, ещё мгновение назад стоящие в почтительной позе, стали поднимать головы. А потом откуда-то сбоку раздался высокий, певучий приказ, отданный уверенным, жёстким тоном:

– Стоять!

Но возницы не собирались стоять. Они работали, поворачивая лошадей, следуя неслышному приказу, отданному Ибраилом. И повозка, прыгая на обломках стены, скрипя всем своим непомерно длинным корпусом, скрипя колёсами и осями, въехала в пролом.

Если телега сейчас застрянет, у Ибраила не будет ни одного шанса, с необыкновенной ясностью подумал Трол. Но повозка Ублы не застряла, наоборот, она перевалила через обломки стены и всё вернее стала набирать ход. Легко и отчётливо, хотя и мельком, как бывает только во сне, Трол пожалел лошадей, которые с трудом проскакивали магическое сгущение, обрушившее стену, всё ещё колеблющееся в проломе, словно полупрозрачный занавес…

А потом над всем войском Империи, оставшимся по эту сторону стены, прозвучала яростная команда:

– Взять их!

И тотчас солдаты, до этого опустившие головы, поднялись и бросились вперёд, вытаскивая на ходу мечи, перехватывая копья для боя, готовясь уме-реть, но подчиниться этому приказу.

А повозка уже катила по неширокой полосе мёртвой, выжженной земли, разделяющей стену и колыхающийся впереди радужными волнами магический занавес, закрывающий замок Керр-Ваб.

Трол, Роват и Крохан, чуть отстав, пропустили Бали и Батара, которые ехали сзади всех, а потом провернулись на месте, перед проломом. Но теперь на них накатывалась масса имперцев, плотная, потная и несущая неотвратимую смерть… Эта волна атакующих могла смять даже Трола, если бы он остался на месте.

Сначала Крохан, потом Трол, а за ними и Роват рванули следом за повозкой. Они летели так широко и легко, что даже нагнали получивших небольшую фору Бали с Батаром, скакавших полусогнувшись, прячась от стрел, мигом наполнивших воздух. Но не стрел Трол опасался теперь больше всего. Он следил за стеной, которая уходила назад с каждым рывком его коня… И дождался.

Отовсюду, из сектора стены длиной в сотни шагов ударили магические копья – светящиеся даже в этом напитанном жаром и солнцем воздухе, как молнии, прямые и жёсткие, словно проклятье всех самых сильных и злобных магов Империи. Они ударили… И вдруг опали. Трол даже не понял, что случилось. Он резко развернул коня, пытаясь сообразить, что же происходило сзади.

А произошла штука удивительная, почти необъяснимая. Магический занавес, окружающий замок и кажущийся таким враждебным, вдруг протянулся вперёд длинным, мягким на вид языком и… накрыл их непроницаемым для магических копий навесом. Магические копья продолжали молотить с механической и неистощимой энергией, пробуя достать беглецов, но с таким же успехом могли бить в склоны высохшего озера.

Впрочем, несколько имперцев, подгоняемые неслышимыми, может быть, ментальными командами, выбежали слишком далеко и тут же пали от ударов этих негромких молний, а два или три человека, оказавшиеся перед самым занавесом и не сумевшие затормозить, влетели в него и… стали в корчах таять, как бывает только в болезненном представлении чудовищной силы магов. Их тела деформировались, кровь их застыла в воздухе отвратительными, мигом почерневшими каплями, сами крики их, казалось, замёрзли, если что-то вообще могло замёрзнуть в этом адском пекле…

Теперь на то, что осталось позади них, смотрели все. И всадники, и Ибраил, мигом утративший свою маскировку, и даже возницы. Один из них делал странный охранный жест. А второй, тот, что вёл переднюю пару лошадей, сполз со своего лёгонького седла и теперь, пошатываясь, стоял около лошади, цепляясь за постромки.

Быстрее всех в себя пришёл, как ни странно, Крохан. Он проговорил чуть прерывающимся от волнения голосом:

– Надо же, Трол… Ты опять оказался прав. Уже в который раз! Ты… э-э… если так можно выразиться… просто удивляешь меня. – Он помолчал и добавил: – А ведь мы должны были погибнуть, просто с неизбежностью должны были…

– Да, – кивнул Ибраил, постаревший, усталый и осунувшийся, как от раны, от своего колдовского преодоления стены вокруг замка. – Он прав, если… Если, разумеется, в самом замке нас не ожидает что-то похуже плена и смерти от рук имперцев.

Все разом, как по команде, повернулись к замку. Теперь он был на удивление близко, всего-то в паре сотен шагов, не больше. И между ним и людьми, пришедшими сюда, не было никаких препятствий. Неожиданно это прокомментировал Роват:

– Ну, – сказал он своим густым, почти как у Арбогаста, голосом, – теперь у нас появилась хотя бы надежда.

Медленно, устало, переживая последнюю опасность и возможную гибель, которую каждый всё ещё ощущал в себе, они направились к замку. И Трол с удивлением заметил, как уверенно, словно большой зверь, за ними подтягивается к замку и тот язык спасительного занавеса, который предохранил их от магических копий. По-прежнему обращая в ничто те из них, что всё ещё вырывались из стены, оставшейся позади, целясь им в спины.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю