332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Шнейдер » Аларика » Текст книги (страница 13)
Аларика
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:31

Текст книги "Аларика"


Автор книги: Наталья Шнейдер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– Откуда мне знать? Спроси у него. Может, чтобы никто не понял, в чем дело. Подменить короля големом, все рано никто не поймет, некромантию давно все забыли, а вот порчу увидят сразу.

– Не получается, – усмехнулась я. – Голема увидят еще быстрее – то, что никогда не было живым отличается от обычного покойника.

– Тебе почем знать? Некромантией баловалась?

– Риа, я целитель. Хороший целитель. Кому как не мне уметь отличать живое от того, что никогда не было таковым?

– Не знаю! – в ее голосе прорезалось раздражение. – Если так любопытно – спроси у короля.

Я расслабленно потянулась. Не показывать ей, свое напряжение. Пока рано. Пока… пусть разозлится… тем более, что я уже вижу, о чем она думает.

– Спросила. Но видишь в чем странность – король говорит…

– Что???

Ага, вот оно… Осторожно, она ведь тоже меня читает. Ну и пусть – так даже веселее.

– Король говорит, – повторила я, – что Юрилла он просто убил. И никаких фокусов с другими мирами.

Ох ты… приятней, наверное, в помойке рыться. Ну и мерзавка же ты, советница… И как же ты его ненавидишь! Всегда ненавидела, с того самого времени, как свежеиспеченный боевой маг государя появился во дворце и вместо того, чтобы с благоговением внимать твоим словам – ведь ты уже лет пять была первой советницей, начал гнуть свою линию. Да еще и сделал вид, будто не понял, что ты его соблазняешь, хотя тогда тебе еще не нужно было прикрывать морщины мороком. Ты ведь никогда не стеснялась в средствах – а ночная кукушка дневную всегда перекукует. Но сохранить влияние на короля даже когда ему надоела твоя постель – это надо уметь… Вот только устранить зарвавшегося «юнца» никак не получалось – слишком уж он был полезен короне, а позапрошлый король был достаточно умен, чтобы не окружать себя бездарностями, предпочитая лести – реальные дела.

– Ты… Упустила посох, дрянь!

– Видишь ли… – я флегматично закусила травинку. – Не знаю, как, но он был в курсе дела с самого начала. Ты ведь не видишь его, не можешь видеть…

– Что ты несешь!

Страх? Только не позволить ей сбежать… А мы и не позволим. Значит, когда поняла, что запахло жареным, подстелила себе соломку… Где ж ты книги по некромантии нашла? Мерзость какая… создать заклинание, которое удержит душу в мире теней, остановив ее на пути к посмертию. Только посох не успела заполучить, а без него не вернуться – никак. Вот, значит, что было мне уготовано…

– Не видишь, Риа, – рассмеялась я. – Как же ты трогательно переживала, что я вышла в дорогу без телохранителя. Так вот… он у меня был. Знаешь, очень лестно было обнаружить, что заполучила в охранники самого короля.

– Что ты несешь???

Ты уже копаешься у меня в разуме? Ну так смотри…

Трактир… полупьяная песня… «Оставил бы ты девочку в покое»… Тяжело рухнувшее рядом тело с ножом под затылком, встревоженный голос. «Жива?»… Весь в крови, плечо разворочено, лоскутья кожи – не знаешь, с чего и начинать… Мелкая летучая тварь вцепляется в запястье, медленно-медленно начинает падать… Хватит. Дальше – слишком больно…

– Ах ты дрянь…

Стой! Нет, не отпущу. Оказывается, я тоже умею ненавидеть… Кто отдал тот приказ? Кто еще стал твоей марионеткой и чем ты взяла его… Нет, это, похоже, я не вытрясу – хотя бы потому, что не знаю окружения короля. Ладно, по большому счету и без того все ясно. А с интриганами под боком пусть разбирается сам. Осталось немного… Ага, вот они, ключевые точки заклятья, что держат ее между мирами.

– Прощай, советница. Желаю тебе того посмертия, что ты заслужила.

Разорванные скрепы. Вопль. Агония разума, осознавшего, что на этот раз – действительно все.

Я распахнула глаза, тяжело дыша, уставилась в темноту. Она смогла построить заклинание, но не успела заполучить посох и найти человека, который с его помощью открыл бы границу между миром живых и миром теней. Сообщать несчастному, что в тот же миг, как миры соединятся, он станет лишь вместилищем для разума Рии вовсе не обязательно. Не успела. И тут так кстати подворачиваюсь я… то есть совсем некстати. Ей и в самом деле нужен был отец… жаль, не разглядела, на какой поводок она хотела взять его. Сильный боевой маг из хорошего рода, когда-то друг короля… а что вдруг изменился, так время всех меняет. Семья заметит – ну и пусть катятся к демонам, кого это волнует. А тут пришлось иметь дело с перепуганной девчонкой… нет похоже, я ошиблась, похоже, заговор и в самом деле не ее работа…. Ладно, об этом утром, потому что сейчас мысли путаются и колотит озноб – сил эта тварь сожрала… Спать. И наконец-то мои сны будут только моими.

Чем дальше от столицы, тем меньше становилось людей на дороге. Оно и к лучшему – когда тракт опустел стало можно, наконец, идти не прикрываясь мороком. Стриженая одинокая девка в штанах… все равно что написать на лбу соответствующее словечко. Не сказать, чтобы я сильно переживала о том, что про меня думают – но надоело объясняться с желающими пораспускать руки. А постоянно держать морок – тоже радости мало, к вечеру голова просто раскалывалась. Проще, конечно, было бы соорудить амулет, подвесив на него заклинание, и больше не тратить сил на поддержку колдовства – но золота у меня не было. Денег вообще было негусто – хватило бы до места дотянуть. Да еще и холода на носу – по ночам я отчаянно мерзла, несмотря на костер Надо где-то раздобыть теплую одежду: хоть не учись воровать, право слово. Впрочем, дальше будет чуть-чуть теплее, может, успею добраться до Ривеллена до того, как холода ударят по-настоящему. А не успею – невелика потеря. Плакать по мне некому.

Недели через две леса закончились, началась степь, а еще через неделю я поняла, что рядом – деревня, где жил Ортон. Не знаю, зачем я свернула туда. Только подойду к храму… внутрь мне снова нельзя.

Я медленно шла по пустой деревне. Удивительно, как мало времени нужно для того, чтобы крепкие хаты стали казаться ветхими призраками, в которых самое место нежити. Впрочем, нежити здесь не было. Пока?

Зачем я сюда свернула? Вспомнить? Так я и без того не могла забыть ни дня. Ни дня из того пути, что мы проделали вместе. Говорят, трудно забыть плохое, но хорошее – стократ труднее… равно как и то, что все оказалось ложью.

Я только постою рядом с храмом… Еще одна глупость – после всего, что произошло, я не могу верить ни людям, ни богам. Но должно же в мире хоть что-то остаться надежным и неизменным?

Ортон возник на пороге, словно почуяв мое появление. Может, так оно и было – в нем чувствовался недюжинный дар – боевой маг, и не из худших. Странно, что он пошел служить Лазару… впрочем, какое мне дело до всего этого?

– Здравствуй, – он поклонился.

– Здравствуй. И оставь эти нелепые почести. Кажется, мы уже об этом договаривались.

– Прости, – он улыбнулся. – Пойдем, вижу, что ты с дороги и голодна.

Голодна? Вовсе нет… Я уже очень давно ела только потому что нужно, а не потому, что хочется.

– Я не могу зайти…

– Снова кого-то убила на дороге? – в голосе жреца не было осуждения – только вопрос.

– Да.

– Порой я не понимаю, почему Лазар не допускает снисхождения даже для тех, у кого не остается выбора.

– Выбор всегда есть. Можно было подождать, пока они накуражатся. – Я усмехнулась, откинула с лица лезущие в глаза волосы. – Убить бы не убили. Но почему-то не захотелось…

– Понятно. Пойдем, в любом храме есть пристройка для воинов, которые, бывает, охраняют паломников в пути. Туда тебе можно.

Я послушно прошла за жрецом, подождала, когда он вернется с едой, приняла миску с горячей кашей. Ортон сел напротив, молча подождал, пока я поем и примусь за чай.

– На тебе лица нет, – тихо заметил жрец. – И идешь одна, даже без охраны. Неужели с государем что-то случилось?

Я вздрогнула, горячий чай плеснул на руки. Осторожно поставила кружку. Ортон метнулся за полотенцем – но мне было не до таких пустяков.

– Ты знал???

Что за глупости я спрашиваю – конечно же он знал… однокашники как-никак. Неужели во всем этом безумном мире я одна, словно блаженная, вижу лишь то, что хочу видеть???

– Ну да, – обернулся он. В голосе промелькнуло удивление. – Мы же были друзьями… в академии – пока я не наделал дел…

– Забавно. Я вот не знала. До недавнего времени.

– Постой, – он всмотрелся мне в лицо. – Может ли такое быть? Ведь государь сказал – ты его жена.

Я расхохоталась, словно наемник над похабной шуткой:

– Он много чего говорил. Что еще интересного сказал государь?

– Когда я спросил – почему о том, что король нашел пару, не кричат по всей стране, он отмахнулся. – Ортон говорил медленно, негромко, пристально глядя на меня. – Сказал, что людям нужен обряд – они его получат, когда вы доберетесь до столицы. Но на самом деле это неважно. Ты – его жена. Королева.

– Хватит! – я со всей дури запустила кружкой в угол. Тихо добавила: – Прости. Надо бы научиться держать себя в руках. Он врал.

– Я не разу не слышал о том, чтобы Тарилл кому-то солгал, – тихо сказал жрец.

– Ну да, – я снова рассмеялась. – Может быть, его просто никто не ловил? Или еще проще – то, что для простых людей ложь, у королей называется политика. Если он никогда не врал – то как объяснил, почему сменил имя?

– Дорожный вариант. А причины я не спрашивал – мало ли, какими они могут быть.

– Действительно, какая разница, почему государя нельзя называть государем?

Ну что мешало ему рассказать… вот здесь бы и рассказал, раз уж нашелся человек, который знал, кто он такой. Я бы приняла это… тогда бы я смогла поверить всему… Так же, как полностью доверяла ему, принимая лекарство, прекрасно понимая, что стоит ему ошибиться на пару капель – и умру я не от чумы.

– Может быть, за двадцать лет многое изменилось… – осторожно проговорил Ортон, – но мне трудно поверить…

Я пожала плечами:

– Не хочешь – не верь. Твой друг. Твое дело. А с меня довольно. – Поднялась из-за стола. – Спасибо. Пойду дальше.

– Останься, – попросил жрец. – Хотя бы до утра. Я давненько ни с кем не говорил.

Поколебавшись немного, я кивнула. Торопиться все равно некуда. Только…

– Ни слова о… О короле.

Зря я осталась. Зря вообще сюда пришла. Слишком уж все было знакомым… слишком напоминало о тех днях, что мы провели здесь. Слишком часто повисал разговор. Никогда нельзя возвращаться туда, где ты была счастлива. Никогда…

Впрочем, молчание было и вовсе невыносимым.

– Почему ты не ушел со всеми? – спросила я.

– Надо бы… Один долго не протяну. Но… Не мог бросить храм. Это ведь я его построил – сам. Ну, не совсем сам… на свои деньги – так будет вернее.

– Огромный каменный храм в глуши… Прихожан почти нет. Зачем?

– Долго рассказывать, – вздохнул он. – После того, как… Ты знаешь, как погиб твой дед?

– Только со слов Та… короля.

– Я убил его.

Я встретилась с ним взглядом. Вот, значит, как звали третьего. Прошлое семьи догоняло раз за разом – сколько еще мне убегать от этого?

– Бессонная ночь перед экзаменом – вроде, не в первый раз, а вот даром не прошло. Надо было-то всего портал сделать… а портал получился не во двор, а между мирами. Там были демоны… или один – я не знаю. Помню только, что когда портал открылся… из него вырвалось нечто… нечто, что бросилось прямо на меня.

Ортон замолчал, отвел взгляд. Здорово ж его тогда покалечило – если и сейчас вспоминать не может спокойно. Но… ничего себе «всего-то портал» – на такое единицы способны.

– Не надо, – как можно мягче произнесла я. – Сейчас уже ничего не исправить.

– Надо, – он упрямо мотнул головой и снова посмотрел мне в глаза. – Когда нас нашли – демон был мертв, а вся комиссия – без сознания. Они пришли в себя – кто раньше, кто позже. Твой дед… три дня беспамятства, и… До конца надеялись, что он все же не выжжен. Я очнулся через неделю. Ректора похоронили, Ирвилл ушел – говорят, он приходил меня проведать… если это правда – может быть, он смог простить. Впрочем, едва ли… Тарилл… тот был рядом, он всегда умел быть рядом, когда что-то не так… прости. Я сам начал сторониться его, когда понял, – голос Ортона упал до шепота, – что больше не могу колдовать. Совсем. Даже простейшее заклинание… даже огонек на ладони, то, чему учат малышей, едва начавших сознавать свой дар.

Он снова замолчал, закрыв лицо ладонями.

– Ирвилл ушел. Тарилл стал боевым магом государя. Все приятели разбрелись – кто на должностях, кто в армии, кто еще где-то. А я… Я вдруг понял, что не знаю, что дальше. Все, что я умел до сих пор – ремесло боевого мага. Впрочем, нет, ремесло – это не то слово… это был Дар, то, что было таким же простым… и таким же незаменимым, как воздух. Он по-прежнему был со мной, я все так же мог коснуться силы… и каждый раз, едва попытавшись, замирал от страха. Трус – просто трус.

Я молча коснулась его руки. Ортон улыбнулся:

– Не надо меня жалеть. Прости… я давно ни с кем не разговаривал. – Он снова помолчал. – И тогда я подумал – если я не могу убивать – может, это судьба? Может, так и должно было случиться? Ведь есть бог, жрецы которого не умеют колдовать… Лекарский дар редок – владеющие им самим своим существованиям служат Лазару. Такие как ты, живут в миру – а в храмах служат те, кто не может послужить Ему ничем другим. Если я больше не могу служить Игне, может быть, Лазар примет меня? Вернулся туда, где жили мои предки пару поколений назад. Выстроил храм. И думал, что обрел покой. Пока…

– Пока прошлое не вернулось, – сказала я.

Ортон кивнул.

– Я думал – вы уйдете, и все вернется на круги своя. Но все посыпалось. Прошлое возвращалось раз за разом, а я… такое чувство, что последние двадцать лет – это не я, кто-то другой, а настоящая жизнь осталась там, далеко позади, и… Не знаю…

Я молчала. Что тут скажешь?

Жрец на миг закрыл лицо руками. Когда он поднял голову, оно уже было спокойно.

– Куда идешь теперь?

– В Ривеллен, к брату. У меня больше никого нет.

– Не будешь против, если я провожу? Зиму одному не пережить… а куда идти, собственно, разницы нет. В Ривеллене ведь есть храм Лазара?

– Есть. – Кивнула я. – Но почему не в столицу? Она намного ближе, и храмы…

– Не хочу возвращаться туда, где я был счастлив.

– Хорошо.

– Только… – Ортон замялся. – Подождешь пару дней? Чтобы я мог собрать вещи и попрощаться с этим местом?

– Подожду.

День клонился к вечеру. Ортон ввалился в мою комнату, держа в охапке несколько свернутых одеял.

– Прости, но ночевать я буду здесь. – Жрец бросил одеяла на лавку, и стало видно, что на поясе у него висит меч.

– Что случилось?

– После того, как все ушли, на кладбище нежить завелась. В храм ей хода нет, но это помещение не освящено.

– Нежить? Или нечисть? Ортон, после того, как мы прошли с огнем по деревне, непогребенных тел не осталось, и ты говорил, что и новых покойников не прибавилось. Откуда?

– Новых покойников действительно не было – Жрец деловито сооружал постель на одной из лежанок. – Но… Страдания и страх в таких количествах, на протяжении хотя бы нескольких дней – этого достаточно, чтобы с кладбища поднялось что-то… неважно, что. Обычно гули. Сама понимаешь, то, что бродит здесь по ночам я не разглядывал.

– Ортон… но тогда эта дрянь должна бы заводиться в любом городе после чумы, или холеры, или… Да не обязательно после болезни. Любая осада… Это же тоже страдания и страх – не на один день.

– В том и дело. Неужели ваши лекарские книги не упоминают о том, что после любых эпидемий кладбища очищают боевые маги? Последние пятьсот лет, по крайней мере, когда некромантов не осталось… или они очень хорошо прячутся. – Ортон отстегнул меч с пояса, положил рядом с постелью. – Обычно удается не доводить до того, чтобы нежить поднялась, хотя когда как. А уж что во время осады творится…

– Ясно, – я поднялась. Пойду, поставлю охранные заклинания. Меч нежить не берет.

– Знаю. Но это все, что у меня есть.

Я проснулась от крика, полного боли, ярости и отчаянной безнадежности. Нежить? Но нежить воет не так… хотя по большому счету, мне откуда знать? Ортон рядом вскочил, подхватывая меч:

– Там кто-то живой!

– Стой, – заорала я. – Меч не…

Бесполезно. Его уже не было в комнате. Я выругалась и выскочила следом. Догнала жреца, спотыкающегося в темноте – заклинание ночного зрения не подвело и в этот раз – подвесила над его головой свет, ухватила за руку:

– С ума сошел! Клинок с нежитью не сладит…

Снова крик, глухие удары в неестественной тишине ночи – с таким звуком топор врубается в свиную тушу. Вой – теперь уже действительно нежить.

Ортон стряхнул мою руку:

– Там люди! Возвращайся в храм, обнови заклятья – тебя не тронет. А я…

– Да тебя эта тварь когтями на лоскуты порежет – и ни какой меч не поможет!

Жрец снова несся вперед – пришлось догонять, вопя на бегу:

– Ты хоть раз с ними встречался? По-настоящему, а не на занятиях? Их режешь на куски – и хоть бы что! А колдовать…

– Колдовать не могу. Но там люди. – Рявкнул он. – И тебя я с собой не звал. Ты целитель, вот и сиди себе тихо, потом залатаешь… если будет кого латать.

Вот ведь уперся! И что теперь с ним, таки героем делать? Не бросать же…

Наконец, я их увидела. Три твари, до отвращения похожие на людей, и двое мужчин. Один уже полулежал, прислонившись спиной к плетню, зажимая рукой рану на шее, второй еще пытался драться, отмахивался мечом, отступал, пытаясь увести нежить от раненого. Трое… должна справиться. Заклинание сложилось само собой – и кануло в никуда. Нет, впрочем, не совсем в «никуда», потому что чудища что-то почувствовали и поперли на меня, игнорируя и чужаков и Ортона. Я попятилась. Так не бывает, не может быть! Тогда, в пещере, ведь сработало безотказно… Я швырнула в нежить первым что пришло на ум – банальный огненный шар. Один из гулей вспыхнул… впрочем, резвости у него не убавилось. Да что же это… ох, ну я и дура! Там, в пещере, упыри были подняты. Созданы некромантом целенаправленно. Эти – поднялись сами… и не было у них тех останков души, которые можно было бы отпустить – лишь аура страха, боли и ненависти, что подняла их. И времени на то, чтобы подумать – как-то ведь боевые маги управлялись с этой дрянью – не оставалось. Да даже если бы и успевала сообразить – не факт, что получится. Я же не боевой маг. И убежать от них не убежишь… быстры, твари. Я успела подпалить еще одного – Ортон с чужаком в это время тоже без дел не сидели, но толку-то с их потуг – мечи застревали в умершей плоти, точно в вязком дереве. Одному гулю снесли голову – хоть бы на миг замедлился… А потом думать стало совсем некогда – пришлось выхватывать нож. Увернулась от протянутых лапищ, попутно шарахнув молнией – ничего кроме воя. От той твари, что я подожгла первой, отваливались куски плоти – но он все еще шел – впрочем, какое «все еще» – прошло-то полминуты, не больше, это мне со страху кажется, что время почти не движется… Под ноги некстати подвернулся камень, кто его знает, откуда он тут взялся. Я вскочила было – и тут же с воплем упала обратно, схватившись за лодыжку. Ну вот и все, добегалась…

Торжествующий вой нежити, почуявшей легкую добычу. Рев незнакомца, ринувшегося отбивать. И спокойный речитатив Ортона. Ближайшая тварь застыла и рухнула. Второй следом. Тот, что горел, рассыпался сам.

– Аларика?

– Жива, – прошипела я. – Нога…

Ортон сдернул сапог, быстрыми легкими движениями ощупал лодыжку.

– Не похоже, что сломана. Сухожилие потянула, скорее всего. Вернемся под крышу – посмотрю получше. Сейчас бинты принесу…

– Погоди. Там раненый… жив еще. Помоги.

Опершись на плечо жреца я кое-как дохромала до сидящего, опустилась рядом на колени. Добавила света. Из под прижатой к шее ладони чужака струилась кровь. Вовремя успели… провозились бы пару минут дольше, и никакой целитель бы не помог. Время снова потекло своим чередом. Заклинание, останавливающее кровь. Нейтрализовать всю ту дрянь, что попала с когтей. Теперь аккуратно срастить сосуды… мышцы… кожа. Боги, до чего же мне надоело залатывать раны! Ну хоть бы какая-нибудь обычная простуда, перелом, роды, на худой конец. Нет ведь…

– Все. – Я отодвинулась, уселась рядом, опираясь на тот же плетень. Шевелиться не хотелось – слишком устала. Подняла взгляд на Ортона:

– А говорил «не могу»… Утром расскажешь, как такие вещи делаются.

Жрец открыл было рот ответить… Замер, медленно поднял раскрытую ладонь, расширившимися глазами глядя на маленький язычок пламени. Перевел на меня ошалевший взгляд, сгреб в охапку, закружил, вопя что-то нечленораздельное. Наконец, поставил – я, охнув, тут же плюхнулась наземь – опустился рядом:

– Спасибо.

– Мне-то за что? – удивилась я.

– За то, что напугала до такой степени, что на другие страхи времени не осталось. – Рассмеялся он. В воздух взлетел фейерверк, рассыпался искрами.

Я засмеялась в ответ. Ну хоть у кого-то все теперь будет хорошо. Сорок пять – для мага возраст самого расцвета. У него еще все впереди…

Шорох сбоку… Я подпрыгнула, обернулась – один из чужаков поднял раненого и пытался незаметно исчезнуть.

– А ну, стойте!

Ага, как же… только шагу прибавили.

– Стоять! – рядом с мужчинами пронесся поток пламени. Ортон.

Двое застыли.

– Откуда вы взялись?

– Да мы тут… мимо шли… решили в пустом доме заночевать, все лучше, чем под открытым небом, а тут…

Врут. Как пить дать – врут.

– Здесь не ходят «мимо» – нахмурился маг. – Что вы тут делаете?

Раненый сполз в траву. Второй сел рядом, поняв, что, похоже, удрать не удастся. Оба угрюмо молчали.

– Ну вот, – хмыкнула я. – Их тут, понимаешь, от чудищ злобных спасли, раны вылечили, а они вместо благодарности – ноги в руки. Вы что, всерьез полагаете, что мы вот просто так отпустим и ляжем спать, зная, что вокруг бродят какие-то темные личности с неведомыми намерениями? А вдруг вы нам ночью глотки перережете? Нет уж, проще уж сейчас добить, чтобы потом не дергаться.

– Госпожа, мы… – тот, что не был ранен, облизнул губы. – Мы не разбойники.

– Тогда что вы здесь делаете? – рявкнул Ортон.

– Мы… мы за ней шли.

Вот это новость. И кому я, спрашивается, сдалась?

– Король приказал проводить и защитить, ежели что.

Я ошарашенно уставилась на них.

– И как долго вы за мной идете?

– Догнали в трактире, в полутора днях от столицы. А там уже не отставали.

– Я же под мороком была!

– Госпожа, мы ведь не первый день на свете живем, – обиделся раненый. – Знаем, что от вас, колдунов, ждать. Шла-шла себе девка, огляделась, под нос себе что-то буркнула, а потом раз – и пацан. Понятно же, что к чему.

Он послал людей охранять меня? Зачем? И что теперь – эти двое будут таскаться за мной как нитка за иголкой? Вот, не было печали.

– Проводить, значит, и защитить, ежели чего… – медленно повторила я. Наконец, до сознания дошла вся нелепость ситуации. Я от души расхохоталась. Смеялась и не могла остановиться. Подумать только, защитить…

– Аларика? – в голосе Ортона прозвучала нешуточная тревога.

– Ну надо же, – всхлипнула я. – Защитнички! Самих спасать пришлось…

– Госпожа, прости…

– Аларика! – маг тряхнул меня за плечи. – Аларика, успокойся.

– Нет, ну как ты не понимаешь… После всего, что было. После… – я спрятала лицо в ладонях и заплакала.

Жрец растерянно охнул. Махнул рукой чужим.

– Идите в храм, там пристройка есть – места всем хватит. А то не ровен час, еще кто вылезет… Мы сейчас.

– Мы тут в сторонке подождем. А то и в самом деле – не ровен час, кто вылезет.

– Хорошо. – Ортон пустился рядом, привлек к себе. Я уткнулась в плечо, продолжая рыдать.

– Хватит, – прошептал жрец. – Хватит, успокойся. Все будет хорошо.

– Ты не понимаешь… ничего уже не будет. Ничегошеньки…

Ортон бросил быстрый взгляд в сторону чужаков. Они действительно стояли «в сторонке» – достаточно далеко, чтобы не слышать каждое слово, достаточно близко, чтобы прийти на помощь, если что… Стояли, глядя в темноту за пределами круга света вокруг нас.

– Он любит тебя. – Тихо сказал Ортон.

Я снова засмеялась:

– Какое это имеет значение – теперь?

– Имеет. Просто тебе сейчас слишком больно, чтобы понять.

– Не хочу я ничего понимать! – я отпихнула жреца. – Вы твердите, как заведенные – так надо, надо понять, надо, надо, надо… Я устала от этого «надо!». И «понимать» устала. – Я ведь всю дорогу сюда думала об этом – больше, собственно не о чем было. Да, тайна, которую знают двое, перестает быть тайной. Да, у него не было и не могло быть уверенности что во время очередного визита Рии я не подумаю о нем – и о том, кто он на самом деле. Да, когда где-то под боком действительно зреет заговор – настоящий, а не тот мифический, что приписали моей семье, и на карту поставлена не только власть, но и жизнь – а, возможно, не только его – лучше держать язык за зубами. Все было понятно. Но легче от этого не становилось ни капельки.

– Все, чего я хотела – просто жить спокойно. Просто…

– Шшшш… – Ортон снова обнял, прижал крепко-крепко, хоть забрыкайся – не вырвешься. – Все будет хорошо…

– Самая бессмысленная фраза из всех, что только можно. – Устало произнесла я. Вытерла лицо рукавом. – Прости. Просто… дорога, нежить эта, да еще и нога болит. Пройдет.

– Конечно, – маг мягко улыбнулся, подхватил на руки. – Пойдем. Надо еще ногу твою посмотреть.

Охранники не говоря ни слова пошли следом.

Нога выглядела отвратительно. Я долго разглядывала распухшую лодыжку. Провела ладонью, прислушиваясь к себе. Нет, перелома действительно нет. Сухожилие надорвано. Сейчас перебинтую, чтобы до утра дотянуть, а утром залечу. День отлежусь и можно будет снова в дорогу. Как раз и Ортон соберется…

Он принес бинты, присел рядом:

– Может быть, все-таки сперва залечишь? Утром труднее будет…

Я покачала головой:

– Сил не хватит. Ну то есть что-то, наверное, выжму – но потом могу просто свалиться без сознания. Лучше уж так.

– Тогда позволь я помогу. Нас учили…

Конечно, наверняка учили справляться с подобными травмами и ранами. Хотя бы потому, что в походе иной раз не до целителей. Интересно, а не в теории он хоть раз этим занимался?

– Спасибо.

Все-таки лучше спать, не подскакивая при каждом неловком движении. Ну, а не получится – просто перебинтую, как и собиралась.

– Только будет больно, – предупредил жрец.

– Знаю.

Вцепилась в одеяло, прикусив губу. Еще чуть-чуть.

– Все. Только нужно забинтовать на ночь. – Ортон улыбнулся. Какая же светлая у него улыбка… Он радовался каждому удавшемуся заклинанию точно мальчишка едва-едва начавший осваивать азы и еще не привыкший к чуду.

– Спасибо. – Повторила я.

Жрец помог наложить повязку, фиксируя сустав. Потом долго бродил у двери, накладывая охранные заклинания – то ли моим не очень доверял, то ли просто вспоминал. Пусть. Ох, и тяжело ему придется. Хотя Дар… должен справиться. Но…

– Ортон, ты не передумал идти в Ривеллен? – осторожно спросила я. – Мне кажется, кроме храма есть много всего…

Он широко улыбнулся:

– Я пойду с тобой в Ривеллен. А оттуда – в столицу. Загляну в академию, спрошу, нет ли где нужды в не слишком опытных боевых магах. Обычно в приграничье не слишком перебирают, принимают всех, кто хоть на что-то способен. А там – вспомню, что к чему, будет видно, куда дальше.

– Если только из-за меня… дошла сюда – дойду и дальше. Тем более, что эти, – я кивнула в сторону соглядатаев, скромно приютившихся в углу, – все равно следом пойдут.

– Пойдем, госпожа. – Подтвердил один из них. – Государь велел лично доложить, как до места доведем. Так что хочешь – не хочешь, а придется уж тебе нас потерпеть. Можем глаза и не мозолить, если что.

– Брось, – отмахнулась я, – раз уж показались, чего теперь по кустам прятаться будете. – Снова обернулась к Ортону: – Так как? Видишь, доведут…

– Да ладно тебе, – улыбнулся он. – С меня ж… один наш общий знакомый голову снимет, если узнает, что я тебя одну бросил. А он узнает.

Да уж, этот узнает… И что теперь, мне всю жизнь провести под его негласным присмотром? Ладно, сегодня я слишком устала, об этом потом. Вроде все на сегодня? Нет, еще не все…

– Вы, двое… Как звать-то – не кричать же «эй, ты»? – вообще-то, их имена я уже знала. Но то истинные, дома данные, их кому попало не открывают… хотя по большому счету басня о том, что знание истинного имени дает власть над человеком – всего лишь басня.

– Я Саир, – сказал тот, что не был ранен. – А он – Инолл.

– Аларика. А это – Ортон. – хотелось просто упасть и спать… но осталось еще кое-что.

– Саир, нежить успела тебя зацепить? Ортон, это и тебя касается. – Со вторым я уже поработала, даже если что и было – больше не опасно.

– На мне ни царапины, – ответил маг.

– Ничего такого, что стоило бы внимания, госпожа.

Ох, тоже мне, умник нашелся…

– Саир, позволь мне самой решать, что стоит внимания, а что – не очень. Любая царапина, нанесенная нежитью, если ей вовремя не заняться, заканчивается заражением крови. – Тон у меня, надо сказать, был весьма недружелюбен. – И мне совершенно не хочется надрываться, вытаскивая тебя с того света только потому, что вишь, гонор взыграл.

– Госпожа… Кажется, плечо задело. И бок…

– Иди сюда, показывай.

От свечей толка было немного и я снова зажгла магический огонек. Склонилась к обнаженному торсу, исчерченному старыми шрамами. Да, плечо… и по ребрам успели когтями полоснуть, и левое предплечье, везде скользящие раны. Не будь виновником – нежить, действительно и возиться не стоило бы, перевязать – и вся недолга. Но…

– Аларика, позволишь мне посмотреть, как это делается? – Ортон. Ладно, смотри… если я в самом разгаре работы не свалюсь. Нейтрализовать заразу – ох ты, уже по телу разошлась, чего ж я раньше про них не вспомнила. Ну что теперь…

– Все. – Выдохнула я. – Голова кружилась и перед глазами плясали темные точки. Повторила: – Все. Теперь спать.

На следующее утро Саир с Иноллом ушли в степь ставить силки – «раз уж все равно день тут сидим» – и к обеду приволокли здоровенного зайца. Сами же и разделали его, наварив густой похлебки с полбой и травами. Ортон весь день пропадал в храме – собирал вещи, складывал в сундуки то, что на себе не унесешь – книги, утварь – все, чем успел обжиться за годы здесь. Складывал так, чтобы потом можно было вернуться с повозкой, и забрать если не все, то хотя бы самое ценное. Я спросила было, не нужна ли ему помощь, и, получив отказ, не стала настаивать. Справится так справится… признаться, последние две недели вымотали до невозможности. Так что полдня я просто отсыпалась – когда еще удастся поспать в тепле, под крышей и на кровати. После обеда Ортон принес охапку вещей. Долго извинялся, говоря что вовсе не хотел лезть не в свое дело, но ему показалось, что теплого у меня ничего нет да и на смену неплохо бы было. Все не новое, и не по размеру, конечно – но хоть что-то. Услышав благодарность почему-то смутился и снова исчез в храме – а я весь остаток дня подгоняла вещи под себя и приводила в порядок то, что было на мне. К вечеру котомка изрядно потяжелела – но зато теперь было ясно, что до Ривеллена я все-таки доберусь… последние дни я шла на одном упрямстве, не зная, проснусь ли утром или так и закоченею во сне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю