290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ария для богов » Текст книги (страница 12)
Ария для богов
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Ария для богов"


Автор книги: Наталья Жильцова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Глава 12

Когда мы вернулись, жрецы Ашшарисс уже обступили свою богиню. Алекс и вовсе, хоть и сел на диван, до сих пор не выпускал ее из рук.

Мужчины требовали подробностей, Инга причитала и пыталась вызнать у Шер, что ей требуется.

– Только ваша поддержка и силы ей требуются, – ответил за двуликую богиню Калионг. – Чем больше вы ей даете, тем быстрее она восстанавливается. Хотя, конечно, в ее случае процесс все равно будет небыстрым.

В том, что он прав, сомнений не было: выглядела Шер преотвратно. Конечно, полупрозрачной она уже не была, но аура богини, хоть и сияла куда ярче человеческих, выглядела рваной и болезненной. Чувствовалось, задержись мы еще на день-другой, и Ашшарисс исчезла бы вовсе.

– Главное, что будет, – откликнулась Инга и обеспокоенно уточнила: – А за ней не вернутся? Нам надо готовиться к чему-то? Заклинание Азарвила обновить, как оно исчезнет, или…

– Нет, – не отпуская меня, ответил Калионг и отрицательно качнул головой. – Все уже в курсе того, что я выступил на защиту Ашшарисс. Связываться со мной мало кто захочет.

– Спасибо за помощь, – поблагодарил Алекс. – Но все же вряд ли Круг Воздуха оставит без реакции факт вмешательства в их дела.

– Не оставит, верно. – Огненный бог мрачно усмехнулся. – Илиил уж точно попытается отомстить. Но своих жрецов я уберегу, не так их у меня и много. А для того, чтобы предотвратить конфликт Кругов Воздуха и Огня, придется придумать что-то весомое в качестве официального мотива вмешательства.

– Связь, – с трудом выдохнула Ашшарисс. – Скажи, что меня выбрал, а я согласилась. О том, что мы общаемся, многие знают. Не удивятся.

– Ну да, как вариант, – кивнул Калионг. – Личные интересы – хороший мотив. Предложу им в качестве перемирия часть нашего лимита на воздействия, и, думаю, вопрос будет исчерпан. Эх, зараза ты двуликая, я ж предупреждал, что доиграешься. Говорил, осторожнее надо. Где прокололась-то?

– Непредвиденная случайность. – Богиня криво улыбнулась и неожиданно бросила быстрый взгляд на меня. – Я многое вижу, но линии вмешательств сильных богов отследить не могу. Когда Алекс появился в Королевствах с официальной невестой, которая имеет очень сильного покровителя, мой уровень резко подскочил. Примерно настолько же, как в момент свадьбы моей Инги и твоего Арданэллира. Только тогда я была готова, а в этот раз совершенно не ожидала, так что маскировка не справилась. Илиил учуял и заинтересовался, а сдержать прямое воздействие я не могу, сам знаешь.

– Значит, твой эльфеныш тебя же и подставил. Забавно. – Калионг фыркнул.

– Помолвка была временной и договорной! – нервно огрызнулся Алекс.

– Зато оформленной официально, и это единственное, что важно, – отметил Линнелир. – В Королевствах половина всех браков договорные и династические, но это не мешает богам с их помощью усиливать мощь друг друга. Кстати, верно и обратное: если покровители враждуют, они могут не одобрить брачный союз, чтобы не делиться силой с врагом.

– Именно. Но Ограниченный мир я не вижу и не чувствую. – Шер поморщилась, а потом тихо добавила: – Спасибо, Тиарден. Я даже не надеялась, что ты вмешаешься.

– А я и не собирался, – признал тот. – У меня своих проблем хватает, чтобы чужие решать. Тебе очень сильно повезло, что наши интересы внезапно пересеклись.

Рука на моей талии сжалась сильнее, не оставляя лично для меня сомнений в том, что, а точнее, кто является интересом Калионга. Сразу как-то вспомнилось его обещание при первой же возможности продолжить прерванный Илиилом откровенный разговор. Но в следующий момент бога от меня отвлекла Инга, пробормотав:

– И как с таким отношением сильнейшие боги до сих пор не поели всех, кто слабее?

– Баланс, – пояснил Калионг. – Богов и так немного. Если исчезнет еще хотя бы треть, то оставшиеся просто не смогут за всем уследить и ответить на молитвы страждущих. А это крайне важно, ведь силу богов поддерживает вера людей, которая достигается периодическими исполнениями тех или иных просьб. К алтарю ходят за исцелением, большим урожаем или удачей, пока знают, что тот помогает в данном деле. И если поглотить десять богов, то обязанности возрастают в десятки раз. Это непосильная ноша. Статистика божественных проявлений неизбежно пойдет на спад, в результате чего люди перестанут молиться и верить. Даже самый сильный бог в таком варианте ослабнет без подпитки, ведь взять ее будет неоткуда. Ограниченный мир – яркий тому пример. Когда-то там было много богов, но один решил, что остальные ему не нужны. Итог вы знаете. Кто из вас по-настоящему верит в этого единственного и ждет от него поддержки?

Молчание стало ему ответом, ибо никто из выросших в Ограниченном мире религиозностью не отличался.

– Так что главное – баланс, – заключил Калионг.

– Да уж, с этим не поспоришь, – признала Инга и слабо улыбнулась.

Калионг ободряюще улыбнулся ей в ответ, отчего во мне вновь вспыхнула, стремительно разрастаясь, неприязнь. И что ему эта Инга? Что в ней такого?

«Книга, – напомнило сознание. – Эта чертова книга добавляет ей сил, а следовательно, и притяжения!»

Нужно уничтожить их прямо сейчас, пока во мне еще остались божественные силы! Выполнить приказ Вария и заодно избавиться от той, кого ненавижу!

Решение было принято мгновенно. Рука метнулась к мечу, и я одним скользящим движением переместилась к Инге. Та даже понять не успела, что изменилось. Лезвие устремилось к незащищенному горлу и остановить его уже никто не успевал…

Почти.

В последний миг клинок охватило слепящее пламя и, выдернув из моей руки, отбросило в сторону. Второй я просто не успела достать. Меня намертво скрутил огненный бог. Я кожей чувствовала жар его тела и его гнев, но сейчас это не пугало. Единственное, что осталось в голове, – это провал задания.

– Пусти! – Я забилась в руках Калионга.

– Обойдешься! – рыкнули мне в ответ. – Что ты творишь?!

– Пусти! Я должна ее убить! Обязана!

– Кому обязана?! Своему покровителю? Он тебе это приказал?

– Да!

От моего признания Калионг аж зубами заскрипел.

– А я говорила тебе! Сразу говорила, что она опасна для Инги! – зашипела вскочившая Ашшарисс, яростно полыхая змеиным взглядом. – Мало того, она ее в принципе ненавидит из ревности! Дай эльфийку мне, я просто откушу ей голову!

– Я все равно ее убью, – огрызнулась в ответ я. – Не сегодня, так завтра! Убьете меня – меня воскресят, и я приду еще раз! А потом еще приду!

– Тогда убивать не буду, просто заточу где-нибудь в подземелье лет на сто! Или на тысячу, раз ты такая бессмертная!

– Ревность? – злость в голосе Калионга, напротив, начала угасать. Он посмотрел на меня более внимательно, прищурившись, точно довольный кот. – Она права, Ария?

– Конечно, я права, – фыркнула Ашшарисс. – Я женщина и в таких вещах не ошибаюсь!

Я же просто отвела взгляд, не желая отвечать. Охватившее меня безумие и жажда убийства начали угасать, уступая место растерянности и стыду.

Вот только без ответа Калионг оставаться не желал. Он взял меня за подбородок, заставил смотреть прямо на себя и с мягкой улыбкой произнес:

– Я задал вопрос, Анариэль.

От этой улыбки сердце забилось быстрее, а щеки полыхнули жаром. И без того расшатанные нервы окончательно утратили контроль над чувствами. Пожару, который бушевал сейчас во мне, я просто не могла противиться, как и отрицать теперь уже очевидное. Но и признаться не могла! Физически!

– Я не могу на него ответить, – еле слышно выдохнула я.

– Можешь. Просто скажи «да».

Просто?! Как бы не так!

– Не могу! Понимаешь? Не могу! – На глаза навернулись бессильные слезы. – Не тебя за этот ответ будут сжигать заживо, раз за разом убивая и воскрешая, и так пока не надоест!

– Твой покровитель сжигал тебя заживо?! – вытаращился на меня Алекс.

– А вы еще мою заботу не цените, – пробормотала Шер. Потом посмотрела на разом помрачневшего, как туча, Калионга и уточнила: – Это кто из ваших настолько, гм, оригинален, что собственных жрецов пытает?

– Кем бы он ни был, он из Круга Огня, а я в нем первый, – жестко произнес он, глядя только на меня. – Я могу предложить ему многое взамен твоей души, Ария. Так что просто скажи: ты приняла бы мое покровительство, будь у тебя такая возможность?

Возможность… как бы хотелось в это верить! Но – увы.

«Мечты, Ария. Это все мечты, – укорял внутренний голос. – Зато наказание реально и очень болезненно. Твой покровитель наглядно продемонстрировал, что будет в случае, если позволишь желаниям взять верх».

И как бы ни тянулась к Калионгу душа, каждая клеточка тела отозвалась воспоминанием о нестерпимой боли. Боли, повторения которой я не хотела.

– Я не…

В следующую секунду губы, готовые произнести отрицательный ответ, опалило поцелуем. Сильным, требовательным, сводящим с ума. Тело предало меня мгновенно, отдаваясь во власть темного пламени и порождая дикую жажду, которую мог утолить только этот мужчина. Жажду близости, перед которой отступил даже страх смерти.

Не в силах больше с собой бороться, я тихо выдохнула:

– Да.

В янтарном взгляде Калионга полыхнуло торжество.

– В таком случае это первая и последняя боль, которую я тебе причиню, – уверенно произнес он и сжал мое правое запястье.

Слова о боли я восприняла как-то вскользь, краем сознания. Была слишком охвачена смущением от поцелуя на публике, вытянувшихся лиц окружающих и тихого смешка Ашшарисс. Их смысл дошел до меня полностью, лишь когда Калионг начал воззвание.

Едва зазвучали первые слова на неизвестном языке, вокруг нас заплясали огненные сполохи божественной силы, а татуировка на запястье мгновенно налилась жаром. Рукав униформы не выдержал и истлел, выплавляя точный ее узор, и я вскрикнула от боли.

Меня словно жгли каленым железом! А узор потянулся выше, с неохотой и видимым сопротивлением открывая всю изначальную вязь, которую оставил Варий.

Боль нарастала вместе с каждым витком рун огненного знака принадлежности. Когда узор проделал свой обжигающий путь до локтя и уверенно перебирался на предплечье, сдерживать стоны я уже не могла. Слезы текли непрерывно, кровь словно вскипела в венах. Если бы не поддержка Калионга, на ногах я точно бы не устояла.

Хотелось прекратить весь этот кошмар сейчас! Немедленно! Но я лишь сильнее сжимала зубы, не позволяя себе произнести ни слова. Молчала, потому что понимала: это единственная возможность избавиться от Вария. И боль, которую я испытывала сейчас, ничто по сравнению с бесконечной пыткой, которую устроит он за мою измену.

Так что я терпела. Только бы у Калионга получилось!

Несмотря на стоящие в глазах слезы, я видела, что, глядя на мою татуировку, тот все сильнее хмурится. Что точеные идеальные черты его лица заострились, а в глазах все ярче разгорается яростное пламя.

Калионг уже совершенно точно знал, кем именно является мой покровитель. Знал, был удивлен и явно не рад предстоящей встрече. Однако заклинания не прерывал.

– Тиарден! – вырвалось у Ашшарисс, и в голосе богини звучал испуг. Видимо, и покровительница Алекса поняла, кто именно сейчас явится на зов. Причем, в отличие от огненного бога, она откровенно боялась.

А огненная вязь тем временем дошла до плеча и замерла, засияв чистейшим золотом светлого пламени. Воззвание было закончено.

Раздался оглушительный треск. Казалось, само пространство вокруг нас разрывалось на части.

Калионг коротко взмахнул рукой, и на месте, где стоял Арданэллир, открылся портал, выбрасывая дэйнатара из гостиной.

– Уводи своих жрецов, Шер, – коротко приказал он. – Иначе они могут пострадать.

Одновременно с этим воздух перед нами полыхнул ярким пламенем, из которого показался Варий.

Дважды приказывать не пришлось. Линнелир и Даннелион прыгнули в кольцо темного огня сразу же. Алекс, правда, еще попытался что-то сказать, но его мощным и совершенно не женским рывком отправила в портал Ашшарисс.

А вот Инга сбежать не успела Прямо перед ней портал внезапно взорвался изнутри слепящим светом. Вскрикнув, та отшатнулась, по инерции закрываясь рукой с массивным кольцом и книгой.

И тут Варий ударил. С пальцев покровителя будто маленькое солнце сорвалось и тотчас поглотило руку Инги. От дикой боли та закричала, роняя книгу на пол. Пальцы ее разом обуглились, а кольцо, лишь на миг полыхнув багровым, оплавилось. Пропало сияние и вокруг книги, показывая, что защиты на ней больше нет, как не осталось и связанного с артефактом ключа. А значит, нет и хозяина.

Только вмешательство Калионга не дало светлому пламени пойти дальше и сжечь Ингу целиком. Потерявшая сознание девушка провалилась в новый, открытый им портал. Но Варию уже не было до них никакого дела.

«Взять!»

Короткий приказ покровителя ударил плетью так, что тело молнией рванулось к книге. А спустя миг я уже стояла рядом с Варием, прижимая толстенный фолиант к груди и только теперь осознавая, что вообще произошло.

Покровитель начертил в воздухе какой-то знак, и треск рвущегося между мирами барьера раздался вновь…

Но тут же стих, а стены, пол и потолок гостиной налились ровным багровым сиянием.

Что это? Блокировка?

– Не выйдет, – подтвердил догадку Калионг. – Я не для того тебя сюда вызывал.

– Запечатал это место от переходов? – Варий скривился. – Неплохо. Быстро сориентировался, братишка.

Братишка?!

Они братья?!

Я растерянно смотрела на огненных богов, не в силах поверить в услышанное.

– Варий. – Холодно констатировал Калионг. – Я думал, ты мертв.

– Слухи о моей смерти сильно преувеличены. Хотя, признаюсь, я сам их и распустил. – Мой покровитель усмехнулся в бороду. – Вижу, правление пошло тебе на пользу. Окреп, возмужал.

– А ты неплохо сохранился для того, кто почти век сидел в Ограниченном мире.

– В Ограниченном мире достаточно людей для питания. Знаешь, сколько у меня кормушек? И при этом никакой конкуренции. Отец ведь никого больше не пускал за барьер, так что позволил набрать мне максимум сил.

Странно. Что-то я не понимала. Ведь совсем недавно мне рассказывали о балансе и о том, что одному богу выжить невозможно. А тут, оказывается, все наоборот? Да и не встречала я упоминаний о Варии раньше. Хотя если он вербовал столько людей, то почему мы, эльфы, об этом не знаем?

– У тебя при всем желании не набралось бы столько сильных жрецов. – Калионг помрачнел. – Хочешь сказать, ты создал культ жертвоприношений?

Жертво… что?!

Я аж воздухом поперхнулась. Неужели это правда?!

– А почему нет? – Варий равнодушно пожал плечами. – Люди не маги, их энергия полюса не имеет. Да, ее мало, но людей миллионы. Погибнет лишний десяток в месяц, кто заметит? Эльфов, конечно, не убьешь, зато они восполняемы. Их можно просто выпивать досуха. Многие держатся по нескольку лет, прежде чем выгорают окончательно. Так что жить в Ограниченном мире вполне комфортно, знаешь ли.

Он убивает по десять человек в месяц?! Сотню лет?! Да как же…

Короткая вспышка боли заставила отсечь собственные мысли и вспомнить, что те для Вария как открытая книга. Пришлось закусить губу и покорно склонить голову.

– Поздравляю, – процедил Калионг. – Рад, что у тебя все хорошо, куча сил и свой мир в придачу. Как я понял, тебе зачем-то нужна книга Темнейшего. Пожалуй, я даже не буду спрашивать зачем: меня ваши с отцом дела не касаются. Просто забирай ее и уходи. Но Арию оставь.

– Надо же. Так понравилась моя маленькая жрица? – Варий собственнически провел пальцами по моим губам и щеке. – Хотя не удивлен. Она и впрямь хороша. Во всем. Такая чистая, сильная аура. Признаться, я и сам раз не удержался и выпил ее полностью, хотя как кормушку использовать не желал. Своевольна немного, конечно, но это можно исправить дрессурой и наказаниями. У меня на девочку большие и длительные планы.

– Планы? Что тебе от нее нужно?

– А ты не понял? – огненнобородый покровитель усмехнулся. – Сама она, разумеется. Ее душа и ее тело. Только эльфы и са-арины могут без особых последствий иметь связь с нами и выносить наших детей. Собственно, это была одна из причин, почему Темнейший поспособствовал их уничтожению: слишком много могло возникнуть потенциальных конкурентов на божественный престол, сам знаешь, – Варий хмыкнул. – А вот его темнейшие дэйнатары, выращенные из людей на замену эльфам, такой способностью не обладают. Так что нет, Тиарден. Анариэль я не отдам. Пора восстанавливать баланс светлых и темных.

Калионг скрипнул зубами. Взглянув на него из-под опущенных ресниц, я заметила, что на скулах огненного бога заходили желваки.

– Что ж, я и не особо надеялся, что мы договоримся, – отрывисто бросил он. В руке Калионга полыхнула пурпуром и зазмеилась знакомая огненная плеть.

– Бой? – Варий недоверчиво вскинул брови. – Ты готов погибнуть ради этой эльфийки?

– Нет. Я готов уничтожить тебя ради нее.

И. такая решимость прозвучала в его голосе, такая уверенность, что у меня дыхание перехватило. Он ведь действительно на это готов пойти! Из-за меня!

Лицо Вария переменилось. Из расслабленно-насмешливого оно стало собранным и жестким. Пальцы покровителя с силой сжались на моем плече, а затем я вдруг обнаружила себя у стены за его спиной. Вария же охватило светлое пламя.

– Сам напросился, мальчишка, – рыкнул он. – Отец будет только рад твоей смерти…

Не дослушав, Калионг отправил огненную плеть в атаку, но на ее пути встал молниеносно появившийся в руках Вария пылающий клинок. От столкновения разнополярной магии по воздуху прошла вибрация, как от взрыва, заставив меня вздрогнуть и инстинктивно пригнуть голову. Но я тотчас подняла ее снова, чтобы видеть происходящее в гостиной, которая уже после первых ударов напрочь лишилась мебели. Меня от жара божественного пламени защищала сила покровителя, а вот то, что некогда было обстановкой, теперь покрывало пол кучками черной золы.

Щиты богов, впрочем, были куда мощнее. Раз за разом они прогибались, но выдерживали сокрушающие удары, которые не успевали блокировать противники. Скорость битвы была запредельной. При всех своих способностях я едва успевала уследить за перемещениями мужчин, но… этого хватило, чтобы понять: Калионг слабеет.

Слишком легко Варий уходил от танцующей плети Калионга. Слишком быстро, практически с каждым взмахом меча сокращал расстояние до противника.

Вот очередной взмах прошел в миллиметре от темного бога, почти пробив его защиту. У меня дыхание от страха перехватило, а сердце замерло. Каким-то чудом Калионг все же увернулся, однако ему окончательно пришлось сменить тактику и уйти в глухую оборону.

Мой покровитель с явным торжеством во взгляде усилил напор. Я почувствовала, как он вытягивает из меня нужные для собственной подпитки силы. С внезапно накатившей тошнотой и противной слабостью осознала: это конец. Еще немного, и…

И тут откуда-то сбоку внезапно раздался окрик забытой всеми Ашшарисс:

– Тиарден! Ко мне!

Не успевшего отреагировать на внезапное вмешательство Вария отбросило воздушным вихрем к противоположной стене гостиной. Калионг же, не мешкая, отскочил к союзнице. Едва он оказался рядом с Шер, богиня полоснула отросшими ногтями себя по предплечью. Кровь заструилась по белой коже в подставленную Калионгом ладонь.

– Кровью и силой связаны! То, что мое, – твое! – воскликнула она.

Фигуры их на миг охватила тьма, а затем пламя вокруг Калионга вспыхнуло во сто крат мощнее. Оно и неудивительно: жрецы Ашшарисс, как и я, до сих пор находились под заклинанием книги, а значит, были невероятно сильны. И их сила сейчас оказалась в полном распоряжении Калионга!

Не теряя ни секунды, тот вновь рванулся в бой. И теперь ситуация резко переменилась. От первого же удара плети рассыпался искрами огненный клинок Вария. Второй удар последовал настолько быстро, что воссоздать оружие вновь тот не успел, лишь закрылся стеной огня. Но и она была снесена очередной атакой Калионга, а я окончательно осознала: моему мучителю не выстоять. Слишком возросла сила Калионга благодаря дару Ашшарисс.

Осознала это не я одна. Лицо Вария исказил гнев. Он тоже понял, что проигрывает, но сдаваться по-прежнему не желал.

– Ты всегда был слабее! – прорычал он, а через мгновение на месте разъяренного бога взметнулся ярчайший протуберанец, превращаясь в огромную огненную фигуру.

Калионг отреагировал мгновенно. Секунда, и черно-алый огненный смерч рванулся на Вария, охватывая, поглощая, затягивая яркий свет в свою темноту.

Сопротивлялся Варий отчаянно. Два повелителя огня окончательно превратили просторную гостиную в огненный ад. Дышать становилось все сложнее. Несмотря на то что божественное пламя не сжигало кислород, от золы и жара в воздухе першило в горле и слезились глаза.

Но сейчас я почти не обращала на это внимания. Сердце замирало всякий раз, когда золотистое пламя пыталось вырваться. Однако Калионг шансов Варию не оставлял.

Все сильнее черно-алый смерч сжимал в кольце повелителя светлого пламени. Все более тусклой становилась сплетенная из солнечных протуберанцев фигура. Еще немного! Совсем чуть-чуть, и…

И тут сияние вспыхнуло сверхновой. В последний предсмертный удар Варий вложил всю свою силу, всю свою ненависть.

Вот только удар был направлен не на Калионга. Ужасающее, пожирающее само пространство слепящее пламя гибнущего бога рванулось ко мне.

Вмиг оно охватило книгу, которую я сжимала в руках, а затем перекинулось и на меня. Закричав от дикой боли, я отбросила пылающий артефакт, но было поздно. Вспыхнув как спичка, мое тело мгновенно оказалось охвачено обезумевшей стихией.

Я опять сгорала заживо! Умирая, Варий не желал оставлять меня победителю…

Все закончилось так же внезапно, как и началось. Пламя исчезло, словно его стерли, а меня подхватили сильные руки.

– Все хорошо, – коснулся уха успокаивающий голос Калионга. – Все уже закончилось.

Мужская ладонь нежно прошлась по волосам, и вместе с этим невесомым касанием исчезла и боль.

Всхлипнув от благодарности и облегчения, я прижалась к нему. Сознание еще с трудом понимало, что тело больше не бьется в агонии и это больше не повторится.

– Ну, девочка, не надо плакать, – прошептал Калионг, целуя мое лицо. – Ты ведь у меня такая сильная. Нежная моя. Яркая. Искорка…

Его губы нашли мои, и слова прекратились. Они стали попросту не нужны. Поцелуи мужчины, ласковые, чувственные, успокаивали намного лучше. И я отвечала ему, как могла, неумело, но со всей искренностью, высвобождая так долго сдерживаемые чувства.

– Тиарден! Книга! – прерывая нас, внезапно раздался испуганный крик Шер.

А в следующий миг мир вокруг дрогнул, да так, что пошатнулся даже Калионг. Ну а я и вовсе упала бы, если бы не находилась в его руках.

Быстрый взгляд в сторону артефакта показал, что от книги осталась лишь горстка пепла. Причем, судя по мгновенно заострившимся, помрачневшим чертам лица Калионга, случилось что-то действительно страшное и непоправимое.

– Все плохо, – отрывисто бросил огненный бог, отстраняясь от меня. – Шер, пошли!

Полыхнул огненный портал, и оба они исчезли.

А я осталась. Одна, в обуглившихся лохмотьях и полностью выгоревшей, покрытой черной копотью гостиной.

Поставленная Калионгом на помещение защита пропала. Медленно таяли перед глазами цветные линии божественных сфер, пока окончательно не исчезли, указывая на то, что заклинание из книги утратило силу. А еще в душе поселилась непривычная пустота, словно что-то очень важное из нее просто вырвали.

Я взглянула на правую руку. Кожа на ней была хоть и перепачкана сажей, но абсолютно гладкой. Печать Вария исчезла, не оставив и следа. И стало понятно, откуда пришло это ощущение пустоты: светлое пламя больше меня не питало.

Его во мне вообще не было.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю