332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Метельский » Без масок (СИ) » Текст книги (страница 24)
Без масок (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 20:30

Текст книги "Без масок (СИ)"


Автор книги: Николай Метельский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 24 (всего у книги 27 страниц)

– Ты кем себя возомнила? – спросил я приподняв бровь. – Древней старушкой, которой всё прощается? Или могучей старушкой, которой всё сходит с рук? Ну же, я жду ответа. Кто ты такая?

Сначала она ухмыльнулась. Потом нахмурилась, а под конец её волосы зашевелились, и я увидел два острых лисьих уха.

– А ты, я смотрю, совсем не умеешь с дамами общаться, – протянула она. – Намёками кидаешься неприятными…

– О том, что ты старуха? Так я прямо об этом говорю, – произнёс я презрительно. – Но ты не беспокойся, и более… неприкасаемых убивал.

– И кто же у нас ещё более неприкасаемый? – поднялась она на ноги, полыхнув опасностью.

Более сильной, чем тот поджигатель, но всё ещё приемлемой. Отодвинув телекинезом стол, который нас разделял, подошёл к ней вплотную.

– И стар, и млад. И люди, и боги. Для меня нет неприкасаемых, – закончил я, применив Голос.

И именно на последних словах она вздрогнула. Секунда, вторая, и её уши вновь прижались к голове, сливаясь с волосами, а сама она склонила голову. Наверное, и поклонилась бы, но я стоял слишком близко для этого.

– Прошу простить меня за необдуманные слова, Аматэру-сан, – произнесла она. – Приношу свои искренние извинения.

Немного постоял в молчании, закрепляя успех, после чего развернулся и направился в сторону выхода.

– Я готова принять ваше предложение, Аматэру-сан, – произнесла она мне в спину. Остановившись, повернулся к ней лицом. – Я сглупила, признаю, не стоило презренной лисице говорить с вами в таком тоне. Тем не менее, если вы ещё готовы взять меня… – сделала она небольшую паузу, – на работу, то я готова стать вашей… помощницей, – элегантно поклонилась она.

Хирано явно сейчас пытается вновь воздействовать на меня своими женскими штучками, но я всё ещё не вернул себе прежний гормональный баланс, да и раздражён был изрядно.

– Придержите инстинкты, профессор, – произнёс я нейтральным голосом. – В вашем возрасте надо быть более сдержанной.

У неё аж бровь дёрнулась от моих слов.

– Прошу прощения, Аматэру-сан, – продемонстрировала она ещё один идеальный поклон.

Ну и что мне делать? Она будет слишком напряжной помощницей. Сомневаюсь, что на неё повлияла моя суперхаризма, или что она испугалась. С другой стороны, ничего не бывает даром. Ну найду я более молодого ёкая, который не будет мне нервы трепать, только вот он не сможет конкурировать с древней кицунэ в полезности. У молодняка её знаний вряд ли можно найти. Так молодого ёкая ещё и охранять придётся. Но это ладно. Я, конечно, профан в магии и знаю про неё на уровне всяких сказок и фэнтезийных книг, которых читал не так чтобы много, но чисто теоретически – сила ёкаев может влиять и на полезность лично для меня. Типа более слабый не увидит какой-нибудь магический след, который увидит более сильный. Условно.

– В качестве платы ты хочешь попасть в нашу библиотеку? – спросил я, намеренно переходя на “ты”.

– Буду вам крайне признательна, если вы позволите мне поработать с ней, – выдала она очередной поклон.

Интересно, долго это смирение у неё продержится?

– Когда ты сможешь приступить к работе? – поинтересовался я.

– Через месяц, – ответила она. – Мне придётся завершить некоторые взятые на себя обязательства. Не хотелось бы прослыть обманщицей.

Месяц… Как раз должно хватить для подготовки библиотеки к чужаку. Её оцифрованной части. Сама библиотека здесь, в Токусиме находится, но помощник-то мне в Токио нужен. В общем, даже в электронной библиотеке реально есть вещи, которые видеть посторонним не стоит.

– Послезавтра я возвращаюсь в Токио, – произнёс я. – Жду тебя там через месяц.

– Я вас не подведу, Аматэру-сан, – произнесла она с улыбкой.


Глава 22

События на море развивались весьма стремительно. Вообще-то на нечто подобное я и рассчитывал, но не с самого же начала? Хейги не стали тормозить и, похоже, начали готовиться к выполнению контракта ещё до его подписания. Собственно, их попытки затянуть это самое подписание бумаг были именно для того, чтобы успеть получше подготовиться. Отказываться от контракта они явно не собирались, слишком уж много получал клан при его выполнении. Проблема Хейгов была лишь в одном – сроки. Довольно жёсткие сроки, за несоблюдение которых им придётся выплатить конскую неустойку, но, как я и говорил, при удачном стечении обстоятельств получали они тоже немало. А деньги им были нужны, слишком много они потеряли в Малайзии. Плюс связи, плюс репутация конторы, которая даже в таком положении может выполнять очень сложные задачи. В общем, не могли они отказаться.

Уже через две недели после подписания бумаг их первый конвой отправился в Сукотай. Ну или на их остров, непонятно. Просто до места назначения он так и не дошёл. Плыть через Малаккский пролив они не стали, что понятно и очевидно, слишком опасное для них место. Там и я рядом, и война англичан с малайцами в самом разгаре. Так что они решили сделать крюк вокруг японских земель, бывших когда-то Индонезией. По идее, караван должен был прибыть именно на их остров, откуда они уже и поплыли бы в Сукотай. Да, долго. Да, накладно. Но по-другому – никак, слишком велик риск для кораблей. Хорошо, что всё было спланировано мной изначально, в ином случае я реально мог бы пропустить конвой. Самое интересное, что если бы корабли шли под охраной, можно было бы и пропустить, начав охоту уже в Южно-китайском море, но раз уж они обнаглели настолько, что пустили грузовики без сопровождения, то пусть начинают страдать чуть раньше. В конце концов, мне надо собрать на их острове именно военную силу клана Хейг, для чего как раз и нужно топить их гражданские корабли.

На первом этапе, точнее, вне Южно-китайского моря, действовали только мои корабли, а чуть позже в дело вступят и сукотайские. Под моим флагом, естественно. Малайские команды кораблей всё ещё осваивали свои корветы, так что конвой топили команды Меёуми. Нет, могли и малайцы, но не давать же им настолько просто получить в своё владение корабли. Пусть поработают против военных сил Хейгов. Чуть позже. В этом вопросе тоже есть свои тонкости. По нашему договору с малайским королём им достаточно потопить любое корыто Хейгов, чтобы получить корабль себе. Точнее, кто потопит, тот и получает приз. Но! Это же малайцы. Не потонут – и ладно. А даже если и смогут кого-то на дно пустить, то во время боя наверняка отхватят столько повреждений, что мне реально будет проще подарить им корабли. Ах да, есть же ещё и совместные операции моих и малайских команд, а там вообще специальный коэффициент повреждений сил противника есть. В общем, малайским командам будет непросто забрать себе какой-нибудь из моих кораблей. Война на море вообще штука довольно своеобразная, и, кто бы что ни думал, серьёзные боевые корабли идут на дно не так чтобы часто.

Тем временем январь подошёл к концу, и до дня моего рождения осталось всего одиннадцать дней. Забавно. Мне ведь исполнится всего девятнадцать лет. Жалкие девятнадцать. Я всё ещё юнец, практически сопляк. Даже сейчас я воспринимаю подобным образом людей до двадцати пяти лет, в то время как сам… Да и ладно.

Подготовка к приёму в честь дня рождения почти не отвлекала меня от работы, которой я продолжал заниматься. Даже с учётом реорганизации Канцелярии и перераспределения моих дел на плечи Слуг мне всё равно было чем заняться. Часть финансовых дел, разведка, контрразведка, война на море не давали мне пребывать в праздности. Зато я смог выделить чуть больше времени на тренировку Казуки, Мизуки, Тейджо и Мамио. Не забывал я и о друзьях Казуки. Ими, в общем-то, сам Казуки занимался, но руку на пульсе я держал, время от времени помогая воспитаннику советами. Плюс подготовка к свадьбе, точнее, уже к двум свадьбам – моей и Казуки. Атарашики, конечно, старалась меня с этим не дёргать, но нет-нет, да отвлекала. Ну и, естественно, время отнимало обучение фехтованию. Я, к слову, поговорил с Цуцуи по поводу Казуки, и в целом он согласился, но с условием, что обучаться тот будет в паре с Сюнтэн Ишином, который сумел напроситься к нему в ученики.

– Мне что, теперь придётся учиться вместе с ним? – спросил я тогда Цуцуи.

– Нет, – качнул он головой. – Ты особый случай. Мой будущий лучший ученик. И твоё обучение… – задумался он. – Специфическое. Да и не стоит тебя подпускать к другим ученикам.

– Это почему? – удивился я.

– Это потому, – передразнил он меня. – Говорю же – ты особый случай. Отношения учитель-ученик – это не банальная тренировка. Я не просто заставляю вас заучивать ката. Это личный подход к каждому. Это, в конце концов, понимание несовместимости обучения совершенно разных людей. Ох, сложно это словами передать. Если совсем коротко и на примерах, то твоя быстрая обучаемость может вызвать неуместную зависть у кого-нибудь другого. Но это именно что пример, – тут же уточнил он.

– А Казуки и Ишин, значит, вместе учиться могут, – произнёс я.

– Каждый ученик – это особый подход, таково моё мнение. Но как минимум на начальном этапе их можно и вместе обучать.

– У них же уровни совершенно разные, – заметил я.

– Я в курсе, – произнёс он с усмешкой.

– Как скажете, – пожал я плечами. – Лишь бы эта парочка не поубивала друг друга.

– Всё может быть, – произнёс он, после чего сделал глоток чая. – Но не на моих уроках.

Девятого февраля произошли два события, которые я не могу не отметить. Во-первых, утром я зашёл в гостиную, чтобы посмотреть новости, и обнаружил там Атарашики. И вроде – чего такого? Проблема в том, что она что-то напевала себе под нос. Что-то бодрое и весёлое. Но не это заставило меня насторожиться, а планшет в её руках. Весёлая и бодрая Атарашики, тихонько что-то напевающая с планшетом в руках. Я как зашёл в гостиную, так и вышел из неё, направившись к себе в кабинет. Я был просто обязан проверить все свои публичные аккаунты. Эта старая кошёлка на пару со своей родственницей, сидящей в императорском дворце, наверняка учудила очередную гадость. И я должен быть к ней готов. Самое страшное, что я ничего опасного так и не нашёл. Такое впечатление, что ничего не случилось. И это, блин, напрягало.

Во-вторых, в обед у ворот особняка появилась профессор Хирано. Просто приехала на такси с небольшим чемоданом и позвонила в домофон. Охрана сообщила Суйсэну, тот мне, я приказал впустить, и вот мой гид по магическому миру ждёт меня в гостиной, а я, закончив разбираться с очередным докладом по конфликту в Южно-китайском море, иду её встречать.

Правда, на полпути меня перехватила Норико.

– Это что за женщина у нас в гостиной сидит? – спросила она раздражённо.

– Моя новая помощница, – ответил я слегка удивлённо.

Она же Кагуцутивару, странно, что Норико не поняла, что повстречалась с ёкаем. Или Хирано настолько крута, что даже Кагуцутивару её сути не видят? Да не… Дар-то божественный. Надо будет как-нибудь выделить время и поэкспериментировать с даром жены.

– Тебе что, одной тётки мало? – зашипела она. – Решил себе гарем из старух собрать?

– Милая… – начал я.

– Какую на этот раз отмазку придумал? – перебила она.

Сначала хотел её осадить, но решил поступить более интересно. В конце концов, нагрубить я всегда успею.

– Это ёкай, милая, – произнёс я с улыбкой.

Про свою встречу с Ушедшими я никому, кроме Атарашики, не говорил. Не то чтобы скрывал, просто не посчитал, что для них это важно. Ну или если без прикрас, тупо забыл.

– Что? – взлетели её брови.

Норико крайне мила в двух случаях – когда испытывает восторг и когда удивлена. Она и сама по себе очень красива, но именно милота из неё лезет конкретно в этих ситуациях.

– Ушедшая, которая не ушедшая, – произнёс я.

– Что?

– Древняя кицунэ с фиг её знает сколькими хвостами, – улыбался я.

– Да ладно… – произнесла она с широко раскрытыми глазами.

То есть она просто взяла и поверила? Хотя да, Норико же мне говорила, что видела звериные уши у той девочки, что подарила мне цветок-артефакт.

– Такие дела, – покивал я.

– У-у-у… – приложила она кулачки к груди.

– Надеюсь, ты с ней не поцапалась? – спросил я.

– Нет, что ты. Просто иду я себе такая, а тут нате вам, тётка какая-то белобрысая. Ну, думаю, муженёк совсем берега попутал. Хотела уже бам-хрясь сделать…

– Вряд ли бы смогла провернуть подобное с ней, – вставил я.

– Да я про посуду, – отмахнулась Норико.

– А-а-а…

– В общем, хотела уже бам-хрясь сделать, но подумала, что сначала надо Синдзи по мозгам пройтись, а потом можно и бам-хрясь, – и после небольшой паузы, добавила: – Ну или смертельный кусь.

– Идзивару на тебя плохо влияет, – улыбнулся я, покачав головой.

– Идзивару-сама – высшее существо, он не может плохо влиять, – произнесла она поучительно.

Стоп. Она это серьёзно сейчас?

– Ты это… – совсем растерялся я.

– Да шучу я, – улыбнулась она. – Твой кошак только Мизуки интересует.

В итоге встречать гостью мы пошли вместе. Когда зашли в гостиную, нам предстало интересное зрелище – сидящая в кресле Хирано не мигая смотрела на Бранда и Идзивару, которые улеглись в паре метров от неё. Точнее, улёгся Бранд, а Идзивару сидел, яростно мотая хвостом.

– Интересные у тебя тут… постояльцы, – произнесла Хирано, когда мы с Норико вошли в гостиную.

– И тебе привет, – кивнул я. – Знакомься – Аматэру Норико, моя жена.

– Хирано Хатсуми, – кивнула она ей благожелательно.

А вот моя жена, пусть и не очень низко, но поклонилась новой знакомой.

– Приятно познакомиться, Хирано-сан, – произнесла Норико.

– Как и мне, – улыбнулась Хирано.

– А сколько вам лет? – без перехода спросила Норико.

И вид жёнушка имела, словно маленький ребёнок, дорвавшийся до взрослой тайны. Мне на это только и оставалось, что головой покачать. Профессор же на вопрос Норико сначала резко подняла уши, после чего криво улыбнулась и произнесла:

– Ну не при мужчинах же, Аматэру-сан.

– Ой, извините, – произнесла Норико, прижав ладонь ко рту.

Мне вот интересно, Норико реально без задней мысли спросила или решила потроллить кицунэ? Так вот с ходу и не поймёшь.

– Норико, – вздохнул я. – Если позволишь, я бы хотел поговорить с Хирано-сан наедине.

– Как скажешь, дорогой, – ответила она.

И ни грамма возмущения. Ну просто идеальная жена. Учитывая, с какими претензиями она налетела на меня не так давно… Точно троллила. Дождавшись, когда мы останемся одни, обратился к Хирано:

– Норико хорошая девочка, но любит быть первой.

– И единственной, как я поняла, – усмехнулась она. – Это нормально, все мы такие. В той или иной степени.

Уши она к тому моменту вновь опустила, так что выглядела как обычная красивая женщина.

– Кстати, – решил я подвести к интересующему меня вопросу. – Норико бывшая Кагуцутивару, если это вам о чём-то говорит.

– Конечно, говорит, – улыбнулась она. – Те, кто уже столетиями прячутся, не могут не знать про дар Кагуцутивару. Да и в целом, – пожала она плечами. – Божественные дары не так сильно распространены, чтобы не обращать на них внимания.

– Тогда поясни, как ты умудряешься скрываться от этого дара? – спросил я. – Я сейчас именно про тебя.

– Думаю, вам будет неинтересно слушать лекцию об основах оборотничества и его зависимости от времени. И расы, – добавила она. – Ещё можно добавить теорию магии, личных и расовых особенностей, и немного зацепить теорию божественной магии. Если же говорить совсем просто, то я достаточно опытна в вопросах контроля своей сути.

– Ничего не понял, – признался я.

– Такой большой и такой непонятливый, – вздохнула она. – Серьёзно, Аматэру-сан, это не только долго и нудно объяснять, но ещё сложно и бесполезно, так как вы не ёкай. Примите как данность, что я могу полностью превращаться в человека. А могу частично. И это никак не связано со скрытом. Не отвод глаз, не заклинания… Кстати, давно уже проверено, что дар Кагуцутивару не работает с действительно мастерскими заклинаниями. То есть они не видят сквозь абсолютно любое скрывающее воздействие. Разве что отвод глаз на них вообще не работает.

Что ж, это важная информация.

– И много таких мастеров вроде тебя? – спросил я.

– Мало, – ответила она. – Дело ведь больше в опыте, а не в мастерстве. Хотя и мастера есть.

Ага, то есть старики все поголовно могут отлично скрывать свою суть. Тут, правда, непонятно, что для ёкаев старость. Сколько надо прожить, чтобы тебя считали стариком? Надо бы потом уточнить этот вопрос. Сейчас этого делать не стоит, иначе я утоплю её в вопросах, а она только приехала. Пусть сначала обживётся. Да и дел у меня полно.

– Что ж, – произнёс я. – Комнату вам подготовили. Я пришлю слугу, чтобы вас проводили. Отдыхайте и обустраивайтесь. В ближайшее время я буду занят, так что вы будете предоставлены сами себе, – я уже хотел было подняться на ноги, но вспомнил ещё один момент. – Ах да. Ваш статус в этом доме – гость. То есть никто не может вам что-то приказывать. Если Норико попытается… Будьте с ней повежливее, всё-таки она моя жена.

– Я поняла, Аматэру-сан, – кивнула Хирано.

– И ещё, – замолчал я, подбирая слова. – Я заметил, что вы поумерили пыл со своими женскими штучками, но всё-таки должен предупредить – не играйте с этим. Особенно с моим воспитанником. Если узнаю, что вы его провоцируете, башку нахрен снесу. Я сейчас серьёзно. Не стоит, Хирано-сан.

– С детьми не играю, – улыбнулась она хитро.

– Со взрослыми тоже не стоит, – произнёс я со вздохом.

– Боги, Аматэру-сан, – закатила она глаза. – В том, что вы на себе почувствовали, виновата ваша фамилия и статус. Было сложно устоять от шутки над главой Рода Аматэру. Думаете, я ежеминутно провоцирую мужчин? Да меня бы столетия назад сожгли, будь оно так. Не волнуйтесь, я адекватная девочка.

– Надеюсь на это, – вырвался из меня очередной вздох.

***

Одиннадцатого февраля, после завтрака, я сидел у себя в кабинете. Не то чтобы я собирался заниматься делами в свой день рождения, но прочитать доклады и сводки было необходимо. Просто чтобы быть в курсе происходящего. Особенно это важно в ситуации с Хейгами. Войне плевать на чьи-то там днюхи, и хватит одного дня, чтобы изменилось очень многое. В тот момент, когда в кабинет вошла Норико, я даже к чтению бумаг не приступил, просто раскладывал их в порядке важности. Подняв голову, изобразил на лице вопрос, интересуясь, с чем она ко мне пришла.

– Синдзи… – начала она неуверенно. – Я… У тебя сегодня день рождения, и мне хотелось бы сделать тебе подарок.

– Оу, – улыбнулся я, откинувшись на спинку кресла. – С утра пораньше? Хочешь быть первой?

Поздравить меня к тому моменту успели многие, а вот подарков пока никто не дарил. Только какая-то она нервная для такого повода. В чём причина и что за подарок, я узнал через три с половиной секунды. Ровно столько ей потребовалось чтобы зажмуриться, собраться и вывалить на меня новость.

– Я беременна, – произнесла она, серьёзным тоном.

Я сначала… Где-то с секунду я не осознавал того, что сейчас услышал. Да и когда осознал, так и не изменился в лице. Я и сам не знаю, что бы она увидела, но что-то моя физиономия изобразить пыталась. Только у неё это не получилось, так как в моменты сумбура в голове, непонимания что происходит, да и просто во время сильных эмоций, лицо я держу на автомате. Это от меня даже не зависит. Меня гораздо проще прочитать, когда я испытываю какие-то простые или не очень сильные эмоции.

Молчал я секунды три, пока не понял, что это неприемлемо. Норико ждёт ответа, и расстраивать сейчас жену я не имею права. Но и что говорить, не знаю. Забавно, вроде уже проходил через подобное в своём прошлом мире, но вновь, как и тогда, не знаю, что говорить. Поэтому и поступить надо так же, как в прошлый раз.

Поднимаюсь из-за стола, подхожу к жене, обнимаю и тихо произношу:

– Спасибо, родная.

И одновременно с этим в голову приходит здравая мысль. Теперь понятно, с чего это Атарашики в последнее время такая весёлая была. Не в планшете дело, не в очередной пакости, просто именно к ней пошла Норико, когда почувствовала… неладное. Ну а к кому ещё? Либо мать, либо Атарашики. Но мать теперь в другом Роду, и идти к ней с такими новостями можно только после того, как о беременности, пусть даже предполагаемой, узнает её нынешняя семья. Во всяком случае, если ты жена главы Рода.

Чуть позже, когда радостная Норико убежала по своим делам, я остался стоять посреди кабинета. И что теперь делать? В смысле, чем заняться? Вроде и поработать можно, но теперь как-то настроения нет. Или всё-таки поработать? Нет, ну его нафиг.

Выйдя из кабинета, пошёл искать Атарашики, которая нашлась во внутреннем дворе, где она в задумчивости наблюдала за слугами, готовящими дом к приёму.

– Могла бы и предупредить о Норико, – произнёс я, подойдя к ней.

– М? – посмотрела она на меня, после чего улыбнулась. – А-а-а… Она наконец рассказала?

– Подарок на день рождения, – хмыкнул я.

– И как? – спросила она ухмыляясь. – Хоть эта новость смогла пробить броню твоей чёрствой душонки?

– Смогла, – проворчал я. – Но лучше бы ты предупредила заранее.

– Вот ещё, – фыркнула она отворачиваясь. – Такие новости должны падать на головы мужчинам словно кирпич на голову.

– Добрая ты… – покачал я головой.

– Естественно, – ответила она, наблюдая за тем, как двое слуг несут стол. – Я же Аматэру.

***

Высокий уровень приёмов Аматэру был сохранён. Не в плане оформления, понятное дело, для этого нужны лишь деньги. Нет. Приглашённых было немного, зато самые-самые. В целом, гостей можно разделить на две части – мои друзья и знакомые с одной стороны и те, кто делает элитой моих друзей и знакомых. Семья Акено с Бунъя, Меёуми, Шмитты и так далее могут хвастаться, что побывали на приёме, где были Отомо, Накатоми, Кагуцутивару и Император. Тем же Укита, например, Вакия, да и Цуцуи, если подумать, повстречать Императора кроме как на моём приёме просто негде.

Сам приём обошёлся без громких событий и прошёл тихо-мирно. Ходили, общались, ели. Особенно мне понравились рыбные рулетики, которые даже Кагами оценила, всё пытаясь выяснить, кто их делал. Только помочь с этим я ей не смог – откуда мне знать, кто из поваров за что отвечал? Это их поварские дела, и я к ним отношения не имею.

– Пф. Мужчины, – произнесла тогда разочарованная Кагами.

Но узнать, кто делал, потребовать не забыла.

Я всё боялся, что одна блондинистая любительница пошутить появится, но Хирано продолжала где-то там пропадать. Я её со дня прибытия и видел-то пару раз. Надо бы уточнить, что она делает. Заодно передать флешку с копиями книг из родовой библиотеки. Точнее, из одной секции библиотеки. Не хочу я ей сразу всё давать. Бранд с Идзивару тоже проигнорировали приём. Вернее, Идзивару ещё прошёлся между столами, после чего свинтил куда подальше, а вот Бранд как спал в малой гостиной, так и продолжал спать.

Что ещё можно про этот приём сказать? Да ничего. Разве что помимо Норико со мной ещё и Мизуки была. Принимать гостей вместе с нами она не могла, – всё-таки невеста, а не жена, – зато сопровождать жениха она не только могла, но и хотела. А вот Акеми в этом плане была сильно ограничена – ей пришлось весь приём находиться подле Атарашики. И это после нескольких часов встречи гостей, где она работала девочкой на побегушках, провожая гостей во внутренний двор особняка. Помогала ей в этом, кстати, Раха. Повезло ещё, что здесь особняк, а не поместье – что Акеми, что Раха успевали вернуться до того, как уйдёт вторая. В ином случае пришлось бы задействовать Слуг. Ну или тянуть время, ведя разговоры с гостями, пока не появится одна из девушек, которые и отведут их в место проведения приёма. Увы, но кроме этих двоих для подобной работы у Аматэру просто не было девушек. Эрна невеста Казуки, да и беременна. Нефиг ей тут делать. Рейка слишком маленькая. Атарашики вообще Старейшина и провожать гостей в принципе не могла. Так что либо Раха с Акеми, либо служанки, что как-то не очень. Все всё понимают, но в очередной раз показывать, что у нас с людьми швах, не хотелось.

Ну а после приёма всё вернулось на круги своя – школа, работа, тренировки, школа.

Война на море с Хейгами набирала обороты. В дело вступили корабли с малайскими командами, правда, тут же опозорились, потеряв один корабль. В феврале я перевёл в акваторию Южно-китайского моря почти все свои корабли, оставив на путях конвоя американцев только корветы с малайцами. Они неделю пытались сделать хоть что-то, а когда им представился шанс, их наголову разбил один из конвоев. Два корабля против четырёх, грузовики не считаем. Я не испытываю сильного негатива к Хейгам, они просто враги, которых надо победить, но силу воли и упорство американцев нельзя не уважать. Они попали в очень непростое положение, против них сейчас буквально всё, тем не менее они продолжают борьбу, яростно защищая грузовые суда, которые скапливаются у их острова. Да, они пытались один раз провести конвой в Сукотай, но, понятное дело, у них ничего не получилось. К концу февраля возле острова Хейгов скопилось два десятка грузовых судов и около десятка боевых кораблей. “Около”, потому что их число постоянно менялось в ту или иную сторону. Первого марта у острова находилось четырнадцать боевых кораблей, так как Хейги отозвали из Южно-китайского моря всё, что у них там было. Да, они целых две недели пытались навести порядок на море и в итоге были биты. Один корвет потеряли с концами, плюс ещё пять получили сильные повреждения.

В общем, Хейги копили силы, в том числе и наземные, чтобы провести все суда разом. Если бы они заранее знали, что на море их ждёт такой трэш, то несомненно воспользовались бы другим способом доставки оборудования, но к тому моменту, когда они поняли, в какую лужу угодили, у их острова уже скопилось слишком много грузовиков. Им просто пришлось продолжать операцию, пытаясь приспособиться к изменившейся ситуации. В какой-то момент малайцы, веселящиеся – если так можно сказать о побитых кораблях – на путях прохода вражеских караванов, доложили, что мимо них прошёл ещё один конвой. И интересен он был тем, что в нём состояло аж восемь военных кораблей. То есть Хейги сумели нанять ещё семь корветов и один эсминец. Получается, что американцы поставили на карту вообще всё, что у них было. Все деньги, все связи, всю свою репутацию. Им теперь просто некуда отступать. И что интересно, у них может всё получиться. Хейгам и надо-то провести скопившиеся у острова грузовики до Сукотая, после чего они просто плюнут на морской путь и переключатся на доставку по суше. Да, дольше, да, дороже, что, кстати, не факт, тут считать надо, но и время у них появится. Впритык, конечно, но пока они устанавливают уже доставленное оборудование, к ним потихоньку подойдут остатки.

Забавный момент. В середине февраля по дипломатическому каналу мне пришло послание от английских кланов, воюющих в Малайзии. Воды в нём было много, но общий смысл сводился к “какого фига”. Пусть и обтекаемо, но меня спрашивали, не собрался ли я вступить в войну на стороне малайцев, а то уж больно много появилось военных кораблей под флагом Аматэру. Типа слишком много для войны с Хейгами. Естественно, я ответил отрицательно. Англичане меня не интересовали, и если те сами не нападут, войну я им объявлять не собираюсь.

Первого марта из Штатов мне пришло сразу два сообщения, от Тарвордов и от дочери Райта. Оба источника утверждали, что Хейги отправляют на свой остров практически все наличные силы. То есть и войска, и мужчин-аристократов. Глава клана, который, к слову, несколько месяцев назад сдал экзамен на “виртуоза”, тоже готов отбыть. Фактически дома у них остались лишь женщины, дети, и немного войск для охраны важных для клана объектов. То есть всё – отсчёт пошёл. Второго марта день рождения Мизуки, а третьего я вылетаю в Штаты.

Когда я сообщил об этом Атарашики, та, немного помявшись, – что для неё нехарактерно, – озвучила свою просьбу.

– Нет, – нахмурившись покачал я головой. – Одно дело – показательная акция в полной безопасности, и другое – реальные боевые действия. Женщины не должны воевать.

– Учитывая, какие силы выйдут против Хейгов, я в любом случае буду в безопасности, – ответила Атарашики. – Зато представь, сколько жизней я сохраню.

– Нет, – поджал я губы.

– Синдзи… – вздохнула она. – Всё, что мне надо – это, как и в первый раз, активировать камонтоку. Для это не нужно рисковать жизнью, подходя слишком близко. Миллиарды иен, сотни жизней наших людей – разве это не стоит того?

О, да, стоит. Несомненно стоит. Но её жизнь стоит ещё дороже. Я не хотел рисковать.

– Нет, – ответил я. – Твоя жизнь того не стоит.

– Риск минимален, Синдзи, – не сдавалась она. – Ты ведь не дурак, должен это понимать.

– Аматэру не настолько слабы, чтобы использовать женщин в бою, – я тоже отступать не собирался.

Впрочем, у Атарашики была и козырная карта, которой она и воспользовалась.

– Десятилетия боли и отчаянья, Синдзи, – произнесла она, прикрыв глаза. – Эти твари на десятилетия отправили меня в пучину отчаянья. Я должна нанести этот удар. Должна отплатить им сторицей. Я имею на это право!

Имеет. Мне даже возразить было нечем. В моей голове проносились десятки причин ей отказать, и сразу за ними шли ответы Атарашики, которыми она будет оперировать. Но даже так ничего действительно серьёзного я придумать не мог. У меня оставались лишь два варианта действий – просто приказать остаться или отпустить. Оба варианта были проблемные, оба варианта я мог обосновать логически, а раз так, то к чёрту логику. Имеет она моральное право отправиться бить Хейгов? Имеет. И не только моральное, если уж на то пошло. В конце концов, месть – благородное дело.

– Да будет так, – произнёс я, приняв решение. – Ты отправляешься с флотом на захват острова. И если уж решила повоевать, сделай это максимально эффектно. Напомни Хейгам, почему не стоит связываться с древнейшими Родами.

– Будет исполнено, глава, – поклонилась Атарашики.

***

Кояма, и Мизуки в частности, о своём отлёте в Штаты на следующий день после её дня рождения я предупредил. Не мог не предупредить. В подробности не вдавался, но тут и дебил поймёт, что я еду воевать. А учитывая, что воевать я буду на чужой территории… В общем, я боялся, что праздник будет испорчен. Можно было промолчать, сообщить всё на следующий день, только вот улетаю я рано утром и увидеться со своей невестой не смогу. И если уж Мизуки захочет мне что-то сказать, то у неё для этого должна быть возможность и время. В любом случае, уж лучше так, чем сообщать об отлёте в самый последний момент. Как по мне, это будет некрасиво.

Несмотря на все мои переживания, Мизуки ни словом, ни делом не показала, что о чём-то переживает. Просто радовалась семейному празднику в честь своего дня рождения. Веселилась, балагурила, троллила всех подряд… кроме меня и матери, визжала над каждым подарком. Я, кстати, решил соригинальничать и подарил ей деньги. Это может показаться странным, но это действительно было оригинально – как-то никто до меня не догадывался дарить что-то подобное, а денег у сестёр Кояма, насколько я знаю, не то чтобы много. Им выдают суммы на карманные расходы, и они не маленькие, – относительно простых людей, конечно, – но и запросы у аристократок нифига не дешёвые. Что у юных, что у взрослых. Но у взрослых мужья есть. Так что да, визжала Мизуки достаточно долго, вскинув руки с чеком и наворачивая круги вокруг своей оси. А когда остановилась, вытянула руку в сторону Шины и радостно выдала:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю