332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Степанов » Змееносец (Трилогия) » Текст книги (страница 46)
Змееносец (Трилогия)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:34

Текст книги "Змееносец (Трилогия)"


Автор книги: Николай Степанов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 46 (всего у книги 98 страниц) [доступный отрывок для чтения: 35 страниц]

– Ну, ты и монстр! – восхищенно заметила Вероника.

– Они сами виноваты. Нечего было меня злить.

– Ой, какая прелесть!

– Ты о чем?

– Смотри, на небе ни единой тучки.

Беглецы оказались на пологом, усыпанном большими валунами пригорке. Неподалеку виднелись освещенные звездами остроконечные пики скал, внизу поблескивало блюдце озера, в котором отражались желтые точки неба.

– Действительно красота! И ветра нет.

– Это просто замечательно! – Напряжение отпустило синеглазку, и она прижалась к плечу Андрея.

– С одной стороны, конечно, – обнял девушку змеиный король. – Только что-то мне подсказывает: эта тишина является предвестником очень больших потрясений. И не только в Жарзании.

– Прорыв?

– Скорее всего. Нам с тобой надо скорее вернуться в Девятиград. Не хочу, чтобы меня считали трусом.

Андрею почудился странный скрежет, словно кто-то протащил один из валунов по каменной поверхности. Парень напрягся.

– Что случилось?

– Какие-то посторонние звуки.

– Не обращай внимания, наверное, камень внутри пещеры потрескивает, остывая. Ты знаешь, куда идти?

– Надо до утра выбраться на дорогу. Там у кого-нибудь спросим.

– Тогда давай поищем тропинку, по которой нас сюда доставили. Она обязательно выведет к дороге.

– У вас один путь – обратно в пещеру! – раздался до боли знакомый голос. – И не советую делать неосторожных движений.

Похоже, выход из подземелья был не один. Внизу появились пять воинов с арбалетами в руках, которые взяли парочку узников на прицел.

– Я возвращаться не собираюсь! – Вероника положила руку на рукоять меча.

– Прижмись к моей спине – и атакуем, – шепотом по-русски произнес фокусник. – У меня бронежилет.

– Чего ты там бормочешь? – Тюремщик не спешил показываться на глаза, оставаясь в укрытии.

Андрей рванул к арбалетчикам. Несколько щелчков отозвались страшной болью в груди, один болт зацепил руку, но расстояние в десять шагов парочка преодолела в секунды. Потом в ход пошел меч амазонки.

– Ты как? – спросила она, разделавшись со стрелками.

Те были настолько уверены в неминуемой гибели беглецов, что не догадались сменить арбалеты на мечи. За что и поплатились.

– Нормально, – простонал фокусник. – Говорю же тебе, броня у меня тут. А у тебя все нормально? – Парень боялся, что очередная вспышка агрессии погубит Таркову.

– Я убила их не из ненависти, а по долгу службы телохранителя, – ответила синеглазка по-инварски. – Эй ты, трусливый урод, слышишь меня?

Ответом девушке стал скрежет камня о камень.

– Сбежал, гад. Знаешь, в жизни я встречал немало подлецов, но никого из них не считал своим личным врагом. Сегодня такой у меня появился!

Глава 24
БИТВА ЗА ДЕВЯТИГРАД

Об исчезновении Вероники и Андрея стало известно днем, когда во дворец явился несколько помятый Дихрон. Он рассказал о прогулке по городу, описал место, где его оглушили чем-то тяжелым по голове, и здание, в котором он очнулся. Зулг сразу отправил туда своих людей, однако пропавших найти не удалось.

Расширить поиски кронмагу не позволяла начавшаяся в это время подготовка к предстоящему сражению. Лунз собрал войска на западной окраине города. Тич в сопровождении десятка вархунов отправился осматривать поле битвы, чтобы выбрать себе позицию для нанесения удара по врагу. Готовились к схватке и остальные.

Посоветовавшись с тайным советником и Винзугом, кронмаг решил не сообщать о неожиданной пропаже. Известие могло деморализовать и без того немногочисленных сторонников центральной власти. Сумеречникам лишь сказали, что вождь работает над секретным оружием, которое вот-вот должен закончить, чтобы в самый ответственный момент нанести удар по врагу.

На последнем совещании схему расстановки сил несколько скорректировали. Церзол привел в столицу две сотни вархунов и сотню воинов из городского гарнизона. Фактически в Гюрограде осталось меньше пятидесяти волшебников, большинство из которых составляли подростки. С учетом пополнения внесли изменения в план сражения. Рассмотрели два запасных варианта хода боя, причем один из них был предложен Злавадской. В глазах генерала она сразу поднялась до невиданных высот.

Некоторые идеи потребовали отправки к месту схватки землекопов, плотников, портных и колесных дел мастеров. Все перемещения на юг старались производить скрытно, поскольку в самом городе могли находиться шпионы повстанцев. Для них Мадлена предложила другую инсценировку, чтобы у заинтересованных наблюдателей сложилось впечатление о готовящемся отходе войск из столицы на запад. Познания журналистки в истории родной планеты, где воевали всегда, оказались весьма полезными.

Дабы отвести от себя подозрение, не молчал на собрании полководцев и Дихрон. Магир переступил собственную жадность и выложил на стол вещь, принадлежавшую некогда ратору гермага Ливаргии.

– Эту маску знают многие. Если повстанцы ее увидят, могут подумать, что нам удалось договориться с Мугридом и его люди выступают на стороне кронмага.

Идею одобрили. В столь сложной ситуации хватались за любую соломинку.

Ночью неожиданно очистилось небо, улегся ветер. На Жарзанию опустилась уже забытая тишина, которая сначала непривычно давила на уши. Первыми опомнились птицы, стаями покидая свои ночные убежища и во весь голос сообщая о смене погоды. Воздух наполнился нестройным многоголосьем пернатых – ночные, утренние и дневные птахи, невзирая на время суток, решили дружным хором оповестить мир об окончании бури. Они радовались, не подозревая, что на холмистую равнину неумолимо надвигается буря другого рода.

Под покровом ночи в режиме строжайшей секретности генерал вывел войска из города. С первыми лучами солнца все предварительные работы были закончены, а бойцы кронмага расставлены по рубежам, готовые к встрече с врагом. С юга, откуда ожидалось появление повстанцев, можно было заметить около двухсот человек, расположившихся на самом высоком холме. Ставка Лунза находилась на его вершине. Остальные воины и маги, которых насчитывалось сотен шесть, до поры до времени скрывались от глаз противника.

Зулг ожидал еще пятьсот воинов, спешивших к Девятиграду из Бирзани. Основная задача Лунза состояла в том, чтобы продержаться до их прибытия. Шансов на такой исход имелось не очень много, и главную надежду на спасение от полного краха операции полководцы связывали с вмешательством Тича. Если тому удастся нейтрализовать сиргалийского кудыр-мага, дойдет до столкновения. В противном случае схватки не получится.

Тихая ночь позволила повстанцам ускорить продвижение, и первые ряды наступавших появились уже через час после рассвета. Заметив впереди неприятеля, они остановились. Арьергард, состоявший из сотни всадников, не рискнул броситься в атаку. Гонцы передовых частей поспешили назад с сообщением о возникшей преграде. Оставшиеся попытались провести осмотр местности в ожидании подхода основных сил. Несколько сиргалийцев подобрались к холму на расстояние в двести шагов. Не обнаружив ничего подозрительного и попав под обстрел, они спешно вернулись на исходную позицию.

Пятитысячная армия не заставила себя долго ждать. Вскоре южная часть долины заполнилась людьми. К этому времени трели пернатых смолкли. Предчувствуя неладное, птицы покинули опасное место.

Сурич взглянул на лежавшую перед ним долину и недовольно покачал головой. Ровная площадка шириной в сотню шагов простиралась прямиком к ставке противника. Да, она позволяла нанести точный магический удар и сровнять с землей горстку воинов вместе с холмом, на котором те расположились. Удобным этот природный коридор являлся и для массированной атаки живой силой, но ведь и противник должен был это понимать. И все же бойцы кронмага стояли прямо на виду и ждали. Чего?

Ночью от Мугрида пришла срочная депеша, в которой вельможа торопил с захватом Девятиграда. Гермаг ссылался на непредвиденные обстоятельства, не расписывая их. Сиргалийский волшебник ускорил темп движения армии. Он уже понял, что разведчики не смогли передать его сообщение Мугриду, да и сама необходимость в нем уже отпала. Лырсог не стал дожидаться утра и уехал той же ночью, не попрощавшись.

«Здесь явно что-то не так, – размышлял Сурич, осматривая местность. – Наверняка у врага где-то припрятаны козыри. Следует выяснить, насколько они серьезные».

Кудыр-маг попытался запустить поисковое заклинание, чтобы выявить скрытые резервы кронмага. И впервые за время стычек с силами Девятиграда потерпел неудачу. Кто-то умело поставил магические помехи, чары Сурича развеялись, не выполнив своей миссии.

«Неужели Зулг притащил сюда весь магкон? Что ж, я давно хотел разобраться с этими ребятами. Интересно, как вы справитесь с моим приветствием?» На долину обрушилась волна всесокрушающего заклинания.

Тич находился за невысоким холмом на правом фланге. Сейчас от передовых рядов вражеской армии его отделяло не более трехсот шагов. Скрытый от чужого взгляда зарослями, накануне специально пересаженными сюда для этой цели, он через прорези черной маски разглядывал противника.

Два часа назад к нему прибежал Артун.

– Мы же договорились, что ты остаешься во дворце! – возмутился наставник.

– Мадлена сказала, что самое безопасное место рядом с вами, учитель. К тому же я выполняю ответственное поручение штаба.

– Какое еще поручение? – несколько охладил свой пыл привратник, поскольку не мог не согласиться со словами журналистки. В случае неудачи сторонников кронмага его дворец станет, пожалуй, самым опасным зданием Девятиграда.

– Вот. – Подросток протянул кусок черной кожи, украшенный зубами шкаронды.

Он принес необычную маску, которую Злавадская попросила надеть для устрашения повстанцев. Особого смысла в этом кархун не видел, но спорить не стал. Им, стратегам, виднее. Ему же было важно не позволить кудыр-магу обнаружить скрытые силы малочисленного войска и погасить его первый атакующий выпад.

Над этой задачей привратник ломал голову почти всю ночь. В результате остановился на нескольких гасителях паутинного типа. Их ученик Разруга и установил на пути наиболее вероятного удара. Висевшие в воздухе магические сети являлись абсолютно прозрачными и проницаемыми для любых предметов, но мощные чары они гасили, отбирая энергию и отправляя ее из центра паутины к краям.

В своем заклинании Тич не мог обойтись без зрелищных эффектов. Его сети должны были выстрелить сотнями фейерверков, попутно сообщив оборонявшимся о начале сражения, а ему – о силе противника.

Так и получилось. Сначала яркими огнями вспыхнул первый барьер, затем второй, третий и только на шестом ударное заклятие захлебнулось. Враг действительно оказался могучим волшебником. Медлить с ответом не стоило, и кархун очень постарался, чтобы его выпад был достойным.

Над сиргалийской армией неожиданно взошло еще одно солнце. Ярко-красное, не столь ослепительное, как первое, оно на несколько мгновений зависло в воздухе, выбирая цель, а потом плавно устремилось в самый центр, где находился вожак. Огненный шар, приближаясь, становился темнее и увеличивался в размерах. Если бы он достиг земли, потерь среди повстанцев оказалась не одна сотня.

Но падения не произошло. Навстречу шару метнулась синяя туча, выскочившая прямо из людской толпы. Она сумела остановить пылающую сферу и отбросить ее чуть назад. Шар поблек, окутавшись синей дымкой, и начал уменьшаться. И все же полностью нейтрализовать заклинание неизвестного врага Суричу не удалось. Сфера успела нанести удар, выстрелив десятками молний. Среди повстанцев появились первые жертвы.

«Это солнышко точно не продукт групповой магии. Неужели у Зулга отыскался серьезный волшебник? Даже интересно на него посмотреть!»

Победы над слабаками вожаку повстанцев не приносили никакого морального удовлетворения. Нынешний мог составить достойную конкуренцию.

– Господа, сегодняшнее сражение начнете без меня. Сил у врага немного, и вы должны справиться. Я, скорее всего, присоединюсь позже. Единственное, о чем настоятельно прошу, – не вмешивайтесь в мои дела. Вы двое будете секундантами.

Сурич сотворил несложное заклинание, и в небе возникло изображение двух огромных мечей.

– Учитель, он вызывает вас на магический поединок, – сообщил Артун.

– Забавно! И что я должен делать?

– Либо принять его, либо отклонить. Если согласны, нужно указать место схватки, например, запустив туда магическую стрелу. Если нет, то уничтожить иллюзорное заклятие противника.

– Спасибо за подсказку. И что бы я без тебя делал?

– Каково будет ваше решение? – спросил возглавлявший охрану Тича Винзуг.

– Зачем же отказываться? Особенно если есть возможность вывести из игры их главную фигуру.

– Кудыр-маг очень силен! – предупредил сумеречник.

– Так ведь и мы кое-что умеем.

Появившаяся в небе огромная стрела приблизилась к мечам и, совершив вокруг них оборот, потащила заклятие Сурича за собой на запад. Пролетев пару миль, она вонзилась в землю, выпустив фонтан серебристого огня. Буквально через минуту из строя повстанцев отделились три всадника, которые направились к фонтану.

Компанию привратнику составили Артун и Винзуг. Эта троица к месту поединка двинулась пешим ходом. Время нынче работало на защитников Девятиграда.

Оставшиеся без вожака повстанцы и не думали дожидаться результатов схватки волшебников. Несмотря на то, что они лишились основной ударной силы, многократное численное превосходство давало уверенность в быстрой победе. Последние сообщения свидетельствовали о том, что в столице едва наберется пять сотен бойцов – жалкие крохи в сравнении с силой агрессоров. Казалось, сиргалийская армия растопчет досадную преграду на своем пути, даже не заметив ее. Однако так считали не все повстанцы.

Военачальники первого призыва, окружавшие Сурича с самого начала восстания, имели немалый опыт сражений. Они точно знали, что идти в лобовую атаку без предварительной разведки нельзя. И все же не стали удерживать примкнувших к мятежу вельмож, жаждущих первыми ворваться в Девятиград. Командир не раз намекал, что не прочь избавиться от балласта. Сейчас это можно было провернуть с пользой для дела, проведя разведку боем и выяснив, какие сюрпризы приготовил враг. Около тысячи бойцов ринулись в наступление по классической для Жарзании схеме.

Впереди шли ударники. Крупные воины в остроконечных шлемах, защищенные кольчугой из серебристого металла и амулетами разной силы, двигались нерушимой стеной, ощетинившись копьями. Помимо копий у каждого имелся массивный овальный щит, топор и широкий меч. Копье, как и топор, они могли использовать в качестве метательного оружия, когда в этом появлялась необходимость.

За тяжелой пехотой шагали стрелки. Доспехи у них были легче, чем у ударников, а вооружение, помимо арбалета и круглого щита, дополняли меч и кинжал.

Третьим эшелоном, самым немногочисленным, наступали боевые маги, вооруженные коротким мечом и кинжалом, хотя некоторые из них обходились только кинжалами, чтобы не таскать с собой лишнюю тяжесть. В бою волшебник, как правило, отдавал все силы, создавая атакующие или оборонительные чары, и редко мог на равных противостоять воину, исчерпав магическую энергию до конца.

По флангам и с тыла пехоту прикрывала конница. Здесь же, в хвосте воинства, находились два магринца, присоединившихся к повстанцам всего неделю назад. Прибыв позже остальных, сейчас они стремились успеть проявить себя до начала «раздачи пряников». А тут, как по заказу, битва за столицу, победителей которой наверняка ждет повышенное внимание вожака.

Еще два отряда легкой пехоты численностью до двухсот человек каждый направились к холму, следуя параллельно курсу основного отряда. Они двигались слева и справа в трехстах шагах от флангов. Отделенные холмами, всадники центральной группы не могли их видеть, а сражение началось как раз на флангах, причем настолько неожиданно, что в первые секунды повстанцы не сумели оказать никакого сопротивления.

Виной всему стали неровности местности. Как выяснилось, не все холмы, возвышавшиеся над долиной, были созданы природой. Некоторые появились только этой ночью и таили в себе крайне опасные сюрпризы для наступающего противника.

Когда один из барханов неожиданно начал перемещаться, атакующие невольно замедлили ход. В ту же минуту подул сильный ветер, забивая глаза бойцов песком, следом за ним с деревянного каркаса слетело огромное тканое полотно и, развернувшись, накрыло собой пятую часть сиргалийских пехотинцев. Из мини-крепости во врага полетели десятки болтов и огненных шаров.

Над этим строением весь вечер и всю ночь трудились ремесленники. Накрытое парусиной и присыпанное песком, который удерживала магия, сооружение практически не отличалось от природного холма. Внутри него без труда размещалось двадцать стрелков и пятеро волшебников, надежно защищенных прикрепленными по контуру щитами тяжелой пехоты. Две пары колес позволяли крепости двигаться, обеспечивая мобильность. А главное – в самом центре «холмика» находились две метательные установки. Удар оказался настолько неожиданным, что в первые секунды полегло две трети фланговой сотни слева и половина бойцов, пытавшихся подобраться к ставке Лунза по правой стороне.

Через несколько секунд после первых выстрелов на флангах были сорваны покрывала с искусственных бугорков и на пути центральной группы войск. А приблизительно за миг до этого массированный удар по врагу нанесли призванные в армию волшебники магкона. Они смели защитные чары повстанцев и их магических амулетов. Три огромных полотна беспрепятственно накрыли передовые ряды ударников. Несколько молний – и ткань воспламенилась. Пропитанная специальным составом, она стала сильно чадить, затрудняя наступавшим дыхание и обзор местности. В таких условиях мало кто способен держать строй. Тем более не под силу это было воинам, не имевшим боевого опыта. Ударники в панике повернули вспять, спасаясь от огня и дыма, и подмяли под себя стрелков и не успевших опомниться после магического удара волшебников.

Ситуацию попробовали исправить всадники, имевшие некоторую свободу для маневра. Но тут в дело вступили находившиеся в подвижных укрытиях стрелки. Первый же залп образовал на пути конницы барьеры из убитых и раненых. Дыма становилось все больше. Титулованные волшебники, сопровождавшие магринцев, вместо того чтобы развеять едкую завесу и потушить огонь, были обеспокоены лишь защитой вельмож, создавая вокруг них магические щиты.

Огонь, дым, лязг доспехов, крики раненых… Войско перестало быть управляемым еще до столкновения с врагом. Лошади, обезумев от огня и гари, спотыкались о трупы, роняя своих всадников. Стройные ряды за несколько минут превратились в толпу мечущихся в замкнутом пространстве людей, которые не могли выбраться из котла, поскольку двигавшиеся позади отрядов командиры подгоняли бойцов в атаку, а оказавшиеся на переднем крае воины в панике стремились покинуть бойню.

Исход этого противостояния своих против своих решили метательные машины. Когда огненные шары начали падать рядом с вельможами, те не выдержали и повернули коней на юг. Пасть смертью храбрых в двух шагах от желанной цели в их планы не входило. Обладая немалым магическим потенциалом, ни один из магринцев не догадался поддержать войско собственными чарами. Видимо, все силы уходили на создание щитов вокруг самих себя.

Только после бегства полководцев был подан сигнал к отступлению. Первая волна повстанцев откатилась обратно, потеряв больше половины личного состава и настрой на стремительную победу. Находившиеся в крепостях воины кронмага тут же выскочили из укрытия и поспешили за трофеями, выполняя приказ командиров собрать как можно больше арбалетов противника.

– Базгур, как думаешь, скоро они опомнятся от нашей оплеухи? – с улыбкой на лице спросил Лунз.

– Полагаю, что сразу. Те, кто сейчас торопился вступить в схватку, только выглядели грозно. Думаю, их выпустили лишь для того, чтобы прощупать наши возможности.

– Разведка? Да их же тут было не меньше двух полков!

– Нам кинули тех, кого не жалко, – присоединился к разговору Церзол. – Вторая волна будет серьезнее. Вон, глядите, машины Кардыбла выкатили.

На переднем крае сиргалийской армии появились устройства, принцип действия которых практически не отличался от арбалетов, превосходя вооружение легкой пехоты лишь размерами. И запускали они в небо не стрелы, а массивные цилиндры, которые в верхней точке траектории полета разлетались на множество составляющих. Падая на землю, кусочки от удара воспламенялись и поджигали все, что могло гореть. Буквально через минуту поле недавнего сражения и прилегающие к нему холмы утонули в пламени. Повстанцы решили проверить, не осталось ли еще замаскированных крепостей на пути. Бунтовщики преследовали и другую цель: теперь дым пожарищ сильно затруднял видимость защитникам Девятиграда, а магические барьеры, призванные отгородить воинов от огненных снарядов, к дымовой завесе заклинания не пропускали.

– Хорошо, что мы там никого не оставили. – Генерал кивнул на поле, разделявшее его воинов и армию врага.

В первоначальном плане оборонявшихся имелся один вариант, в котором, помимо подвижных холмов, предполагалось использовать и другие схроны. Сейчас бы оставшиеся там люди неминуемо погибли.

– Да, второй раз они вряд ли пойдут тем же путем, – высказался тайный советник. – Что передает разведка?

– Начали обходить с двух сторон. – Церзол осуществлял командование вархунами. Около десяти человек следили за продвижением врага и с помощью условных знаков передавали информацию в штаб.

– Надо отходить на вторую площадку, – предложил Лунз.

– Рано, – возразил старейшина. – Нам нужно показать противнику, что мы не догадались о его маневре. Пусть обходят. Отступление начнем, когда увидим врага воочию. Иначе повстанцы решат, что мы чересчур умные, и станут осторожнее.

– Можем не успеть вывести людей, у меня не все бойцы на лошадях.

– Пусть садятся по двое, чтобы сложилось впечатление, будто нас застали врасплох. А потери всегда неизбежны. Главная задача – свести их к минимуму.

– Хорошо, – согласился генерал и подал сигнал общего сбора офицеров.

На этот раз в операции было задействовано более двух тысяч сиргалийцев. Часть бойцов, вышедшую из предыдущей бойни, перегруппировали и оставили пока в резерве. Вельможи, потерпевшие столь серьезное поражение, кусали локти с досады. Теперь победа достанется другим, а им остается лишь наблюдать за успехами более удачливых военачальников. И надеяться, что их, может быть, позовут на помощь.

Основной костяк сиргалийской армии и на этот раз не принимал участия в битве, оставаясь на прежних позициях. Командиры, нанятые еще Мугридом, продолжали внимательно присматриваться к действиям и соратников и врагов.

Полагая, что примкнувшие к восстанию ожидают милостей от будущего правителя Жарзании, гермаг Ливаргии был кровно заинтересован, чтобы на момент захвата Девятиграда в живых их осталось как можно меньше. Временное отсутствие вожака давало возможность реализовать это намерение, тем более что вельможи сами рвались в бой, расталкивая друг друга локтями.

– Они замкнут кольцо раньше, чем мы успеем вырваться, – заволновался Лунз. – Предлагаю бросить этих каракатиц.

Покидая ставку, защитники решили захватить с собой все сооружения, исполнявшие роль холмов.

– Если уж «горки» не разрушили во время первой атаки, надо постараться выжать из них максимум. У нас мало воинов, зато явное преимущество в магах. Да и арбалетов сейчас по два-три на человека. Предлагаю нанести дерзкий удар по левому флангу противника, а потом – уходим, – предложил Базгур, который увлекся сражением.

– Если увязнем, нас раздавят, – засомневался старейшина, глядя вправо.

– Не увязнем. Вы посмотрите, насколько у них растянут строй. Точечного удара эти вояки не выдержат. Только нужно немного поторопиться.

«Горки», выстроившись полукругом, разом двинулись на северо-запад. Воинам, которые их толкали, приходилось прилагать немало усилий, чтобы развить хорошую скорость, ведь следом за ними двигалась конница. Полторы сотни всадников пока не принимали участия в сражении. Сейчас бал правила посаженная на колеса пехота.

Когда до неприятеля осталось около полусотни шагов, стрелки и маги, поначалу работавшие движущей силой каракатицы изнутри, забрались на помосты и занялись исключительно истреблением повстанцев. Град из болтов, огненные шары, молнии и ледяные осколки лавиной устремились на сиргалийцев. Особенно усердствовали в сражении волшебники магкона. Ратор гранмага, перед тем как отправить их под командование Лунза, устроил небольшое собрание. Он предупредил чародеев: от того, как они покажут себя в бою, зависит судьба магкона, а значит, и их собственная.

Искусство подчиненных гранмага в большинстве случаев превосходило навыки других волшебников. Основное было направить его в нужное русло. Потому-то во главе каждой из групп генерал поставил боевых армейских магов, которые и руководили сейчас действиями гражданских чародеев.

Совместные усилия колдунов и арбалетчиков не пропали даром. В рядах повстанцев образовалась огромная брешь. Обозначив коридор колесными сооружениями, словно буйками, пехота совершила еще несколько залпов, теперь уже силами тех, кто их толкал снаружи. Тем временем всадники, проезжая между «горками», забирали пеших. На каждого скакуна забирался второй наездник. Лунз дорожил сейчас каждым бойцом – на одного его человека приходилось пятеро вражеских. В завершение прорыва усилиями магов деревянные строения перегородили коридор и вспыхнули. Конница повстанцев правого фланга, устремившаяся за беглецами, была вынуждена приостановиться.

Отряду генерала удалось дать противнику вторую «пощечину», и это сильно разозлило вельмож, осуществляющих командование. По рядам повстанцев прокатился приказ: «Догнать и уничтожить». За голову Лунза была обещана огромная награда, победителям посулили отдать Девятиград на разграбление. Никто не скупился на обещания, лишь бы скорее раздавить эту мелкую, но на редкость кусачую мошку.

– Теперь дело за волшебниками его магичества. Надеюсь, они не подведут? – Генерал остановил коня на краю редколесья, где в резерве оставались две сотни воинов. В их числе находились элитные силы Жарзании: боевые чародеи магкона и щитники. По замыслу Лунза здесь планировалось нанести самый мощный удар по врагу.

– Сейчас увидим. – Тайный советник внимательно вглядывался в надвигавшуюся армаду, выбирая место для нанесения удара. Подозвав офицера щитников, Базгур указал в центр пехоты: – Видишь, арбалетчики вперемешку с ударниками? Похоже, это стык двух отрядов, подчиняющихся разным вельможам. Вы должны вклиниться туда и притянуть к себе максимум внимания. Четверть часа продержитесь?

– Если будет угодно Нгунсту, – ответил командир щитников, ничего не обещая.

Сиргалийцам удалось немного выровнять порядок своего войска. Конница, приостановив ход, дождалась пеших воинов и выстроилась по флангам. Всадников у повстанцев имелось немного. Армия двинулась на перелесок.

Лунз поднял руку. Прозвучал сигнал атаки, и полторы сотни пеших бойцов, выскочив из леса, устремились в центр вражеского войска. Щитники, находясь в первых рядах, обеспечивали непроницаемую для стрел и смертоносных чар оборону, которая позволила без потерь сблизиться с противником. Далее волшебники сбросили магические барьеры, и последовал мощный залп сотни арбалетов.

Сиргалийские колдуны снова оказались не на высоте. В безуспешной попытке уничтожить щитников многие из них раньше времени потратили силы и теперь не могли прикрыть своих воинов. Тех буквально скосило в зоне атаки дерзкого неприятеля, а потому отряд храбрецов практически за считаные минуты насквозь пронзил войско повстанцев, разделив армию на две части. По центру образовавшегося коридора на расстоянии пяти-шести шагов друг от друга выстроились пары боевых кудесников магкона. Они, став спиной один к другому, принялись творить волшбу, а закончив ее, подали звуковой сигнал соратникам.

Шокированные неожиданной атакой, сиргалийцы не сообразили, почему атакующие вдруг попадали на землю, но потом с ужасом увидели, что в дело вступили другие бойцы. Ярость призрачных воинов была известна многим. Как и то, что убить их невозможно. Самый надежный способ защититься от свирепых призраков – быстрее убраться с их пути, ведь через минуту они и сами развеются. Но куда и как бежать, если тебя окружают десятки своих же, многие из которых даже не видят надвигающуюся опасность? Сеющие смерть начали собирать кровавую жатву, обеспечив небольшую передышку щитникам и воинам поддержки. Перезарядив арбалеты, те получили дополнительную возможность проредить ряды противника. В первую очередь на прицел попали маги повстанцев.

Минута пролетела очень быстро. Секретное оружие кудесников магкона сделало свое дело, но на другие сюрпризы у волшебников практически не оставалось сил. Они взялись за оружие. Конечно, в поединке чародей уступал опытному воину, но подготовка боевого кудесника магкона несколько отличалась от подготовки армейского мага. Их обучали вместе с ловчарами. Не так тщательно, как последних, но вполне приемлемо для схватки на мечах и кинжалах.

Сиргалийцы, разъяренные неожиданными потерями, с обеих сторон устремились к центру. Теперь они могли раздавить горстку бойцов, не опасаясь магического удара.

И в это время появился новый противник.

Церзол наконец дождался, когда армия повстанцев сгрудится в кучу, и подал магический сигнал вархунам. На поле, где происходила схватка, накануне было выкопано более сотни схронов, прикрытых досками и присыпанных песком. В каждом прятался сумеречник.

В суматохе боя на них поначалу не обратили внимания, что и нужно специалисту, привыкшему действовать из засады. Оказавшись на флангах, гюроградцы нанесли по бунтовщикам свой удар, к которому тут же присоединились все силы, находившиеся у Лунза.

Чаша весов начала склоняться в сторону защитников Девятиграда, чего никак не могли допустить остававшиеся пока в роли наблюдателей приближенные Сурича. Магринцам, потерпевшим поражение у подножия холма, было приказано немедленно вступить в бой.

– Все-таки не удалось! – сокрушался генерал, наблюдая за вводом резерва. – Значит, придется воспользоваться планом Мадлены. Труби отход на третью площадку.

Из кровавой мясорубки выбралась лишь треть защитников Девятиграда. На этот раз отход больше напоминал бегство. И буквально по пятам отступавших мчались торжествующие повстанцы. Теперь они были на сто процентов уверены в полном разгроме Лунза, и каждый мечтал первым добраться до его головы.

В пылу погони никто не обратил внимания на ландшафт местности, куда отходило разгромленное войско. Равнина перешла в глубокий овраг, по дну которого удалялся от погони главный приз схватки.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю