332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Метельский » Без масок (СИ) » Текст книги (страница 13)
Без масок (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 20:30

Текст книги "Без масок (СИ)"


Автор книги: Николай Метельский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 27 страниц)

– Ну ты и засранец, шкет, – услышал я усмехающийся голос из трубки. – Надо бы нам устроить ещё один спарринг, но в более тихой обстановке.

Давать однозначного ответа на подобное предложение я не стал. Зачем мне этот спарринг? Особенно в тихой обстановке. Ладно ещё на публику сыграть, какие-то свои задачи выполнить, а так… Впрочем, он “виртуоз”. Возможно, в будущем, в качестве тренировки можно и нечто подобное организовать.

И ведь это было только начало. Буквально первые часы после появления фильма.

А на следующее утро у школы меня встречали не только Райдон, Тейджо и Мамио, но и Мизуки. Плюс человек сто учеников, кучками стоявших то тут, то там и якобы занимающихся своими делами.

Когда я подошёл к друзьям, вперёд выступила Мизуки. Осмотрела меня, окружающих, после чего набрала в грудь воздуха и не то, чтобы выкрикнула, но произнесла очень громко.

– Завидуйте великой мне, неудачники! У меня есть Аматэру, а у вас… – пауза была небольшая, но я всё понял и подыграл, прикрыв её рот ладонью. – Мгм-гм-мгмх, – промычала она довольно мило.

– Некоторые слова лучше не произносить, юная леди, – произнёс я, не убирая руки от её рта.

Она, впрочем, тоже не спешила убирать мою руку.

– Мгмх, – мявкнула она что-то, после чего я убрал ладонь. – Это! Было! Круто! – прокричала она, раскинув руки в стороны. – В одно лицо! В одно, мать его, лицо! Ты пои… мгмх… уе… мгмх… уделал их всех! Засунул биту им в… мгмх… в душу! И это только тем, кому повезло!

Глаза горят, руки летают вверх-вниз… Мизуки как всегда не стеснялась выражать свои эмоции. И это было приятно. Я, конечно, суровый циничный мужик, но и мне приятно, когда моей крутизной восхищаются. Особенно если это милашки вроде Мизуки.

Да, пожалуй, другого выбора и быть не могло.

Вышедший документальный фильм Комацу, действительно взбудоражил народ. Шутка ли, у них на глазах один человек мгновенно уничтожил “виртуоза” и нескольких “мастеров” при поддержке шагоходов и нескольких тысяч бойцов. В том числе и в МПД. Да и те самые шагоходы ложились довольно бодро. Про пехоту и говорить нечего. При этом видео не могло показать, насколько серьёзно я в том бою пострадал. То есть для непосвящённого взгляда супер-убиватор просто уничтожил армию. Да, мне помогали, но на острие был именно я, и именно я проделал основную работу. Это Мизуки было плевать на всё остальное, а вот аристократическое общество пару дней находилось в довольно напряжённом состоянии. Первые видео моих боёв, спарринг с Тоюоки, теперь это – люди не понимали, что происходит. То ли я поддавался, то ли у меня есть какой-то секрет типа сверхартефакта, то ли ещё что. А через пару дней всё разложили по полочкам. То есть понятно, что многие сразу поняли, в чём тут подвох, но многие – не все. Я даже подумывал сам всё пояснить, но не потребовалось. Всё оказалось проще, чем думала основная масса народа. Даже тот факт, что я не кинулся в бой с Хейгами сразу нашел своё объяснение – я просто ждал, когда мои враги соберутся в одну кучу, чтобы уничтожить всех разом. О том, что я просто побаивался лезть к Хейгам, никто и не подумал – на видео не понять, что в последний момент меня просто переклинило. Ну и, естественно, про подавитель тоже догадались. Поначалу ещё сомневались – я ж не могу его бахиром напитывать. Да, есть и такие, которые не требуют постоянной подпитки, но они очень редки. С одной стороны, у Аматэру такой может быть, но почему тогда во время войны с Тоётоми я пинал противников к тем, кто сидит с подавителем, а не вырубал врагов сразу? Значит нет у меня такого артефакта. Но, слава богу, вскоре вспомнили, что помимо полноценных подавителей, есть и одноразовые. Ещё большая редкость, чем не требующие подпитки бахиром, но – это ведь Аматэру. У них может и быть. Потому и ждал, пока Хейги соберутся в одну кучу – второго артефакта у меня может и не оказаться, да и заряжать его во время боя – тот ещё гемор. В общем, все сошлись на том, что я очень крут, но только вместе с нужными артефактами, которых даже у Аматэру не может быть много. Ну… для армии простых бойцов ещё очень опасен. Но, если в наличии два, а лучше три “мастера”, то со мной можно уже и на равных говорить. Главное, поле боя правильно подобрать, ну или хотя бы не давать подобрать мне. В теории, по мнению окружающих, со мной и один “мастер” может справиться, – но это в теории, – если этот самый “мастер” будет очень опытным. Вот в этом заблуждении я никого переубеждать не стал. Так-то они всё правильно просчитали, но уж с одним-то “мастером” я в любом случае справлюсь.

По большому счёту меня все эти обсуждения и выводы не волновали. Вот будь я простым аристократом, тогда – да, терпеть рядом подобный неучтённый и крайне опасный фактор никто бы не стал. По беспределу, конечно, не стали бы выносить, я всё-таки опасный фактор, но ослабить, а лучше подчинить, попытались бы многие. Но это обычного аристократа, я же был Аматэру. Императора, который в первую очередь и занялся бы моим вопросом, опасаться не стоило. Союзников хватало, хороших отношений – тоже, желающих поиметь ребёнка Патриарха было достаточно. В общем, я неплохо укрепил положение Рода в стране. Теперь же Аматэру никто и слабыми назвать не сможет. Да, за счёт одного бойца, но, чёрт побери, какого! А в будущем… Короче, если кто-то и захочет уничтожить мой Род, то делать это надо сейчас.

Про отвлечение внимания тоже не стоит забывать. Документальный фильм Комацу мне в этом сильно помог, но проблема была в том, что одно-единственное событие не поможет. Любопытные должны постоянно чем-то озадачиваться. Я потому и рассчитывал дать несколько поводов для обсуждения меня любимого. Точнее, моего Рода. Поэтому раскрытие Казуки надо форсировать. Акеми… Ну это только после свадьбы, что, кстати, тоже сойдёт за событие, но не очень важное. Так, дополнительный фоновый шум. Впрочем, и наложница – того же порядка событие, но раз уж Атарашики считает, что это может сработать…

И да, признаюсь, мне это нравится. Про меня говорят, моё имя гремит, я просто тащусь от всего этого. Не самая лучшая характеристика для человека, но я никогда и не говорил, что идеален.

***

Когда всё идёт хорошо, сильно повышается шанс на то, что случится что-то плохое. Вот и мои беззаботные деньки не длились долго. Я бы не сказал, что человек, который хотел со мной встретиться, был однозначной проблемой… не знаю. Я просто не представлял, к чему может привести встреча с ним, но и игнорировать адвоката некоего Сакурая Отои я не мог.

Зашедший ко мне человек почему-то ассоциировался с итальянцем. Чуть смуглый, строгий деловой костюм, короткая стрижка, лет тридцати пяти на вид. Тем не менее он был немцем. Герхарт Турнс – адвокат из Кёльна, представитель Сакурая Отои. Узнал я о нём далеко не сразу, как он появился – секретариат Рода его около месяца мурыжил, но мужик оказался упорным.

– Присаживайтесь, герр Турнс, – указал я рукой на стул напротив моего стола.

– Благодарю, Аматэру-сан, – откликнулся он на чистом японском.

Что ж, если можно говорить на более знакомом языке, то почему бы и нет?

– Итак, внимательно вас слушаю, – произнёс я, когда он сел. – Судя по тому, что вы всё-таки изволили сообщить о вашем деле, речь идёт о разделе какого-то имущества? Надеюсь, вы объясните, с какой стати мне что-то делить с этим вашим Сакураем Отои.

– Конечно, Аматэру-сан, – чуть кивнул он. Турнс вообще выглядел довольно уверенно для той ситуации, в которой оказался. – Дело в том, что мой клиент, Сакурай Отои, не только носит фамилию, которая когда-то была и у вас, он ещё и является вашим родным братом. – Вот же… Главное, не материться… – Думаю, вы и так об этом догадывались, раз приняли меня так быстро.

– Разве что догадывался, – ответил я спокойно. – Сакураев не так уж и мало.

– Что ж, анализы крови, если хотите, мы готовы предоставить в любой момент, – кивнул он.

– Лучше саму кровь, – произнёс я.

– С этим тоже нет никаких проблем, – подтвердил он. – Но, думаю, даже без анализов я могу хотя бы обозначить, чего хочет мой клиент.

– Обозначить можете, – улыбнулся я холодно.

– Во-первых – Сакурай Этсу принадлежало несколько музеев. Насколько я знаю, вы уже оформили их на Сакурай Рейку, что, согласитесь, не совсем по закону. Мой клиент тоже имеет на них право. И да, сейчас я говорю именно о японских законах.

– Я был не в курсе, что у Этсу есть ещё один сын, – пожал я плечами. – Но в этом вопросе я с вами в принципе согласен.

– Поймите правильно, Аматэру-сан, это не претензия, – произнёс он с понимающей улыбкой. – Мой клиент знает, что его мать скрывала информацию о нём.

– Кстати, – вклинился я. – Он вам не говорил, Сакурай Рафу имел представление о том, что у его жены есть ещё один сын?

– Увы – подобной информацией я не владею, – развёл он руками.

– Что ж, прошу, продолжайте, – кивнул я едва заметно.

– Благодарю. Во-вторых – у Сакурай Этсу имелась личная ячейка в Имперском банке Японии, – продолжил он. – Я проверил, доступа к ней никто не запрашивал, так что предположу, что вы о ней не знаете, но справедливости ради, знать должны. Содержимое этой ячейки тоже стоит поделить между братом и сестрой Сакурай. Ну и в-третьих – сама Сакурай Рейка. Мой клиент претендует на опеку над девочкой как единственный официальный родной брат. Вы, уж простите, уже давно не Сакурай.

Условия этого взявшегося из ниоткуда брата очевидны. Точнее, было очевидно, что он потребует опеки над сестрой. Про банковскую ячейку я не знал, что, кстати, является проблемой – что ещё знает этот брат, чего не знаю я? Знает ли он, например, про Хранилище в Персии? Ну а про музеи я вообще забыл. По факту мне важна была только сестра, о ней я и думал в первую очередь. О некоем Сакурае я тоже думал, но до этого момента там было всё непонятно. Брат, дядя, дедушка, однофамилец? Я просто не знал, кто это. И самое поганое – узнать не получилось. Такое впечатление, что существует только этот немец, а Сакурай – просто призрак. Но если он может предоставить кровь для анализов, получается, что братишка у меня самый что ни на есть настоящий.

– Хочу кое-что уточнить, – произнёс я, следя за лицом Турнса. – Сакурай Отои мой старший или младший брат?

– Старший, Аматэру-сан, – ответил он. – Сакурай Этсу родила его ещё до встречи с вашим отцом. Если вам это важно, то измены не было. И сразу уточню – про отца мой клиент ничего не знает. Сакурай Этсу не оставила о нём никаких данных.

– Я так понимаю, Отои скрывается. Могу я уточнить, от кого? – спросил я.

– В первую очередь от вас, – ответил он. И ведь не соврал. – Прошу простить, если это покажется грубым, но вы слишком опасный человек для простолюдина, который готов с вами судиться, если что. У меня на этот счёт несколько иное мнение, но… Клиент всегда прав, как говорится.

“В первую очередь”, значит. Учитывая, что о нём вообще крайне мало информации, Этсу скрывала его с самого начала. И раз так, он ещё один ребёнок, которого она фактически бросила. Ну просто замечательная мать. Кстати, а ведь я не раз обвинял её в том, что она не готова родить Рафу третьего ребёнка. Она же в ответ молчала. Получается, тут дело не в страхе умереть, а в банальной невозможности. А ради Рафу она рискнула, родив ему Рейку. То-то она к ней так привязана была. Хотя, в этом деле есть один очень важный вопрос – а была ли Этсу бахироюзером, когда рожала первого сына? В клане Кояма уверены, что была. Сама она говорит о бонусах от маски. Кстати, маску они нашли вместе с Рафу, получается, этот Отои точно не Повелитель стихий. Ещё один важный вопрос – насколько часто Этсу с ним виделась? Точнее, понятно, что нечасто, вряд ли она могла незаметно навещать его каждую неделю, блин, да она даже Рейку навещала реже, но и полностью бросить сына она не могла. Всё-таки он носитель камонтоку Минамото. Собственно, меня интересует даже не то, как часто она с ним виделась, а то, какой информацией она с ним делилась. Насколько этот грёбанный Сакурай Отои в курсе дел Этсу? Я допускаю, что вообще не в курсе, ну а если наоборот? Знает ли он о Повелительстве его сестры? А про Хранилище на дне океана?

– Насчёт первых двух пунктов я не против, – произнёс я после некоторого обдумывания. – Третье для меня неприемлемо. Хотите судиться? Значит, будем.

– Быть может, третий вопрос всё-таки можно как-то урегулировать? – спросил Турнс.

– Не… – начал я, но не договорил, решив немного изменить ответ. – Не с вами. Семейные дела я буду решать только с самим Отои.

– Полагаю, сейчас мне большего не добиться, – кивнул своим мыслям Турнс. – Что ж, в таком случае я начну подготавливать бумаги по первым двум пунктам и ждать, когда вы проведёте анализы присланной вам крови.

– Так и сделаем, – ответил я. – Без анализов нам и говорить дальше смысла нет.

– В таком случае, – поднялся он со стула. – Приятно было с вами пообщаться. Всего хорошего. Мои контактные данные у вас есть, если возникнут вопросы, я готов ответить на них в любой момент.

Проследив за вышедшим из кабинета мужчиной, прикрыл глаза и чертыхнулся. Не было печали, так его растак этого италь… тьфу – немца. И клиента его, тысяча якорей ему в зад. Сидел бы тихонечко в тени, восстанавливал Минамото, но нет же, лезет сука на свет. И что со всем этим делать? Нет, ну серьёзно, старший брат?

Всё, хватит. Думать об этом пока бессмысленно – слишком мало данных. Приказ уже отдан, и люди работают по этому направлению, так что остаётся ждать результатов. И кровь на анализ. Правда я не сомневался в результатах этого самого анализа, но мало ли… Вдруг это поможет разведке выйти на парня? Мне же пока просто нечего делать, а значит, и нервы себе портить не стоит. Лучше займусь чем-нибудь более приятным, например, днём рождения Казуки. В этом году он попросил провести праздник в Токусиме, чтобы отвлечь жителей города от маньяка-поджигателя, который буквально на днях спалил ещё одно здание. Нам-то по большому счёту плевать на это, но таким способом он хочет помочь начальнику полиции и мэру. Так почему бы и нет? Мне всё равно надо туда ехать за подарком.

***

– Спасибо, Синдзи-сан, – улыбнулся Казуки.

– Да брось, – усмехнулся господин. – Ты бы лучше о празднике думал, а не о том, как помочь мэру.

– Это не будет лишним, – пожал Казуки плечами. – А в Токусиме, в принципе, и праздник проще устроить.

– Слишком уж ты серьёзный, – взлохматил ему голову господин. – Ладно, пойду я. Потренируюсь перед сном.

– Я то…

– Не, не, – покачал господин головой. – Сегодня с тебя хватит. Отдыхай.

– Как скажешь, – вздохнул Казуки.

Не то чтобы он фанател от тренировок, но чем он сильнее, тем проще господину.

Зайдя в свою комнату, Казуки первым делом сел за стол с компьютером. Было необходимо в очередной раз проверить, что происходит в группе, которую он не так давно создал. И в которой уже насчитывалось порядка шести сотен тысяч подписчиков. Притом, что в Токусиме проживало около семисот пятидесяти тысяч жителей, это было очень много. Правда в группу не только токусимцы подписывались, но это детали.

Всё было готово. Без всяких почти. Всё. Осталось лишь обозначить день. Когда Казуки очередной раз представил, как всё будет происходить, у него задрожали руки. Пришлось приложить усилие, чтобы собраться. Подарок будет действительно от всего города. Даже больше, чем от города, так как на специальный счёт скидывали деньги не только токусимцы. Точнее, токусимцы, но проживающие в других городах. Более чем восемьсот тысяч переводов, если брать уникальных пользователей. От одной йены, до тысячи. На большие суммы они поставили запрет. Изначально Казуки сомневался, что это стоит делать, но теперь понимал, что в ином случае было бы трудно потратить полученные деньги. Ни одна катана столько не стоит – новая, не антиквариат. Понятно, что были бы деньги, а куда их потратить найдётся, но счета будут выложены всё в той же группе Майничи, и тратить деньги, просто чтобы потратить? И так пришлось остаток суммы раскидать по больницам, приютам и другим подобным местам. Чуть больше шестисот миллионов йен. Шестьдесят миллионов рублей. Такая сумма реально была избыточна и, можно даже сказать, проблемна. Впрочем, проблем в этом деле и без того хватало. Начиная от организации, заканчивая такой банальщиной, как создание меча. А про секретность вообще лучше промолчать. Казуки мог лишь догадываться, сколько эта самая секретность стоила Монтаро-сану нервов. Он ведь не только своих людей задействовал, но и Танаку, гендиректора Шидотэмору, который для этих нужд целый временный отдел создал. Токусимские аристократы тоже принимали активное участие как в целом, так и в поддержании секретности в частности. Бывали моменты, когда Казуки становилось неуютно от того, какие силы он задействовал ради банального в целом дела.

Скоро, очень скоро всё закончится. Казуки и все те, кто впрягся в это дело смогут выдохнуть, господин получит нужный ему меч, а токусимцы – праздник. Так, спокойно, надо успокоиться. Ну же, руки, хватит дрожать!..



Глава 12

Всё, что вывозили из затопленного Хранилища, складывали в одном большом помещении под поместьем Аматэру в Токусиме. Изначально это помещение не было предназначено для хранения ценностей и тем более не относилось к сейфовому комплексу, где места для такого количества вещей просто не было. Точнее, если все ценности, которые хранились в сейфах, сложить… Точнее, сгрести в одну-две комнаты… То и для новинок место освободится, но наводить бардак ради подобного я не собирался. Проще разместить добытое из Хранилища Древних в отдельном помещении и уже после, разбирая артефакты, заполнять ими сейфы. И это я не беру во внимание драгоценные металлы. Дилетит-то, понятное дело, останется здесь, а вот серебро, золото, платина – да и драгоценные камни – отправятся в Имперский банк. Можно и продать, конечно, но денег сейчас хватает, так что пусть будет неприкосновенный запас.

Само помещение было размером с баскетбольную площадку, хорошо освещено и уже заставлено стеллажами. Пока что поднятые со дна океана артефакты располагались на стеллажах, которые стояли отдельными группами. Одна группа – одна ячейка Хранилища. Совмещать их мы пока не стремились, то есть располагать отдельно мечи, ножи, бижутерию и тому подобное было просто глупо, так как некоторые артефакты наверняка работают в паре с другими. Это я сейчас про магические артефакты. А ведь в ячейках Хранилища наверняка лежали и простые вещи, типа реликвий Рода, которые от магических артефактов довольно сложно отличить… Хотя, пожалуй, поправлюсь – магические артефакты трудно отличить от простых вещей. В общем, перемешивать найденное в разных ячейках было, как я и сказал, глупо – шанс разобраться во всех этих артефактах и так невелик, а если мы их ещё и перемешаем, то он и вовсе будет потерян.

– Пора искать специалиста по артефактам Древних, – вздохнул я.

– Это не проблема, – ответила стоящая рядом Атарашики. – У Аматэру есть свои специалисты.

Стояли мы на входе в помещение, оглядывая ровные ряды стеллажей, большая часть из которых уже была заполнена.

– У нас и такие Слуги есть? – удивился я. – Вот прям спецы?

– Не хуже Сакураев, – кивнула она.

– Да ладно… – не поверил я. – Вот прям не хуже?

– Сакураи были очень хорошими археологами, – вздохнула Атарашики. – Что накладывало на них ряд ограничений. Сильно сомневаюсь, что всё свободное время они отдавали изучению истории. А вот у нас, у Аматэру, я имею в виду, есть два профессора, которые всё своё свободное время отдают изучению чего-то нового. Они, кстати, живут здесь, в Токусиме. Оба преподают в Токусимском государственном университете. Один занимается чисто историей Древних. Культура, социология и тому подобные вещи. Именно он помогал мне с картой. А второй специализируется на артефактах. Не только бахирных, но и вообще на всём, что успели создать Древние.

– Тебя послушать, – хмыкнул я, – так они реально не хуже Сакураев.

– Я не знаю, так ли это, Синдзи, – посмотрела она на меня. – Не разбираюсь в данной теме. Сакураи, несомненно, известны, но как по мне, только из-за их возраста и сферы деятельности. Подобных специалистов в их возрасте крайне мало, а уж с их достижениями, так и вообще… Не знаю. Может, такие и есть. В любом случае, я не склонна считать, что знания Сакураев уникальны. Аоки и Маэда профессора не только по должности, но и по званию. Они не археологи, как Сакураи, но здесь, – обвела она рукой помещение, – им это и не нужно.

– Я тебя понял, – произнёс я, вновь осмотрев ряды стеллажей. – Свяжись с ними, пусть приступают к изучению… этого, – и уже повернувшись в сторону выхода, замер. – Маэда и Аоки… Это случайно не те два забавных старичка-профессора, которые по совместительству “ветераны”-стрелки?

– Они самые, – улыбнулась Атарашики.

Я с ними встречался только один раз, при знакомстве со Слугами Рода, когда только стал Аматэру. Но запомнил. Реально профессора, преподающие в университете, примерно ровесники Атарашики, но при этом “ветераны”-стрелки, которые и бахиром-то занялись просто для того, чтобы добавить к жизни пару десятков лет. Весьма практичный подход к делу.

– Ясно. В общем, зови их, – произнёс я, выходя из помещения.

Под поместье я спустился, в общем-то, просто из любопытства. Было утро, время завтрака ещё не пришло, вот и решил сходить посмотреть на свои трофеи. В Токусиму мы прилетели вчера ближе к ночи, вся наша семья, плюс друзья Казуки. Сегодня должны прибыть уже мои друзья, но это, опять же, вечером, а вот на день у меня было запланировано лишь одно дело – забрать подарок Казуки у кузнеца. Чем занять себя всё остальное время, я даже не представлял. Наверное, стоит просто отдохнуть? С делами у меня, вообще, всё в порядке. И в плане их наличия, и в плане выполнения. Они есть, скучать не приходится, но всё идёт своим чередом. Никаких форс-мажоров. Разве что свадьба… Вот уж к чему я даже не знаю, как относиться. Норико, на мой мужицкий взгляд, вообще понемногу с ума сходит. Например, пару дней назад она прочитала мне трёхчасовую лекцию о правилах оформления пригласительных писем. Три, мать его, часа! Я уж даже боялся спросить, что именно ей от меня надо, ради чего эта лекция. Как выяснилось, она просто хотела уточнить цвет клематиса, которым будут оформлены письма. Цветок клематиса, если что, это мон Рода Аматэру.

В общем, если она и здесь, в Токусиме, где мы ради дня рождения Казуки, начнёт мне мозг выносить, я могу и сорваться.

После завтрака отправился к кузнецу. О встрече мы договорились ещё позавчера, так что меня должны ждать.

– Добро пожа… ловать. Аматэру-сан! Добро пожаловать! – приветствовал меня парень за стойкой продавца. – Меня зовут Хифуми. Я сейчас позову деда.

Рыжий парень, примерно лет восемнадцати, недолго думая, умотал куда-то вглубь дома, оставив меня одного. Даже поздороваться в ответ не дал. Вернулся через три минуты, причём из прохода, ведущего в кузницу, он выбежал пригнувшись, уворачиваясь от пролетевшей над головой железной чушки.

Сурово…

– Он тебе не Бентли, ушлёпок мелкий! – раздался из прохода приглушённый крик кузнеца. – Бегом за прилавок!

Заняв прежнее место и всё так же улыбаясь, парень произнёс:

– Прошу прощения, дед порой бывает невыносим. Он сейчас поднимется.

– А кто не Бентли? – поинтересовался я.

Улыбка парня стала несколько напряжённой.

– Да так, – произнёс он. – Это наши, семейные, шутки.

– Надеюсь, это не я, – произнёс я улыбнувшись.

– Нет, нет, конечно, не вы, – зачастил он. – Вы определённо не меньше, чем Мазерати.

– Это не ты, случайно автомастерскую держишь? – покачал я головой.

– Я, – ответил он слегка удивлённо.

– Говорят, ты ушибленный на всю голову уличный гонщик, – слегка преувеличил я то, о чём мне говорил его дед.

Ну или не слегка.

– Хе-хе… – засмущался он. – Ну что вы… То есть, я не ушибленный. Кто такое вообще мог сказать?

В этот момент появился его дед.

– Аматэру-сан, – поднял он руку в приветствии. – Рад вас видеть. Если этот убогий успел ляпнуть какую-нибудь ерунду, только скажите, я ему живо хвост накручу… – процедил он, бросив при этом взгляд на парня.

– Хе-хе… так я подстригся, – улыбнулся нервно Хифуми.

– Так и я метафорически… – отвесил он подзатыльник внуку, после чего покачал головой. – Послали боги внука.

За мечом мы спускались по узкой лесенке в подвал дома, где располагалась кузница Каруиханмы. Вполне себе современная, к слову. Пара… горнов, ну или как это называется, несколько станков, несколько наковален. На дальней от входа стене было свободное пространство, где на крючках висели четыре катаны. Вот одну из них, самую нижнюю, Каруиханма и взял.

– Ножны Руми делала, – произнёс он, подходя ко мне. – В свободное от работы время. Прошу, примите в качестве подарка имениннику.

Закончив говорить, кузнец поклонился, протягивая мне катану, которую он удерживал в двух руках.

– Несомненно, Каруиханма-сан, – кивнул я, принимая меч в простых чёрных лакированных ножнах. – А Руми-сан, получается, не только бизнес-леди.

– Искусство создания ножен для неё лишь хобби, – ответил Каруиханма. – Но несмотря на это, качество её изделий на высшем уровне. Она их по старой технологии делает, с обращением к богам, стихиям, различным ритуалам и тому подобное. Блажь, конечно, ну так потому и хобби. Просто ножны делать ей не интересно.

– С какими такими ритуалами? – спросил я подозрительно.

У меня в этом мире уже любые ритуалы подозрения вызывают.

– Без понятия, – пожал он плечами. – Я с ножнами не работаю. Танцы голой с бубном при луне, завывания в храме, тысяча поклонов куску дерева, ну или что там ещё эти сумасшедшие придумали.

– Вы серьёзно? – спросил я осторожно.

На всякий случай.

– Что? Боги, конечно, нет, Аматэру-сан! – взлетели его брови. – Да она максимум материалы в храм относила. Руми не настолько сумасшедшая.

Фух, значит, обычные ритуалы, которые японцы и в моём прошлом мире любили.

Чуть выдвинув из ножен клинок, полюбовался на блики стали, после чего задвинул его обратно. Понять, насколько крута работа кузнеца я не способен, не разбираюсь в этом, так что остаётся полагаться на общественное мнение, которое превозносит Каруиханму.

– Благодарю, Каруиханма-сан, – чуть поклонился я.

– Всегда пожалуйста, Аматэру-сан, – поклонился он в ответ.

Больше мне здесь оставаться незачем, так что можно и прощаться.

– Что ж… – начал я.

Но был прерван очень серьёзным кузнецом.

– Аматэру-сан, – поклонился он ещё раз. – Простите мне мою наглость, но я не могу упустить такую возможность, – после чего вновь склонился в поклоне. – Прошу, позвольте взглянуть на ваш меч!

Как и требовал от меня Цуцуи, я повсюду таскаю с собой чехол с катаной, так что и сейчас он был со мной. Понять интерес кузнеца к настолько легендарной вещи можно, но…

– И чем он вас так заинтересовал? – спросил я.

– До меня дошли слухи, что это “Коюби”, – ответил он. – Легендарный меч, переживший бой с Кицунэ.

Вот это и странно, откуда у него доступ к подобным слухам… А, точно, он же с аристократами постоянно общается. Перехватив подарок Казуки правой рукой, дёрнул левым плечом, на котором висел чехол с мечом.

– Только упакуйте его обратно, – произнёс я с улыбкой.

– Конечно, Аматэру-сан, – ответил он, двумя руками принимая от меня катану.

– Честно говоря, не знаю, что в ней может быть интересного, – пожал я плечами.

– Любопытство кузнеца, – ответил Каруиханма, осторожно вынимая меч из чехла, а сам чехол кладя на стоящий рядом стол. – Вы знали, что в Токусиме очень любят оспаривать различные легенды, где участвуют представители вашего Рода? – спросил он, проводя пальцами по ножнам. – Например считается, здесь считается, что тот бой с девятихвостым произошёл не на каком-то там небольшом безлюдном островке, а на Сикоку. А сам конфликт разгорелся из-за меча, что выковал другой кицунэ, живший неподалёку от Токусимы. Вроде как глава лисьего клана пытался затащить кузнеца к себе, чтобы тот делал мечи только им, а он возьми и выкуй очередной шедевр, который подарил главе вашего Рода, – произнеся это, Каруиханма медленно выдвинул меч из ножен. – А некоторые любители мифов и легенд даже утверждают, что тот кузнец уже состоял в клане кицунэ и меч выковал вопреки воле своего главы. Лет пятнадцать назад один режиссёр, выходец с Сикоку, даже пытался фильм об этом снять, но что-то у него там не заладилось.

– Интересное мнение, – улыбнулся я вежливо.

Так-то мне плевать было.

– Я всегда мечтал повторить… – запнулся он. – Выковать меч главе Рода Аматэру. Шедевр, что затмит славу “Коюби”, – после чего резко убрал меч в ножны и поднял на меня взгляд. – Это был интересный опыт.

Это он о “Коюби”? И что там интересного?

– Рад, что смог вам помочь, – произнёс я.

– Ну а я вам благодарен, – поклонился он, после чего начал убирать катану обратно в чехол. – И да, этот меч не для вас. Поверьте кузнецу, он выкован совсем для другой руки.

***

Поместье буквально ожило с приездом моих друзей. Одна только Мизуки и её бледное подобие – но всё-таки подобие – Тейджо умудрялись наводить шороху и поднимать всем настроение. Райдон с Анеко, Шина, Торемазу, Норико – вроде и не так уж много людей, но искренне улыбаться я стал чаще. Не стоит забывать и о Рейке с Казуки и его друзьями. Последние, правда, сильно стеснялись от такого обилия красоток, но со временем всё-таки влились в компанию. Не в последнюю очередь из-за того, что им не тыкали постоянно в лицо тем, что они простолюдины. Раха, оказавшись в компании такого количества сверстников… плюс-минус сверстников, тоже изображала из себя стесняшку, что было ещё одним поводом улыбнуться. А вот Эрна чаще проводила время с Атарашики.

Сам день рождения мы отметили именно в такой компании – Аматэру и их близкие друзья. Подарки не стали складывать в одну кучку для проверки СБ, а сразу, не отходя от кассы, дарили Казуки. Я был последним, преподнеся своему воспитаннику обшитый клематисом чехол, в котором лежала и сама катана. То, с какой осторожностью и благоговением он вынимал меч, вызывало улыбку и удовлетворение – я определённо угадал с подарком. Вынимать клинок из ножен он не стал, просто осмотрел меч, приложил его к груди и глубоко поклонился.

– Главное, не забывай, – произнёс я с улыбкой. – Меч – это в первую очередь инструмент. Не стоит ему поклоняться.

– Никогда, – произнёс Казуки с серьёзной миной. – Он будет служить. Служить только одному человеку.

Я даже несколько растерялся от подобного ответа, благо что ситуацию спас Тейджо.

– Этот мелкий реально стрёмный тип, – заметил он, сидя за праздничным столом и уплетая данго.

Ну а на следующий день состоялось официальное мероприятие в честь дня рождения Казуки. Проходило оно в здании мэрии, и помимо местной аристократии на нём присутствовали и многие другие аристократы страны. Перечислять всех я смысла не вижу, но топовые Рода страны там были. Как и семейства моих друзей. Ну и Шмитты. И Токугава. И… Много, короче, кто был. А ведь скоро наша с Норико свадьба, на официальной части которой будет ещё больше народа.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю