332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Леонов » Ценник для генерала » Текст книги (страница 13)
Ценник для генерала
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:59

Текст книги "Ценник для генерала"


Автор книги: Николай Леонов


Соавторы: Алексей Макеев



сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Гуров подошел к столику, стоявшему в начале длиннющего коридора, полы в котором были покрашены красной краской.

Он протянул свое удостоверение пожилому мужчине в очках и проговорил:

– Здравствуйте! Мне нужен директор, завуч или тот из воспитателей, кто владеет информацией по воспитанникам за несколько лет.

– Так вы, товарищ полковник, пройдите до конца, а там лестница. На второй этаж поднимитесь, и почти рядом дверь. Там табличка «Директор». Ее зовут Анна Ивановна, она на месте.

Гуров поднялся по лестнице, удивляясь тишине, царившей в здании. Может, классы находятся в соседнем корпусе, а тут административная часть, спальный корпус? Сейчас все дети на уроках?

Гуров увидел в кабинете полную усталую тетку с явно с измотанными нервами.

– Разрешите? Я из полиции, из Москвы.

Женщина дернулась, но вовремя взяла себя в руки. Сперва она взглянула на удостоверение гостя, потом услышала, что же нужно этому полковнику, немного успокоилась и перенаправила его к молоденькой женщине с порывистыми движениями и дежурным голосом массовика-затейника. Та представилась заместителем директора по воспитательной работе.

– Вы не смотрите на Анну Ивановну, она замотанная всякими проверками, – проговорила женщина. – Как с цепи все инстанции сорвались, ей-богу. Так вам кто-то конкретный нужен?.. – Она отперла высокую дверь и пропустила гостя в кабинет, одна из стен которого была заставлена стеллажами.

– Не было ли у вас среди воспитанников Альберта Сергеевича Юнгерова примерно восемь или десять лет назад?

Женщина улыбнулась и ответила:

– Списки учащихся у нас, конечно же, есть. Значит, надо поднять документы за… – Она посмотрела в какой-то рабочий журнал, лежащий на столе, взялась за телефонную трубку и попросила какую-то Юлю принести ей приказы за такие-то годы.

Через пять минут эта дама расположилась за отдельным большим столом у окна. Она развязывала папки и перебирала бумаги, подшитые по учебным годам и четвертям.

– Вот, – проговорила женщина минут через пять, – нашла.

Гуров даже не сразу поверил в такую удачу. Он медленно взял папку, протянутую ему, и посмотрел на отвернутый лист. Юнгеров Альберт Сергеевич. Год рождения… зачислить в списки обучающихся. Потом они нашли приказ о прибытии Юнгерова, посмотрели постановление местной комиссии по делам несовершеннолетних, свидетельство о смерти матери. Гуров ясно видел, что свидетельство липовое. А вот решение местных органов наверняка подлинное.

– Вот, а убыл он по достижении восемнадцати лет, как и положено. – Женщина перевернула еще один лист. – Да, в Москву для поступления в МГУ с направлением от местного отдела образования, как… ну, в общем, победитель олимпиад и все такое прочее.

– Значит, вы фиксируете и то, куда выбывает ваш бывший воспитанник?

– Конечно. Мы обязательно отслеживаем первые годы их взрослой жизни, потому что это связано с обязательствами государственных или муниципальных органов по обеспечению жильем наших бывших воспитанников.

– А поступил Юнгеров или нет, у вас отмечено?

– Конечно. – Женщина повела пальцем по листку, тут же виновато посмотрела на Гурова и сказала: – Не понимаю! Тут не отмечено. Мы просили указать номер приказа о зачислении, если Юнгеров выдержал вступительные экзамены, или причины, по которым он не был зачислен в МГУ. Ответа не пришло. Может, его сперва просто не подшили, а потом он потерялся.

Гуров поднялся со стула и взял свою куртку.

«Значит, мальчик нашелся и снова исчез, – подумал он. – Вот теперь его найти будет уже сложнее. С детьми в нашей стране проще. Они у нас все на учете, а вот взрослые умеют эти формальности обходить».

– Спасибо вам за помощь. Видимо, вскоре из Москвы к вам придет официальный запрос по поводу этого мальчика. Так что далеко книгу приказов не убирайте.

– С ним что-то случилось? Он попал в…

– Ничего не знаю, мы просто его ищем. До свидания!

Гуров докладывал Орлову результаты своей работы на ходу, прямо из машины:

– Одним словом, опять мы его потеряли. Восемь лет назад парня выпустили в большую взрослую жизнь, предварительно вручив паспорт и аттестат о среднем образовании. Время до вечера у меня есть, так что я заскочу в МГУ, в учебную часть. Попробую выяснить, пытался ли Юнгеров поступать туда. Но что-то мне подсказывает, что нет. Не для того папа прятал его в сотнях километров от Москвы.

– Тогда приезжай сразу в управление. Часа четыре ты на дорогу потратишь точно. За это время я свяжусь с МГУ и попробую все организовать без твоего визита туда. Если он сдал документы в приемную комиссию и сразу забрал их назад, то его следы мы там найдем.

Гуров приехал в столицу через четыре с половиной часа. Пробки на въезде в Москву были ужасными. Ему пришлось бросать машину и пересаживаться на метро. Он вошел в кабинет Орлова и обомлел. У окна на стульчике скромно сидела Маша. Точнее говоря, капитан ФСБ Мария Фадеева.

– Вот это сюрприз! Смежники пожаловали? Ну, привет, Маша-журналистка, лисий хвост.

– Скажете тоже, Лев Иванович, – женщина скромно улыбнулась. – Но я вижу, что вы рады меня видеть. Это уже хорошо.

– Так, любезностями вы обменялись? Теперь беремся за дела. – Орлов показал рукой Гурову и Маше, чтобы они подсаживались поближе к столу. – Итак, пока ты терял время и попусту жег бензин, мы тут выяснили ряд важных фактов. Коллеги из ФСБ любезно взялись нам помочь и подтолкнуть по своей линии руководство МГУ. Вы, Мария, сами поделитесь со Львом Ивановичем, расскажите все еще раз. Прошу!

– В МГУ Юнгеров не поступал, – начала рассказывать Маша. – Ни в год окончания школы-интерната, ни в следующий, ни позже. Собственно, дальше мы и не выясняли, потому что мне засела в голову одна ваша мысль, Лев Иванович. Я убедила свое начальство ее проверить. Так вот, в год окончания школы-интерната Альберт Юнгеров получил заграничный паспорт и по официальному вызову выехал в Марбургский университет.

– Тю-тю денежки, – проворчал Гуров. – Внутренний голос мне подсказывает, что папа Ломакин ждал, пока сын выучится в Германии, а потом открыл ему там скромный бизнес. Теперь вот это дело должно перестать быть скромным. Оно взлетит до небес.

– А вот это вряд ли, Лев Иванович, – сказала Маша и задорно, по-детски улыбнулась. – Я консультировалась у наших коллег. Даже в Германии, вообще в любой западной стране нельзя просто так положить деньги на счет юридического лица. Да и физического тоже. Тем более русского. Они же там до сих пор видят мафию в каждом нашем человеке, приезжающем к ним. Его деньги, если их много, считаются криминальными. Нет, тут нужна хитрая схема легализации средств.

– Короче, надо ехать в Марбург, Петр, – с готовностью заявил Гуров. – Надо доводить дело до конца. Все эти украденные суммы соберутся в этом месте. Потому что там готовый бизнес. Жирей и плодись. Все схвачено!

– Ну-ну, развоевался. У меня бюджета не хватит на твои операции, Джеймс Бонд. Думаю, что обойдемся без заграничной командировки. Да ты и немецкого языка не знаешь.

– Яволь, натюрлих! – с готовностью продемонстрировал Гуров едва ли не весь объем своих познаний в этой области.

Кажется, они это дело раскрыли. Осталось завершить всего лишь несколько формальностей. Настроение сыщика улучшилось. Тяжело ему становилось лишь при воспоминании о том, сколько смертей произошло из-за этих денег.

– Будет проще, Лев Иванович, если немецкую часть этого дела доведут наши офицеры, – вставила Маша. – К тому же вы понимаете, что у нас имеются кое-какие возможности и там. Есть люди и связи.

– Ну, кто бы сомневался.

– Тогда давайте подождем, – предложил Орлов.

Через неделю Гуров проводил Крячко в санаторий в Сочи. Потом он вернулся в свой кабинет и попытался сосредоточиться на бумагах. Опять бесконечные отчеты!.. Телефон на столе зазвонил. Полковник на ощупь нашел трубку и приложил ее к уху.

– На месте? Ну так зайди ко мне, Лев Иванович, – послышался голос Орлова.

Гуров с сожалением посмотрел на свой стол и кипу бумаг, в суть которых он только-только стал вникать, и отправился в кабинет Орлова. Вездесущая капитан Фадеева была там и одарила полковника ослепительной улыбкой. Судя по тому, что она оказалась здесь, вызов имел отношение к делу фонда «Ветеран».

– Давно не виделись, – проворчал Гуров. – Помощь нужна? Провалили операцию в Германии?

– Что-то вы невеселы сегодня, Лев Иванович, – промурлыкала Маша. – Я к вам с сюрпризом, можно сказать, от чистого сердца. А вы букой смотрите.

– Ну, перестаньте! Что вы как дети, право слово! – проговорил Орлов, который сегодня пребывал в весьма добродушном настроении. – Кончено дело, Лев Иванович. Сегодня вечером идем с тобой к заместителю министра. Получим официальную благодарность за раскрытие серьезного дела и за деньги, возвращенные государству.

– Как, в каком смысле возвращенные?

Орлов кивнул Маше и с довольным видом откинулся на спинку кресла.

Сотрудница ФСБ сложила пальчики на колене и принялась рассказывать:

– Как вы и ожидали, Лев Иванович, схема оказалась не очень простой. Она гарантировала вливание денег, похищенных в России, в бизнес Альберта Юнгерова в Германии. Только он теперь герр Альберт Юнгетод. Вы с вашими обширными познаниями в немецком языке знаете, как переводится его фамилия?

– С моими-то? – Гуров усмехнулся. – Думаю, что немцы просто чуть переделали его русскую фамилию.

– Возможно. Но переводится она как «молодая смерть».

– Да? Интересно, – заявил Гуров. – Там старая любовь, тут молодая смерть.

– Так вот, Лев Иванович, когда Альберт окончил университет, Ломакин открыл ему бизнес в Германии. Что-то там связанное с компьютерными технологиями и телекоммуникациями. Одним словом, основанное на современных достижениях. Деньги, которые он украл здесь, осели на счетах нескольких фирм, открытых специально для этого. С ними планировалось заключать липовые контракты в течение двух лет и за этот срок легализовать все деньги. Представляете, за два года бизнес сына взлетел бы с сущей мелочи до тридцати миллионов долларов. Но не это самое интересное. Альберт абсолютно ничего не знал!..

– Как это? В смысле чего он не знал?

– Если по порядку, то отец убедил его, что находится в опасности, его хотят убить. Дескать, очень вероятно, что бандиты могут навредить сыну, желая покрепче надавить на отца. Именно поэтому он, мол, и прятал мальчишку от посторонних глаз, а потом отправил в Киржач, в интернат, под надзор этой дамы с фамилией Мытная. Папаша оплачивал репетиторов. Немецкий язык Альберт к десятому классу знал так же хорошо, как и родной русский.

– А потом университет в Марбурге, диплом с отличием?

– Да. Потом отец помог сыну открыть бизнес в Германии и на первых порах подбрасывал ему контракты. А вот с украденными деньгами он намеревался влиться в бизнес сына без его ведома. Альберту повезло. Он нашел такого партнера.

– Значит, об украденных деньгах и убитых людях Альберт ничего не знал?

– Не знал. Мы в этом уверены.

– А деньги?

– То, что Альберт зарабатывает в Германии сам, с помощью своей компании, – это чистые деньги. Отец открывал ему фирму из своих личных капиталов. Это проверено. Так что бизнес Альберта не криминален. А деньги фонда мы в Германии блокировали. Сейчас банки ведут работу по возвращению их в Россию.

– У меня к тебе просьба, Лев Иванович, – заговорил Орлов. – Альберт сейчас в России. Решил приехать на время процесса над отцом.

– Ломакина взяли?

– Да, на пограничном переходе с поддельными документами. Так вот, ты займись им сегодня. Расскажи, как все было в Беларуси, позвони ребятам, с которыми там работал, чтобы встретили, если паренек захочет съездить на могилу матери. Ну и тут введи в курс дела. Ты мужик гибкий, найдешь слова, решишь, как и что ему рассказать, а о чем умолчать. Все-таки он у нас важный свидетель.

– Хорошо, – согласился Гуров не очень охотно. – По долгу службы мне приходилось играть самые разные роли. Но вот нянькой я еще не был.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю