290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Маски сброшены (СИ) » Текст книги (страница 22)
Маски сброшены (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 19:00

Текст книги "Маски сброшены (СИ)"


Автор книги: Наталья Самсонова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 23 страниц)

– Отдаленная,– рассмеялась Грета. – Тель ближайший друг Алистера, а Дони… Дони это Дони, он веселый как всеобщий дядюшка. Такой, знаешь, из тех дядюшек, которых обожают дети и нетерпят их матери. Потому что проказ и шалостей становится в разы больше. Ладно, идем, пока за нами не прислали никого.

Они поспешили вниз. Там, с шумом и гамом переместились в особняк, а из него к морю. Финли со своими руками и лисьим телом произвела фурор.

– Предлагаю тост,– Грета встала и, обведя взглядом семью, сказала,– нам выпали тяжелые испытания, но мы прошли их с честью. И я не жалею ни о чем, потому что каждый шаг приближал меня к этому дню, к этому часу… К вам, моей драгоценной семье. Не каждый из нас связан кровью, но все мы крепко-накрепко пришиты друг к другу сильными и искренними чувствами. Я хочу выпить этот бокал за нас!

Возражений не последовало. Они сидели у моря до ночи. Когда закончились припасы с кухни моры ван Линдер, Лен развел костер из веток, которые притащил Дикки. Алистер принес копченые колбаски и хлеб. Все это было пожарено на огне и с удовольствием съедено.

Эпилог

Платье для бала и правда было похоже на розовый куст. Розовый не в смысле цвета, а в смысле видовой принадлежности к семье роз. Жизнерадостно-зеленое платье с коричневыми оборками и ярко-красными фальшивыми бутонами роз. Грета отступила на шаг назад и с сочувствием спросила у бабушки:

– У тебя всегда был такой вкус? Поэтому ты покупала мне такие платья, да? Без талии, как мешки.

Амалия ван Линдер только вздохнула:

– Я тебя успела похоронить. А надо было держать лицо и развлекать остальных. Вот как-то так оно и получилось. Когда я показывала наброски этого платья Тирна переставала плакать, а Лен начинал улыбаться.

– Это, конечно, здорово. Но я в нем никуда не пойду,– твердо сказала мора Ферхара.

– И даже не наденешь? – хитро прищурилась мора ван Линдер. – Давай же, надень. Я имею право полюбоваться творением рук своих?

Вздохнув, Грета покорно кивнула. Без помощи служанки облачиться в бальное платье не просто, но мора ван Линдер не оставила внучку без помощи. И уже через двадцать минут Грета могла полюбоваться собой в зеркале.

– Ужас и кошмар,– подытожила мора Ферхара.

– Да, определенно не твой стиль. А теперь закрой глаза и представь свой идеальный бальный наряд.

– А толку? Все равно иллюзия развеется, а трансформация вернется обратно – чары на бальном зале не позволят смухлевать,– отозвалась Грета.

– И когда к тебе вернулась подростковая дурь? Просто сделай,– нахмурилась мора ван Линдер.

– Похоже, сегодня мне только и остается что подчиняться да слушаться.

Прикрыв глаза он прислушалась к себе. На бал не хотелось. Нет, на бал хотелось, но не было желания готовиться к нему. Вот если бы кто-то другой подготовил платье и маску, и туфельки, и прическу, то она была бы рада.

«Бабушка уже постаралась, а радости что-то нет», обсмеяла Грета саму себя.

И вдруг ей пригрезилось идеальное платье. Белое, с тонким серебряным узором, оно к подолу становилось серо-стальным. Как туман в мире Смерти. А в изящных линиях угадывались силуэты асфоделей. Нарочито простое, это платье не обладало пышной юбкой, нет. Оно было гладким, струящимся и как будто ненастоящим. Выдуманным. Глубокий треугольный вырез показывал ложбинку между грудей.

«Я бы обязательно приколола бриллиантовую брошь с изнанки, чтобы немного искрило именно в вырезе», с искренним весельем подумала мора Ферхара. «И скромные серьги. И все, остальное было бы излишне».

– У тебя богатое воображение,– тихо произнесла мора ван Линдер. – Открывай глаза.

Отрываться от практически воплощенной мечты не хотелось. Как и смотреть на ало-зеленый кошмар. Но Грета уже привычно послушалась бабушку и распахнула глаза. Чтобы востороженно выдохнуть:

– Как это возможно?!

– Старая келестинская разработка,– улыбнулась мора ван Линдер. – Иногда приходилось сбегать из людных мест. Что может быть лучше платья, способного удерживать трансформацию больше трех суток? Все келестинские моры и мэдчен имели такие платья. Кхм, точнее будет сказать, что все особые келестинские моры и мэдчен пользовались по работе такими вещами.

– То есть, чары развеивающие иллюзии и обращающие вспять трансформы не сработают?

– Именно. Потому что здесь и сейчас это настоящее платье,– Амалия улыбнулась и добавила,– ты наводишь жуть. Есть в этом платье что-то от мира Смерти.

– Асфодели,– улыбнулась Грета и провела рукой по гладкому, прохладному материалу,– точнее, тени с луга асфоделей.

– Главное, чтобы от таких теней Ее Величеству не стало дурно. А то тебя проклянет ее ближайшая родственница.

Грета резко развернулась и удивленно вопросила:

– Их уже вернули из ссылки?

– Кого?! – не меньше внучки поразилась бабушка. – У королевы родичей осталось всего ничего – девчонка, в род принятая, да ее сынок. Они в королеве души не чаят, причем паренек может Ад-Сантийским наследовать, да только он решил Саддэном остаться.

– Но Ал сказал…

– Твой некромант все это время ходил как в воду опущенный. Видимо перепутал.

– А ты его не поправила.

– А он мне говорить запретил,– напомнила мора ван Линдер. – Это родственников со стороны Его Величества сослали. Причем, почти безвинно. Воспользовались подвернувшимся поводом, чтобы избавить от занудливых просителей.

– Так много хотели? – Грета не могла налюбоваться своим отражением.

– Беспрерывно хотели,– хмыкнула бабушка,– и каждый раз разного. Вот и уехали на озера. И то, что за наказание наслаждаться жизнью в собственном охотничьем домике подле озера? Я бы с большим удовольствием удалилась в эту ссылку. Лет на пять.

– Сложно сказать,– уклончиво отозвалась мора Ферхара,– я бы не хотела покидать столицу. Что будем делать с прической?

– Ты замужняя мора, так что гладкий узел и роскошный гребень.

– Гребень? – в ужасе переспросила Грета.

– Который выглядит как тиара, но не принцессе тиара не положена,– подмигнула мора ван Линдер. – Потому это гребень. Голубые бриллианты в серебре.

– Серебре?

– Защитные заклятья лучше всего укладывать именно на серебро. Мягкий металл.

Время до бала летело с катастрофической скоростью. Не успела Грета определиться с прической, как Алистер преподнес ей подобие прошлых подвесов. Те, что некромант дарил раньше погибли при переносе королевы, Лена и Финли. Затем вернувшаяся Карамелька съела туфли Греты. А учитывая, что бейра как-то резко выросла, то ругать ее особо никто не стал.

Так что днем, за пять часов до начала бала, Грета стояла в своей комнате, смотрела на свое изысканное платье и понимала, что найти подходящие туфли невозможно.

Тирна ввалилась в комнату подруги без стука. И высыпала на пол целый ворох белоснежных туфелек.

– Примеряй. А серебряные полоски я нарисую,– выдохнула подруга. – И прости за Карамельку. Она выросла, а ума не прибавилось.

– И как это могло произойти,– проворчала себе под нос Грета.

– Да все просто,– откликнулась Тирна. – Она же чувствовала опасность. И хотела быть полезной. А что толку от несмышленого щенка? То-то и оно, что ничего. Вот она и рванула в лес, жрать все подряд и расти-расти-расти. Появлялась раз в три-четыре часа, но я как-то особых изменений не замечала. Не до того было, если честно. А потом на пришла уже вот такая. И брякнула «Прости, опоздала». Она оказывается мечтала, что героически явится и всех спасет.

Передернувшись, мора Ферхара вознесла молитву Серой Богине, что та не допустила такого произвола. Как все могло пойти окажись в подвале еще и бейра предсказать было сложно. Но вряд ли она действительно спасла бы. Скорее уж добила бы.

– Ну что?

– Вот эти. Где вы их взяли-то? – подозрительно уточнила Грета.

– Это скромный вклад Лена. Я сказала ему, что у тебя нет туфель, а он сказал, что это не проблема.

– Надеюсь, никто не пострадал,– вздохнула Грета.

Серебряные полоски подруги рисовали вместе. У моры Ферхары асфодели вышли похожими на розы, а из-под руки Тирны на белой коже распустились ирисы.

– Да и дорф с ним, ручная работа и все дела,– махнула рукой Грета.

Еще несколько безумных часов, страшная война за краски и кисти – бабушка хотела накрасить внучку, но та не далась – и они с Алистером выходят на парадную дворцовую аллею.

– Приличные люди путешествуют в карете,– шепнул некромант и прижал к себе жену,– но я предпочитаю иные пути.

– А я иду за тобой,– улыбнулась Грета.

– Мы идем вместе,– возразил Алистер. – И сегодня мы как следует повеселимся на балу. Тебе обязательно понравится.

Шаг, еще шаг, и она проходят сквозь приветливо распахнутые двери. Огромный бальный зал до краев заполнен золотым светом. На натертом до блеска паркете волнуется яркое людское море. Аристократы негромко переговариваются и косятся в сторону тронного возвышения. Массивный королевский трон и изящное кресло королевы пустуют. Верно, Их Величества приходят последними.

– Вина? – некромант перехватил два бокала у проходящего мимо слуги.

– Охладишь?

– Запросто,– подмигнул Алистер. – А ты знаешь, с кем пришла Тирна?

– Откуда бы? Ты ведь забрал меня прямо из дома бабушки. Я знаю только что Дикки сейчас где-то под потолком и с ним вместе Тихх. И что Карамельку отправили на луг. Во избежание повторения разорения кухни.

– С Телайлой,– некромант теснее прижал к себе жену. – Больно и радостно смотреть на них.

Грета с тоской вспомнила их с Тирной шикарный план по возвращению Телю телесности. Не вышло. Не получилось как-то особо эпично спасти королеву или хотя бы короля.

– Кстати, про руду что-нибудь известно? – спохватилась Грета.

– А то,– улыбнулась Ал,– это, гм, как бы так сказать… Заначка на черный день. Его Величество Георгис Восьмой постарался. Его супруга едва не растратила казну и он, слабый по натуре человек, спрятал руду. Пока непонятно почему сорвало печати, но Гарри с головой погрузилась в расчеты. Ей сейчас можно только считать и вовремя отправляться спать. За этим следит специальный человек, которого чуть ли не два раза в неделю увольняют.

– Гневается?

– Скучает. Лин занят, а для всяческих придворных благоглупостей у Гарри давно подобраны толковые моры. Она таким образом избавилась почти ото всех своих королевских обязанностей и проводила свободное время в лаборатории.

Алистер замолчал и не только он. По воцарившейся тишине стало ясно – прибыли Их Величества. На королеве было надето насыщенно синее платье с серебрянной вышивкой. Король же отдал предпочтение серому атласу.

– Мне кажется, или парадные платья Ее Величества всегда синие? – тихонечко спросила Грета.

– Да,– шепнул в ответ некромант. – Гарри как-то обмолвилась, что синее платье пригрезилось ей во время испытания. На отборе невест. Дальше, если что, почти прямая цитата: «И мы сроднились. Я и синий цвет – лучше только черный с серебрянным». Но, надеюсь, королеве не придется носить траур.

– Хочешь, чтобы она умерла раньше короля? – с интересом спросила Грета.

Алистер не нашелся с ответом.

Музыка, до того бывшая лишь едва слышным фоном, постепенно нарастала и наконец оборвалась. Его Величество был готов открыть бал:

– Мы даем бал в честь великого события – у династии Дарвийских будет продолжение. Мой прадед положил начало прекрасной традиции – праздновать до появления на свет принца. Потому что, будем откровенны, не больно-то младенцу приятно быть выставленным на показ. А посему, вы можете издалека полюбоваться королевой. Большой королевский бал можно считать открытым.

Грета знала, что принято решение не акцентировать внимание на едва почти удавшемся заговоре, но… Но ей стало как-то неприятно. Она едва ли не единственная была без маски – про эту деталь все забыли. Да и что с того, она замужняя мора и имеет право не скрывать лицо во время бала-маскарада.

«Не грусти», подбодрил сестру Дикки. «Я вижу Лена и Амалию, мальчик в ужасе, но хорошо скрывает. Тирна и Тель прячутся в тени колонн».

Дикки направлял сестру и той удалось всех рассмотреть. Эйте Краст удивительно шло ее черно-ало-белое нечто. Костюм подруги почти полностью повторял непривычные одежды Телайлы.

– Пришлось влить в него прорву сил,– улыбнулся Алистер. – Зато не просвечивает.

Музыка вернулась. Король и королева кружились в медленном, изящном танце под взглядами сотен придворных. Большой королевский бал был открыт.

– Нам пора в круг,– шепнул некромант и увлек жену к танцующим.

Несколько часов пролетели как несколько минут. Грета смеялась, не сводила глаз со своего мужа и только фыркала на недовольство придворных. Как же так, муж танцует только с женой и не оставляет ее ни на секунду.

– Так ведь потом целителям работы прибавится,– посмеивался Алистер. – Я отлично проклинаю.

– А уж у меня-то какие проклятья порой выходят,– многозначительно добавила Грета. – Мое может быть только моим.

– Взаимно. Драконы не делятся своими сокровищами.

С этими словами Ал крепче прижал ее к себе. Склонился и будто случайно прошелся губами по кромке уха. Грета вздрогнула потянулась к мужу, неосознанно выпрашивая ласку.

– Нас ждет очаровательный дом на морском берегу,– шепнул он. – По мраморным ступеням можно спуститься прямо в теплую воду. Домик маленький, всего на четыре спальни. Но если он тебе понравится, то никто не запретит его достроить.

– А как же особняк? Волшебный до последнего кирпичика? – ахнула Грета.

– Я уже настроил дверь для морского дома,– низко ответил некромант. – И клянусь, что убью того, кто попытается нам сегодня помешать.

Он предложил желанной до дрожи супруге присоединиться к танцующим, но та покачала головой:

– Музыканты не щадят ни себя, ни гостей. А я все больше завидую Ее Величеству. Она сидит и рассматривает гостей.

Некромант посмотрел на тронное возвышение и кивнул, Гарри действительно выглядела вполне счастливой, несмотря на то, что ей особо потанцевать и не позволили. Линнарт переживал, что какой-нибудь «условно разумный» аристократ может рискнуть и напасть на королеву.

– Устала?

– Очень,– призналась Грета. – Хочется еще танцевать, но сил нет.

Признаваться, что еще и ноги болят мора Ферхара не стала – было как-то неловко. Все благородные моры и мэдчен танцевали не зная усталости. И вместо жалоб расточали призывные улыбки.

– Я знаю укромное местечко, где можно спокойно посидеть, и натереть твои ножки охлаждающей мазью,– шепнул Алистер. – Правда, о нас могут пойти слухи.

– Мы муж и жена,– возмутилась Грета,– какие слухи?

– Я счел должным тебя предупредить,– рассмеялся некромант. – Как раз и музыка стихла.

Но добраться до укромного места им не удалось – перед Алистером в глубоком реверансе присела Тирна. Она была бледна до зелени.

– Надо поговорить,– шепнула Тирна. – Тель...

Тут заиграла затихшая было музыка и перед Гретой из ниоткуда появился молодой дерр.

– Не позволю заскучать юной море,– с широкой улыбкой произнес он и подал Грете руку,– позвольте пригласить вас на тур вальса.

– С удовольствием,– уныло выдохнула мора Ферхара и постаралась улыбнуться.

Алистер был вынужден увлечь к центру зала эйту Краст.

– Позвольте представится, дерр Элтерн, наследник Южной провинции Элтерн. Вы самая большая тайна в этом сезоне, Грета,– промурлыкал молодой дерр.

– Мора Ферхара, дерр Элтерн,– поправила его Грета. – Все мои тайны принадлежат моему супругу.

– Который покинул бальный зал вместе со вашей подругой. Или вы делите его?

Сердце Греты тревожно сжалось. Конечно, она и на минуту не поверила, что Ал может изменить ей. А вот в том, что с Телем случилось нечто ужасное сомнений не оставалось.

Ничего она не ждала так страстно, как окончания этого бесконечного танца. И пустые попытки молодого Элтерна втянуть ее в разговор раздражали все сильней.

– Вы влюблены в своего супруга,– подытожил дерр,– но разве он это ценит? Поверьте, Грета, в этом зале каждый готов утешить вас, помочь вам.

– Я так понимаю, что слухи о моем темном даре пошли в народ? – едко хмыкнула мора Ферхара,– а вы не боитесь, что я внушу вам что-нибудь интересное?

– От вас я готов принять все.

– Ритуальное согласие получено,– усмехнулась Грета и радуясь, что танец закончился, пошутила,– завтра вы проснетесь новым человеком.

Оставив дерра Элтерна, она устремилась на поиски Алистера. И Дикки ей в этом активно помогал. Только благодаря подсказкам дорфа ей удалось найти «укромное местечко». Где Тирна, стискивая руку некроманта, рыдала над каким-то тускло светящимся шариком.

– Что случилось?

– Тебе удалось отделаться от юнца? – Алистер нехорошо улыбнулся. Грета вскользь посочувствовала наследнику Элтернов и перевела взгляд на подругу:

– Он меня утомил. Что случилось? Где Тель?

– Вот,– всхлипнула Тирна.

Грета посмотрела на мужа, но тот только руками развел:

– Это Телайла. Я предупреждал его, но он слишком хотел устроить возлюбленной настоящий праздник.

– Он поцеловал меня. И казался настоящим, живым,– Тирна всхлипнула,– ну почему я такая ду-ура! Я же должна была догадаться какая цена у этого поцелуя!

Крепко обняв подругу, Грета спросила:

– Что с ним теперь будет?

– Теперь он будет долго и мучительно восстанавливаться. Даже если я все брошу и буду заниматься только им одним,– Ал покачал головой,– уйдет не меньше двадцати лет пока он осознает себя.

Тирна стерла слезы, откашлялась и как-то истерически-спокойно произнесла:

– Что ж, зато у Ее Величества не будет более трудолюбивого менталиста чем я. Ибо чем еще заниматься одинокой женщине с бейрой? Только работать.

– У тебя еще может быть семья,– напомнил некромант.

– За все годы, а я буду постарше Греты, мое сердце тронул только Тель. Не вижу в своем будущем никого другого.

Некромант кивнул и бережно взял в ладони тускловатый шарик. Несколько заклинаний и вокруг него появилась драгоценная скорлупа.

– Я сделаю все, чтобы Тель вернулся к нам как можно быстрее.

«Вас ищет посланник Его Величества», сообщил Дикки.

«Приведи его к нам», ответила ему Грета мысленно и добавила рассеянно:

– А вдруг повезет?

Она не сказала вслух, но все же Их Величествам крупно повезло и немалая часть их везения обеспечена их с Тирной стараниями. Так что, если им предложат награду, она знает о чем просить.

– Дерр Ферхара, мора Ферхара, эйта Краст,– в темный альков вошел высокий юноша в ливрее королевских цветов,– вас ожидают в малом парадном кабинете.

– Веди,– кивнул Алистер.

Проходя сквозь бальный зал Грета с удивлением заметила, что Ее Величество сидит на троне, а Его Величество танцует с морой Мухой. И кто же тогда ожидает их в малом парадном кабинете?

«Дикки, а где находится Ее Величество?» спросила Грета у дорфа и в ответ получила тихий, ласковый смешок:

«Догадалась наконец? Вместо короля с королевой тайные агенты под иллюзией».

Рассмеявшись, Грета прижалась к плечу мужа. Действительно, если королеве нельзя танцевать, то зачем вообще идти на бал? Можно же отправить вместо себя тайного агента.

– Интересно, каким образом обошли развеивающие иллюзии на бальном зале? – сама у себя спросила Грета.

Так они же на входе в зал,– негромко ответил Алистер,– а король с королевой входят через другие двери.

Малый парадный кабинет претерпел серьезные изменения. Если говорить честно, то Грета не могла вспомнить его прежнее убранство. Зато она надолго запомнит ободранные стены, практически полное отсутствие мебели и королеву, сидящую на столе. Потому что больше сидеть негде.

– Как там бал? – с некоторой тоской спросила мора Дарвийская.

И король, шагнувший навстречу вошедшим, тут же развернулся к жене:

– Почему ты полюбила балы ровно в тот момент, когда тебе запретили там появляться? Целители, между прочим, запретили.

Некромант фыркнул:

– Потому что у твоей жены такой характер. Кто стены-то ободрал?

– А ты как думаешь? – с интересом спросил Линнарт.

Состроив задумчивый вид, Алистер изрек:

– Думаю… Ты.

– Я?! – оторопел король, а королева залилась счастливым смехом.

– Гарри захотела, а ты угодил,– припечатал некромант.

Король покачал головой и задумчиво произнес:

– Да, умеешь ты озадачить. Идемте.

Загадочно улыбающася королева подождала пока все пройдут мимо нее и только тогда соскочила со стола.

– А все потому что артефакт недоработан и дверь закроется за мной. Или за Лином. И не откроется никому кроме нас,– бросила она в пустоту.

Темный, заполнений чернильной тьмой коридор вывел в комнату заполненную светом. Светлые шелк на стенах, светлые шкафы, все в золотисто-бежевом цвете.

– Добро пожаловать в мой личный уголок,– широко улыбнулся король. – Кабинетов у меня по всему дворцу распихано несчитанное количество. А это мой заповедный угол, где никто меня не достанет.

– Как моя мастерская,– улыбнулась Гарри. – Я пока эти чары там не настроила, но это сложнее. Все же Лин больше бумажными делами занимается, а у меня магический фон порой так зашкаливает, что всю защиту сносит.

– Присаживайтесь,– король указал на соткавшиеся из воздуха кресла. – Мы в неоплатном долгу перед вами. Но признать это во всеуслышание не можем. Никто не должен даже мысли допустить, что заговор почти удался. Сейчас весь цвет аристократии дышит и гадит по моей указке. Но пройдет пара лет и они расслабятся.

– Кровные клятвы не позволят им причинить вред,– нахмурилась Грета.

– Те, кто в теории может навредить, кровные клятвы давать отказались,– скривися Его Величество. – Их не на чем было прихватить. Так что сейчас аристократию держит в узде лишь якобы находящийся у меня в плену кровный маг. Это даст нам пару лет.

– Ты уже в разы упрочил власть,– мягко напомнил Алистер. – Ты умудрился основать дорфье княжество. Основать и привязать его к себе. Твоя жена «святая королева» чьи желания раз в год исполняются. Не жалуйся, король, тебе не идет.

Линнарт пожал плечами:

– Это человеческая натура. Всегда хочется еще и еще, больше и больше. Н-да. Что ж, как я уже сказал, род Дарвийских в неоплатном долгу перед вами. Уже через час будет объявлено об окончании Отбора Менталистов. И вы, Грета и Тирна, стали частью этой новой службы. Не только потому что уже привязали к себе кольца-артефакты. Вы с честью и достоинством прошли все испытания. Хотя лично я выбрал бы другие задания, но тут меня никто не спрашивал. Увы. Эйта Краст с завтрашнего дня получит право называться мэдчен Краст. К титулу прилагается некоторая денежная сумма, достаточная для покупки дома в Царлоте. Не самого роскошного, но и не худшего. То же самое касается и моры Ферхары. Полагаю, что в вашем доме поселятся дорфы,– добавил король со смешком.

– Скорее всего, Ваше Величество.

Дары были более чем впечатляющие – титул и дом для одной, и только дом для другой. Грета отвела взгляд и принялась рассматривать стены. Не то чтобы она действительно рассчитывала на беспрецедентную щедрость, но… Но как-то стало горько от того, что неоплатный долг равен двум средним домам и титулу. Который, к слову, ничего особо и не дает. Мужу Тирна его не передаст. Хотя она и не собирается замуж.

– Это то, что касается отбора,– звучным голос вступила королева. – А то, что касается нашей благодарности… Есть ли у вас желания? Что-то, чего вы хотите больше всего на свете?

Тирна нервно улыбнулась и потеряно посмотрела на подругу. У эйты Краст не получалось заговорить, не находились нужные слова. И она просто беззвучно заплакала.

– Ал, у тебя есть какие-то пожелания? – тихо спросила Грета.

– Я доверяю их тебе,– коротко улыбнулся некромант.414e

– Ваше Величество,– мора Ферхара выпрямилась, стиснула кулачки и отбросив сомнения, попросила,– верните жизнь дерру Телайле. Вы можете обратиться к Серой Богине с просьбой облечь тело призрака плотью. Тель не обычный призрак, он практически живой человек сохранивший рассудок. И он сыграл во всем произошедшем не меньшую, чем мы, роль.

Король и королева молчали. Ал поглаживал руку жены кончиками пальцев, Тирна продолжала плакать.

– Я предполагала, что ваше желание может коснуться моего особого дара,– хмыкнула королева,– но не ожидала именно такой просьбы. Это ваше желание на троих?

– Наше единственное желание,– кивнула Грета.

– Что ж, я принимаю его,– торжественно произнесла королева. – А теперь давайте уже пройдем в зал и поздравим соискателей с окончанием Отбора. Кстати, твоя сестра, Грета, теперь еще и твоя коллега.

– Сработаемся,– пожала плечами Грета.

А некромант, легко поднявшийся на ноги, нетерпеливо поинтересовался:

– Так с кабинетом-то что?

Линнарт на секунду замер, потом понял о чем говорит друг и махнул рукой:

– Так мы же поймали ту дурищу, что документы подтасовала. Помнишь? Которая состряпала ложное приглашение для Ринтара, а потом от имени Греты отказалась от встречи с морой ван Линдер. Ее припугнули как следует и вскрылась целая шпионская сеть. Слава Серой Богине, что мы никогда ничего не обсуждали в приличествующих местах. Все либо на природе, либо в кустах, либо еще где – у стен были уши в прямом смысле этого слова. Вот теперь придется весь дворец, как ты выразился, обдирать.

Остаток вечера Грете почти не запомнился. Король вновь держал речь, затем поздравления, танец победительниц, шампанское – все это пронеслось мимо. Уже потом, когда эмоции утихнут, она вспомнит все до мельчайших подробностей. Как краснел Лен, с которым она танцевала, как бабушка украдкой смахнула слезы гордости. Как улыбнулась Таэлия и как она же шепнула:

– Больше никакого соперничества.

Но больше всего Грету порадовал шум моря. Потому что некромант сдержал свое слово и не позволил никому помешать им удалиться.

– Это наш дом,– Алистер прижал к себе жену,– и я уже скопировал чары Гарри. Это будет наш «укромный уголок». Правда, твои дорфы… Да и дриада везде пройдет.

Грета рассмеялась и коснулась губами губ некроманта:

– Где мое морское купание?

– Прямо по коридору будет большой зал из которого выход на террасу. А с терассы по ступеням к морю.

Улыбнувшись, мора Ферхара направилась искать свой выход к теплым волнам. Она не рассматривала особо убранство дома. Для этого еще будет время. Нет, она просто оставляла мелкие детали своего наряда – украшения, веер, маленькая сумочка. На террасе платье стекло к ее ногам.

Море переливалось огоньками – кто-то безумно влюбленный зачаровал несколько сотен плавучих свечей и сейчас они встречали хозяйку сердца мага Смерти.

А Грета, припомнив что Алу нравилось ее заклятье, окутала себя туманом, который был призван скрыть ее белье. Хотя стоит признать, что в прошлый раз было куда пикантней.

– У меня нет слов,– хрипло произнес некромант. – Если ты хочешь хоть немного поплавать, то беги. Иначе я тебя поймаю!

И она побежала. По ступеням вниз, все глубже и глубже. И дальше. Но не слишком, потому что ночь, и потому что страшно. И потому что хочется, чтобы поймал. Чтобы брак наконец-то стал настоящим супружеством, а не чем-то непонятным, неопознанным. Когда двое вроде бы вместе и вроде бы врозь.

Конечно же некромант поймал свою смешливую, юную жену. Зацеловал, занежил. Вынес из морских волн и утащил в дом. На широкую постель перед зажженым камином. До самого рассвета он пил стоны своей возлюбленной жены, вновь и вновь ласкал стройное тело. Поцелуями отвлекал от короткой, практически незаметной боли.

И засыпая рядом с женой Алистер подумал, что мечта почти сбылась. Ведь когда он отпускал себя, позволял верить в лучшее, ему чудилось утро, кофейный аромат и теплое не-одиночество.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю