355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Нэт Прикли » Знамение » Текст книги (страница 15)
Знамение
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:42

Текст книги "Знамение"


Автор книги: Нэт Прикли



сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Ответить правитель не успел: снизу поднялась Нефтис.

– Мы готовы выступать, мой господин.

– Так рано? – удивился Найл. – Вы же еще не завтракали!

– Простите, мой господин, но капусты никто не хочет. Может быть, удастся что-нибудь добыть днем.

– Хорошо, – кивнул Посланник. Выступаем.

Тропинка легко и просто перевалила низкую пологую горушку, и первое, что увидели путники в следующей долине – широкий и низкий дом из темных жердей.

– Вот видишь? – повернулся Найл к принцессе. И здесь люди в нормальном жилье обитают.

Несколько смертоносцев метнулись к дому, пробежались вокруг. Следом подошла Юккула, сняла поперечную жердь, перекрывающую воротины. Створки со скрипом отворились, пауки шмыгнули внутрь. Послышалось истошное кудахтанье, стуки перепуганных птиц о стены.

– Курятник, – коротко прокомментировала принцесса.

Людям птичек не досталось, зато они подкрепили силы в яблоневом саду, что зеленел рядом с тропою немного дальше. За садом окучивали картошку пятеро мужчин.

Увидев местных жителей, люди схватились за копья, однако земледельцы посмотрели на незнакомых пришельцев с таким безразличием, что воинственный запал погас сам собой.

– Дай попробовать, – попросил Найл одного из мужчин, указывая на его тяпку.

Тот без всяких вопросов протянул свой инструмент.

«Тяпка» больше напоминала кирку – рабочая часть была слишком узкой. Возможно, для более удачного изделия в долине не имелось подходящих заготовок – оно было выточено из цельной кости.

– Чем дальше от города, тем меньше встречается железа, – кивнул правитель, возвращая земледельцу его орудие труда. Как нам пройти в комплекс Мага?

– Он в третьей долине, – ответил мужчина. Два дня пути.

И «местный» снова принялся за работу.

– Комплекс безразличия, – прорезался в сознании голос Шабра. Видимо, Маг повторил все наши ошибки, выводя свою породу слуг. Только рабы у него физически неразвиты. Очень плохая работа.

– Если он выводил слуг точно так же, как и вы, – уточнил Найл, возвращаясь на дорогу, – Это значит, что у него не может быть настоящих бойцов?

– Да, Посланник, – согласился ученый смертоносец.

– Тогда с кем мы сражались у озера?

– Половина его воинов разбежалась, – Шабр прислал импульс, напоминающий человеческое пожимание плечами, – половина оказалась парализована. Когда мы захватывали дикие человеческие поселения, то почти каждый пятый двуногий пытался оказать нам сопротивление, даже находясь под действием парализующей воли. Их приходилось сразу убивать, во избежание распространения угрозы. Здесь не оказал сопротивления никто. Совершенно безвольные и беспородные существа.

– Но они сражались! – вступился за недавних противников Найл. – Они даже смогли убить восемь людей и смертоносцев!

– Они боятся Мага больше смерти, – объяснил Шабр. – Он приказал: они бросились на нас. Мы проявили волю: они сразу сдались. В них нет своего стремления к победе, нет ненависти к врагу. Их можно кидать в бой, как горсть песка: повезет, попадут в цель; не повезет, рассыплются по сторонам. Нет, наши охранницы выведены куда качественней. По приказу, или защищая нас они готовы броситься на кого угодно, и только смерть способна остановить их атаку.

– Ну что ж, это хорошее известие, Шабр. Думаю, дня через два нам придется проверять твои выводы на практике.

* * *

Больше всего комплекс Мага напоминал большую прямоугольную коробку с тремя высокими башнями по углам.

Почему четвертый угол не удостоился такой же чести, остается тайной, однако башни там не было изначально – никаких следов разрушения здание не носило. Входы тоже располагались несимметрично: один со стороны хребта, а второй со стороны долины, которая вывела путников к логову колдуна.

Дверей для комплекса строители не пожалели: каждый вход состоял не меньше, чем из десяти створок, причем все сохранились – высокие, из толстого голубоватого стекла.

По городским размерам, дом Мага можно было оценить этажей в семь, однако окна имелись только на трех: на уровне второго, четвертого и пятого этажей. Еще имелись два козырька: уродливый, грязный, кое-где заросший травой, длинный и широкий карниз над глухой стеной, выходящей к хребту, и еще один, на одной из башен, на высоте около тридцати метров над землей.

Прежде, чем войти внутрь, путники несколько раз обошли здание кругом, выискивая возможные ловушки или подвохи, однако никаких признаков жизни не проявлялось ни в здании, ни вокруг.

– Может, переждем до утра? – предложила принцесса.

– Зачем? – не понял Найл.

– Ну, больше времени на осмотр здания останется.

– Если Маг здесь, то за ночь он успеет или сбежать, или собрать воинов. Нужно действовать сразу.

– Но хотя бы десять минут ты мне дашь?

– Десять? Десять дам.

Найл колебался. Опыт военных столкновений с колдуном показывал, что тот умеет устраивать засады, ловко пользоваться всеми преимуществами знакомой местности, без колебаний бросает в бой своих слабых, но многочисленных воинов. Властитель Серых гор сумел уничтожить огромную армию Великого Квизиба, даже не вступив в сражение. А в схватке у озера он едва не перебил путников, попытавшись зажать их между выстроенной на берегу фалангой и спрятанным в засаде отрядом. Наверняка Маг позаботился и о том, как надежнее всего защитить свое логово.

В комплекс ведут всего два входа. У каждого из них можно поставить капкан, засаду, или приготовить что-нибудь другое, неожиданное. Нет, через двери входить нельзя, врагов здесь наверняка ждут.

Опасно.

– Дравиг, – мысленно позвал Найл, – поднимитесь по стене и оставьте нам паутины.

– Понял тебя, Посланник, – смертоносцы устремились вверх, развесив полсотни белых нитей немного левее выходящего к горе козырька.

– Итак, не пора ли нам навестить старого знакомого колдуна? – негромко спросил правитель, и подростки, не дожидаясь дальнейшего приглашения, взялись за паутины и полезли на крышу. Следом стали подниматься стражницы. Найл на этот раз замешкался, но наверху оказался первым, благодаря обретенному умению управлять липкостью паучьих веревок.

– Как здесь, Дравиг? – спросил, оглядываясь, правитель.

– Спокойно, Посланник.

Найл покосился на верхушки башен, где вместо задуманных строителями окон давно зияли пустые проемы.

– Я посылал туда смертоносцев, Посланник, – ощутив интерес правителя, сообщил старый паук. Там никого нет.

– Прекрасно. Похоже, нас не ждут. Впрочем, Найл и сам не очень в это верил, а потому осторожности не терял.

В центре крыши поднимался на четырех столбах небольшой навес, похожий на беседку из Долины Мертвых. Скорее всего, выход из здания на кровлю находился именно там.

– Главное осторожность, – оглянулся Найл на людей и запнулся, увидев принцессу Мерлью.

Девушку облегало легчайшее полупрозрачное платье из паучьего шелка, которое купила Райя в захваченном пришельцами города. В ушах висели любимые серьги – золотые, с рубиновыми капельками. Волосы были собраны в широкий хвостик на затылке и скреплены пурпурной заколкой. Такой красивой Найл не видел принцессу уже несколько месяцев.

– Ты чего? – немного растерявшись, спросил он.

– Сегодня последний день моей жизни, – с ледяным спокойствием напомнила она. Я хочу уйти из этого мира в приличном виде. Надеюсь, мое платье не доставит молодым смертоносцам много хлопот.

– Перестань! – приказал Найл. – Ты еще меня переживешь!

Посланник даже не представлял, сколь пророческими окажутся его слова. Впрочем, в этот миг он думал не о своем даре провидца, а о том, что путников осталось совсем мало, меньше сотни, и уничтожить Мага нужно без лишних потерь.

– Слушайте меня внимательно, братья по плоти, – потребовал он. Колдун – это хитрый и опасный враг, так что внимательно смотрите под ноги и по сторонам, берегитесь капканов. Помните, пока мы вместе, он против нас бессилен! Берегите смертоносцев: если они получат болевой шок, нам придется туго. И себя тоже берегите. После битвы нам лучше умереть от голода, чем от обжорства. Вроде, все. Вперед!

Под навесом начиналась широкая лестница без перил, которая вывела путников в обширный, но низкий пустой зал без окон и дверей. Правда, в углу помещения имелась прямоугольная дыра на следующий этаж. Однако, если под крышей царил полумрак, то ниже начиналась полная чернота.

– Одно хорошо, отсюда нас точно не ждут, – пробормотал правитель. – Факел бы…

– Пожертвуй древком от одного копья, – голос, несомненно, принадлежал принцессе. Разорви мою старую тунику, обмотай тряпкой. Мне одежда все равно больше не понадобится.

На этот раз спорить с Мерлью правитель не стал – не то время, – а вот советом воспользовался. Разодрав на свету, под лестницей, тунику принцессы на широкие полосы и разломив чье-то копье, стражницы соорудили некое подобие факела. Нефтис его подожгла и протянула Найлу.

Горела сухая ткань плохо, давая больше вони, чем света, а иногда и вовсе гасла, начиная тлеть, и ее приходилось долго, муторно раздувать. Однако теперь удалось разобрать, что предпоследний этаж всего на два метра ниже верхнего, и сюда можно просто прыгать без лишних премудростей.

Вообще-то, пол помещения одинаково мог находиться и на метр ниже, и на двадцать метров – все было засыпано стеклянными шариками дюймового диаметра. Шарики скрипели под ногами, как снег в морозную погоду, немного проседали, но вес человека, в общем, держали. Есть ли отсюда выход или нет, пока оставалось неясным – чадящий факел весь зал осветить не мог.

– Так, братья, – вздохнул Найл. – Света на всех не хватит. Придется расходиться по сторонам и искать выход на ощупь. Кто обнаружит проем, тихонько кричите.

Факел в очередной раз погас. Правитель сплюнул, заткнул его за пояс на спине, перекинул туда же копье и пошел вперед, выставив перед собой руки. Несколько минут отовсюду доносилось мерное похрустывание, как вдруг стеклянный массив вспыхнул всеми цветами радуги.

Путники замерли, изумленно оглядываясь.

– Что это? – спросил оказавшийся неподалеку Симеон.

– Освещение, – ответил Найл и уже громче спросил: – Кто-нибудь видит выход?

– Передо мной какая-то дыра в стене, – послышался женский голос.

– Иду, – ответил правитель, и тут по глазам полоснуло ослепительно-белым светом. От неожиданности он закрыл лицо ладонями и упал вперед.

– Кажется, мы попали в ловушку, – сообщил Симеон. Я совершенно ослеп!

– Раз живы, значит, не ловушка, – кратко ответил Найл. – А глазам после такой вспышки несколько минут привыкать надо. Наверняка шарик какой-нибудь с секретом оказался. Правитель приоткрыл глаза, глядя под себя, в многоцветные шарики, и во весь голос объяснил: – На этом «свете» наверняка кто-то стоял! Пока лучи шли вниз, было хорошо, приятная подсветка. Но стоило отойти в сторону, как свет ударил вверх, и нас ослепило. Ну-ка, вспоминайте, кто перед вспышкой ногами двигал?!

– Кажется, я…

– Конечно, Кавина! Вечно с ней что-нибудь происходит, – голос был похож на Юлук.

– Ничего страшного, Кавина, – выкрикнул Найл. – Попытайся накрыть светящееся место собой. Давай, действуй!

Через несколько секунд девушка жалобно закричала:

– Он горячий!

Найл приподнял голову – ослепляющий свет исчез.

– Нефтис, – окликнул правитель, – отнеси ей тряпки от туники принцессы, пусть подсунет под себя.

– Тряпки могут загореться, – предупредил Симеон.

– Ничего, – усмехнулся Найл, – Мерлью сказала, что туника ей больше не понадобится.

Аккуратный прямоугольник в стене, метр шириной и почти два в высоту, выводил в вертикальную темную шахту.

– Дравиг, – позвал правитель, – нам нужна твоя помощь.

Старый смертоносец не стал никого посылать на риск, а самолично подбежал к отверстию, ударил кончиком туловища по стене и нырнул вниз.

– Посланник, – прорезался в сознании его голос, – эта дыра уходит дальше, но здесь есть еще коридор с окнами. Куда мне идти?

– В коридор! – тут же отреагировал правитель. Будем осматривать здание сверху вниз, отсюда нас не ждут.

Из шахты правитель выбрался в узкий коридор, освещенный слабым дневным светом: один из торцов прохода заканчивался окном, а другой терялся в темноте. Справа и слева поперек коридора лежали двери, двери, двери… Похоже, материал, из которого изготавливались створки, оказался куда долговечнее петель.

На спуск по одной паутинке всего отряда ушло довольно много времени, и Найл, в сопровождении Дравига и Нефтис успел осмотреть несколько ближайших комнат. Все они оказались пыльными и пустыми. Похоже, сюда никто не заглядывал как минимум двести лет.

– Ладно, – признал правитель, так и не обнаружив проходных комнат. Похоже, дальше придется опять идти в темноту. Шабр, мы наверху никого не потеряли?

– Все люди здесь, Посланник, – пауками восьмилапый селекционер по-прежнему не интересовался.

– Тогда двигаемся дальше.

По счастью, во мраке пришлось идти не так уж долго: метров через сто коридор вышел в обширный холл, обе стены которого красовались широкими окнами. Из этого помещения можно было или уйти в другой коридор, начинающийся напротив того, откуда вышли путники, или спуститься вниз по лестнице, или воспользоваться одной из четырех шахт, находящихся справа и слева.

Еще один короткий коридорчик выводил в маленькую комнатенку, в которой не сохранилось ничего, кроме двух толстых плетеных золотых проводов в руку толщиной, выходящих из-под пола и уходящих вверх.

– Куда дальше, Найл? – спросил уставший от долгих бессмысленных блужданий Симеон.

– Дальше мы пойдем, как нормальные люди, по лестнице, – ответил правитель. Все равно они ждут нас не сверху, а снизу, так что внезапность на нашей стороне.

Спустившись до середины лестничного пролета, Найл присел на ступени, осторожно подкрался к краю и выглянул вниз.

Никого.

Правитель притаился, в надежде услышать перешептывание сидящих в засаде людей, шорохи, стук оружия – дыхание, наконец! Ничего.

Он спустился еще ниже, огляделся, и наконец заметил то, чего так долго ждал: через обычный для здания толстый слой пыли явственно прослеживалась свежая тропа. Правитель поднял голову, приложил палец к губам и жестом позвал путников за собой.

Следы вели через холл, точно такой же, как и выше этажом, и сворачивали в темный коридор. Пришлось идти на ощупь, стиснув зубы и каждую минуту ожидая нападения. Однако очень скоро впереди проявился приглушенный свет, а затем по правую руку пошли большие окна без стекол, выходящие не наружу, а в гигантский, слабо освещенный зал, посреди которого, на четырехметровом постаменте, в окружении высоких резных иконостасов, стоял вычурный трон с трехметровой прямой спинкой.

– Вы не поверите, но мы его нашли, – прошептал Найл.

Мага в тронном зале не было, но и путники оказались пока не готовы к нападению – окна находились над полом на высоте третьего этажа. Спускаться вниз по паутине правитель не решился – уж очень уязвим человек, когда висит на ниточке. Пришлось искать другой путь.

На очередную вертикальную шахту наткнулся Нуфтус, в одной из комнат напротив окон. Первым вниз опять пошел Дравиг. Ничего опасного он не заметил, и путники стали осторожно спускаться следом и прятаться в ближних комнатах, пропахших виноградом и запеченным мясом.

– Уходить отсюда надо, – прошептала принцесса Мерлью, наклонившись к самому уху правителя. Немедленно.

– Не нервничай, – тихо ответил Найл. – Все спокойно.

– Вот именно. Слишком спокойно и слишком тихо. Так не бывает.

– Просто Мага пока нет.

– Трон есть, еда пахнет, пол вымыт, а вокруг ни единого движения. Так не бывает. Не упрямься, Найл, давай уходить, пока ловушка не захлопнулась.

Тут из тронного зала до затаившихся путников донесся раскатистый кашель, в мертвой тишине показавшийся им оглушительным громом.

– Ура-а! – заорал Нуфтус, выскакивая из коридора и распахивая тяжелые деревянные двери, ведущие в зал. Следом за ним ринулись подростки, затем остальные стражницы и смертоносцы.

– Поздно, – подвела итог принцесса, тряхнула головой и проследовала в зал.

– Ну наконец-то, – с облегчением прошелестел голос, едва Мерлью переступила порог. А я уж думал, вы заблудились.

Маг, широко раскинув руки, парил под потолком в центре зала. Путники толпились под ним, бессмысленно целя в колдуна остриями копий. Пауки хлестали его лучами страха и парализующей воли, но без малейшего эффекта.

– Сдавайся! – крикнул Нуфтус, чем вызвал у Мага только смех. Сдавайся, или умрешь!

– Что ты можешь мне сделать, песчинка на весах вечности? – с надменной вычурностью вопросил властитель Серых гор. Я есть в прошлом, настоящем и будущем, все вы – лишь миг пред моим взором. Я явился из прошлого в эти минуты потому лишь, что вы назойливы, как мелкая мошка, вы отвлекаете меня от мудрых лет древности и раздражаете моих подданных. Так внимайте со смирением словам пожаловавшего к вам из бездны веков!

– Красиво говорит, – оглянулась на Найла принцесса. – Прямо Вильям Годвин.

– Откуда вы знаете Вильяма Годвина? – смешался Маг.

– Мне его «Сент-Леон» очень нравится, – улыбнулась принцесса. Приятно почитать.

– Хорошо, – спохватился колдун, и вернулся к выспреннему стилю. – Посему я готов признать вас достойными существования и принять в ряды своих вассалов. Встаньте на колени и клянитесь в верности!

Маг неторопливо опустился на свой трон и сложил руки на груди. Первый воинственный порыв у путников уже прошел, на колдуна никто не кинулся, хотя преодолеть оставалось всего десяток метров и шесть высоких ступеней.

– Долго раздумываете, – своим шелестящим голосом укорил хозяин комплекса, – придется поторопить.

Он хлопнул в ладоши и сказал: «Раз». Тут же послышался грохот, и двери в тронный зал захлопнулись. Несколько смертоносцев развернулись и послали в невидимых за створками людей парализующие импульсы, но было уже слишком поздно.

– Итак, теперь вам отсюда не выйти. Вы должны признать мою власть или умереть. – Маг вскочил и повелевающе зарычал: – На колени!

Ты кое-что перепутал, – спокойно напомнил Найл. – Это нас здесь почти сотня, а ты один. Твое дело выслушать наши условия и принять их, а не выдвигать свои.

– Вы все еще надеетесь сбежать, – покачал головой Маг, хлопнул в ладоши и сказал: – Два!

Опять послышался грохот, и окна наверху зала закрылись щитами из досок с вбитыми в них костяными шипами. Смертоносцы крутанулись, наводя на цель волевые лучи, но щиты уже заняли свои места.

– Тц-тц-тц, – насмешливо поцокал языком колдун и с самодовольным ехидством удивился: – Ну надо же, опять пауки не успели!

– Ах, ты… – Нуфтус кинулся вперед, замахиваясь копьем.

– Три!!! – истошно завопил Маг, хлопая в ладоши.

С неимоверным грохотом рухнули иконостасы в углах и по бокам от трона, и несколько сотен «озерных» воинов дружно метнули свои гарпуны.

– Пауков закрывайте! – закричал Найл, запоздало понимая, что сейчас произойдет.

Прокатилась волна боли – такая, что ее ощутил даже Посланник.

Воины бросились вперед, выставив копья наперевес. Путники, окруженные со всех сторон, попятились, смыкаясь плечо к плечу, опустили оружие.

Найл увидел, как к Нуфтусу, ступившему на первую ступеньку трона, бегут не меньше десятка воинов, но сделать ничего не мог.

– Нам нужно минут пять, не больше, – прошептал правитель, – и смертоносцы справятся, придут в себя.

Найл прикрыл щитом лицо от нацеленного в глаза острия, и выбросил вперед копье, метясь в горло ближнего врага. Попал или нет – правитель так и не узнал: он всего лишь ощутил рукою толчок, потом сильный удар вырвал щит и откинул его куда-то вверх. До воинов оставалось полшага – копье на таком расстоянии бесполезно. Столкнулись. Болезненно резануло плечо: но это был всего лишь угол чьего-то щита. Подданные Мага не сражались, они просто жали, напирали вперед, словно хотели выдавить из пришельцев кишки.

Пахло тиной.

Найл, зажатый со всех сторон так, что не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой, вытянул шею и впился в нос ближнего воина зубами. Тот взвыл, но сделать ничего не мог, поскольку его сдавило точно так же. Обитателей Серых гор было больше, давили они сильнее, и сбившаяся в кучу толпа медленно сдвигалась к запертым дверям.

– Посланник. – наконец услышал Найл еще полный муки голос Дравига, и напор приспешников колдуна сразу ослаб.

Спутники Найла нажали, опрокидывая безвольные тела воинов, и двинулись к трону. Смертоносцы разбежались – они застывали над поверженными врагами, впрыскивая парализующий яд. Найл и колдун встретились глазами. Маг спокойно улыбнулся и снова хлопнул в ладоши:

– Четыре!

Загрохотали отодвигаемые наверху щиты, и из окон охапками посыпались копья. Одновременно по всему залу внезапно возникли дышащие злобой божки, а поверженные, парализованные воины целыми и невредимыми вскочили на ноги.

– Не-ет!

Крик вырвался из горла помимо воли. Если до этого мига все шло как раньше – как в схватках с человеко-лягушками, как в сражении у озера, когда люди принимали на себя первый удар, а потом смертоносцы выходили из-за их спин, парализовали и добивали врага, – то теперь все оказалось с точностью до наоборот. Пауки стояли впереди, среди вооруженных врагов, сверху на них сыпались копья, причиняя боль и не позволяя воспользоваться волей, а люди сбились кучкой в центре зала и могли только смотреть на это издалека. Маг хорошо изучил тактику противника и теперь употребил свое знание, чтобы мастерски подстроить ловушку и захлопнуть ее в самый неожиданный момент.

– А-а-а! – Найл с воплем кинулся вперед, надеясь отбить от врага хоть кого-то из своих восьмилапых собратьев.

Воины Мага, неведомо как исцелившиеся, явно не совсем еще понимали, что происходит, и вместо того, чтобы быстро добивать беззащитных пауков, очумело крутили головами. Крик Найла очень вовремя отвлек их внимание – они повернулись к нему, стали поднимать щиты и опускать копья.

Долговязый воин попытался пронзить правителю грудь, но Найла выручила отработанная годами жизни в пустыне реакция – в последний момент он рукой отбил острие, а сам нанес удар в щит. Удар получился сдвоенный – рядом оказался кто-то из своих, и воин отлетел на несколько метров назад, сбив с ног еще одного озерного жителя. Найл выбросил руку вперед, метясь в лицо другому врагу. Тот не успел ни прикрыться, ни увернуться, и наконечник порвал ему щеку. Подданный Мага бросил оружие, упал на четвереньки и быстро-быстро побежал в угол.

Дружным и решительным напором люди смогли разметать врага и спасти смертоносцев по левую сторону от трона, но справа положение складывалось хуже: спутники Найла сражались с ближними воинами, пытаясь уколоть врага и отбивая направленные на себя удары, а в это время приспешники Мага, находящиеся дальше, в безопасности, издевались над пауками, втыкая в них копья. Ранили восьмилапых не глубоко, с таким расчетом, чтобы не убить, а причинить боль – Маг быстро усвоил, что к чему и успел проинструктировать своих бойцов.

– За мной! – закричал Найл, кидаясь туда на поддержку, но колдун тихонько прошелестел:

– Ку-уда?! – и хлопнул в ладоши.

И вновь по залу проявились десятки злых божков, и опять поднялись убитые и раненые воины Мага.

Найл повернул назад и почти в точности повторил предыдущую схватку: откинул одного, порвал щеку другому, отпугнул третьего – однако помочь оставшимся за троном он теперь не мог. Оставалось лишь мысленно призывать:

– От окон дальше уходите! Пробивайтесь к нам!

К его удивлению, призыв был услышан, два десятка людей и пауков смогли оторваться от своих врагов и перебежали мимо трона к Посланнику. Найлу удалось повторно разогнать воинов со своего края зала, и люди ощетинились копьями, пряча пауков у себя за спинами. Смертоносцы, оставшиеся в руках озерных жителей, «зашоривали» сознание, пытаясь оградить своих собратьев от излучаемой боли – появилась надежда, что восьмилапые вот-вот опять придут в себя.

– Отдохнули? – заботливо спросил Маг и снова хлопнул в ладоши.

И его воины ожили в третий раз!

Над головами людей замелькали нацеленные в пауков копья, и вымотавшиеся путники начали пятиться от наступающих врагов в угол, пытаясь сохранить безопасную дистанцию.

– Здесь дверь! – радостно воскликнул кто-то, и пауки торопливо побежали в темный проем, спасаясь от безжалостного непобедимого врага. Следом за ними туда же отступили люди.

Оказалось, что они попали в одну из угловых башен здания. Туго закрученная спираль лестницы позволила скрыться за поворотом от летящих копий, а давление слабосильных воинов Мага без труда уравновесили несколько стражниц с Сидонией и Нефтис во главе. Наступила передышка.

– Что скажешь, Посланник? – тяжело дыша, спросила принцесса. Во время стычки она ухитрилась сохранить в целости и прическу, и платье, хотя за спинами других не пряталась – не было места для «пряток» в этой битве.

– Если тебе от этого легче, то ты оказалась права, – признал Найл.

– Я не про покаяние твое хочу услышать, – покачала головой Мерлью, – а про то, как выбираться будем?

– Пока не знаю.

– Думай быстрее, – попросила принцесса. А то ведь колдун сообразительным человеком оказался. И начитанным. Может первым что-то придумать.

– Есть предложения?

– Целых два. Девушка перевела дух, села на ступени. Наверху Башни, помнится, есть окна. Если тебе не жалко нескольких стражниц, ты можешь оставить их здесь удерживать воинов Мага, сам подняться наверх и спуститься с Башни наружу. Спасешь хотя бы тех путников, которые остались живы.

– Нет, – кратко отрезал Найл.

– Уходите, мой господин, прошу, – с трудом просипела сдавленная напирающими воинами Нефтис.

– Нет! – еще раз повторил правитель.

– Честно говоря, второй выход мне нравится куда меньше, – вздохнула принцесса Мерлью. – Только ответь мне сперва на один вопрос: у лазутчиков Мага, которых вы поймали в городе, был «злой божок»?

– Был, – кивнул Найл.

– Так я и думала, – девушка положила ладонь себе на горло и с силой стала его растирать. Я посижу немножко, ладно?

– Это не ко мне, – грустно пошутил Найл, – это у колдуна нужно спрашивать разрешения.

– Спрошу, – вздохнула принцесса, – куда деваться?

– Ты о чем? – не понял Найл.

– Обо всем. Например о том, что ни у вас, ни у озерных жителей совершенно нет ножей. А у меня, если помнишь, один уцелел. Попробуем рискнуть?

– Как?

Мерлью встала, достала из-за пояса нож, ловко запихнула его в прическу, под тугой «хвостик», ножны сняла и бросила под ноги. Потом спустилась на несколько ступенек, к самым спинам стражниц, и крикнула:

– Эй, колдовские дети! Передайте вашему хозяину, что мы сдаемся.

Поначалу среди воинов никаких движений не замечалось, потом их напор несколько ослаб, стражницы даже выиграли для себя несколько ступенек, однако продолжать наступление не стали, чтобы не попасть под обстрел копьями.

– Тебе придется пойти со мной, Посланник, – оглянулась на Найла принцесса, – иначе не поверит.

– Я не пущу вас, мой господин! – зарычала Нефтис в глаза ближнему воину.

– Пустишь, – кивнула принцесса, – Пустишь и сама пойдешь. Маг наверняка ближних помощников Посланника Богини в лицо знает. Не даром же он лазутчиков засылал? И несколько смертоносцев тоже с нами отправятся, для правдоподобности.

– Я не пущу! – заупрямилась Нефтис. – Сама пойду, а господина не пущу.

– А шанса другого у нас все равно нет, – усмехнулась Мерлью. – Дай пройти.

Нефтис упрямо стояла на месте, и Найлу пришлось приказать самому:

– Пропусти.

Он шел за принцессой с ощущением безнадежности и скрытой надежды: «А вдруг получится?» Ведь никакого иного пути для спасения, кроме как упования на коварство и ловкость дочери Каззака, не оставалось.

Услышав команду правителя, расступились не только стражницы, но и озерные воины. Найл вышел из-за поворота лестницы и впервые увидел последствия битвы в тронном зале: весь пол устилали окровавленные тела. Плетеные туники озерных жителей заметно отличались от светлой матерчатой одежды путников, и правитель не без злорадства отметил, что первых лежало куда больше.

Похоже, колдовство Мага помогло далеко не всем воинам. Еще тут и там лежали пауки, но многие из них все же шевелили лапами – хозяин Серых гор явно рассчитывал на то, что испытываемая ими боль продолжает мешать уцелевшим смертоносцам пользоваться своей волей.

Маг продолжал сидеть на троне, спокойный, невозмутимый, уверенный в своей непобедимости. Принцесса Мерлью, Найл, Нефтис, Сидония, еще три стражницы, стоявшие в первых рядах, и пятеро ближайших к выходу из башни смертоносцев вышли в зал, медленно ступая и внимательно глядя под ноги – чтобы не наступить на павших и раненых.

Воины отодвинулись к стенам, наблюдая за понурым шествием поверженных врагов к ногам властителя. До подножия трона оставалось пятьдесят метров, тридцать, десять…

– Бросьте оружие! – шелестящим шепотом приказал Маг.

Принцесса немедленно отшвырнула копье и щит в разные стороны, ни на мгновение не прекращая движения. Найл и стражницы замешкались, но под внимательным взглядом колдуна сперва правитель, а затем и женщины опустили оружие на пол. Принцесса тем временем поднялась на вторую ступеньку трона.

– Кто ты? – перевел на нее свой взор властелин Серых гор.

– Меня зовут принцесса Мерлью, мой господин, – склонила голову перед победителем девушка.

– Ты красивая, – признал Маг.

– К вашим услугам, мой господин, – девушка поднялась на две ступеньки, остановилась, опустила руки, взялась за подол платья, легко и непринужденно сняла его через голову и откинула на пол. Поднялась еще на одну ступеньку. Теперь мы все принадлежим вам, мой господин.

Она закинула руки за голову и повернулась вокруг своей оси, демонстрируя свое обнаженное, совершенное тело. Поднялась на последнюю ступеньку и встала перед троном.

– Вы можете делать с нами все, чего пожелаете, мой господин. Вы можете делать все, что пожелаете, со мной.

Принцессе оставалось сделать к замершему Магу всего один шаг. И она его сделала.

Колени девушки и колдуна соприкоснулись. Маг вскочил – со стороны показалось, что они сейчас стукнутся головами, но ничего не произошло.

Просто колдун сел обратно на трон, а принцесса Мерлью бесследно исчезла.

На минуту путники растерялись. В тот миг, когда Найл, повинуясь безотчетному порыву, уже начал нагибаться за копьем, чтобы кинуться вперед и – погибнуть или отомстить, фигура в балахоне шелохнулась:

– Уберите в зале, – спокойно приказал шелестящий женский голос. А ты, Найл, подойди ко мне.

Воины послушно прислонили копья к стене и принялись растаскивать мертвые тела. Маг поднялся с трона, опустился вниз, навстречу Посланнику.

– Здесь слишком шумно, – опять заговорил властитель Серых гор женским голосом. Пойдем в мои покои.

Маг громко хлопнул в ладони и приказал в пространство:

– Накормите моих гостей по их желанию. Хозяин комплекса неторопливо направился к дверям, створки которых распахнулись в двух шагах перед ним, повернул направо, уверенно прошел около ста метров по темному коридору, толкнул одну из дверей, и они с Найлом оказались в светлой комнате с тремя окнами, выходящими на возделанные поля. Стены были обшиты светло-коричневой рейкой, в углах стояли два резных шкафа, а перед центральным окном – квадратный стол с розовой столешницей, которую украшали две вазы с виноградом, персиками и румяными яблоками. У стола возвышались три вычурных кресла с высокими подлокотниками и откинутыми назад спинками.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю