355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Степанов » Змееносец (Трилогия) » Текст книги (страница 70)
Змееносец (Трилогия)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:34

Текст книги "Змееносец (Трилогия)"


Автор книги: Николай Степанов



сообщить о нарушении

Текущая страница: 70 (всего у книги 98 страниц) [доступный отрывок для чтения: 35 страниц]

– Надо отвлечь кудыр-мага и лишить противника основного оружия.

– Базгур, что скажешь?

– Для засады место подходит практически идеально. Винзуг, сколько вархунов ты планируешь спрятать тут?

– Сотню. Но ударят они по тылам повстанцев. Вот здесь и здесь, – показал сын старейшины.

– Но там ведь и спрятаться негде, – развел руками генерал.

– Только не для вархуна.

Когда стратеги закончили обсуждение будущей баталии, кронмаг объявил очередной перерыв. Вирлена и Веронику он попросил немного задержаться.

– Вас завтра я бы попросил действовать вместе с Тичем, – сказал повелитель Жарзании. – После того как он нанесет удар, наверняка последует ответный. В данном случае дар зеркального взгляда может оказать нам неоценимую услугу. Как вы считаете?

– Я не возражаю, – ответила девушка, хотя Зулг смотрел на Андрея.

– Да, пожалуй, это станет неожиданным сюрпризом для противника, – согласился Фетров.

Уже по пути к себе в комнату он спросил у Вероники:

– А откуда Зулг знает о твоем даре?

– Наверное, Базгур сказал. Он же теперь тайный советник.

– Наконец-то вы вернулись! – Дихрон ждал их возле лестницы на второй этаж. – Племяш, не желаешь совершить небольшую прогулку по городу? Это совсем ненадолго и очень важно.

– Дядя, я только что был на холодном ветру и хочу немного отдохнуть перед обедом.

– Я же тебе говорю, это займет не больше часа. Пойдем. Вопрос жизни и смерти. И Веронику с собой возьмем. Красавица, ты же не станешь возражать?

– Думаю, в данном конкретном случае лучше согласиться.

Глава 23
ЛИЧНЫЙ ВРАГ

Андрей тяжело приходил в себя. Перед глазами все плыло, голова гудела, как трансформатор высокого напряжения. В просыпающемся сознании человека никак не могло сфокусироваться ни одной более-менее связной мысли. Лишь через четверть часа туман в голове начал понемногу рассеиваться.

Фетров находился в каком-то подвальном помещении и был крепко привязан веревкой к массивному деревянному креслу на таких высоких ножках, что ноги не доставали пола. Почему-то отсутствие контакта с землей беспокоило фокусника больше всего. Вдобавок у него оказался заклеен рот, что тоже не добавляло оптимизма.

Постепенно начала возвращаться память. Дворец они покинули втроем, потом долго шагали, петляя по улицам Девятиграда, пока Дихрон не указал на дом. Они вошли, но когда дверь захлопнулась, сам провожатый вроде бы остался снаружи. Внутри их встретила приятная женщина, пригласила в гостиную и… Последнее, что помнил змеиный король, – три странных звука за спиной.

«Где Вероника? Что это за комната без окон и дверей? Куда нас притащил дядюшка? И где он сам?»

Факел, установленный на левой стене, хорошо освещал нижнюю часть комнаты. Потолка практически не было видно. Парень принялся крутить головой по сторонам. Сверху раздался звон колокольчика, где-то под потолком открылся люк, стало немного светлее. Через люк свесился конец веревочной лестницы, по которой вскоре спустился мужчина.

Визитер с минуту внимательно изучал пленника, затем взял в углу комнаты стул и уселся напротив. Андрей дал незнакомцу лет пятьдесят. Абсолютно непримечательная внешность: ростом чуть выше Фетрова, круглое лицо, нос картошкой и кучерявые русые волосы. С виду – простак-простаком, если бы не взгляд, в котором читалась холодная решимость.

– С пробуждением, – сказал тот. – Приношу извинения, что такого высокого гостя принимаю неподобающим образом, но лучше перестраховаться, чем потом кусать локти. Некоторые молодые люди зачастую ведут себя слишком агрессивно, причем себе же во вред. Поэтому прежде, чем начнется наша беседа, я кратко обрисую последствия возможных необдуманных поступков с твоей стороны. Не возражаешь?

– Мм! – промычал Фетров, выражая свое негодование.

– Так и думал, что ты не будешь против. Тогда слушай. Я постарался собрать всю информацию о некоем прибывшем в Гетонию туристе, которого собственный гид заставил назваться его племянником. Знаю, что ты никогда не был волшебником, хотя многие именно таковым тебя здесь считают, и осведомлен о твоих «чародействах». У вас это называется фокусами, не правда ли?

Пленник проигнорировал вопрос незнакомца. Во-первых, он не имел возможности ответить, а во-вторых, не видел в этом смысла. Сначала следовало выслушать этого не в меру информированного разговорчивого типа. Может, потом удастся выяснить, где он почерпнул столько сведений? Хотя первые подозрения у парня уже появились.

– С твоего позволения, я продолжу, – усмехнулся собеседник. – Прежде чем ты получишь возможность говорить, запомни: за нами со стороны наблюдают мои люди. Они ничего не слышат, однако, если заметят с моей стороны не оговоренные ранее с ними действия, тут же примут меры. Какие, я не скажу, но лучше на себе их не испытывать. Поэтому про фокус, который ты применил против Дренга во время поединка трех кинжалов, рекомендую забыть. Кивни, если понял.

Андрей слегка наклонил голову.

– Вот и прекрасно! – Незнакомец поднялся. – Теперь мы можем продолжить диалог в двухстороннем режиме.

Клейкая ткань была осторожно снята с губ Фетрова.

– Если у тебя есть вопросы, задавай. По возможности, постараюсь быть предельно откровенным, хотя ответить на все не обещаю.

Вопросов у вождя сумеречников имелось много, но до начала разговора нужно было определиться с тактикой поведения. «Судя по первым фразам, незнакомец неглуп и многое знает о моих похождениях. С таким, пожалуй, выставлять себя несдержанным холериком не стоит. Ладно, попробуем изобразить уверенного в себе мужчину, каким и должен выглядеть настоящий руководитель. Вдруг получится?»

– Со мной была девушка, – с вызовом произнес парень.

– Она в соседней комнате.

– С ней все в порядке?

– Пока да, а там видно будет. Ее жизнь сейчас всецело зависит от твоего поведения и итога нашей беседы.

«Ах ты, гад! Жаль, у меня руки связаны, я бы тебе показал примерное поведение!»

Эмоции нахлынули горячей волной, требуя немедленного выхода наружу, но пленнику не хотелось показывать, что судьба Тарковой его сильно волнует. Он собрал волю в кулак и переключился на другую тему. Фокусник задал вопрос, ответ на который знал заранее:

– Что с Дихроном?

– Тоже жив и здоров.

– Нас сдал он?

– Не совсем так… Просто твой так называемый «дядюшка» был поставлен в затруднительное положение и не нашел из него другого выхода.

– Вы предложили ему сумму, от которой невозможно отказаться? – с издевкой спросил Андрей.

– Ну что ты! Подкупать никчемных людей – себя не уважать. Нет, перед ним стоял выбор посерьезнее – не выполнив мою просьбу, он в одночасье мог лишиться всего, что имеет. И жизни – в том числе.

– Чем меня усыпили?

– Специальным газом. Голова еще немного поболит, но без последствий для организма, – поспешил заверить «заботливый» незнакомец.

Фетров задумался. Голова действительно продолжала гудеть, но звук, как показалось связанному, исходил извне и напоминал жужжание комара. «Кровососов здесь только не хватало!» – мысленно пробурчал он, а вслух сказал:

– Понятно. Теперь перейдем к главному. Зачем я здесь?

– О! Это действительно важный вопрос. И свой ответ я начну издалека. Ты же никуда не спешишь, правда?

– Спешу. Но, полагаю, сейчас это, кроме меня, никого больше не волнует.

– Точно! – радостно воскликнул тюремщик. – Люблю иметь дело с понятливыми собеседниками – с ними легче договориться. Правильно?

– Смотря о чем договариваться.

– О взаимовыгодном сотрудничестве. – Незнакомец выдержал небольшую паузу. – Не буду лукавить и скажу сразу – на тебя я вышел по указанию гермага Ливаргии. Сначала он приказал уничтожить Гарнога, а когда освободившееся место неожиданно занял ты… в общем, гермага и эта кандидатура не устроила. Честно говоря, оба раза приказ Мугрида совпадал с моими личными планами, а если тебе при этом еще и платят… Так что за дело я взялся с воодушевлением.

– А зачем понадобилась смерть Гарнога?

– Мне или гермагу?

– Тебе. О намерениях Мугрида я уже имею некоторое представление.

– Дело в том, что с недавних пор мои личные планы изменились и мне понадобились дополнительные ресурсы в лице сумеречников.

– Через Дренга?

– А ты быстро схватываешь! Конечно, через него! Сначала я якобы помогаю ему устранить препятствия на пути к власти, а затем он, чтобы это не выплыло наружу, выполняет любые мои поручения.

– Шантаж?

– А что же еще? В умелых руках это очень сильное оружие.

– И настолько опасное, что самого шантажиста частенько стремятся отправить к Кардыблу. Кстати, многим это удается.

– Полностью с тобой согласен. Поэтому и держу нос по ветру. Тот же Мугрид, например, уже решил от меня избавиться, хотя я его пока еще не шантажировал.

– Он сам тебе сказал? – усмехнулся пленник. Андрей проверил прочность веревок и узнал еще одну неприятную новость: добраться до сюрпризов, размещенных накануне в рукаве рубахи, не получится.

– Скорее, намекнул, причем сам того не подозревая. Дураку понятно: когда тебе начинают обещать слишком много, значит, уверены, что рассчитываться не придется. Мне, например, предложили в самом близком будущем стать правителем Гетонии.

– Согласился?

– Отказаться было невозможно, иначе гермаг мог заподозрить во мне слишком опасного для себя человека. А мне это надо? Я пожить хочу, особенно сейчас, когда всю Жарзанию лихорадит. Самое время ухватить кусок пожирнее.

– Твои планы настолько разрослись, что немых рудокопов для их реализации уже не хватает?

– Ты и о них разнюхал?! – Тюремщик не очень достоверно изобразил радость на лице. – Я знал, что делаю ставку на достойную фигуру! Зарна проболталась?

– А то ты не знал?

– Мои возможности тоже не безграничны. Как бы я выведал, о чем вы с ней шушукались?

– Интересно, это первый случай, когда рудокопы не справились с заданием?

– Да. Но сие не столь важно. Хоть они и не выполнили заказ, зато оказали мне другую услугу. Не хочешь узнать какую?

– Ты же все равно скажешь.

– Конечно. Сразу после того как моим дамочкам не удалось правильно станцевать сугинди, я решил, что Дренг – не тот человек, который мне нужен. Зачем кого-то искать? Есть готовый вождь, имеющий громадный авторитет среди вархунов, не подверженный их дурацким традициям, поскольку прибыл издалека и является человеком рассудительным. Опять же он как можно быстрее хочет вернуться домой. И я могу предоставить ему эту возможность!

– Интересно, что ты вкладываешь в понятие «рассудительность» – способность предать? – после слегка затянувшейся паузы произнес землянин.

– Предательство – оборотная сторона преданности, не правда ли? Если нет первого, невозможно и второе. А о какой преданности может идти речь, если человеку едва ли не силой навязали неприятную для него должность?

– Ты действительно многое знаешь обо мне. Не скажешь откуда? – Андрей постарался вложить в голос минимум заинтересованности.

– Об этом еще рано говорить, друг мой.

– Друг? Среди своих друзей тебя я что-то не припоминаю. Опять же друзей никто не заманивает хитростью и не связывает для общения.

– Все это до поры до времени. Думаю, по окончании нашей беседы ты освободишься от веревок, а мы станем не разлей вода.

– Сомневаюсь.

– Другого варианта у тебя не будет.

– Варианты существует всегда, просто некоторые, как мой «дядя», например, не слишком утруждают себя их поисками.

– Не спорю. Но иногда ошибочный выбор оказывается несовместимым с жизнью, причем не только собственной, но и кого-то из очень близких людей.

– Я все ждал, когда ты начнешь угрожать, – усмехнулся Фетров. – О каком же взаимовыгодном сотрудничестве в таком случае может идти речь?

– О нашем с тобой, конечно! – воскликнул собеседник.

– И в чем же моя выгода? – спросил пленник.

– Твои жизнь и свобода, которые сейчас принадлежат мне, будут возвращены. Уже это многого стоит, не правда ли?

– Допустим. Хотя жизнь и свободу, которыми нельзя распоряжаться на свое усмотрение, я бы не назвал большой ценностью.

– Хорошо, добавим к этому еще одну жизнь – девчонки, которая спит в соседней комнате.

– Ты ее не знаешь. Она и сама никого не предаст и мне не позволит, хотя я и не собираюсь.

– Ты согласен принести ее в жертву? Как это мило. Я почему-то решил, что синеглазка тебе нравится.

– Кто мне нравится – не твое дело. Сейчас ты говоришь об условиях сделки, в которой я для себя ничего привлекательного пока не вижу. – Фокуснику сразу вспомнились рассуждения Дихрона, который во всем старался отыскать выгоду.

– Если мы договоримся, ты выполняешь несколько моих просьб и потом беспрепятственно добираешься до любых Врат, чтобы вернуться в завратную реальность. Весь груз моральных обязательств оставляешь в этом мире. Чем не выгода?

«А он хитер. Предлагает здесь стать последней скотиной, а дома, дескать, все спишется? А ведь стоит мне совершить хотя бы одну подлость, и дальше шантажист с живого не слезет. Плохо ты меня изучил, «друг». Я на сделки с совестью идти не собираюсь».

– И как через заблокированные Врата можно попасть на Инварс? – с издевкой в голосе спросил землянин. – По-моему, сейчас ты попусту тратишь мое и свое время.

– А знаешь, Вирлен… Или тебя лучше звать Андреем? Существуют ведь вещи и пострашнее смерти, – задумчиво произнес мужчина. Видимо, он исчерпал запас «выгодных» предложений. – Хочешь услышать о том, как я превращаю красивых молодых дамочек в немых рудокопов, в этих безжалостных убийц, которые не остановятся ни перед чем? Для них убийство становится смыслом жизни, а время между выполнением заказов – тяжким бременем.

– Пожалуй, не хочу.

– А придется. Ведь одной из них очень скоро может стать Вероника.

– Ты не посмеешь, сволочь! – все-таки не сдержался фокусник.

– Хочешь со мной поспорить?

– У меня несколько другие желания, но твои веревки не позволяют их осуществить. Пока.

– Говорил же – предупредительные меры весьма полезны. Драка нам ни к чему. Я ведь еще не закончил разговор.

– А мое терпение тебя слушать подошло к концу.

– Очень жаль, но ничего не поделаешь. Ради будущей дружбы придется еще немного потерпеть. Ты ведь меня совсем не знаешь. Хотя это и немудрено. Из ныне живущих этим мало кто может похвастаться, а ведь я происхожу из третьей ветви аристократов, которая имеет право на власть в этой стране.

– Еще один претендент на должность кронмага?

– Нет, мне не повезло с днем рождения, а человек, лишенный магических способностей, в Жарзании даже на титул не имеет права. Но если в нужный день у меня родится сын… – Тюремщик запнулся. – По-моему, я немного отвлекся. Свою родословную я упомянул только для того, чтобы объяснить, как в мои руки попал звероскоп.

– Звероскоп?

– Это название устройства, над которым работал ратор моего отца, бывшего некогда магринцем в одной из провинций. Устройство, естественно, магическое. Первоначально предназначалось для определения в лесу точного местоположения свирепого хищника. Мой папаша очень любил охоту. Однако, как чародей ни старался, прибор у него не получился. Он почему-то указывал не на хищников, а на дамочек, у которых именно в это время просыпалась звериная ненависть к мужчине.

«Понятно, почему немые рудокопы так быстро вышли на Зарну», – отметил про себя пленник.

– После соответствующей обработки это свойство, – продолжал вельможа без титула, – оказалось весьма полезным. Ты себе представить не можешь, насколько изобретательными бывают женщины, когда стремятся к своей цели. Кстати, использование сутинди для убийства – идея Рольгин. Она же, умница, и придумала, как правильно усовершенствовать этот танец.

– Красивая была девушка. Из-за тебя она погибла.

– Ничего страшного, их у меня с полсотни. И все обворожительны настолько, насколько и опасны.

– Не боишься, что когда-нибудь они направят свою ненависть на тебя?

– Ничего не получится. Хотя бы потому, что о моем существовании они понятия не имеют. Ими управляет моя сестра. Вот она волшебница. Правда, тоже немного свихнувшаяся на неприязни к мужикам, но меня ее ненависть обходит стороной – брат все-таки.

– Так у вас тут прямо под носом у кронмага целое семейное предприятие?

– Не здесь, Вирлен. К тому же эта пещера не так близко от Девятиграда, как тебе кажется. А логово моих рудокопов еще дальше. Потом, может быть, я проведу для тебя экскурсию по жилищу опасных красавиц. А сейчас давай поговорим о Веронике. Как думаешь, почему у себя в гостях я хотел видеть тебя вместе с очаровательной телохранительницей?

– Вопрос не по адресу.

– Из-за звероскопа, конечно. От этой дамочки уже несколько дней идет мощный устойчивый сигнал. Причем два раза прибор зашкаливало. Подобной силы я еще ни разу не встречал. Знаешь, о чем это говорит? Не знаешь… Из нее получится идеальный убийца. Особенно учитывая ее дар зеркального взгляда. Если ее ненависти дать реальный выход еще хотя бы пару раз, а потом провести несколько сеансов с моей сестричкой… – незнакомец мечтательно возвел глаза к потолку, – синеглазка станет самым опасным оружием против волшебников. Включая и кудыр-мага.

– Тронешь эту девушку – и я тебя убью. Без ненависти, без эмоций, приблизительно так, как врач уничтожает мешающую жить заразу. – Гнев так и переполнял Фетрова, но страшные слова он произнес спокойно, правда, могильные интонации в его речи выдавали внутреннее напряжение.

– Только от тебя сейчас зависит судьба синеглазки. Станешь сотрудничать – я, так и быть, пожертвую столь ценным материалом. Чего не сделаешь ради друга? Но девушка останется у меня как гарантия твоей сговорчивости.

– Так-так… А ведь ты ничем не отличаешься от своего Мугрида. Тоже решил от меня избавиться.

– С чего ты взял?

– Сам говорил: когда человек начинает обещать то, чего не собирается выполнять…

– Но я же…

– Поставь себя хотя бы на минуту на мое место и задай вопрос: сколько времени будет жить пленник, согласившийся на подобные условия?

Мужчина задумался. Через минуту он усмехнулся и ответил:

– Пока в нем будет необходимость.

– Или до тех пор, пока он не осознает полную бесперспективность этого сотрудничества для себя.

– Да, с одной стороны, с умными людьми работать приятно, но, с другой, с ними возникают ненужные проблемы.

– Причем я даже точно знаю, кто нанесет мне смертельный удар.

– Конечно, Вероника. Это будет лучшим способом проверить ее в настоящем деле. Ладно, согласен: я плохо проработал условия предстоящей сделки, немного недооценив тебя. Наверное, важными делами не стоит заниматься на ночь глядя. Пойду посплю немного, а утром вернусь, и мы продолжим разговор. Ты тоже пока подумай. Уверен, мы обязательно найдем общий язык.

– Сомневаюсь. Что может быть общего у саигра с оленем? Разумеется, сам олень, но только после того, как хищник им отобедает.

Несостоявшийся друг подал знак, наверху засуетились и вниз спустили веревочную лестницу.

– Да, чуть не забыл, – сказал тюремщик, перед тем как покинуть темницу, – я тут немного посоветовался со знатоками по поводу йотуна, которого тебе удалось вызвать возле стен Гюрограда. Змеиный йотун – это магическое существо, черпающее силу из стихии земли. Здесь достучаться до него не получится, поскольку контакта с землей у тебя нет. Так что даже не старайся, а то еще помрешь раньше времени от перенапряжения.

Звон колокольчика известил о запирании крышки люка. Пленник остался один.

«Ну, «дядюшка»! Ну, удружил! В положение его поставили, елки-метелки! Вот выберусь – я его в такое положение поставлю!»

Андрей внимательно осмотрел комнату. Добраться до люка шансов не было, но в кармане его брюк лежал очень полезный ремешок, бывший некогда хвостом экспрессивной кошечки. Один раз он Фетрову в подобной ситуации помог, почему бы не использовать его повторно? Правда, для этого требовалось сначала освободиться от веревок. Как?

«И почему мне не дано взглядом создавать огонь? Сейчас бы пережег их в два счета».

Фокусник нагнул вперед голову и постарался дотянуться до пут, которыми был привязан к креслу. С третьей попытки, когда у него что-то хрустнуло в шее, парень все-таки ухватил веревку зубами. Подтянув ее к себе насколько это было возможно, он принялся грызть. Через четверть часа заломило скулы, затем начали кровоточить десны, пару раз Андрей сильно укусил собственные губы, и веревка приобрела алые оттенки, а он все продолжал разгрызать тонкие волоконца. Одна мысль о том, что Веронику превратят в чудовище, постоянно подгоняла пленника, придавая ему дополнительные силы. Он не знал, сколько прошло времени, когда почувствовал, наконец, ослабление пут. Задача номер один была выполнена. Теперь он мог покинуть кресло, но связанными оставались руки и ноги.

Зажатые между спинкой кресла и поясницей стянутые за спиной кисти онемели. Змеиный король потратил несколько минут, чтобы пригнать кровь к пальцам рук.

«Кажется, сейчас за мной никто не наблюдает. Иначе бы уже спустились. Или смотрят на мои мучения и злорадствуют, а потом, когда я разберусь с веревками, пустят сонный газ и…» – Эту мысль пленник отогнал сразу.

Циркач опустился на землю. Упираясь в пол затылком, он выгнул дугой спину. Немного усилий – и парню удалось протащить пятую точку через петлю из собственных рук. Дальше дело пошло веселее. Через минуту стянутые веревкой ладони оказались возле лица. Связавший его тюремщик наверняка считал Андрея волшебником. «Боитесь, сволочи?! И правильно делаете! – настраивал он себя на боевой лад. – Да я теперь не только веревки, любого загрызу до смерти!» К счастью, на этот раз использовать зубы не пришлось. Пленник короткими прыжками добрался до стены, на которой висел факел. В комнате запахло паленым, и вскоре с путами было покончено.

«Полдела сделано! – вздохнул Фетров. – Теперь бы еще подарок кошечки не подвел».

Вероника очнулась, услышав у себя в ухе мужской голос. Она лежала связанная прямо на каменном полу. Комната была почти такая же, как та, где держали Андрея, правда, в ее апартаментах стульев не наблюдалось.

Девушка не сразу сообразила, что за голос она слышит, пока не заговорил Фетров. Только после этого синеглазка вспомнила, как, почувствовав слабость, постаралась активировать тризвонга.

В доме, куда их привел Дихрон, у Тарковой сразу возникла мысль воспользоваться изобретением Тича. Здесь их могли развести по разным комнатам, а она всегда должна знать, что происходит с ее подопечным. Вдруг ему помощь понадобится? Девушке не понравилось поведение волшебника, когда он шагал по улицам. Дихрон настолько разговорился, что ей слова не удавалось вставить. Вплоть до порога того дома.

«Надо же, какая я умница! – похвалила себя девушка. – Успела все-таки!»

Она внимательно слушала разговор Андрея с незнакомцем. Ярость периодически охватывала амазонку, но рассказ о звероскопе стал для нее холодным душем. Она сделала над собой усилие и дальше заставляла себя гасить рвавшиеся наружу вспышки гнева. А поводов было немало. Особенно взбесило намерение незнакомца превратить ее в послушное оружие.

«Сделать из меня робота-убийцу?! Никогда в жизни! Да я лучше умру здесь! А ведь они даже о зеркальном взгляде знают. И это их не останавливает… Неужели любого человека можно обратить в монстра? Или только такого, как я? Моя ненависть им только в помощь! Поубивала бы всех!»

В душе Тарковой поселился страх, что она ничего не сумеет противопоставить злодеям. Ей нужно было срочно освободиться от веревок. Наверняка кто-нибудь заглянет сюда, и тогда у нее появится шанс. Пусть не выбраться, но хотя бы умереть достойно.

Когда тризвонг замолчал, девушка попыталась подняться на ноги. Для этого пришлось доползти до стены и, опираясь на нее, принять вертикальное положение. Осмотрев камеру, синеглазка нашла всего один достойный внимания объект – факел. Только с помощью огня можно было получить свободу движений.

«Какая сволочь так высоко его установила?! – Добравшись до цели, пленница обнаружила, что ее роста не хватает. Даже подпрыгнув, она не сумела достать головой до ручки факела. – Наверняка держатель к стене приколачивал мужик. Сколько же от них неприятностей. Так, я опять злюсь. А что мне еще остается делать?!»

Через некоторое время зазвонил колокольчик, и через открывшийся вверху люк в комнату устремился свет.

«И про меня вспомнили? Жаль. Я еще не готова к разговору!»

К ней спустились сразу два гостя. Мускулистые атлеты прибыли без доспехов и оружия. Даже рубахи – и те оставили наверху.

– Здравствуй, девица-красавица. Тебе тут не шибко одиноко?

– А ты сам как думаешь? – с вызовом спросила Таркова.

– Мы тут с приятелем порешили – ты без мужиков скучаешь, гы-гы-гы.

– Да уж, невесело сидеть с веревками на руках и ногах.

– Ну, это… веревки для наших утех – небольшая помеха. Хозяин так и сказал: убивать и развязывать нельзя. Зато все остальное – сколько угодно.

– Неужели два таких крутых с виду молодца испугаются одной девушки? – Таркова попыталась взять амбалов на «слабо». – Совсем народ измельчал.

– Мы люди подневольные. Приказ дан, его нарушать нельзя.

Говорил пока один, второй молча пожирал глазами стройную фигурку пленницы и переминался с ноги на ногу.

– Тогда не советую ко мне приближаться. Я трусов, прикрывающихся чужими приказами, презираю.

– Да нам как бы большой любви от тебя и не надобно. Так, чуток ласки – и достаточно будет. Выбирай, кто из нас тебе больше по нраву?

– Выбирать не из кого. Оба уроды.

– Зря ты так, синеокая. Ласка ведь разной бывает. Одна в удовольствие, а другая – через боль и страдания. – Разговорчивый сделал шаг к жертве.

– Не приближайся! – Вероника напряглась. Ей даже почудилось, что веревки на связанных за спиной руках затрещали.

Когда мужик притянул пленницу к себе за плечи, Таркова пустила в ход единственное оружие, которое было ей сейчас доступно: голова красавицы резко дернулась вперед и расквасила любителю ласки нос.

– А-а-а!!! – заорал насильник. – Она бодается! А ну, Пузгор, держи девку. Не хочет по-хорошему, мы ей устроим…

– Сволочи, только дотроньтесь – я убью вас!

– Не торопись, стерва. Сейчас обязательно дотронемся! До самого утра только этим и будем заниматься.

– Ой ли!

Голос, который донесся сзади, заставил говоруна вздрогнуть. Он оглянулся, затем посмотрел наверх, в сторону люка.

– Ты еще кто такой? – Он не узнал второго пленника.

– В угол! Оба и быстро, – не стал отвечать Андрей, кинжалы обоих охранников были у него в руках.

– Да я тебя!.. – Мужчина резко присел и, молниеносно выхватив кинжал, припрятанный в сапоге, метнул его в противника.

Фетров чуть-чуть замешкался. Он не был готов пустить в ход оружие, но чувство самосохранения и сноровка циркача все-таки сыграли свою роль. Андрей тоже бросил оружие во врага, скорее, для того чтобы освободить руки. В результате клинок атлета оказался зажатым в ладони фокусника, а два кинжала поразили грудь несостоявшегося насильника. Охнув, тот с изумлением на лице медленно опустился на пол.

– Любое движение – и ты последуешь за ним. Понятно? – предупредил змеиный король. Увидев черную жемчужину на рукоятке, парень обрадовался. Потерять подарок сумеречника ему не хотелось.

Пузгор по-своему истолковал улыбку на лице освободившегося пленника. Он побледнел, быстро закивал головой и тихо перебрался в угол, то и дело поглядывая в сторону люка, словно ожидал кого-то еще. Андрей перерезал веревки, сковывавшие Веронику.

– Дай мне на минуточку кинжал, – попросила синеглазка.

– Поверь, тебе сейчас за оружие лучше не браться. Я тебе чуть позже объясню почему. Ладно?

– Но он же! – умоляюще посмотрела на фокусника синеглазка.

– Уверен, что этих двоих прислали сюда специально, чтобы ты их убила. Мы же не собираемся играть по чужим правилам?

Освобождая девушку, он заметил надрезы в трех местах на ее веревках. Вспомнив, что находившаяся в комнате наверху возле люка женщина чем-то похожа на недавнего собеседника, фокусник пришел к выводу: из Тарковой начали делать орудие убийства, не дожидаясь окончания разговора с ним.

– Это еще кто? – спросила синеглазка, заметив обмотанную длинной веревкой даму.

– Очень опасная волшебница. – Андрей втащил обратно веревочную лестницу и закрыл люк.

– Сестра того типа, что мучил тебя разговорами?

– Наверное… А ты откуда…

– Потом расскажу, – Синеглазка трижды щелкнула языком.

– Слушай, неудобно просить, но мне надо веревку забрать, а не хочется, чтобы эта ведьма шум подняла или колдовать начала.

– Ну да, ты же не бьешь женщин. Хотя некоторых, как эту, убить мало.

Вероника надавила на шею дамы, и та лишилась чувств. Почти сразу веревка сама сползла с пленницы и, уменьшившись в размерах, осталась лежать на полу обычным с виду ремешком.

– Ух ты! Полезная вещица! Откуда она у тебя?

– Подарок одной кошечки.

– В смысле? – не поняла девушка. Больше всего ее удивило, что где-то в глубине души мелькнул отголосок чувства, напоминавший старомодную ревность.

– Я имел в виду магическое животное, а не то, о чем ты сейчас подумала.

– То его змея одарит, то кошечка, – проворчала Вероника, но на душе почему-то стало легче. – От рыбки с птичкой презенты еще не поступали?

– Ревнуешь?

– С чего это вдруг?

– Вот и я думаю – с чего? – пожал плечами фокусник.

– Ты лучше скажи, как нам выбраться отсюда? – Вероника вооружилась мечом одного из охранников и вернула свой кинжал, который нашла в комнате.

– Идем. У меня есть небольшой опыт хождения по пещерам. Судя по отсутствию окон, мы внутри какой-то скалы.

В коридоре Андрей обслюнявил палец и определил, откуда идет приток воздуха. Двигаться пришлось в гору по довольно просторному освещенному факелами тоннелю.

– Стоять, руки вверх! – За первым же поворотом парочка наткнулась на арбалетчиков.

Сразу после предупреждения сзади раздался звон колокольчиков. Похоже, дозорные включили сигнализацию.

– Ты как хочешь, а я живой не дамся! – прошептала синеглазка.

– Погоди. Сейчас мы с ними договоримся. – Фокусник выудил из рукава подаренную Зарной капсулу и бросил ее далеко вперед. – Падаем.

Фетров толкнул девушку и накрыл ее своим телом, опасаясь, что стрелки успеют воспользоваться арбалетом против призрачного воина. Они действительно попытались его остановить, но болты пронеслись сквозь мерцаюшую фигуру бойца, не нанеся тому ни малейшего вреда. Зато его меч расправился с арбалетчиками в считаные секунды, после чего призрак побежал дальше.

За ним бросились и пленники.

– Ты не перестаешь меня удивлять, фокусник. Откуда…

– Знакомая подарила.

– Рыбка?

– Нет, на этот раз женщина.

– Как интересно!

– А мне не очень. По-моему, за нами погоня.

– Почему-то мне кажется, для тебя это не такая уж большая проблема. Что там еще в рукаве имеется? Пара гранат или портативная атомная бомба?

– Сюрпризы есть, но сначала нужно отсюда выбраться.

На пути беглецам еще дважды попадались тела дозорных, с которыми расправился впереди идущий. Наконец им открылось звездное небо. Андрей достал еще одну капсулу и швырнул ее внутрь тоннеля. Схватив девушку за руку, Фетров постарался убраться подальше от выхода. Столб огня, вырвавшийся следом, мог испепелить любого.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю