332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Никольская » Капкан » Текст книги (страница 8)
Капкан
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:05

Текст книги "Капкан"


Автор книги: Наталья Никольская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

– Может, веревками тебя обвязять, Олюшка? – заботливо спросила она. – У меня веревка-то имеется.

– Да что вы! – храбро ответила я. – Мне веревки ни к чему!

С этими словами я вскарабкалась на балконные перила, намертво вцепившись в решетку, разделяющую соседские балконы. Еще немного усилий, парочка мысленных ойканий и прыжок с перил на соседний балкон.

Все, я на месте!

Теперь Пелагея Ивановна взирала на меня как на колдунью.

– Ну, молодец, девка! – восхищенно похвалила она меня. – А назад опять, что ли так же полезешь?

– Да нет, – ответила я смущенно, – лучше я уж через дверь выйду, спасибо вам огромное!

Старушка успокоилась и скрылась в своей квартире. Она сразу прониклась ко мне симпатией и ни на секунду не усомнилась в чистоте моих намерений. Приятно, что есть такие люди.

Оставшись одна, я быстро приступила к поискам. Маслов, похоже, домосед. Кто его знает, возьмет да и вернется сейчас? Что тогда делать? И какой позор это будет перед Пелагеей Ивановной, когда она узнает, с чем я пожаловала. И даже сделала ее невольной соучастницей своего преступления.

В спальне я перерыла все постельное белье в шкафу, стараясь класть его на место ровно, чтобы скрыть следы своего преступления.

Потом полезла в трельяж. Тщательно обследовала письменный стол. Перебежав в другую комнату, я остановилась. Дело в том, что здесь особенно нечего было осматривать. Диван, кресла, тумбочка под телевизором. Я залезла в тумбочку, но кроме видеокассет в ней ничего не было.

Я посмотрела на книжный шкаф. Хорошо бы, конечно, его проверить, но если я стану перетряхивать каждую книжку, то рискую задержаться здесь надолго.

Вытаскивая по несколько книжек из каждого ряда, я передвигала остальные в надежде, что Маслов что-то хранит между книгами. Надежда моя не оправдалась.

Вскоре я уже выскакивала их квартиры Маслова, закрывая дверь, и бегом бежала по лестнице.

Похоже, что ничего компрометирующего Вадима Маслова у него дома нет. А может, и вообще нигде нет.

Посмотрим, найду ли я что-нибудь у Воронова. Вполне вероятно, что и визит к нему окажется напрасным.

Я долго слушала гудки в телефонной трубке, свидетельствующие о том, что Михаила нет дома. Наконец, решилась.

Я поднялась на нужный мне этаж и снова остановилась перед дверью. Теперь предстояло решить вопрос о том, как попасть в эту квартиру.

То, что я так удачно смогла проникнуть к Маслову, меня совсем окрылило и я позабыла, что добрые Пелагеи Ивановны встречаются в наше время крайне редко, а чаще всего можно встретить злобных мегер, вроде вон той тетки с огромной собачищей, спускающейся по лестнице и бросающей на меня подозрительные взгляды.

Я улыбнулась мегере и даже похвалила ее «милую собачку». Мегера не превратилась от этого в фею, но прошла, не задав мне никаких вопросов.

Я стояла и вздыхала перед дверью Воронова. Как же ее открыть? Как это в фильмах ловко делают взломщики-профессионалы и непрофессионалы? Например, с помощью шпильки.

А знаменитый Остап Бендер вообще смог открыть квартиру несчастного инженера Щукина без всяких инструментов, только умело орудуя прокуренным ногтем.

Я нерешительно вынула из своих волос шпильку и принялась тыкать ею в замочную скважину. Мои жалкие попытки не увенчались успехом.

Больше у меня не было никаких подручных средств. А ногти такие короткие, что уж ими точно дверь не откроешь.

Я машинально открыла сумку и извлекла из нее свои ключи. Абсолютно не надеясь на успех, я вставила ключ от своей квартиры в замочную скважину. И тут я начала верить, что чудеса бывают! Потому что мой ключ легко повернулся в замке, отпирая его.

– Господи! – чуть не воскликнула я. – Неужели ты все-таки есть?

Строго говоря, благодарить за такую удачу следовало не Бога, а всеобщую стандартизацию, так характерную для нашей страны. Я еще никогда не была так рада тому, что у нас практически у всех одинаковые квартиры, мебель, обои на стенах, а особенно дверные замки!

От души порадовавшись этому обстоятельству, я уверенно вошла в квартиру Воронова.

Слава Богу, что книжного шкафа у Михаила в квартире не было. Наскоро перетряхнув постельное белье в шифоньере, я бросилась к письменному столу.

В нем лежало несколько колод карт, как использованных, так и запечатанных. Точно такой же лист с чертежом для игры в преферанс, какой я видела у Маслова-младшего дома. Какие-то календарики, наклейки, спичечные коробки – очевидно, все то, что коллекционировал Воронов в детстве. Надо же, он, оказывается, сентиментален, если до сих пор хранит эту чепуху.

Неужели и здесь облом? Столько хлопот и все зря? Я машинально взяла в руки колоду карт в коробочке и стала их рассматривать. Карты были очень красивые, яркие. Вот еще одна колода с изображенными на каждой карте обнаженными красотками. А вот вообще очень интересная коробочка, похоже, старинная.

Я взяла заинтересовавшую меня коробочку с картами и только хотела их достать, как из нее выпал маленький листочек бумаги. Я заглянула в него. На нем было написано всего несколько слов: «10 000 S, до двадцатого». Маслова убили восемнадцатого.

Очень интересно. Чей это почерк? И что вообще все это означает?

Я положила листочек в сумку и пошла к выходу. Я стала спускаться по лестнице на тот случай, если Воронов вдруг сейчас вернется, чтобы не столкнуться с ним в лифте.

Только я прошла несколько ступенек, как услышала шум открывающихся дверей лифта на этаже, где жил Воронов. На всякий случай я решила взглянуть, кто выйдет из лифта. Каково же было мое удивление, когда я увидела выходящую Валерию, подругу Вадима Маслова. Я прижалась к стене и затаила дыхание.

Она была чем-то обеспокоена. Как-то нервно нажимала на кнопку звонка, потом поморщилась, вытащила из сумочки блокнот, выдернула из него листочек, щелкнула шариковой ручкой и начала что-то быстро писать. Потом просунула листочек в щелочку между дверью и косяком и опять скрылась в лифте.

Я подбежала к окошку и посмотрела в него. Валерия вышла из дома и села в черный «Джип», стоявший у подъезда. Я не очень хорошо разбираюсь в марках автомобилей, но что это был именно «Джип», голову даю на отсечение. Валерия села за руль, и машина рванулась с места.

Я подошла к двери и выдернула листок. На нем ровным мелким почерком было написано:

«Миша, она была сегодня у Вадима. Ты что, не сделал то, что нужно? Она становится опасной»!

Вот так номер! Очевидно, речь идет обо мне. Значит, Валерочка работает на два фронта? Или они все заодно?

Нужно ехать домой, подкрепиться вином и хорошенько подумать. Я поймала машину, не думая о расходах, и поехала домой. Дома я все рассказала Павлу.

– Послушай, Оля, – встревоженно сказал он, – хватит тебе этим заниматься. Все. Это становится опасным для тебя. Я не хочу, чтобы ты пострадала, как Полина.

– Что ты говоришь, Паша? – удивленно спросила я. – Я столько ездила, я столько всего узнала, а ты теперь говоришь, чтобы бросила все на полпути?

– Это опасно, говорю тебе! Нужно просто позвонить этому Овсянникову и все рассказать. Дальше уже не твоя забота. Если ты не позвонишь, я позвоню сам. Мне не нужно, чтобы вы с Полей рисковали из-за меня!

– Подожди, Паша, – пролепетала я. – Позвонить я успею. Давай лучше подумаем, что это все может значить? Что значит эта запись? – я достала листок из колоды вороновских карт. – Что значит эта записка Валерии?

– Записка Валерии означает очень простую вещь: она знала, что ты интересуешься этим делом и рассказала Воронову. Тот решил вывести тебя из игры хотя бы на время или просто запугать, чтобы ты в него не лезла – не знаю точно. Но он спутал тебя с Полиной и ударил ее.

– А откуда Валерия знала, у кого я была?

– Я думаю, что она наставляет рога Вадиму с этим Вороновым. От Вадима узнает информацию и передает Воронову. Только так можно это все объяснить. Ты сегодня была у Вадима?

Я кивнула.

– А она?

– Нет. Во всяком случае, я ее у него не видела.

– Значит, потом приехала к нему, и он ей рассказал о твоем визите. А она удивилась, как же ты с проломленной головой ходишь и поехала к любовнику выяснять отношения.

– То-то я думаю, чего это Воронов так удивленно на меня смотрел и по голове гладил!

– Ну, конечно, он обалдел, когда увидел тебя целой и невредимой.

– Значит, это он ударил Полину, – протянула я. – Вот негодяй! А Маслова? Неужели он убил?

– Похоже, что да, Оля. Похоже, что да. Нужно звонить Овсянникову, вы с Полей больше в это дела не суйтесь. Все, хватит!

Моя мечта самой поймать преступника и привезти его к Жоре, похоже, не сбудется. А мне так этого хотелось! Ну, почему Павел не дает мне такой возможности? Может, попробовать его остановить?

Но Павел уже протягивал мне телефонную трубку. Я вздохнула и стала набирать Жорин номер.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
(ПОЛИНА)

Я проснулась вся какая-то разбитая и не долго могла понять, где я нахожусь. Взглянув на настенные часы, я оторопела: стрелки показывали половину первого дня. Вот это я поспала!

Тело мое ныла, ужасно болела голова. Я попыталась слезть с постели, но почувствовала сильную боль в ноге и охнув повалилась обратно. Оглядевшись, я сообразила, что лежу в Жориной квартире. Слава Богу, что не на его кровати.

Тут я вспомнила все, что произошло со мной вчера. Удар по голове в лифте, Кравцова, несущего меня на руках к себе, ошеломленного Жору, перепуганную и разъяренную Ольгу, переезд к Жоре… Последнее было самым неприятным воспоминанием.

Правда, Жора вел себя почти как джентльмен: давал мне лекарство, уложил на диван. Ни разу не приставал ко мне. Потом он, наверное, накачал меня снотворным, чтобы я уснула, иначе с чего бы я проспала полдня?

Рядом с кроватью на тумбочке стоял телефон, установленный заботливой Жориной рукой. Рядом лежал пульт от телевизора. Я позвонила Ольге, но там никто не взял трубку. Черт, что же делать? Жора скорее всего поехал на работу. А я даже встать не могу.

Тут я заметила записку рядом с телефоном. «Милая Поленька, я на работе. Если тебе что-нибудь понадобится, сразу же позвони. Твой Жорик». Господи, «твой Жорик»! Жора что-то уж слишком размечтался!

Я позвонила к нему на работу и прямо заявила, что хочу есть. – Подожди, солнышко, сейчас у меня будет перерыв, и я приеду.

– Еще я хочу домой, – добавила я. – Ты меня обманул! Сказал, что будешь обо мне заботиться, а сам уехал!

Вообще-то я была рада, что Жора уехал, но есть-то хочется!

– Я сейчас приеду, Полинушка, – повторил Жора. – Что бы ты хотела на обед?

– Ананасы в шампанском! – буркнула я недовольно и шваркнула трубку на место.

Жора приехал через двадцать пять минут. Я чуть не расхохоталась: в руках он держал большой ананас.

Жора перенес меня в кухню на руках, разогрел обед, и мы поели.

– Ну, как ты себя чувствуешь? – спросил он.

– Все нормально. Нога только немного болит. Ольга не звонила?

– Нет, не звонила.

– А еще кто-нибудь?

– А кто тебя интересует? – Жоре явно кто-то звонил по Пашкиному делу, я это чувствовала. Но он почему-то не захотел говорить.

– Жора, скажи мне, что тебе известно! – потребовала я.

– Полина, я же тебя просил, отвлекись от этого дела хотя бы на то время, пока ты болеешь. Я тебе обещаю, что скоро уже все будет закончено.

– Обещаешь?

– Обещаю. И ты первой узнаешь, что все закончено. Я сейчас поеду на работу – уж извини! – и обязательно тебе позвоню. Так что не расстраивайся и жди.

Жора поцеловал меня в щеку и засобирался. Он перенес меня снова на постель и включил телевизор. Я погрузилась в созерцание какой-то мыльной оперы. А Ольга даже не смотрит. Что это с ней случилось?

Через два часа я совершенно отупела от всех этих сериалов, запуталась в действующих лицах и сложных семейных отношениях и выключила телевизор. Лучше почитаю-ка я книжку.

Надо сказать, что Жора Овсянников был большим книголюбом. В его квартире стоял огромный, во всю стену книжный шкаф, до отказа забитый различными произведениями литературы. К книгам он относился прямо-таки благоговейно: выискивал какие-нибудь редкие издания, платил за них огромные деньги и был страшно доволен, когда его коллекция пополнялась еще одним экземпляром.

Правда, я не помнила, чтобы он что-то читал из своей сокровищницы. Обычно его книги читали мы с Ольгой. Больше Жора никому не давал их читать – настолько дорожил.

Я выбрала зачитанную до дыр «Белую гвардию» и с удовольствием принялась ее перечитывать. Я увлеклась настолько, что не заметила, как пролетело время. Из сопереживаний семье Турбиных меня вырвал телефонный звонок, резко протрезвонивший прямо над ухом. Очевидно, Жора, опасаясь, что я усну слишком крепко и не услышу звонок, врубил громкость до отказа. Я аж подскочила на постели от резкого звука и схватила трубку:

– Алло!

– Поля? Это Оля! Тут такие дела творятся! Мы сейчас за тобой приедем.

– Кто это мы?

– Мы с Жорой. Понимаешь, похоже, что дело закончено. Я позвонила Жоре и сказала, что хочу присутствовать при разоблачении преступника. У меня есть важная улика. А еще я настояла, чтобы ты тоже была. Жора сперва не хотел тебя брать, но я его сломила. Так что жди!

В трубке запищали короткие гудки. Сердце мое колотилось им в такт.

Неужели все закончено? Неужели? Сколько дней-то прошло с тех пор, как это началось? Три? Четыре? Мне кажется, что уже целая вечность.

Я даже поднялась с постели и допрыгала до окна на одной ноге. Мне не терпелось поскорее все узнать. Наконец, я увидела Ольгу и Жору, выходящих из Жориной машины. Пашки с ними не было.

Я поскакала к двери и стала отпирать замок. Жора и Ольга очень удивились, увидев меня в дверях.

– Ты уже можешь ходить? – обрадовалась Ольга.

– Ну, еще не совсем, – призналась я. – Но это не помешает мне поехать с вами.

– Да никто и не возражает! – улыбнулся Жора.

Я оперлась об Ольгину руку и пошла одеваться. Потом они вместе помогли мне спуститься вниз и усадили в машину. Мы поехали к Жоре на работу. Я еще ничего не знала и по дороге пыталась узнать у Ольги все подробности. Но она лишь загадочно улыбалась. Жора вообще молчал. Я обиделась на них и отвернулась к окну.

Когда мы вошли в Жорин кабинет и расселись, Овсянников поднял телефонную трубку и сказал:

– Введите арестованного.

Через некоторое время в кабинет ввели Михаила Воронова в наручниках. Я даже ахнула про себя.

Он сел на стул напротив Жориного стола и в недоумении уставился на нас с Ольгой.

– Что так смотрите? – усмехнулся Жора. – Это вот Ольга Снегирева, которая стала для вас опасной. А это – Жора указал на меня – ее сестра Полина, которую вы по ошибке ударили по голове. Надо было уж обеих стукнуть, а то пока Полина лежала с перебинтованной головой, Ольга решила отомстить за сестру и рьяно взялась за дело. Можно сказать, что она нам здорово помогла.

Я удивленно посмотрела на Ольгу, которая возмущенно зашептала мне:

– «Здорово помогла»! Да можно сказать, я одна все и раскрыла!

Я улыбнулась, пожав руку сестры и сделала незаметный кивок головой, мол, брось ты, Олюшка, Жору, что ли, не знаешь? Он же у нас любитель прихвастнуть!

Ольга поняла меня и тоже улыбнулась.

– А теперь расскажите нам, – упиваясь собственной проницательностью, продолжал Жора, – как все было. Имейте в виду, что доказательств вашей вины предостаточно.

Воронов молчал.

– Вы можете молчать, но этим ничего не добьетесь. Вот, например… – продолжал разглагольствовать Жора и говорил бы еще долго, если бы не Ольга. Дело в том, что в этот момент я потрогала свою больную голову, посмотрев на Воронова. Эти мои действия всколыхнули в Ольге жалость к своей сестре и вызвали волну гнева. Ольга вскочила, приблизилась к Воронову и заорала прямо в лицо:

– А ну, говори быстро, сволочь! Или я твой подружке все мозги вышибу!

Воронов вздрогнул, я подпрыгнула на стуле, Жора изумленно уставился на Ольгу, прервав свои разглагольствования на полуслове. Я была поражена не меньше его. Я никогда не видела свою сестру в таком состоянии и не могла предположить, что она может так орать. Просто представить было невозможно, что с Ольгиных уст могут слетать такие выражения. Вот тебе и сама интеллигентность!

Воронов поднял голову.

– Где Лера? – спросил он.

– Где надо, там и Лера, – очень грубо сказала Ольга. – Говори лучше, или ей плохо будет!

Жора просто ошалел от Ольгиной наглости. Он держал в руках незажженную сигарету, периодически подносил ее ко рту и затягивался, будучи уверенным, что поглощает никотин. Я сидела и пока ничего не могла понять. При чем тут Лера?

Между тем на Воронова подействовали Ольгины слова. Он сжал руки так, что побелели пальцы и тихо произнес:

– Ладно, я все скажу. Только обещайте, что не тронете Леру.

– Молодой человек, здесь не базар, чтобы торговаться, – встрял Жора, вспомнивший сразу о своих обязанностях. Он уже обнаружил, что «курил» незажженную сигарету и теперь отчаянно делал вид, будто он все замечал и просто дурачился. Но ему никто, конечно, не поверил.

– Рассказывайте! – потребовал Жора.

– Это все из-за Леры, – начал он. – Мне нужны были деньги, очень нужны. Лера не стала бы со мной встречаться без денег. А мне она очень нужна.

Я раньше неплохо в карты играл. Потом как-то забросил. А не так давно встретил Александра. Узнал, что он соучредитель «Фараона». Ну, и решил с него поиметь немного. Раньше я его всегда обыгрывал. Думал, и на этот раз так же легко будет. Но Александр с той поры поднаторел в преферансе. Я даже удивился.

В общем, он у меня выиграл. Потом еще и еще. Я все надеялся отыграться, но только сильнее увязал. В конце концов я задолжал Маслову десять тысяч долларов. Сами понимаете, что у меня таких денег нет. А он стал требовать, говорил, что ему тоже с долгами рассчитываться надо.

Я просил его подождать, хотя знал, что все равно не соберу нужную сумму. Просто не знаю, на что надеялся. А однажды Александр узнал о моих отношениях с Лерой. Он знал, что она встречается с Вадимом. Вадим даже хотел на ней жениться.

Александр пригрозил, что расскажет обо всем Вадиму, если я не верну деньги. К тому же Лера замужем. И муж ее – очень обеспеченный человек. Ей ни к чему были эти неприятности. – Воронов вздохнул и потер подбородок.

Все молча слушали. Воронов продолжал:

– Я тогда еще не думал, что убью его. Даже не знаю, решился бы я на это или нет, если бы…

– Если бы что? – спросил Жора.

– В общем, в тот вечер Лера сообщила мне, что Александр едет на разборку с Шиповым. Она это у Вадима узнала. Когда Александр ему звонил, Лера была там. Ну, и выспросила все. Вадим ни о чем не догадывался.

Лера тут же сослалась на дела и поехала ко мне. Она рассказала, что Александр поедет за город, и мы подумали… Вернее, я подумал, что это удобный случай.

– Значит, к убийству вас подтолкнула именно Лера? – спросил в упор Жора.

– Нет, я этого не говорил! – попятился назад пятками Михаил.

– Ну, как же? Вы ведь сами сказали, что до разговора с ней не помышляли об убийстве?

Воронов замолчал. Молчание длилось довольно долго. Потом он тихо, но твердо сказал:

– Я не хочу подставлять Леру. Я все возьму на себя.

– Хм! – усмехнулся Жора. – Конечно, за групповое убийство вы получите больший срок!

– Да нет, дело не в этом! – в отчаянии закричал Михаил. – Понимаете, я ее люблю и не хочу, чтоб она страдала.

– Кого вы любите? – встряла я, начав понимать, в чем дело. – Эту эгоистку? Которая ради собственного блага толкнула вас на убийство? Она же все просчитала! Трем мужикам головы морочила, деньги с каждого тянула! Вы что думаете, она бросила бы обеспеченного мужа и связала свою судьбу с вами?

Жора строго посмотрел на меня, и я умолкла.

– Продолжайте, – приказал Овсянников Михаилу.

– В общем, мы… я поехал туда вслед за ними. Я видел, как они ссорились. Потом начали избивать Маслова. Я еще подумал, что это мне на руку. Потом они бросили его и уехали. Я подошел к Александру. Он был жив. Он узнал меня и думал, что я хочу ему помочь. Но я взял в руки монтировку (я специально привез ее с собой) и ударил его по голове. Он сразу скончался. Я сел в машину и уехал.

Дома я долго отмывал кровь. Потом позвонил в милицию и сказал, что Маслов собирался ехать на разборку с Шиповым. После этого я повесил трубку. Меня всего просто трясло. Я поверить не мог, что сделал это. Хотелось вернуть все назад, чтоб не было этого.

Я лег спать, но долго не мог уснуть. Я так и не уснул в ту ночь. Проворочался до утра. Утром я узнал из газет, что Глазунов разыскивается за убийство.

– В общем, вы подставили Шипова, а он в свою очередь Глазунова.

– Абсолютно невиновного человека! Кристально честного! – гневно закричала я. Жора даже удивился, что я возмущаюсь, а Ольга нет. Ведь он был уверен, что именно моя сестра заинтересована в оправдании Павла.

– Я-то здесь при чем? – спросил Воронов. – Не я же Глазунова подставил!

– А Шипова? – спросил Жора.

Воронов промолчал.

– Вы все рассказали? – спросил Жора.

– Да, – ответил Михаил.

– Нет, не все! – жестко ответил Жора. – Я уверен, что вы выгораживаете свою сообщницу Валерию Бельскую. Она была с вами на месте преступления. И убедилась, что вы довели дело до конца.

– Я не хочу подставлять Леру, – тихо повторил Михаил.

– Но ведь именно она инициатор преступления!

– Маслова убил я! Лера здесь совершенно ни при чем!

– Хорошо. Оставим пока это. Но вы опять не рассказали до конца. За вами еще один грех, – Жора выразительно посмотрел на мою забинтованную голову. – И сделали вы это тоже с Лерочкиной подачи. Рассказывайте!

– Просто Лера рассказала мне, что к Вадиму приходила женщина из милиции. Мы вместе с ней поехали в отделение и стали следить, не покажется ли она. Наконец, мы ее увидели. Я проследил за ней. Она была с вами, – Воронов посмотрел на Овсянникова. – Я дождался, когда она останется одна. Она пошла к Кравцову. Я быстро замаскировался и пошел за ней. Мне повезло. На лестничной клетке никого больше не было. Я вошел вслед за ней и…

– Ударили ее по голове! А это оказалась не Ольга, а Полина, – продолжил Жора. – И вы несказанно удивились, увидев на следующий день женщину живой и здоровой. Вы же не думали, что они сестры-близнецы. А потом Вадим Маслов рассказал Валерии, что эта женщина опять приходила и решила, что вы не выполнили того, что она вам велела. Да-да. Именно она велела вам вывести Ольгу из игры. И тогда она прискакала к вам и оставила вот эту записку.

Жора достал из своего стола маленький листочек бумаги.

– И вашу Леру мы обязательно привлечем к ответственности! – пообещал он Воронову. – Свою жену я вам не прощу!

Я хотела напомнить Жоре, что я его бывшая жена, но не стала.

Воронов заерзал на стуле.

– Но эта записка ничего не значит! – сказал он.

– Значит, и очень многое. Она подтверждает, что именно Валерия Бельская информировала вас о ходе расследования. Кроме того, на месте преступления обнаружены следы от автомобильных шин. Мы сличили их слепок с шинами машины вашей любовницы. Они абсолютно идентичны. Это подтверждает, что вы были вместе с Лерой в Вишневке. Выгородить ее вам не удастся. Да я и не советовал бы вам этого делать. Вам еще предстоит очная ставка с Бельской, так как она отказывается признать себя виновной в преступлении и сваливает всю вину на вас. Но и ей отвечать придется. Это я уже вам обещал. Хотите, кстати, послушать, что говорит ваша драгоценная?

Воронов промолчал. Жора позвонил по телефону и потребовал привести Бельскую. При этих словах Воронов вздрогнул.

Через пару минут в кабинет ввели молодую женщину с бледным, уставшим лицом. Было видно, что до ареста она очень тщательно следила за своей внешностью: холеные белые руки, на ногтях сохранились следы лака, волосы были выкрашены в модный цвет, одежда дорогая и стильная. Я поняла, что это и есть Лера. Лера, молодая, красивая женщина, главная, по сути дела злодейка, по вине которой страдает мой Павел.

– Садитесь, – сказал ей Жора.

Лера опустилась на стул и обвела кабинет глазами. На Воронова она старалась не смотреть. Когда она увидела нас с Ольгой, в ее глазах отразилось легкое недоумение. Но Жора не стал ей ничего объяснять.

– Валерия Александровна, так кто все-таки убил Маслова? – спросил Жора.

– Он… – тихо произнесла Лера, указывая на Воронова.

Тот молчал, с тревогой глядя на женщину.

– А вы при этом присутствовали?

– Нет… – ответила Лера.

– И вы вообще ничего не знаете об этом?

– Нет, я ничего не знаю, – у Леры был испуганный и затравленный вид. Она явно играла роль маленькой, несправедливо обиженной девочки. Постоянно надувала губки и пыталась заплакать. Беленький платочек Лера все время держала в руке, периодически поднося к лицу.

– А откуда же на месте преступления оказались следы шин вашего автомобиля?

– Что… а… Какого автомобиля? – растерянно произнесла Лера.

– Вашего «джипа». Именно вашего, экспертиза доказала это.

Лера молчала.

– Да не молчите вы, – не выдержал Жора. – Этим вы ничего не добьетесь. Лучше честно во всем признаться.

– Мне не в чем признаваться. Это все он, он, – закричала она, тыкая пальцем в Воронова. – И вообще… я мужу позвоню! Знаете, кто мой муж? Вы еще пожалеете, что держите меня здесь! Вы за это ответите!

– Я не советовал бы вам грозить мне этим, – покачал головой Жора. – Ваш муж уже был здесь. И когда узнал, что вы изменяли ему направо и налево, то немедленно подал документы на развод. так что можете считать, что влиятельного мужа у вас больше нет. Кстати, Валерия Александровна, а зачем вам при таком муже нужны были любовники? Да еще с деньгами? Неужели вам не хватало?

– Устройства у нее такая, – влезла я, не в силах молчать.

Лера сидела окаменевшая от услышанной новости. Она никак не могла поверить, что лишилась надежной поддержки. И решила искать защиты у Воронова.

– Миша, ты же знаешь, что я не хотела, – залепетала она, – я же знала, что все так…

Михаил смотрел на Леру презрительным взглядом.

– Я любил тебя, – наконец, помолвил он. – А ты? Теперь я понимаю, чего ты хотела. И от Маслова избавиться, и меня подставить.

– Нет, нет, что ты! – закричала Лера. – У меня и в мыслях не было тебя подставлять. Просто…

– Просто ты на деньгах помешалась и на мужиках. И запуталась совсем.

– Скажите все-таки, Валерия Александровна, зачем вам нужны были именно любовники с деньгами при богатом муже? Маслов Вадим, например?

– Богатом муже! – фыркнула Лера. – Да вы бы знали, какой он жадный! У него денег на новые туфли не выпросишь!

– Старые туфли – это те, которым больше двух недель, – уточнил Воронов.

Лера опустила глаза.

– Судя по тому, какая у вас машина, не скажешь, что ваш муж скряга, – покачал головой Жора.

– Но зачем мне бедные? Что с ними делать? На лавочке сидеть? – вскинула голову Лера. – А Маслова и жалеть нечего, дрянь он был, а не человек.

– Ты сама дрянь! – закричал вдруг Воронов, вскакивая с места и кидаясь на Леру.

Я и Жора одновременно взлетели со стульев. Я была ближе к Михаилу и успела перехватить его руку, Жора вытащил дубинку и шарахнул Воронова по спине.

– Сядьте! – проорал он.

После того, как Михаил вернулся на стул и поник, опустив плечи, Жора добавил мягче:

– Хотя в том, что она дрянь, я с вами согласен. Мне только непонятно, Валерия Александровна, для чего вы поехали с Михаилом?

– Потому что я боялась, что у него не хватит духу прикончить Маслова. Я догадывалась, что в последний момент он может передумать. А с Масловым нужно было кончать, просто необходимо.

– Ты боялась, что он Вадику все расскажет, вот и все. А на меня тебе наплевать было! – снова подал голос Воронов. – А я на все ради тебя шел, как идиот! Даже терпел, что ты с Вадимом живешь.

– Я бы не вышла за Вадима, ты же знаешь! – опять залепетала нежным голоском Лера.

– Вышла бы! Ты давно хотела от мужа уйти, староват он для тебя все-таки. Только достойную кандидатуру искала. А Вадик богаче, конечно, чем я. Я был для тебя просто орудием. догадывался, конечно, что ты просто играешь мною, но отгонял эти мысли. Сам, дурак, виноват.

– Что теперь со мной будет? – с ужасом спросила Лера. – Меня посадят?

– А вы как думали? – хмыкнул Жора. – Вы организатор преступления. И соучастница. Следы-то от машины никуда не денешь, милочка. Ну что, все остальное, пожалуй, ясно?

– Значит, Глазунова ни в чем не обвиняют больше? – быстро спросила я.

– Нет. С него сняты все подозрения.

Я тут же подскочила к столу и набрала домашний номер Ольги. Мне пришлось набирать его четыре раза, как и было условлено, и я едва не потеряла терпение.

– Паша! – закричала я в трубку. – Все отлично! Можешь приезжать, я жду тебя в милиции!

– Что, меня сейчас заберут? – мрачно пошутил Павел. Совсем уже одичал там у Ольги. Ну, все, он сегодня же переедет оттуда, а я от Жоры.

– Да нет же, нет! – закричала я опять. – Все закончилось! Мы с Олей нашли убийцу!

Жора недовольно воззрился на меня, когда услышал, кто нашел убийцу, но промолчал.

Воронова и Леру увели, мы сидели и пили кофе в Жорином кабинете. Я спросила у Жоры, как они вышли на Воронова.

Он рассказал, что Кравцов, мучимый угрызениями совести (а скорее всего просто боявшийся к своим прегрешениям добавить еще и сокрытие фактов от сотрудников милиции), все-таки позвонил Жоре и признался, что помнит разговор с Масловым, о котором рассказывал Володя Мялкин.

Это был разговор насчет увлечения Александром карточными играми. И «Хмырем» Кравцов называл именно Воронова, которому не доверял. Кравцову не нравились отношения Маслова и Аоронова, об этом он и разговаривал с Александром.

А тут и Ольга помогла дорисовать картину. Она позвонила Жоре и рассказала о связи Воронова с Лерой Бельской, а также о записке. Следы шин Лериного «Джипа» сличили со следами от машины, найденными на месте преступления в Вишневке. В общем, Жора тут же вынес постановление об аресте Воронова и Бельской. Все встало на свои места.

Кофе был превосходным, настроение мое просто отличным. Я даже про больную голову и ногу забыла.

– Слушайте, давайте отметим это событие! – загорелся Жора. – Возьмем бутылку хорошего коньяка, – он посмотрел на Ольгу, у которой заблестели глаза при упоминании о ее любимом напитке. Я не стала даже язвить по этому поводу. – Пригласим твоего друга, Оленька. Кстати, я с ним наконец познакомлюсь.

Жора, похоже, уже считал, что мы с ним наладили отношения и теперь будем встречаться парами: он со мной, а Ольга с Пашкой. Но меня такое положение вещей не устраивало категорически.

Поэтому я сказала, что оставлю пока Жору с Ольгой наедине и вышла из кабинета – Пашка уже должен был подъехать сюда.

Когда я вышла на улицу, то сразу увидела его, выходящего из серой «семерки». Пашка тоже заметил меня. Я кинулась к нему на шею, хромая на левую ногу, Пашка подхватил меня на руки и закружил.

Конечно, место было не совсем подходящим для подобных действий, но меня это мало волновало. Пусть смотрят все, кому не лень, на двух абсолютно счастливых людей. Пусть смотрят и завидуют. Они не знают, что нам пришлось вместе пережить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю