332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Сапункова » Королевская невеста » Текст книги (страница 4)
Королевская невеста
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 20:30

Текст книги "Королевская невеста"


Автор книги: Наталья Сапункова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц)

– Благодарю, ваше величество. Это приятная для меня шутка. Но умоляю, довольно, позвольте мне уехать! Меня могут хватиться…

– Продолжайте, – велел король, – теперь ты, Хант. Не ждите приглашения.

И Азельме пришлось выслушать полтора десятка учтивых извинений. Один из лордов извинился, никак не обратившись, на что король хмыкнул и попросил повторить. Полтора десятка раз она услышала: леди Азельма, леди Азельма…

Последние лорды уже улыбались и слегка ёрничали, решив, видимо, что король задумал какую-то шутку. По правде говоря, Азельма тоже стала подозревать что-то подобное. Но король казался невозмутимым.

– А теперь все прочь, на десяток шагов, – велел он, когда церемония была закончена.

Лорды тут же отошли, продолжали окружать их, но уже на расстоянии.

– Отвечай мне, синичка. Почему ты в лесу в такой час? Кто и тебя послал и куда? – спросил король.

– Экономка, с получением в деревню, ваше величество, – солгала Азельма.

А что она покраснела – кто заметит в потемках?

– А теперь говори правду, – отчего-то не поверил король. – Ты встречалась с мужчиной? Это было свидание?

– Нет, ваше величество. Нет, клянусь Пламенем…

– Не надо, слова достаточно. А давай-ка по твоим следам проедем туда, где ты сейчас была?

– О, нет, ваше величество, нет, умоляю! На меня рассердятся, меня накажут! И, выходит, моего слова недостаточно?! – она по-настоящему испугалась, потому невольно пошла в наступление.

– Синичка, – хмыкнул король. – Я не разрешу тебя наказывать. Я хочу взглянуть на людей, которые отправили молодую девушку ночью в лес и даже не дали провожатого. Мне просто любопытно, понимаешь?

Она не верила в такое любопытство. Они вернутся в сторожку, и те двое решат, что это она привела толпу вооруженных всадников! «…никто их тут не найдёт! Если ты не приведёшь. Ну или твоя сестрица», – это сказала белка…

– Ваше величество! Я умоляю вас, ваше величество! Я поклянусь, чем хотите! Мне будет очень плохо, если вы… Будьте милостивы, ваше величество! – она заплакала, беззвучно, хрустальные слёзы покатились по щекам.

Она не специально, просто не смогла сдержаться. В лунном свете – как услужливо выглянула луна из-за облака, жёлтая и круглая, – девушка казалась нереально красивой. Смотреть больно, тронуть страшно – отстранённо подумал король. Ну и к чему это всё, если решения приняты? Сидел бы он сейчас с графом, пил вино и старался не поддаться на графские провокации. Или отменял бы подати и пошлины, все демоны графу за шиворот…

– Хорошо. Не плачь. Я не поеду по твоим следам, вот тебе моё королевское слово. Моё против твоего, да? Но я хочу маленький подарок. На прощание. И тут же тебя отпущу.

– Ваше величество?.. – отчего-то испугалась Азельма.

– Подари мне поцелуй. Всего один.

– Ваше величество…

В её голосе ему послышалась обида. Разочарование. И что-то ещё.

Ну конечно, эта толпа придурков её напугала. Насчет чего они зубоскалили – зацеловать её, повалять на ближайшем сеновале? Вот, и он туда же…

С ним что-то творилось, его потряхивало от волнения. Такое вино подавали за обедом, что ли? Так он почти не пил, стараясь сохранить голову светлой.

Он больше не увидит эту девочку. Никогда. Только один поцелуй. Король он или не король? Он любую может выдать замуж за кого пожелает. Вот он и желает, сделать её своей на один миг. Оставить невидимую метку на её лице… на её памяти. На своей памяти.

Дурные желания, дурные мысли, он похож на идиота. Может, в вино и правда что-то подлили, какое-нибудь приворотное?!

– Я согласна, ваше величество! – она вскинула подбородок.

Слезы высохли, и теперь она смотрела с отчаянной решимостью. Ни дать ни взять маленькая синичка, которая кидается защищать своё гнездышко от кота. Которая готова даже на то… чтобы его целовать. Смешно, досадно, и хочется это исправить. Чтобы эти губы распробовали сладость, чтобы эти глаза взглянули иначе.

– Ты боишься? – негромко спросил он. – Расскажи мне, чего ты боишься? Ради чего согласилась?..

– Нет-нет, ваше величество. Я вас не боюсь! Уверяю вас… – и ещё больше отваги и решимости, и истовой мольбы покончить скорее с этим испытанием.

– Скажи, кто-нибудь уже целовал тебя? – он почему-то медлил, и готов был смеяться, и ещё готов был на многое, чтобы синичка сполна разделила сейчас его порыв. – Я не родительский поцелуй на ночь имею в виду. Тебя уже целовал мужчина?

– Конечно нет, ваше величество! – она сказала это так, что никто бы не усомнился.

И он обрадовался почти как мальчишка, которому подарили его первый настоящий нож, или ещё что-то настолько же ценное! И привлёк её к себе…

Его свита сейчас глаз с них не сводит. Он ведь не велел отворачиваться! Будет им о чём теперь пошутить. Но это ничего.

Ильярд на самом деле накрыл её губы своими всего на мгновение. Ему, как ни странно, хватило, чтобы прочувствовать. Он отстранился, улыбнулся потрясенно застывшей девушке и быстро, почти невесомо поцеловал её щеку.

– Пойдём, подсажу тебя на лошадь.

Она пошла за ним, послушно, как кукла. Оказавшись в седле, обеими руками вцепилась в поводья, и не решалась взглянуть.

– Мы проводим тебя, – сказал он. – Не беспокойся, я лишь хочу увидеть, что для тебя открыли ворота. Ну же! – он хлопнул её лошадь по крупу.

Она и дух перевести не успела, как он догнал её верхом на своем жеребце и поехал рядом.

Король. Скакал с ней рядом по лесной дороге. Остальные следовали на почтительном расстоянии. Только сегодня Азельма увидела короля впервые и мечтала хотя бы увидеть ещё раз. Что бы он её заметил, запомнил, хотя бы слово сказал – нет, об этом она не мечтала. Но он заметил, запомнил, и вот – она с ним целовалась. И это было так… У неё до сих пор дрожали руки и дышать получалось через раз. Она так и не подняла на него глаз. Он – смотрел, то и дело поглядывал…

Не бывает бесконечных дорог. Ещё поворот – и вдали в лунном свете показался Калани. Северные ворота, огни в окнах воротной башни.

– Мост не поднят, – заметил король, – это тебя ждут?

Она кивнула. Король оценивающе взглянул на древнее строение. Неплохо для здешней глуши. Не иначе как владения небедного баронского рода, который может похвалиться и древним гербом, и какими-нибудь знаменитыми предками, причем не забудет намекнуть, пируя с соседями, что эти предки имели или особые заслуги, или вовсе были в родстве с его, королевскими предками. И, конечно, много древнее. Отчего-то любит знать из дальних провинций хвалиться такими вещами.

– А чем ты занимаешься в замке? – спросил он.

Девушка, как видно, уже пришла в себя, и ответила спокойно:

– Много чем, ваше величество. Я плету кружева, шью, мою полы, помогаю на кухне. Делаю всё, что потребуется.

– Так ты сирота? Ни родителей, ни родни?..

– Именно так, ваше величество.

– И тебя ещё не просватали? Кто-нибудь хлопотал, чтобы устроить твою судьбу? – он, наконец, поймал её взгляд.

– Не думаю, ваше величество. Но, возможно, со временем…

– Понятно. Ну прощай, синичка! Уезжай! – и опять хлопнул её лошадь.

И смотрел вслед, как она мчится по дороге, как ей машут флагом с башни, и, наконец, как за ней сразу поднялся мост. Бросил ещё раз взгляд на замок, и вернулся к свите. Все были тихи и озадачены, даже собаки.

– Кто вздумает болтать… – он не закончил.

Да и так все поняли. И граф с графиней, между прочим, уже заждались. И следовало поторопиться, неважно, что королям можно опаздывать, и вообще можно многое.

– Что это, кстати? – он показал на замок. – Куда мы заехали, кто-нибудь понял?

– Это Калани, милорд, – ответил рыжий Хайдо. – Замок Калани.

– Что?! – вскинулся Ильярд, сразу вспомнив бойкую на язык Фалину Калани, которая всё твердила про сестру, которая много её краше.

– Калани, – повторил Хайдо, – я тоже засомневался поначалу, но нет, руку даю под топор, это Калани.

Король помедлил, все ждали, и все, наверное, понимали его замешательство.

– Может, тут всех девок феи перецеловали? – тихо предположил забияка Хант. – Так надо наведаться сюда в гости, попросим леди Азельму представить нам всех красоток и будем учтивы, как на королевском балу.

Ильярд сверкнул на него взглядом и бросил:

– В Лисс!

Глава 5. Плетите кружева!

Азельма ожидала, что обмануть дядьку-стражника будет непросто, но нет, обошлось.

– А шалопай наш где? Где потеряла?.. – спросил, конечно, дядька Валя.

– Он мельника встретил из Кандея, тот велел ему что-то… – наскоро соврала девушка, чувствуя себя виноватой и перед мельником, и перед Валем.

Тот мельник из дальней деревни тоже был родственник и Валю, и стражнику.

– Вот вернись он только, бестолочь, – беззлобно буркнул тот, забирая у неё лошадь. – А хозяйка приехала недавно и ну кричать, где ты да куда делась. Придумай уж что-нибудь, пока не поздно.

Новость была плохая. Без опекунши в замке жилось и дышалось намного приятнее. И чего бы ей не задержаться в Лиссе ещё на денёк-другой? Ведь собиралась же! И там король!

Да, король сейчас скачет в Лисс и скоро будет там. А леди Клотильда была когда-то на короткой ноге с королевой-матерью, и король, конечно, рад увидеть леди Орсу, которую так любил в детстве! А они почему-то не остались в Лиссе, и опекунше срочно понадобилась Азельма – так что случилось?

Она только и успела наскоро переодеться и причесаться, как прибежала горничная леди Клотильды её звать.

Опекунша была не в духе.

– И где тебя носило? – накинулась она не девушку. – Пропала, никто не знает куда. Что-то много воли себе взяла, подлая девчонка!

– Да поставь её на горох, маменька, на пару часиков, – подсказала леди Орса, которая сидела в кресле и перебирала купленные в городе новые ленты. – Я тоже заметила, что она наглая стала последнее время.

Азельма промолчала, хотя могла бы возразить, что последнее время она так же избегала леди Орсы, как и предпоследнее и все прочие времена, и уж конечно наглеть даже не пыталась. Просто та всегда поддакивала маменьке, а начинать возражать – получится только хуже.

– Некогда ей на горохе прохлаждаться! – отрезала леди Клотильда. – Однако отвечай, где была, и не вздумай мне врать!

– В деревне! – нашлась Азельма. – Тетушка Сафина уезжает к родне и пожелала оставить мне сколки редких узоров, которые хранила всю жизнь. Я боялась не успеть. Ведь нам пришлось задержаться в Лиссе, миледи.

– Вот именно! Я ещё пошлю узнать, какая у вас там ось сломалась. Вам бы всем только бездельничать! Надеюсь, будущая баронесса оценит, каково мне присматривать за её наследством и за вами, бездельниками!

В сущности, слуги давно поняли, что проверять и ради этого куда-то посылать опекунша не станет. Покричит и успокоится. Равно как и заботами о хозяйстве она тоже себя не утруждала, только пользовалась в своё удовольствие.

– Не оценит она, маменька! – сладко протянула Орса.

– Ничего, моя хорошая, – кивнула ей леди Клотильда. – Это наш долг, и нам воздастся. А тебе вот. Вместо гороха. И попробуй только не управиться вовремя. В мастерской работу ждут, нужна срочно, – она вынула из своего шелкового мешочка для рукоделия лоскут ткани с куском кружева и сунула Азельме, – нужно такого же кружева три локтя. Всего-то дел. Только повторить надо в точности!

Азельма расправила кружево на ладони. Это явно был ворот мужской рубашки, очень старый. Кружево сплетено из очень тонкого льна – и хорошо, что не шёлк. Кружево затейливое, шириной четыре пальца, узор незнакомый, но это ничего. Нитки серые, лён не отбелен и не покрашен – такое кружево она видела на старых портретах. Сейчас в моде снежно-белое.

– Вам дали сколок, миледи?

– Нет, не дали. Вот ещё, и так разберёшься. Иначе почему тебя называют лучшей мастерицей графства?

– Сама не знаю, миледи, – не удержалась Азельма. – Ошибаются, я думаю.

– Поговори мне ещё! – прикрикнула опекунша. – Нет, ты точно стала дерзить! Думаешь, я не справлюсь с тобой, негодная девчонка?

– Что вы, миледи. Разве я осмелюсь дерзить? – девушка опустила взгляд. – Но без готового сколка я провожусь дольше. Какой срок на эту работу?

– Нужно было вчера! За ночь управишься?

– Это невозможно. Узор сложный, чтобы его плести, нужен яркий свет, миледи.

– Надо же, какие мы привередливые! – едко заметила леди Клотильда. – Ладно, будет тебе свет. Сколько свечей захочешь, столько и поставят. У тебя сегодняшняя ночь, и ладно уж, ещё утро. Хорошо, до полудня.

– Я постараюсь, миледи, – вздохнула Азельма.

– Нитки вот, – опекунша вытряхнула из мешочка несколько мотков ниток. – Видишь, белоснежные. Из них и будешь плести. Ну, не слышу!

– Слушаюсь, миледи.

– Маменька, а ты не скажешь ей про бал? И про платье от графини? – опять встряла дели Орса.

– Ну уж нет. Незачем отвлекаться на глупости, пусть занимается делом, – отрезала леди Клотильда. – Тем более ей времени мало! Ну, забирай всё и ступай! – последнее относилось уже к Азельме.

Собственно, ничего удивительного – какой-то богачке загорелось срочно получить платье именно с таким кружевом. Оно красивое, конечно. Три локтя – это можно отделать воротник или корсаж. Хорошо, что не тринадцать локтей. Придется сидеть над работой, не разгибаясь, но она успеет. Сильнее беспокоило другое – ведь завтра придётся сбежать из замка, чтобы навестить своих подопечных в сторожке. Надо раздобыть им провизии. И хорошо бы достать травы, унимающие горячку, у Минны наверняка есть, и у кухарки тоже. Многие женщины в замке запасались летом травяными сборами по бабушкиным рецептам – не бежать же к знахарке или к лекарю с каждой легкой хворью. Вода из источника – это хорошо, особенно если она поможет, но вряд ли проверенное лекарство будет лишним. И все придется делать потихоньку. Всё непросто!

Но это будет завтра. А пока Азельма села ближе к свече, расправила кружево на ладони и принялась рассматривать. Затейливая работа, узелков много. Главное, не упустить никакой мелочи, раз уж сказано, что нужна точная копия. Хотя мелких отличий, когда кружево пришьют на его место, никто и не заметит, но с графини станется начать придираться, ей только дай повод…

Кружева опекунша отдавала в монастырскую мастерскую. Лучшая кружевная мастерская в Лиссе располагалась именно при женском монастыре. Там работали монахини, послушницы и сироты из приюта, которым требовался кусок хлеба. Как ни странно, мастерицам со стороны монахини платили даже щедрее, чем в галантерейной лавке, куда повадилась отдавать свою «тайную» работу Азельма. Так что заказчица этого кружева тоже, надо думать, обратилась к монахиням и никогда не узнает, кто именно его сплёл. Да ей это и неинтересно.

Дверь без стука открылась – это пришла Минна. Она тащила поднос, на котором поместились несколько толстых свечей, плошка с сырными лепешками, что готовили слугам на ужин, и кувшинчик с горячим яблочным чаем.

– На вот, поешь, – она бухнула поднос на стол. – И свечи зажги. Не хватало совсем глаза перевести, тебе с ними ещё жить! Я травок в чай добавила. Для бодрости, чтобы не спалось. Гляди свечей побольше зажги! Леди Клотильде я, наоборот, мяты и пионовой травы всыпала. Пусть поспит покрепче, отдохнет получше. Ты как, девонька, управишься к сроку?

– Управлюсь, – кивнула Азельма. – Спасибо, тетушка Минна. Я потом поем, не хочется пока.

Вот действительно, ела она последний раз ясным днём и уже забыла, что и когда. А не хотелось совсем. Сколько всего приключилось сегодня, какая еда?..

Минна уходить не торопилась. Присела на табурет и сообщила, махнув куда-то в сторону ворот:

– А что делается, девонька! Не слышала? Стража графская сейчас приезжала, и ещё какие-то с ними. Управляющего вызывали, и нашего капитана. Спрашивали, не появлялись ли в замке чужаки. Двое мужчин, злодеи какие-то из застенков сбежали. Ты уж одна лесом не езди, и то не ровен час… А может, видела кого?..

На короткое мгновение Азельма и дышать перестала, но взяла себя в руки, улыбнулась.

– Никого не видела конечно, что ты. А кто это, не сказали стражники?

– Говорю же, преступники, из тюрьмы. Ищут их, вон как ищут. А раз под ними земля горит, то и они никого щадить не станут. Таковы люди, девочка! Знаешь, – спохватилась Минна, – сказали, что один вроде ранен. И выглядят оба как благородные. Хотя могут и переодеться, но разве благородного с крестьянином спутаешь? На руки первым делом смотри, и по осанке угадать можно. Так что ни ногой из замка, поняла? Ну, помогай тебе Пламя, – она встала.

Оставшись одна, Азельма только вздохнула. Вот, тех двоих уже ищут! Минна верно говорит: когда на тебя охотятся, будешь о своей жизни думать, а не о чужой. Значит, о себе и о Вале беспокоиться должна она! Хоть те люди с виду и не злые, и не злодеи, и даже Валь не слишком боится. И она почти уверена, что ничего они им плохого не сделают. Но именно что почти! До конца она не может быть ни в чём уверена! И придётся помогать им.

Но это дело завтрашнего дня. Чтобы браться за него, надо справиться с делом этой ночи!

Азельма зажгла ещё свечей и достала из сундучка связку перьев и бутылочку чернил, и лист дорогой плотной бумаги – такие все были наперечёт. Постелила на стол кусок сукна, на него – бумагу, сверху расправила кружево, и принялась иглой перекалывать узелки узора на бумагу. Потом она аккуратно обведет сколок чернилами и, пока он сохнет, начнёт перематывать нитки на коклюшки. Да, на те, костяные, поденные феей сестре. У Азельмы было и много других, но те нравились больше, так ловко ложились в руку, были приятны и легки.

Она всё сделает. Подумаешь…

Вся ночь впереди, и утро.

Глава 6. Стряхните старую пыль

Графский замок, несмотря на позднее время, не казался сонным – было много огней, бегали слуги. Ильярду хотелось посидеть у огня и ужин. Прогулка затянулась, но если кто-то и жалел об этом, то только не он. Давно ему не выпадало таких приключений. Восторженный взгляд девочки у городских ворот Лисса, и вот она же – маленькая лесная наездница, как оленушка, напуганная его желающими резвиться дурнями. Нет, этих людей он любил, ценил и доверял им, многих знал с детства и легко прощал недостатки. Эти люди его не подводили. В какой-то степени он был им благодарен и теперь – это они загнали и бросили в его объятия её, желанную добычу, которую не хотелось отпускать. И при том же он был на них зол. Потому зол, что – как они посмели? Играть с ней, смотреть как на добычу, пугать? Почему не поняли, что им только пылинки с неё сдувать и дозволено?

Она только его… синичка. Он заигрался, конечно, но сегодня ещё можно подумать об этом.

И ведь какие совпадения! Не слишком ли для случайности? Девушка в Лиссе, наездница в ночном лесу, служанка из замка Калани, такая красавица – по словам бойкой Фалины Калани, её сестра как раз такая. Не она?..

Это её предназначила Ильярду здешняя фея. Невозможное дело. Скоро бал, назначенный графом, и тогда он узнает точно. Она приедет. Он прямо это приказал.

Ильярд уже приготовился отвечать на ласковые сетования графини – да где же он пропадал так долго, заставил их скучать и волноваться! А девочки, то есть графские дочери и их многочисленные гостьи, которых в замке тоже до странного много – так грустили без его величества! Ах, они так редко видят своего короля, что им теперь надолго будет, о чем вспоминать, не так ли, девочки?..

Нет, первым на этот раз подошёл граф, крепко взял Ильярда за локоть и отвёл в сторону. И молча протянул вынутый из-за обшлага листок бумаги. Король прочитал и тихо выругался. Романтичные грезы о маленькой синичке как-то сразу отлетели далеко.

– Их не нашли! Кто меня уверял, что из крепости Ир невозможно сбежать? Она на острове. Она охраняется колдовством.

– Так сбежавший тоже колдун, – заметил граф.

– Не доказано. Он заложник, наконец!

– Это и плохо. Или к лучшему. Но точно не смертельно, – граф развел руками. – Конечно, неприятно, когда от тебя заложники сбегают. Но мы всё уладили к Гретом, разве нет?

– Нет, – отрезал король. – Я бы обошёлся без войны на моих границах.

– Пять лет назад мы победили, война закончена, – мягко напомнил граф. – Ты хотел вечно держать в заложниках принца соседней страны, ваше величество? Его колдовской дар, сам говоришь, не доказан. Он просто заложник, – граф Карри был настроен непробиваемо-оптимистично, да и время употребить отеческий тон было самое подходящее.

– Найти и догнать, – решил король, – обязательно. И выяснить, как сбежал. Кто помог. Если это измена, прощать я не намерен. Если всё свалят на колдовство…

– То для Грета это печально, – вздохнул граф, – колдун не может быть наследником трона. Никто не женится на сестрах колдуна. Да это повод для смены династии! Всё ещё грустишь по принцессе Каурии, мой друг? – просил он участливо. – Вы были влюблены друг в друга, я помню. Чудесная девушка, что тут скажешь. Настоящая дочь короля! Если бы не подозрения, что она сестра колдуна…

– Не преувеличивай нашу влюблённость, – король даже рассердился. – Был увлечён… слегка.

– Вот и не оправдывайся, – усмехнулся граф. – Что же не женился?..

– Всё к лучшему, – дернул бровью Ильярд. – Кстати, дядя Конрад, а тебе хотелось бы видеть дочь на троне Кандрии? Это не предложение. Это… так. Размышления.

– Разумеется, хотелось бы, – тут же ответил граф без тени сомнения, – и ваши взаимные чувства, скажу по правде, мне безразличны в данном случае. Долг превыше всего. С принцессами у тебя не получается, на то высшая воля, полагаю. Так женись на кандрийке. Тебе нужна королева и наследник. Моя дочь здоровая и красивая девушка, её родословная, ты знаешь, безупречна. Она лучшая. Хотя, конечно, возможны и другие варианты.

– Я услышал, – улыбнулся король. – Нет, не смотри так. Я ещё ничего не решил.

– И не надо, ваше величество, – раздался за его спиной мелодичный голос графини. – С серьезными решениями торопиться и не стоит. Пожалуйте-ка к столу, милорды. Заодно и обсудим кое-что важное.

Ужиная жареным на вертеле каплуном с овощами и кашей, его величество поглядывал на портрет, висящий на стене как раз напротив него. Надо сказать, король много лет уже не был в Лисском замке, но когда был, то сидел за столом на том же месте, что и теперь. А портрета этого не было, был другой. Мужчину на этом портрете он узнал, конечно – его предок, тот самый «сын феи», что женился на ткачихе. В Лирском замке тоже имелись его портреты.

– Он раньше висел в верхней галерее, – с улыбкой пояснила графиня, заметив интерес Ильярда. – Как ваш предок похож на вас, не правда ли?

– Уж скорее я на него, – усмехнулся король. – Надо же, у вас сохранился такой прекрасный портрет.

– Мы охотно добавим его к нашим свадебным подаркам, да, милорд? – она томно взглянула на мужа, тот с готовностью закивал. – Король Кантор родом из этих мест. До того, как заполучить себе Кандрию, он удачно женился и обзавелся землями в этих местах.

– Мне про него рассказывали тысячу раз в детстве. Отчего-то про короля Кантора во всех хрониках говорится разное и одно противоречит другому. Но он женился на ткачихе-простолюдинке и…

– Нет, нет и нет! – графиня погрозила пальцем, – на девушке из хорошей семьи, и получил землю как её приданое. Но да, она ткала шерсть и продавала на рынке сукно, там её и заметил будущий король. Эта девушка, будущая королева Моргана, была искусной кружевницей, этим и завоевала будущего супруга. Лисс издавна славится именно кружевами! И не забывайте, тогда нравы были проще. Живи мы в те далекие времена, моя дочь тоже могла бы торговать сукном на рынке.

Король кивнул, отложил обглоданную ножку и взялся за крылышко, стараясь при этом не рассмеяться. Забавно, конечно, было бы увидеть нежную белоручку леди Моргану торгующей на рынке хоть чем.  Но спорить со сказками – увольте. Хотя интересно, к чему всё сведёт тётушка Мод.

– Кстати, мы и назвали нашу девочку в честь королевы Морганы.

– И мой предок, и я чрезвычайно польщены, миледи, – вежливо ответил король.

«Я плету кружева, шью, мою полы, помогаю на кухне. Делаю всё, что потребуется», – сказала ему синичка.

И она плетет кружева. И леди Моргана тоже, наверняка. Все благородные девицы занимаются рукоделием, и кружевами тоже! Матушка-королева вот предпочитает вышивать. Но здесь, в Лиссе – кружева. Кружева из Лисса продают по всему Побережью и даже в южных странах, это верно.

– Так вот, кружевное состязание, как в старые времена! Это так интересно! – щебетала графиня, – в Лиссе давно не устраивали ничего подобного! К тому же королева одобряет, мало того – советует…

– Что, тётушка Мод, простите?.. – пока король отвлекался на посторонние мысли, графиня сказала много чего.

– Кружевное состязание! – укоризненно повторила она. – Когда-то их устраивали постоянно. Девицы соревновались в мастерстве, а победительнице полагался драгоценный приз! Именно на таком состязании королева Моргана и завоевала супруга! Он выставил главный приз, кольцо с драгоценным камнем, и поэтому судил работу мастериц. По всеобщему мнению, его выбор был справедливым! Никто не смог превзойти Моргану. Что скажете, ваше величество?

Ильярд взглянул на тонкое кружево на своей манжете. Пригляделся, замечая особенности рисунка. А до этого, отними у него рубашку и заставь под страхом смерти опознать узор – не смог бы. Он его не замечал. Не будь этого кружева вообще, тоже не огорчился бы. Носил кружево потому, что так принято, положено – и только. А дед… прапрапра, точнее, был ценитель, значит? Надо же.

– Нет, тётушка Мод, что вы сказали про матушку? Она одобряет – что?..

– Кружевное состязание, дорогой мой. Именно здесь, в Лиссе, на родине первого короля вашей династии. По обычаям Лисса. Только для знатных девушек, разумеется. Ты выберешь лучшую мастерицу, – она оглянулась на портрет короля-прапрадеда. – Отвезешь её в Лир и представишь её величеству.

– В каком качестве я должен представить девицу матушке? – теперь король улыбнулся.

Он уже понял, что к чему, а заодно и то, почему знатных девиц в Лиссе так много. Мог бы и вчера догадаться, если б взял труд подумать. Королева и графиня всё затеяли заранее. Но зато он теперь будет осторожен и не попадётся.

– Так в каком, тётушка Мод?..

– Ах, не будем загадывать, – слегка смутилась графиня. – Как лучшую мастерицу, разумеется. Как… последовательницу королевы Морганы. Её преемницу. Ты откроешь с ней бал. Королева будет так рада.

Она не сказала «как свою невесту». И правильно. Графиня умная и осторожная женщина, она знает, что мужчин, особенно упрямых, надо уговаривать постепенно. Если правильно расставить силки и не спугнуть – попадаются даже упрямые.

Ну-ну, посмотрим, тётушка Мод.

– А что же перепадает тому, что дарит драгоценный приз лучшей мастерице? – невинно уточнил король.

– М-м… ну как что, признательность девицы, разумеется, – графиня подняла взгляд к потолку.

– Поцелуй красавицы, – граф оторвался от кубка с белым лисским. – Вы запамятовали, дорогая? Вот прямо на виду у всех, да. Сами говорите, тогда нравы были проще.

– Целомудренный поцелуй, – строго поправила графиня.

– А не подскажете ли, где тут про это можно прочитать? – рассмеялся король. – Сколько же я не знаю о своих предках!

Если всё так, то порывы предка понятны. За поцелуй красавицы можно и в кружевах покопаться. И не только в них.

– В моей библиотеке всё есть! Тебе принесут завтра! – граф сделал знак слуге опять наполнить кубок.

Король свой, напротив, отодвинул. Если леди Мод вышла на охоту, дичи следует вести себя осмотрительно.

– Кстати, у нас сохранилась рубашка короля Кантора, порванная им на охоте. Всё это время её хранили как реликвию!  Драгоценное кружево на воротнике, сплетенное его королевой! Вот это самое! – графиня показала на портрет. – Вы заметили, ваше величество, как тщательно оно написано? Поразительно!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю