290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Маски сброшены (СИ) » Текст книги (страница 14)
Маски сброшены (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 19:00

Текст книги "Маски сброшены (СИ)"


Автор книги: Наталья Самсонова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 23 страниц)

– Почему сразу не сказал? – спросила мора Ферхара.

«Сразу не понял. Я же не постоянно проверяю их».

Вздохнув, Грета сосредоточилась на том, чтобы идти в ногу с подругой. И с каждым маленьким, аккуратным шагом она спрашивала себя выйдут ли они из этой передряги живыми.

«И перед Ринтаром неудобно», вспомнила она вдруг, «на прием ведь записался, а я не пришла. И даже не вспомнила, а казалось таким важным».

Красные сумерки давили на нервы, от невозможности в любую секунду покинуть храм на глазах выступали слезы. Сморгнув влагу, она попыталась хоть чем-то отвлечься. И пораженно вздохнула, рассмотрев чеканку на золоте.

– Это ведь очень старые монеты, да? Этот герб принадлежал роду Цалтийнских? – едва слышно спросила Грета, подобрав с пола монетку.

Некромант коротко кивнул и попросил жену положить взятое обратно:

– И ничего больше не трогайте. Это сокровищница очень старого дракона.

– Он сильнее тебя? – спросила Тирна.

– Да,– не чинясь признал Алистер. – Он дракон, а я – нет. Некромантия пьет силу самого мага, так же как это происходит и с человеческими колдунами и ведьмами. А вот драконы используют магию мира. Так что истощить его колдовские силы невозможно.

– Может он умер? – с надеждой предположила Грета и тут же добавила,– подожди. Если он маг крови, значит он уже не может становится драконом.

– Или он в сговоре со своим потомком,– предположила Тирна. – А что? Кто сказал, что драконы обязаны быть добрыми и мудрыми?

– Мудрость приходит с годами,– хмыкнул Алистер, огибая очередную гору золота.

– А доброе сердце дается с рождения,– в тон ему добавила Грета.

В таком количестве золото как-то даже и не прельщало – монеты устилали пол, громоздились в кучки или же, вместе с разными предметами создавали неопрятные горы.

«Мерзкий воздух», подал голос дорф.

– Заметьте, что воздух сухой,– согласилась с ним Тирна,– аж в горле першит.

– И пахнет пылью,– поддержала подругу Грета,– а ведь это подземелье.

– Это рассыпающийся стазис,– не оборачиваясь пояснил Алистер. – Может здесь и правда нет дракона, но не стоит расслабляться.

Тирна нервно передернула плечами и тихо шепнула Грете:

– В уюте особняка рассуждать о приключениях вообще и спасении королевы в частности было гораздо проще и приятней, чем претворять все это в жизнь.

Мысленно мора Ферхара с ней согласилась, но вслух уклончиво ответила:

– Но заметь, что пока ничего непоправимого не произошло.

– Пока,– кивнула эйта Краст. – Именно что пока.

Тропка из золотых монет как-то органично влилась в золотой монолит, из центра которого торчало что-то похожее на огромный скелет. Кто-то натянул над реберными дугами тент из темного шелка или сукна – издали было не разобрать. Сомнений, что они прибыли в логово кровного мага не осталось.

– Что ж, дракона тут и правда нет,– хмыкнул Алистер. – И давно. Один скелет остался.

При этом он явно видел что-то еще, потому что пляшущее вокруг подруг пламя сменило цвет и стало более насыщенным, более крупным.

А через пару шагов по скользкому золотому полу это увидела и Грета – по блескучему металлу расплылась лужица крови, за ней еще и еще. Будто кто-то левитировал перед собой истекающую кровью жертву и время от времени оскальзывался, наступая на теплые капли.

«Свежая, такая же, какой пахнет наверху», отрапортовал дорф и добавил, «Но среди золота ею не пахнет».

– Через верх выходит,– Алистер задрал голову. Красные сумерки мешали рассмотреть своды, но, кажется, там и правда был пролом.

«Чувствую живого», Дикки вздыбил шерсть. «Всего на мгновение, но я его почуял. Он плохо пахнет».

– Грязный? – предположила Тирна.

– Скорее проклят чем-то,– покачал головой некромант. – Звери иначе относятся к телесной грязи, чем люди.

– Ну да, в лесу особо купаться негде. Хотя дорфы же из тех, что моются в воде? – тут же спохватилась эйта Краст.

– Тишина,– коротко приказал Алистер и хмыкнул,– Линнарта бы удар хватил, от того как тактически безграмотно мы премся по просматриваемому участку.

– Так может что-нибудь предпринять? – Грету и саму мучил вопрос, отчего они так вальяжно передвигаются по логову злодея.

– Я держу вокруг нас мощнейший отводящий взгляд полог. Пробираться через золото глупо, нас может и не было бы видно, но зато очень хорошо слышно – золото между собой ничем не скреплено.

Через пару минут у Греты заломило в висках, идущая рядом Тирна застонала и остановилась.

– Нас вынуждают уйти,– усмехнулся некромант. – Ты сможешь растянуть щит на Тирну?

– Да,– коротко выдохнула мора Ферхара.

Последние шаги до драконьего скелета дались очень тяжело. У Тирны закатывались глаза и ее приходилось тащить практически на себе. Жаль, что нельзя было позволить ей лечь или отпустить в сторону выхода – маги крови охочи до создания всяких гадостных тварюшек.

– Добро пожаловать, раз уж появились,– мужской голос шел изнутри скелета, из теней, что сплелись там.

Воздействие пропало.

– Мне достался некачественный менталист,– хмыкнул все тот же мужчина,– быстро выдыхается. Давно нужно было сделать из него артефакт.

Последние шаги и тени расступились, открывая высокого мужчину в темной мантии, жертвенный алтарь, на котором лежала девушка и подростка, сидящего на цепи. Синее платье жертвы было заляпано темными, почти черными пятнами крови.

– Я ждал как минимум королевских гвардейцев, а передо мной две безмозглые девицы и менталист-слабосилок,– усмехнулся мужчина.

– Мэдчен Солтран жива? – коротко спросил некромант, не реагируя на слова кровного мага.

– Ммм, ты знаешь ее имя? Удивлен. Нет, милая Адалия покинула наш мир.

Грета нахмурилась, пытаясь понять, откуда Алистер может знать девушку. Ничего путного в голову не приходило, пока немного пришедшая в себя Тирна не шепнула ей на ухо:

– Она была на отборе. Я вызнала ее имя и рассчитывала воспользоваться, вот только после того бала, когда тебя ранили, она пропала.

Звон и шелест, с которым осыпались золотые кучи заставил мору Ферхару вздрогнуть и крепко взять Тирну за руку. Со всех сторон к останкам древнего дракона устремились ало-черные вихри. Кровный маг торжествующе усмехнулся, а некромант высокомерно проигнорировал это магическое явление.

– Вы умрете здесь, а через пару недель королева умрет там. Не стих, но что-то поэтичное, не правда ли? – зло оскалился колдун, видя, что противник не дрогнул.

– Хикару или, точнее, Хикара,– с презрением произнес Алистер,– отказался от крыльев, ради того… А ради чего? Ради убийств?

– К чему прошлое ворошить. А за то, что привел ко мне Линдер – спасибо. Взрослый, вошедший в силу темный менталист – подарок, истинный подарок. Она должна была достаться мне, а не это подмененное убожество. Убрать менталиста и стриженную! Линдер не трогать!

Ало-черные вихри прорвались сквозь хлипкую преграду древних костей. Рядом с Алистером появился Тель. Его призрачный меч разил порождения кровной магии ничуть не хуже черного некромантского пламени.

Ухватив подругу за руку Грета притянула ее к себе и вместе с ней упала на пол. Закрыв Тирну собой мора Ферхара воплотила свой самый крепкий, самый надежный щит. Щит алмазной твердости о который разбивались вихри.

– А-а-а-а!

Тонкий полу-крик полу-вой рвал душу в клочья – Хикара сосредоточился на сражении с Алистером и не следил за тем, что творят его порождения. Которые, не получив ни некроманта, ни Тирны переключились на прикованного цепью мальчишку.

– Поползли,– пропыхтела Тирна,– у тебя грудь вроде не большая, а дышать мешает.

– Я не смогу,– прошептала Грета,– держать щит и ползти.

– Его сожрут,– серьезно произнесла эйта Краст. – Его жрут уже сейчас. Вытягивают кровь через поры кожи.

Стиснув зубы Грета потянулась мыслью к Дикки:

«Ты цел?»

«На мне щит. Занят. Не отвлекай».

«Я изменила свой щит – он пропустит живого. Если прижмут – немедленно ко мне», коротко приказала она.

– Ты справишься,– зашептала Тирна. – Я в тебя верю.

– Я в себя тоже,– решившись, ответила Грета. – Вставай. Еще я только перед кровным магом на брюхе не ползала!

Щит дрожал, как тряслась и его хозяйка. От предельного напряжения сводило пальцы, глаза заливал пот. Она не видела куда идет, но верила жесткой хватке на локте. Тирна знает куда идти. Шаг. По вискам бьет боль. Шаг. Щит разлетается на крошечные осколки, чтобы через сотую долю мгновения собраться обратно. Шаг. Еще один.

– Еще немного,– шепчет Тирна и так вцепляется в локоть Греты, что наверняка останутся черные синяки. – Еще чуть-чуть. Он пока жив.

Порождения безумной фантазии кровного мага чувствуют, что на их добычу претендует другой. Ало-черные вихри оставляют своего хозяина, чтобы сокрушить, сдавить, растерзать наглого захватчика за алмазным щитом.

– Держись. Последний шаг. Давай же,– Грета сосредоточена на голосе подруги.

И через мгновение ее нога касается тела мальчишки.

– Все, стой. Сейчас я подтащу его к нам.

Сильные пальцы отпускают локоть Греты и она, потеряв опору, едва не падает.

– Он жив? – спрашивает Грета, чьи искусанные губы едва шевелятся, выталкивая необходимые слова.

– Пока дышит. Эти твари так облепили щит, что ничего не видно. Ты как?

– Еще минут пятнадцать и никак,– коротко выдохнула Грета и потянулась к Дикки:

«Что у вас?»

«Вы оттянули на себя вихри, Алистеру удалось отсечь колдуну правую руку. Сейчас он закрыт щитом», обстоятельно отчитался дорф.

Грета переложила нити, удерживающие щит в одну руку, а второй помассировала глаза. Она боялась, что потеряла зрение, но оказалось она просто шла зажмурившись.

– Надо кое-что подсчитать,– тихо сказала мора Ферхара. – Хикара наглухо закрылся щитом. Алистеру удалось отрубить ему руку. Вопрос в том, может ли маг крови истечь кровью?

– Не может,– тихо прошелестел измученный мальчишка. – Однажды он вернулся без левой руки, но из ран не шла кровь. Потом все отросло.

Ругнувшись, Тирна спросила:

– И что ты хочешь?

– Мой щит сильнее,– с абсолютной уверенностью сказала Грета. – Я хочу разбить его щит своим. Вопрос в том, успеет ли Ал нас прикрыть.

– Судя по тому, что мальчик еще жив сожрут нас не сразу,– прищурилась Тирна. – Да и мой щит минуту, а то и две продержится.

Грета внимательно посмотрела на сидящего у ее ног мальчика. Тот был равномерно покрыт тонкой пленкой крови. Остатки пиршества вихрей.

– Насколько ты ему предан? – спросила она.

– Издеваешься? – скривился мальчик. – Я его ненавижу.

– Может быть,– кивнула мора Ферхара,– а может и нет. Свяжи ему руки.

– Цепь не дает мне пользоваться магией,– буркнул мальчишка. – А еще меня зовут Лен.

– Не время знакомиться,– усмехнулась Тирна и подозрительно уточнила,– а как же ты тогда на нас магией давил?

– Я потому и выдохся так быстро, что приходилось воздействие цепи блокировать,– скопировал ее усмешку пацан. – Или ты думаешь, я тут на всю жизнь решил задержаться? Да лучше сдохнуть, чем на всю эту дорфню любоваться!

Поручив заботы по наблюдению за мальчиком Тирне, Грета старательно просчитывала свои последующие действия. Она размеренно дышала и не позволяла себе торопиться или думать о стремительно утекающих силах. Нет. Вдох-выдох, спокойствие, уверенность, сила.

«Вначале резко растянуть щит, чтобы стряхнуть вихри и увидеть, где находится Хикара. Затем превратить щит в клинок и ударить по нему. Если повезет, собрать щит вокруг себя. Если не повезет, собрать щит внутри себя и медленно растягивать его, оттесняя вихри».

– На счет три,– коротко произнесла Грета. – Один. Два. Три!

Неожиданно вспухший щит раскидал порождений кровной магии в стороны. Хикара нигде не было видно, но зато неподалеку от алтаря обреталось высоченное, винно-красное яйцо. Неподалеку от него спиной к спине стояли Ал и Тель. На них наседало что-то жутко-многорукое, с огромной зубастой пастью.

– Бей по яйцу! – зло выдохнул мальчишка. – По верхушке, там потоки силы сплетаются!

Отбросив сомнения, Грета рискнула довериться Лену и, превратив щит в клинок, ударила острием не прямо-вперед, а сверху-вниз. И была вознаграждена зрелищем осыпающейся красной корки.

– Держу,– выдохнула Тирна,– держу-держу-держу счас сдохну!

Щит эйты Краст был тонким, приятно-золотистого оттенка, под ударами вихрей он распадался на глазах. А у Греты не осталось сил, чтобы собрать свою алмазную защиту назад.

– Кажется, нам придется немного пострадать,– криво улыбнулась мора Ферхара.

Пронзительный вопль и все стихло. Ало-черные вихри развеялись сами собой, оставив после себя смрадные кучки тряпья, пропитанного кровью. Из тряпья кокетливо выглядывали белые косточки, что позволяло предположить – раньше это были люди. Когда-то очень давно.

– Грета,– некромант, снесший Хикара голову, в долю секунду оказался рядом с любимой,– как ты?

– Возможно, я потеряла силу,– равнодушно бросила та,– но знаешь, оно того стоило.

– Темные менталисты не теряют Дар,– хмыкнул Лен,– с каждым разом мы становимся сильней.

Ал и Тель вывели ослабшую Грету из логова кровного мага и устроили подальше от грязи. Рядом с ней осталась Тирна, а Лена попросили пройти и показать, что там к чему.

– Прости, я не могу сейчас отправить тебя в трактир,– Ал заглянул Грете в глаза,– кровных магов нужно призывать пока не свернулась кровь. Потом не придут.

– Надо же. А мы, Линдеры, из-за чего не приходим? – вяло полюбопытствовала она.

– Когда-то над вашей кровью были проведены правильные, но запрещенные ритуалы,– улыбнулся некромант и коснулся губами лба Греты. – Я недолго.

– Ага, как же,– фыркнула Тирна,– пока допросишь, пока упокоишь.

Рассмеявшись, некромант покачал головой:

– Вот еще, допрашивать мерзавца. Я извлеку его дух и подчиню. И уже в столице, в своей лаборатории, спокойно и обстоятельно допрошу. Что самое главное, я знаю, как создать такого духа, который сохранит способность испытывать боль.

И доброе, участливое выражение лица Алистера подсказало подругам, что дух проклянет свою глупость. Ведь месть это блюдо по некромантскому рецепту – в меру холодное, в меру острое, а главное употребляется частями, в зависимости от аппетита.

Глава 12

Просыпалась Грета неохотно. Все тело было налито свинцовой тяжестью, в висках стучали крохотные молоточки, а губы пересохли.

«Похмелье? Неужели мы на радостях перепились дешевым вином?» подумала она и все же рискнула приоткрыть глаза.

Прямо перед ней оказался ярко рыжий лисий мех. Улыбнувшись, Грета мысленно позвала:

«Финли».

«Спи, ты всех утомила», буркнула лисица и тут же пружинисто подскочила, «Очнулась?!»

«А не должна была? И что значит утомила?».

«Ты умирала. Исчерпала себя до самого донышка. С тобой все силой делились. Некромант твой, Тирна. И Лен».

Грета подозрительно покосилась на Финли:

«Однако, надо умудриться вложить столько тепла в одно имя».

«Мне кажется, что он тот самый. Но я не уверена. То чувствую нить, то не чувствую», Финли фыркнула и спрыгнула с постели. «Пойду твоего некроманта приведу. А то он там упьется с горя. А пьяница нам в семье не нужен».

Казалось, Финли только-только исчезла, а уже комната полна народу. Алистер, бледный и осунувшийся, Тирна, такая же бледная, да еще и под глазами черным-черно. И высокий, худой до прозрачности мальчишка. Тот, правда, был поросячье-розовый. Грета даже заморгала ошеломленно, пытаясь привести сбоящее зрение в норму.

– Это новая кожа растет,– буркнул Лен. – Через три дня вырастет.

– Ты свела меня с ума. Хочешь чего-нибудь?

Заговорить у моры Ферхары получилось лишь с третьей попытки. И то в горле першило так, что из глаз сразу же потекли слезы.

– Пить. И смягчающий бальзам,– кое-как прокаркала она вороньим голоском.

Напившись, она почти сразу провалилась в дремоту. Успела только почувствовать, как Тирна, наклонившись, целует ее в лоб.

– Ты молодец, подруга,– шепнула она,– но когда у тебя остановилось сердце… Я бы хотела сказать «не смей больше так рисковать», но ведь выбора-то у нас и не было. Без тебя ни я, ни мальчик не выжили бы. Может хваленая защита Алистера и сработала бы. Да только как бы он сражался, если б все силы пустил на защиту? Спи и выздоравливай.

Правда, Грета не могла поручиться, что эти слова ей не приснились. Она еще несколько раз просыпалась и всегда находила рядом с собой Ала. Иногда он спал, но тут же просыпался, иногда что-то читал или писал. Но всякий раз, стоило ей открыть глаза, как некромант оказывался рядом и выпаивал ей очередное зелье, после которого она засыпала. Чтобы однажды утром проснуться полностью здоровой и полной сил.

– Доброе утро,– мягко произнесла Грета и шутливо подергала Алистера за растрепавшиеся волосы. – Кажется, у меня сменился голос. Я же не кричала?

– Слава моим специфическим талантам – у тебя изменился только голос и, немного, цвет волос,– некромант только что проснулся, но в глазах не было и намека на сонливость.

– Цвет волос?

– В твоей золотой копне теперь очень элегантно сверкают лунно-белые пряди.

– Я поседела,– севшим голосом констатировала Грета.

– Не совсем,– покачал головой Ал. – Ты слишком часто за последнее время оказывалась на грани между жизнью и смертью. Теперь в твоих волосах цветут асфодели.

Она в ужасе запустила руки в волосы, ожидая нащупать там цветочные стебли. Рассмеявшийся некромант пояснил:

– Это такое выражение. Просто это и правда не седина, другой оттенок. Тебе идет. Позвать горничную?

– А мы вообще где? И сколько прошло времени? Что с Отбором?

– Прошло всего двое суток,– серьезно ответил Алистер. – Мы во дворце, на половине Их Величеств. Я имел наглость выбрать для тебя камеристку. Как ты себя чувствуешь?

Прикрыв глаза, Грета попробовала вызвать на руке осветительный огонек и чуть не оглохла от возмущенного возгласа Алистера:

– Грета, за что?!

Испуганно вздрогнув, она погасила огонек и, открыв глаза, немного обиженно уточнила:

– Что «за что»?

– У тебя в три раза выросла личная сила. Так что твой огонек едва не выжег мне глаза,– у некроманта и правда как-то подозрительно покраснели глаза. – Я прикажу Дане прийти к тебе, затем пусть проводит тебя в гостиную Альбера Путешественника.

Грета только кивнула и проследила взглядом за тем, как Алистер, чуть пошатываясь и потирая виски, встает на ноги и идет к дверям.

– У тебя болит голова? Проклятье не спало? – до нее вдруг дошло, отчего любимый трет виски.

– Нет, свет ты мой лучезарный,– хмыкнул Алистер,– ты просто действительно едва не лишила меня зрения. А я столько еще не видел.

– Это чего это ты не видел за шестьсот лет? – Грете было стыдно, но Финли учила нападать, а не защищаться или оправдываться.

– Например, я не видел свою жену без одежды. Нет, пару раз было что-то близкое, но мешала кровь,– он подмигнул и исчез за дверью.

Даной оказалась невысокая, немолодая женщина. Она была одета в строгое синее платье, седые волосы собраны в тугую косу, а на лице ни грамма краски.

– Здравствуйте, мора Ферхара. Мое имя Данен Фрост, я эйта с низкими колдовскими способностями,– коротко поклонилась она. – Дерр Ферхара принял меня на испытательный срок и от вашего решения зависит останусь ли я на должности вашей горничной.

Внимательно выслушав женщину, Грета пожала плечами и спокойно ответила:

– Со мной довольно сложно поссориться. Помогите мне привести себя в порядок, Дана.

– На сегодня вам противопоказана горячая ванна.

Согласно кивнув, мора Ферхара аккуратно выбралась из постели и, переждав секундное головокружение, вопросительно огляделась. Спальня была незнакомой и представить где здесь кроется умывальня она не могла.

– Позвольте вам помочь,– ненавязчиво произнесла Дана.

Душ Грета приняла быстро. Закутавшись в пушистый халат, она позволила своей камеристке приступить к своим обязанностям. И не пожалела. Через какую-то четверть часа в зеркале отражалась привлекательная молодая особа без каких-либо следов перенесенных испытаний.

– Я люблю всякие интересные косы,– задумчиво произнесла Грета,– для приемов и балов с лентами и драгоценными бусами. А вот многоярусные башни с локонами не мое. Это так, на будущее.

– Косы сейчас в не моде,– чуть улыбнулась Дана.

– Работать тоже не в моде,– хмыкнула Грета,– уже одно это противопоставит меня двору. А так же мои дорфы, моя лиса и, самое главное, мой муж.

– Муж?

– Его хотели все, а получила я. А теперь, эйта Фрост, проводите меня к гостиной Альбе… Альба…

– К гостиной Альбера Путешественника? – учтиво уточнила камеристка. И, получив утвердительный кивок, проследовала к выходу.

Дана шла ровно так, чтобы Грете не приходилось задыхаться – она все же сильно пострадала и двух суток не хватило, чтобы полностью восстановиться. Надо будет сказать об этом Алистеру.

У дверей гостиной стояло двое стражников, которые не задавая вопросов шагнули в стороны, распахивая высокие двустворчатые двери. За ними простиралась довольно странная комната, больше похожая на музей – слишком много было прозрачных стеклянных полочек со всякой всячиной.

– Спасибо, эйта Фрост,– улыбнулась Грета.

Та присела в реверансе и вышла. А мора Ферхара подала руку своему мужу и позволила ему проводить себя в большому и мягкому креслу. Семь таких крупных, непривычных кресел стояло вокруг мощного дубового стола, на котором мерцала полупрозрачная иллюзия дворца. А в креслах сидели король с королевой, Тирна, Финли и Дикки, над одним из кресел реял Телайла, и два пустовало. Для Греты и Алистера.

– Полагаю, это будет очень познавательный разговор? – спросила Грета и присела в реверансе, приветствуя королевскую чету.

– Не то слово,– открыто улыбнулась Ее Величество. – Мы страшно рады, что ты, Грета, пришла в сознание. Без тебя не было ни малейшей возможности договориться со стаей.

Усевшись, Грета осторожно спросила:

– А разве мы не победили? Кровный маг уничтожен, остался только его сын. Но имя известно. Достаточно подать его в розыск, а после хорошо допросить, стрясти клятвы и отправить в ссылку куда подальше. Или казнить, если есть за что.

Линнарт с Алистером переглянулись и синхронно вздохнули. Слово взял король:

– Мои мысли были точно такими же. Пока Ал не допросил Хикара.

– Никакого сына у нет и не было. Это мальчишку, Лена, выводили в свет когда возникала необходимость в его способностях. А маскировали под сына исключительно ради одного – Хикара планировал сымитировать свою гибель и притвориться собственным сыном. Кровная магия позволяет купить долгую молодость.

– Очень многие заметили, как непростительно молодо выглядит дерр Хикара,– едва слышно выдохнула Тирна. Она очень смущалась присутствия королевской четы. – Даже самые дорогие омолаживающие крема не способным сделать кожу по-настоящему юной. А у него даже «птичьих следов» в уголках глаз не было. И двигался как молодой.

Пожав плечами, мора Ферхара чуть удивленно спросила:

– Так это и хорошо же. Сына нет, кровный маг убит.

– Дело в том,– заговорил было король, но был перебит своей супругой:

– Лучше я объясню, иначе наши мужчины так и будут выдавать информацию в час по чайной ложке. Дело в том, что кровная магия окутана бесчисленным количеством слухов и домыслов. На чем и сыграл ни разу не благородный дерр Хикара. Да, он смог провернуть все эти ритуалы над твоей матерью, это классика кровной магии вообще и ритуальной магии в частности. Но он пошел дальше и сыграл на страхах многих людей. Вот что нам удалось узнать о Лазаре: однажды, после небольшой драки в трактире, к нему пришел скрывающий свое лицо колдун. Он убедительно доказал, что является адептом кровной магии, а после не менее убедительно доказал, что заполучив кровь Лазара может творить с его телом всякие ужасные вещи. Именно так он его и подчинил. Именно так дорфы попали в особняк Алистера – старший лакей порезал палец, а после его навестил колдун в маске и плаще с глубоким капюшоном.

– Он создал свою сеть,– негромко бросил Телайла. – Как паук, только его нити – нити крови.

– А еще он достаточно силен духом, чтобы не сломаться,– недовольно произнес Алистер. – Он все еще не готов рассказать кто еще участвует в заговоре. И у нас, в итоге, есть неучтенная единица, жаждущая смерти Маргарет.

– Учитывая, что единственная причина, по которой эта самая единица желает убить королеву – приказ кровного мага, то мы даже вычислить его или ее не можем. Своих причин для участия в заговоре у марионетки нет,– Линнарт стиснул кулаки,– когда все это кончится?

– Скоро,– беззаботно ответила Гарри,– либо меня убьют, либо мы раздавим заговор.

Грета перебросила на грудь косу и принялась ее теребить. В голове оформлялся план. Грубый, топорный, но в комнате собрались умнейшие люди королевства! Уж как-нибудь доведут до ума ее идею.

– Кто знает о наших приключениях? – спросила Грета.

– Только присутствующие здесь,– тут же ответила Гарри. – Есть мысль?

– Ну такая,– мора Ферхара чуть скривилась,– а что если и мы сыграем на нитях крови?

– Подробности,– отрывисто бросил король.

– Надо пустить слух, что нам с Алом удалось пленить кровного мага и что его будут казнить, но тайно – со смертью кровавого паука умрут все те, кого он успел подчинить. А королевская чета не хочет, чтобы об этом узнали. Мол, среди привязанных к Хикару есть и благородные, невинные люди. И их смерть ударит по репутации правящего дома Кальдоранна.

– Хм, и проверять всех, кто вдруг озаботится судьбой Хикара,– покивала Гарри.

– Или еще лучше,– кровожадно улыбнулся некромант. – Устроить всем во дворце легкое неломогание, такое, которое не встревожит не вовлеченного в интригу человека. А затем, когда слухи уже пойдут, отправить самую болтливую служанку с едой для заключенного. А уж я-то постараюсь создать такого жуткого заключенного, что она поседеет от ужаса.

– Пусть он будет в капюшоне,– добавил Линнарт,– и капюшон случайно свалится.

– А вашей задачей будет продолжить соревнование, но выглядеть до крайности самодовольно и таинственно. И только когда пойдут слухи и вас припрут к стене – рассказать правду. За исключением того, что Ал снес Хикара голову,– сверкая глазами сказала Ее Величество. – Слухи должны пойти не от вас, это будет более правдоподобно.

План на глазах обрастал подробностями, временами менялся до неузнаваемости и в итоге стал стройным, логичным и, главное, простым. Чем меньше витков в интриге, тем больше шансов довести ее до конца.

– Что ж, вот он – не замыленный взгляд,– подвел итог собранию Его Величество. – Расходимся и действуем сообразно задуманному. Мора Ферхара, вы сможете сегодня присоединиться к своим коллегам по отбору?

– Да,– кивнула Грета,– правда, я вряд ли смогу быть полезной сегодня, но это и к лучшему. Особенно если мора Вирстим будет ко мне подчеркнуто ласкова и надбавит нам с Тирной баллы из-за какой-нибудь ерунды.

Геройствовать Грете не позволили. Подруг переправили обратно в их комнаты с наказом ждать целителя. Сидя в гостиной, в своем кресле, окруженная дорфами, мора Ферхара задумчиво смотрела на Тирну, играющую с Карамелькой.

– Интересно, Ринтар знал об особенностях Хикара? – протянула она и носком туфли вернула откатившийся мячик Карамельке.

– Может да, а может нет,– пожала плечами Тирна. – Почему ты спрашиваешь?

– Он хотел увидеться со мной. Не просто хотел, а жаждал. И вывернул так, что я не смогла бы отказаться. Да и потом, и я, и Лен родились с участием Хикара.

– Не факт, что в твоем зачатии он участвовал,– возразила эйта Краст. – Если все, что ты рассказала мне – правда, то тот ритуал мог много кто провести. Это со вторым ритуалом возникают вопросы. Очень уж он специфический.

– Я просто думаю, не может ли он быть тем, кто должен убить королеву? – Грета подперла подбородок кулаком.

– Что толку гадать. Ты отправила дорфа ей в помощь?

«Так еще перед поездкой. Он весьма обижен – на королеву никто не покушался, а настоящий бой прошел без него», мурлыкнул дорф.

«А ему лишь бы бой», пренебрежительно фыркнула Финли.

Судя по всему, дальше Дикки и вредная лисица ругались исключительно между собой. Правда Дикки внезапно отвлекся и навострил уши. А учитывая, что следом за ним так же отреагировала вся стая – вид получился забавный и жуткий одновременно.

«Два человека, оба с колдовскими способностями. Приближаются», отрапортовал Дикий и явно что-то приказал остальным, потому что гостиная опустела в считаные секунды. Коты просто поднялись на лапы и растворились в воздухе.

– Они же еще здесь? – подозрительно уточнила Тирна. – Просто набросили на себя отвод глаз?

«Да», коротко ответил хвостатый генерал.

Стук в дверь ни для кого не стал неожиданностью. Грета поднялась на ноги и помогла встать Тирне. Карамелька на диван вскарабкалась сама.

– Проходите,– эйта Краст наскоро оправив юбку, поспешила открыть дверь.

– И где же болезные? Вижу двух вполне здоровых барышень,– широко улыбнулся вошедший колдун в роскошной целительской мантии. – Я старший придворный целитель, дерр Раван Атрейский.

– О Серая Богиня, мне как-то неловко,– охнула Тирна и добавила,– вот если с утра я просто неважно себя чувствовала, то сейчас прям поплохело.

За спиной Равана стоял высокий, он похожий на него юноша. Тоже в светлой, целительской мантии. Но его никто не поспешил представить.

– Ее Величество вам благоволит. Так что у вас произошло?

– Два или два с половиной дня назад мы полностью, до самого донышка, исчерпали свою личную силу,– сдержанно ответила Грета.

– Характер колдовского воздействия? – посерьезнел целитель.

– А? – вытаращилась на него Тирна,– нас убить пытались.

– Нет, что делали вы.

– Держали щит,– ответила Грета. – Я была без сознания и мой супруг отпаивал меня какими-то зельями.

– Отец, секретарь Ее Величества передал список,– негромко произнес юноша,– я не успел вам его отдать.

Некоторое время целитель изучал поданную ему бумагу и только похмыкивал. Затем спросил Тирну:

– А вы обошлись тремя порциями успокоительного и отдыхом, я правильно понимаю?

– Как маг Грета сильней меня,– пожала плечами Тирна,– потому и выложилась больше. Мой куцый дар приберегался для неприятного сюрприза. Но обошлось.

– Для чего вам понадобилось успокоительное?

Подруги переглянулись и синхронно ответили:

– Нам нельзя рассказывать.

Подмигнув Грете, Тирна добавила:

– Мы стали участниками важного процесса. И свидетелями страшного ужаса. Но об этом и правда нельзя рассказывать.

Дерр Атрейский явно не удовлетворился таким ответом, но и возразить прямому посылу к королю не мог. Закончив диагностировать подруг, он написал рекомендации и объяснил, как поступать в ближайшее время.

– Ваша сила странно ощущается,– сказал он напоследок, обращаясь к море Ферхаре. – Не будь у меня доступа к списку темных менталистов, я бы счел ваш дар именно таким.

Вместо ответа Грета пожала плечами и улыбнулась. Она не знала, будут ли афишировать ее способности, а потому не стала врать. Боком выйдет.

– Целый Атрейский,– прошептала Тирна, прикрыв за магом дверь. – Ничего себе. Я его потрогала. Теплый.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю