332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Басов » Разрушитель Империи » Текст книги (страница 4)
Разрушитель Империи
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:16

Текст книги "Разрушитель Империи"


Автор книги: Николай Басов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Глава 5

Передышка после перелёта не заняла много времени. Казалось бы, путешественники достигли места, куда так рвались, и, достигнув его, им следовало бы позаботиться о том, чтобы не наделать ошибок. Но надо было спешить. Поэтому, ещё не избавившись от груза усталости, Трол стал готовиться к походу в глубь пещеры.

Коле окружающее не нравилось, пещера его пугала, главным образом потому, что он мало что видел в этой темноте, и неуверенность эта заражала остальных. Лукас предложил слетать куда-нибудь и принести побольше веток, чтобы можно было связать факелы. Корк вообще впал в ступор и едва переставлял ноги, вздрагивая от каждого хрустнувшего под ногой камешка. Келга занялась птицами, но то и дело косилась в провал пещеры, уходящей в неведомую тьму, и было ясно, что думает она об опасностях, которые их здесь подстерегают.

Ибраил держался лучше других, он умел видеть во тьме не хуже Трола, а теперь, возможно, даже лучше. Но и его томила гулкая, обволакивающая неизвестность. Либо он тоже что-то ощущал, хотя пока не объяснял, что именно. Наконец Трол решился:

– Со мной пойдёт Ибраил. Остальным быть начеку и ждать.

– Чего? – деланно равнодушным тоном спросил Кола.

– Нашего возвращения, – ответил Трол и принялся проверять на себе стальной доспех Сварты Соблазнительницы. Обычно он немного расслаблял шнуровку, чтобы уверенней и спокойней сидеть верхом на птице, что было необходимо особенно во время иных её головоломных виражей. Потом осмотрел клинки. Они были в общем-то в боевой готовности, хотя Учитель, без сомнения, задал бы Тролу трёпку, если бы увидел, до чего он довёл их за последние дни. Но полировать их Возрождённый не стал, это потребовало бы времени, а сейчас было не до того.

Потом они отправились в глубину пещеры. Трол шагал и размышлял о том, как же он здорово сдал за последнее время, если даже состояние оружия его волнует куда меньше, чем боль в колене.

– Колено – тоже важно, – сказал Ибраил неожиданно, подслушав мысли Возрождённого.

– У Учителя не было бы проблем ни с оружием, ни с коленом, – отозвался Трол. – Слабым я оказался бойцом, если…

– Ты просто пытаешься выдержать всё, что на тебя свалилось. А свалилось, – маг хихикнул, совершенно не к месту, – немало.

– Веселье – признак уверенности в успехе или наоборот? – спросил Трол.

– Скажем так: хихиканье – признак удовлетворения от того, чего мы уже добились.

Они пошли дальше. Трол поймал себя на том, что идёт широким шагом, не проверяя пространство и стены впереди даже на поворотах. Словно стал бессмертным или слишком устал от сражений и поединков, что было вернее.

Этой усталости не сумели добиться его враги, но её как-то очень естественно вселила в него нумидская ведьма. Если бы он знал, что так всё получится, он ни за что не решился бы на бой с ней. Или придумал что-нибудь другое, например дрался бы с ней не мечами Гевста, которые наравне с Нишапром и Свартой вызвали и это привидение, потому что в её теле остался кусочек той стали, на которую они сделали вызывание. Наконец он понял, что его так раздражало.

– Ибраил, кажется, ты впервые готов отступить?

– Отступить? – Маг даже не удивился. – Нет, я просто не могу отступить, как и ты, Трол… Тем более что всё предопределено. – Он помолчал. Трол ждал продолжения. – Мы делаем то, что должны делать, и не можем этого не делать.

– Сейчас я, пожалуй, отступил бы, передохнул, забился куда-нибудь в щель и попробовал восстановить силы, прежде чем…

– Нет, Трол. Ты – Воин Провидения, и никуда от этого не сбежать. – Они сделали шагов двести по какому-то вдруг ставшему очень широким коридору, определённо выводящему в ещё больший зал.

– Я думал раньше, что трудно лишь сражаться, – хмыкнул теперь Трол. – А оказалось, что самое трудное – идти дальше, даже если кажется, что сил не осталось. И готовиться к бою, хотя подозреваешь, что выиграть его не сможешь… – Он махнул рукой: – Ладно, ерунда всё это.

Они вышли наконец в зал, который Трол ощущал уже некоторое время. Это было невероятно большое помещение. Даже эхо в нём было слабым, словно звук, отразившись от стен, возвращался, уже потеряв свою силу из-за расстояния, которое должен был преодолевать.

Возрождённый попробовал найти взглядом стены и потолок, ограничивающие это пространство. Но ничего не увидел. В этой могильной тьме, да ещё с его ослабевшим зрением, он не мог бы различить их, даже если бы у него был факел. И всё же, всё же…

– Ты тоже ощущаешь, или мне кажется?

– За нами кто-то следит, – согласился маг. – Но я даже не понимаю, кто именно.

Теперь всё стало на свои места. За ними действительно следили, аккуратно, мягко, умело, не надавливая на их психику чрезмерным вниманием. Но следили неотрывно. Трол крутанулся на месте, пытаясь охватить максимальный сектор своим вниманием, наконец понял, что взгляд неведомого существа упирается в них откуда-то сверху и слева. Он пошёл в ту сторону, доставая оба меча. Хотя отчего-то подумал, что оружие тут ничего не решит.

Наконец они дошли до каменной стены. Она была такой холодной, что Ибраил что-то пробормотал, может быть даже выругался. И ещё она была гладкой, взобраться по ней Трол не смог бы и в лучшие свои времена.

– Приготовься, – предупредил маг.

Потом сделал что-то со своей рукой, и в воздухе загорелся слабый, но такой необходимый тут огонёк. Он почти ничего не освещал, но всё-таки это был свет, раздвинувший тьму, как Тролу и хотелось.

Внимательно, словно он выискивал что-то невероятно мелкое, почти не существующее, Трол повёл свой взгляд по камням. Они были ровными, иногда лишь горбились небольшими выступами или проваливались выбоинками. Их серый, однотонный цвет не вызывал никакого желания вглядываться в них, они все были почти одинаковыми… Почти?

Трол вернул свой взгляд назад, попробовал сделать его свободным, не ограниченным этой стеной, а продолжающимся вдаль, может быть дальше самой этой горы, почти до горизонта… И вздрогнул. Потому что вдруг увидел крохотную руку, серую, как и здешние камни, впившуюся в поверхность ровно тёсанной стены, не выделяясь на ней, сливаясь с ней даже формой пальцев. И всё-таки это была почти человеческая рука.

Трол повёл взгляд по ней до локтя, до плеча. И тогда увидел голову и лицо. Такое же серое, как и всё здесь, с такими же серыми, тусклыми глазами, которые не мигая разглядывали их. Рот существа был приоткрыт, чтобы дыхание оставалось бесшумным. Размером человечек, который следил за ними, словно бы приклеившись к стене футах в двадцати над полом, не превышал двух локтей. Трол уверенно сказал по-задорски:

– Слезай, я тебя увидел.

Человечек дрогнул глазами, потом его грудь поднялась, и он послушно стал скользить вниз. Спиной, по-прежнему удерживаясь на стене руками и босыми серыми ступнями, даже, кажется, головой и торсом. Когда от него до Трола осталось футов десять, он вдруг попробовал прыгнуть вперёд, но пролетел совсем немного… И всё равно он перекувырнулся через плечо, вскочил и попробовал убежать.

Трол подсёк его цепью, стараясь не очень сильно травмировать ноги, поддёрнул, добежал и навалился, пробуя перехватить руки, чтобы не получить неожиданный удар ножом. Человечек, несмотря на размеры, оказался сильным, а его проворство удивило Трола ещё больше.

Наконец всё было кончено. Человечек затих, восстанавливая силы и дыхание. Трол тоже поднялся.

– Ты рисковал, – сказал Ибраил осторожно. – Он мог тебя…

– Знаю, – согласился Трол. – Но его важно было захватить живым. А я этому не очень-то обучен. Пришлось рискнуть.

Теперь руки гнома были накрепко связаны той же цепью сзади, он сидел и хмуро разглядывал пришельцев. Ибраил покосился на Трола.

– Почему ты решил говорить с ним на задорском?

– В летописях сказано, что задорский когда-то был гномам известен. Хотя и не уверен, что этот наблюдатель его тоже знает.

– Кто вы и откуда пришли? – спросил вдруг гном на гортанном, ни на что не похожем койне, который лишь при большом желании можно было уразуметь. Но Ибраил, полиглот и знаток диалектов, оживился.

– Ого, ты молодец, если выучил наш язык, – он даже ногой потопал от удовольствия. – Тогда всё просто. Мы люди, пришли сюда, чтобы…

Он оглянулся на Трола, не зная, как и что именно имело смысл выдавать гному.

– Мы разыскиваем одного имперца по имени Бла-Эффк, – сказал Трол. – По нашим подозрениям, он может оказаться тут.

– Вы пришли, чтобы разговаривать с ним? – спросил гном сердито.

Трол решился. И медленно покачал головой:

– Нет. Чтобы убить его.

– Почему?

– Во-первых, я дал слово одной женщине, сына которой Бла-Эффк погубил. А во-вторых, он сделал много другого зла, например заражал червями-паразитами людей, чтобы подчинить их воле Империи.

Трол не был уверен, что правильно произнесёт последнее слово, поэтому использовал его фойский аналог. Ибраил его тут же поправил, но это было не важно, гном всё понял.

– Вы – враги Империи, враги Басилевса? Или враги того, кого вы называете Бла-Эффком?

– Враги Империи, и Басилевса, и Бла-Эффка.

– Бла-Эффка тут уже нет, – серьёзно ответил гном, немного поразмыслив. – Он уехал два дня назад. И никто не знает, куда направился.

– А зачем он вообще приезжал сюда? – спросил Ибраил.

– Об этом мне ничего не известно.

– Кому известно? – спросил Трол. Этот разговор мог бы стать более дружелюбным, если бы вынужденно, из-за странного акцента гнома, не был таким рублёным.

– Наверное, знает наш эрл, – сказал гном. Повёл затёкшими плечами. – Я дам слово, что не нападу на вас, развяжите мне руки.

– Не нападёшь? – хмыкнул Ибраил. Потом подумал. – Хорошо. Но дай ещё слово, что отведёшь нас к эрлу и мы поговорим с ним.

– Я приведу эрла к вам, – отозвался гном. – Отвести вас к нему я не могу, это запрещено. Лучше убейте сразу.

– Как думаешь, ему можно верить? – спросил Ибраил Трола.

– Ты же у нас маг, вот и попробуй решить эту проблему.

– Типичное заблуждение немага, – хмуро отозвался Ибраил. – Думаешь, если маг, то сразу все идеи считываю и безошибочно интерпретирую? У него же совсем другой тип сознания, как я могу оценить его честность, если он… Ладно, как тут объяснишь!

– Что для тебя самое дорогое в жизни? – спросил Трол.

– Честь, мастерство разведчика, крепость моего оружия.

– Поклянись всеми тремя ценностями, что приведёшь к нам эрла.

– Я не знаю, захочет ли он к вам идти, – резонно возразил гном.

– Скажи ему, что я могу предложить ему кое-какую информацию о мире вне этих гор, – сказал Ибраил.

– Мир наверху нас не интересует, – отозвался гном. – Вот если бы ты предложил нам…

И умолк. Даже Ибраил, похоже, не знал, как он собирался закончить предложение.

– Если имперцы ваши враги, то вы подскажете нам, как лучше убивать их в этих пещерах. Если вы им служите, вы сможете напасть на нас, – сказал Трол. – Просто так мы отсюда всё равно уже не уйдём.

– Или напасть, или посоветоваться? – переспросил гном. – Это справедливо. Где вы будете нас ждать?

Трол переглянулся с Ибраилом, потом объяснил гному, что они с птицами находятся у воздушного входа в замок Хифероа. Потом они распутали гнома, и тот молниеносно, словно его и не было тут никогда, исчез в темноте. Трол попытался проследить за ним взглядом, но теперь, когда огонёк Ибраила угасал, сделать это было невозможно. Слегка понурившись, потому что ситуация оставалась непонятной, Трол с магом вернулись к остальным спутникам.

Теперь-то Трол отчётливо понимал, что за прошедшие две тысячи лет, когда орденцы уничтожили Хифероа, его бывший замок перекроили по-другому. Сделали это либо гномы, устроив новые ходы и помещения для собственного удобства, либо… Трол прислушался к странной тишине, царившей в огромном монолите, почти неуязвимом, что бы ни происходило в мире. Да, ему не показалось – гномы переделали замок по-другому, чем хотелось бы им. Но это значило, что ими кто-то управлял, кто-то заставил их пределать замок вопреки их желаниям.

Чтобы убедиться в этом, следовало, конечно, помедитировать, найти основные ходы и залы, определить систему вентиляции, которая в этом замке, без сомнения, существовала, определить, кто или что ещё находится в этих помещениях… Но на это Трол был сейчас не способен, тем более что следовало экономить силы – напасть гномы могли в любой момент, а только он да ещё Ибраил были способны ощутить их присутствие, остальные не видели даже собственных рук. Такая плотная тьма наводила на некоторые мысли, но Трол не стал вникать в эту загадку, он просто ждал.

Потом наступила ночь. Как ни странно, в коридоре, где они расположились, стало чуть ли не светлее. По крайней мере, все вдруг успокоились, даже птицы. Трол проверил было, не является ли это состояние наведённым спокойствием перед атакой гномов, но ничего не почувствовал. Слишком хорошо маленький народец умел маскироваться.

А потом вдруг появились факелы, бездымные, жёлтые, как нечищеная медь. Они высветили десятка два гномов, которые в своей абсолютно неподвижной манере стояли в самом дальнем конце коридора и разглядывали пришельцев. Впереди расположился чуть более высокий и кряжистый мужичок с золотой пластиной на груди. Не составляло труда догадаться, что это и есть эрл или его уполномоченный.

После небольшого переполоха, вызванного слишком неожиданным появлением гномов, путешественники выстроились в боевой порядок. Келга даже натянула наполовину свой лук, который позволял стрелять очень быстро, до семи выстрелов в минуту. Но она пока не прицеливалась ни в кого, просто держала его направленным в пол и чуть в сторону, чтобы сорвавшаяся стрела ни в кого не попала.

Трол проверил, как выходят мечи из ножен, и сделал вперёд два шага. Поднял руку.

– Мы пришли с войной не к вам, а к тем, с кем вы, кажется, уже воюете. Следовательно, мы можем быть союзниками.

Мужичок с пластиной на груди тоже сделал два шага. Посмотрел чуть расширенными глазами на факелы, они его, кажется, раздражали. Собственно, то, что их вообще зажгли, свидетельствовало о мирных намерениях.

– Я не спрашиваю, как вас называть, это мне не интересно, – на очень архаичном дериб проговорил гном. – И не называю своё имя, потому что вам оно тоже ничего не сообщит. Я хочу спросить следующее – вы идёте к тем, кто сжигает Тьму?

Трол повернулся к Ибраилу.

– Кто это такие – те, кто сжигает Тьму? У тебя есть догадки?

– Ни одной, – спокойно отозвался Ибраил.

Он тоже вышел вперёд, чтобы не выглядеть слишком уж беспомощным, запалил между обоими ладонями, изрядно напрягшись, шар огня, размером с большое яблоко. Осторожно, словно оно было сделано из горного хрусталя, поместил его на стену, где светящийся шарик прилип, давая куда больше света, чем все факелы гномов. Впрочем, этой демонстрации можно было бы избежать, разведчик наверняка доложил эрлу, что один из пришельцев маг.

– Тогда следующий вопрос можно сформулировать так, – Трол уже успел обдумать тактику переговоров с гномами. – К кому приезжал сюда Бла-Эффк? И как он забрался в пещеры?

– Он вошёл в пещеры снизу, мы устроили там ходы, по которым можно подняться даже сюда, – эрл чуть усмехнулся. – Но мы их вам не покажем. А приезжал тот, кого вы называете Бла-Эффком, к тем, кто сжигает Тьму. Он и сам один из них, если только… не один из тех, кто хотел бы занять их место.

– Понятно, – кивнул головой Трол. – Он приезжал как слуга, но хотел бы подняться повыше. То есть стать тем, кто сидит тут и… сжигает Тьму?

Помимо желания, последние слова вышли у него как вопрос. Эрл его понял и кивнул.

– Тогда кто обозначил вход в замок Хифероа? – негромко спросил Трола маг. – И кто показал нам пещеру на каменном карнизе, чтобы мы ненароком не проскочили мимо?

Трол покачал головой.

– Это нормальная азиатская тактика, когда хотят отделаться от преследователей или указывают на более ценного противника, чтобы получить время для отступления либо чтобы вообще сбить преследователей со следа. – Возвысив голос, он продолжал: – Нам нужно посмотреть на тех, кто сжигает Тьму, что бы это ни значило. Ты проведёшь нас к ним?

– Вы будете с ними сражаться?

– Скорее всего, да, – ответил Возрождённый.

– Они похищают моих людей, – сказал эрл. – И я хочу, чтобы вы с ними сражались. Твоё сомнение нам не подходит. Иначе, когда вы уйдёте, на нас падут кары.

– Всё-таки, прежде чем давать тебе обещание, которое ты, похоже, ждёшь от меня, следует выяснить – кто они и сколько их?

По рядам войска гномов прошелестело сомнение. Эти существа, такие закалённые с виду, умеющие выживать даже под землёй, боялись своих врагов, боялись даже помочь врагам своих врагов.

– Их немало, и они свирепы, но вы их можете одолеть, – сказал наконец эрл. – Вот только должны убить всех. Если мы почувствуем, что вы проигрываете бой, мы ударим вам в спину.

– Честное предупреждение, – усмехнулся сзади Кола.

– Но если мы победим, вы просто уйдёте в нижние пещеры и не попытаетесь нам помешать, – полувопросительно поинтересовался Ибраил. Эрл медленно склонил голову. Потом выпрямился и повернулся к своим солдатам. Два или три из них так же спокойно, почти равнодушно кивнули.

– Так и будет, – согласился наконец эрл гномов. – Следуйте за мной все, кто будет сражаться.

Глава 6

С гномами отправились Трол, Ибраил, Кола и Лукас. Келгу и Корка решили оставить с птицами, и Ибраил занервничал. Почему-то ему в последний момент разонравилась договорённость с подземным народом, поэтому он захотел оставить в тылу и Колу. Трол заметил:

– Кола их не остановит. Если они будут решительны, даже мы с тобой вместе их не остановим, их слишком много. Поэтому… придётся довериться.

Но всю первую половину перехода по тоннелям маг слишком часто проверял, как обстоят дела с птицами, пытался протянуть ментальный щуп по коридорам назад, а это мешало Тролу. Он даже попробовал зашипеть на Ибраила, но без особого успеха, маг по-прежнему, так сказать, «оглядывался» и не желал проверять, что ждёт их впереди.

Это продолжалось, впрочем, до тех пор, пока гномы провожали их, освещая дорогу своими неяркими, бездымными факелами. Как только они стали рассеиваться, как только факелов стало меньше, Ибраил вполне исправно принялся помогать Тролу оценивать путь.

Кола вздумал присматриваться к наёмнику. Ему хотелось понять, чего можно ожидать от Лукаса, который неожиданно сделался очень спокойным, даже нейтральным. Трол не мог уловить его отношения к предстоящему бою – ни волнения, ни напряжённости, ни даже возбуждения. Либо он был на самом деле очень хорошо тренирован, либо он… был не тем, за кого себя выдавал. Эту идею Кола и пытался теперь проверить.

Но Трола она мало занимала, он изо всех сил пытался понять, куда они направляются, и никак не мог докопаться до внятного представления. Мешали слабость, расконцентрированность духа и сознания, которая, пожалуй, и раздражала больше всего. Но эта практическая тренировка магического определения направления и противника на расстоянии неплохо подготавливала его к бою, что сейчас было немаловажно.

Трол шёл по коридорам подземелья гномов, удивляясь тому, как раньше, после тренировок Учителя, остро и безошибочно ощущал чистоту таких подземелий, как она ему когда-то нравилась, насколько ясным и спокойным когда-то представлялся ему пещерный мир, в котором он жил с Учителем. И насколько сейчас он был неловок, слеп, незряч в прямом смысле, и насколько мало был способен осознавать свойства этих стен. Наконец, даже немного подустав от напряжения, он решил, что настоящей чистоты тут, конечно, быть не может, потому что её нарушали и гномы, и те существа, биться с которыми они собирались.

Миновав тот большой зал, в котором Трол с Ибраилом обнаружили наблюдателя, они пошли по каким-то уже невысоким коридорам, свернули в пару длинных, почти прямых переходов, залезли в небольшую дыру, устроенную на высоте чуть не двенадцати-пятнадцати футов, снова попетляли и стали чуть не ползком пробираться по уже совсем изгибистым и грязным лазам. Ибраил проворчал:

– Неужели нельзя было найти путь поудобней? Не может быть, чтобы от воздушного входа в замок к главным их залам не лежала прямая дорога.

– Она есть, – отозвался ближайший из гномов. Трол оглянулся, это был их разведчик, если он правильно его запомнил. Или не он, молодые гномы все были на одно лицо. – Но тогда они легко выследили бы нас и закрылись.

– Чем закрылись? – Колу явно одолевало любопытство.

– Такими скалами, пробить которые быстро не сможем даже мы, – ответил гном и умолк, на этот раз окончательно.

Возможно, он прав, решил Трол. Если есть вход, то должны быть и двери. Причём в этих горах их можно сделать очень мощными, крепкими и непробиваемым.

А если так, то им действительно повезло, что их повели гномы. Это Трол неожиданно осознал, когда они миновали какую-то совершенно головоломную ловушку, которую он почувствовал через стену, только когда её каким-то образом обезвредили гномы. Что это было, как она действовала, чем убивала – он не понял, но то, что они чуть не влипли самым печальным образом, было ясно. Даже Кола это почувствовал и забеспокоился, угроза была слишком близкой и явной. А вот Лукас по-прежнему только щурился, тщетно пытаясь пробить завесу темноты там, куда не доставал свет факелов, и топал вперёд, или полз, или лез, как и остальные.

Внезапно Трол подумал, а не соорудили ли подземелья под их с Учителем пещерой именно гномы. Попробовал сравнивать следы, оставленные на стенах, пригляделся к выработанным пластам светлого скального камня, прикинул извилистость коридоров и их размеры… И получалось, что под их пещерой работали не гномы. Может быть, люди? Но тогда следовало подумать о том, сколько же людей потребовалось на то, чтобы создать те лабиринты, длиной в десятки миль, может быть более разветвлённые, чем сосуды у человека? Додумать эту богатую идею он не успел, потому что на них неожиданно напали.

Сначала закричал идущий впереди гном. А потом он пропал. Трол, который двигался от него всего-то в десятке шагов, сначала не понял, куда он подевался. И лишь резко мобилизовавшись, увидел…

Это было что-то невероятное, о чём он не подозревал, о чём прежде даже не читал в книгах, в которых, как когда-то думал, есть всё. Это было чудовище: мощная, похожая на питона змея, у которой вместо головы было что-то, отдалённо напоминающее сильную обезьяну. С пальцами на двух выставленных вперёд руках, с плоской, полузмеиной-полуобезьяньей головой, с огромной пастью, в которой тускло поблёскивали серые зубы.

– Гоккир! – закричал кто-то.

Гномы тут же подняли факелы повыше, выхватив оружие. Их лица стали неподвижными, и у всех глаза стали шире, чуть не на половину лица. Они приготовились умирать, это явственно читалось в их сознании. Трол приготовил мечи и сделал ещё несколько шагов. Около него оказались Ибраил и Лукас. Принц немного припозднился, его затолкали гномы.

Животное закрывало собой весь проход, в который даже Кола мог бы войти, раскинув руки и не наклонив голову. В его лапах вдруг медленно, как во сне, возник небольшой круглый щит и копьё со странным, не знакомым Тролу наконечником. Впрочем, он не сомневался, что этим наконечником можно причинять врагу очень тяжёлые раны.

Тролу почему-то никак не удавалось рассмотреть чудовище как следует. Ибраил произнёс шёпотом:

– Несомненно, за исходную матрицу они выбрали пантеропитона. Только вместо пантерной передней части сумели создать… – Он мельком посмотрел на Трола. – Они сумели сделать это… Из человека?

Теперь Трол видел чудовище во всей красе. Да, что-то слишком уж сознательное, возможно, изменённый человек, слитый воедино с хвостом пантеропитона, в котором, по анатомии, должны были находиться главные двигательные мускулы и желудок. А вот лёгкие должны были находиться в груди, поднятой на пять футов вверх, под плечами, закрытыми сейчас щитом. Трол сделал несколько разогревающих мускулы движений, не очень размашисто, чтобы не задеть мечами близкий тут каменный свод.

– Они назвали это гоккиром? Никогда прежде не слышал.

Один из гномов схватил Трола за пояс, что-то горячо и страшно зашептал, не сводя с чудовища взгляда, словно оно гипнотизировало его.

Тогда Трол стряхнул напряжение, на миг даже обмяк, потом выпрямился – теперь он был готов биться. Немного порадовался, что судьба предоставила ему возможность проверить боеспособность на этой твари. Если бы он столкнулся с более сильным противником, то мог бы и не ощутить обычную свою уверенность в победе. А сейчас, пожалуй, даже настоящего напряжения не было.

Чудовище опустило голову, и Трол увидел, что тот гном, который исчез, уже превратился в груду кровавого мяса. Гоккир время от времени опускал к ней голову, а потом рывком поднимал её, зажав в пасти куски мяса. От каждого рывка капли крови долетали до Лукаса, который шёл в середине цепочки.

По пищеводу чудовища полз ком, выделяясь под чешуйчатой, но и поросшей редкими волосками коже. Гоккир, как и пантеропитон, заглатывал свою пищу не прожёвывая.

Трол сделал лёгкий выпад, копьё рванулось к нему, но ещё не в полную силу и скорость, скорее всего гоккир хотел отогнать настырных двуногих, чтобы доесть свою законную, как он полагал, добычу.

– Стражник у них – что надо, – усмехнулся Лукас. И тоже атаковал, не очень прицельно, легко, пытаясь подцепить копьё врага и отвести его в сторону.

Гоккир вдруг рванулся вперёд, это был великолепный скачок – на десяток футов, не меньше, незаметный, без малейшего предварительного признака атаки. Лукас ушёл в сторону, почти вжавшись в камень, и копьё противника его не задело. Зато гоккир оказался со своим щитом на расстоянии удара для Трола. Но Возрождённый не атаковал, а вместо этого сам скакнул вперёд, развернулся в воздухе, потом сложился, прокатился по спине чудища. Пасть гоккира щёлкнула в воздухе, но Трол уже миновал её.

Чудовище стало разворачиваться, и тут же в него влетела молния, выпущенная Ибраилом. А Кола, заняв место Трола, трижды, почти не возвращая меч назад, ударил, пытаясь достать горло под головой зверя.

Гоккир дрогнул, не довернулся до конца, сделал сложное движение хвостом, пытаясь подсечь Трола, снова повернулся вперёд и ткнул копьём в принца. Тот отшатнулся, но тут же просвистел клинок Лукаса, и копьё зарылось в каменную стену. А потом гоккир закричал, распахнув пасть… Это был очень высокий, почти на грани слуха вопль, в котором слились боль и ощущение неожиданно близкой смерти.

Трол, увернувшись от хвоста, принялся рубить ему спину, пытаясь достать до позвоночника. Тут кожица у чудовища была слабой, но мускулы очень мощными, мечи входили в них с трудом. Если бы не ошмётки крови и куски белесого волокнистого мяса, это было бы похоже на тренировку ударов в макивару, связанную из стёганого войлока и прутьев.

А потом чудовище ринулось вперёд, чтобы вырваться, должно быть, в коридор, где могло избавиться от атак сзади. Но его встретили Лукас с Колой. Они уворачивались от широких ударов чудовища, по-прежнему пробовали достать грудь и горло зверя. Вот эти зоны гоккира были защищены довольно хорошо, их мечи почти не оставляли следов. Но стойкость наёмника и принца скоро оказалась ненужной, они просто отошли и подождали, пока зверь окончательно истечёт кровью.

Потом Ибраил, возвысив голос, спросил:

– Трол, ты в порядке?

– В полном.

– Как ты догадался, что его нужно атаковать сзади? – спросил Лукас.

– И как тебе удалось так ловко прокатиться по его спине? – добавил Кола.

– Не знаю, – из-за обмякшей туши появился Трол. Он вытер оба своих меча о то место на загривке гоккира, где шерсть была густой, как у кабана. – Мне просто показалось, что так будет проще всего.

– Да, – философски заключил маг, – внешне всё выглядело несложно. Но чтобы это провернуть, нужно… – Он умолк, не зная, как закончить фразу.

– Нужно быть Тролом, – договорил принц. И сунул свои чистые мечи в ножны.

Гномы все куда-то пропали, только их факелы, воткнутые в щели стен, указывали, что они тут всё-таки были. Трол кивнул на них, Ибраил взял сразу два, принц и Лукас по одному, и все четверо, почти не испачкавшись в крови и слизи убитого чудовища, двинулись дальше. Трол спросил:

– Ибраил, ты чувствуешь, куда нам теперь направляться?

– Недалеко.

Им и в самом деле пришлось проделать лишь сотни три локтей, как впереди забрезжил свет. Это был куда более яркий свет, голубоватый и не имеющий бликов. Трол посмотрел на мага. Тот кивнул и сделал странный жест рукой. Факелы гномов стали гаснуть, от них повалил вонючий и густой дым.

– Я иду впереди, – сказал Трол. – Факелы не выбрасывайте, пригодятся на обратном пути.

Тихо, стараясь не шуршать камнями на неровном полу – а это был теперь именно пол, ровный и надёжный, – воины заскользили вперёд.

– Трол, – шёпотом заговорил Лукас, – ты почему шлем не захватил?

– Я привык драться без него, – отозвался Возрождённый. – В нём чувствую себя скованно.

Они вышли к широкому, так что повозка могла проехать, коридору, ярко освещённому вечными огнями – длинными медными трубами, порошок в которых выгорал в течение столетий, почти не требуя для этого кислорода. Пол здесь был выложен правильными чёрно-синими квадратами. На потолке проглядывало что-то, похожее на старую, местами обсыпавшуюся лепнину. Было сухо, гулко и пахло чужим, незнакомым потом.

Никого вокруг видно не было, ни гоккиров, ни других защитников скального замка. Трол осторожно, понимая, что его осторожность теперь вряд ли действенна, попытался магическим видением рассмотреть всё, что творилось вокруг. Коридоры ветвились, залы стояли пустыми, но впереди, в сотне саженей ходов и залов, находилось что-то, вызывающее чувство тошноты и восторга, удивления и боли одновременно. Видимо, это было то, ради чего и существовал скальный замок.

Трол шёл вперёд, Ибраил, Кола и Лукас следовали за ним, оглядывались. Они не понимали, что некоторое время можно было ничего не опасаться. Даже маг нервничал, видимо, пытался считывать информацию со стен, а за прошедшие столетия происходило тут немало всякого. В том числе и откровенно гнусного, как почти по всей Империи.

Они миновали какую-то полуразрушенную арку и вышли в зал, в котором всё непонятным образом сгорело. Чёрные от въевшейся копоти стены даже оплавились от свирепого огня, бушевавшего тут некогда, некоторые камни треснули, а пол был усеян обломками странной формы, словно они остались от некогда прекрасных статуй, изображавших, впрочем, незнакомые Тролу образы. Возрождённый обернулся.

– Ибраил, это не тот зал, где взорвались посох Гурама и трон Хифероа? Где был выплачен выкуп за Желтоголового?

Маг помедлил.

– Вряд ли. Хотя, возможно… Не знаю, тут слишком сложная аура, я её не могу понять вот так, на ходу.

– Останавливаться, – Трол улыбнулся, – всё равно не будем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю