355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Степанова » Заговоры сибирской целительницы. Выпуск 31 » Текст книги (страница 9)
Заговоры сибирской целительницы. Выпуск 31
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:49

Текст книги "Заговоры сибирской целительницы. Выпуск 31"


Автор книги: Наталья Степанова


Жанр:

   

Эзотерика


сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шарик

Дед Архип умирал. В комнате с выцветшими обоями не было никого, кроме него и Шарика – старого, косматого рыжего пса. Сознание старика было ясным, а все его чувства обострены до такой степени, что слух его и давно ослабленное зрение были как с десяток годков назад, видимо, умирающий организм, буйствуя и сопротивляясь уходу, выдал свой последний, прощальный салют, одаривая Архипа уже не нужным подарком. Шевеля седыми бровями, Архип размышлял над улучшением своего состояния. Ему вдруг вспомнилось, как кто-то при нем когда-то сказал, что перед смертью человеку становится лучше, и эта мысль его неприятно кольнула. «Шарик», – позвал он пса, постучав морщинистой ладонью по серой, давно не стиранной простыни.

Старик жил почти восемь лет без жены, она умерла через день после известия о смерти их единственного сына Андрея, который служил в Чечне и там погиб. Хоронил Архип сперва жену, а затем сына, которого привезли ему в цинковом гробу. Вспоминать это не хотелось, и, чтобы хоть как-то изгнать тяжелые мысли, старик снова позвал пса, который уже и так сидел рядом с ним. Собака лизнула хозяину руку и тихо заскулила, не зря, видно, люди говорят, что собака чувствует смерть. «Вот умру я, что ты будешь без меня делать, кому ты такой старый будешь нужен?» – тихо, с надрывом в голосе произнес Архип. По щекам старика поползли слезы, они падали на грязную подушку и исчезали непонятно куда.

Неожиданно старику захотелось есть. На память пришел красный пахучий борщ, который когда-то так отменно готовила жена. Анна его была хохлушка и борщи варила со смальцем, чесноком и буряком. Жена клала в борщ много густой сметаны, и, когда ее перемешивали с борщом, получался какой-то удивительно приятный радужный цвет, с множеством масляных глазков. Воспоминания были такими яркими, что старик почувствовал запах чесночного борща. «Аня!» – неожиданно для себя позвал он, и на его зов в дверь вошла жена. Архип не стал размышлять над тем, откуда она взялась, ему это было не важно, так он соскучился по своей умершей жене. Та неслышно прошла к кровати и, поправив подол, присела в его ногах. «Плохо тебе без меня?» – вопрос был больше утвердительный, чем вопросительный, и старик, зажмурившись, часто закивал головой. Прохладная рука жены легла ему на лоб, и он замер, стараясь не шелохнуться, чтобы этот желанный мираж нечаянно не исчез. Она сидела рядом и не пропадала. «Я ведь за тобой пришла, пойдешь со мной?» – и он снова утвердительно затряс седой головой. Неожиданно Шарик заскулил, а затем протяжно завыл. Сознание угасало, но старик еще долго слышал этот протяжный вой. Он пытался разлепить губы, чтобы успокоить любимого пса, но искоркой мелькнула мысль, что нужно идти вслед за Анной и не отставать, а не то беда.

Соседка Архипа заметила его собаку, которая уже с час сидела у нее во дворе. Когда она вышла из дома, пес, оглядываясь на нее, побежал в свой дом. Марья, заглянув в хату Архипа, сразу же поняла, что он мертв, и скорым шагом помчалась по соседям, оповещая их о смерти старика, обговаривая вопрос его похорон. К вечеру Архипа обмыли и одели. В шкафу нашлись деньги, их было достаточно не только для похорон, но и хватало на хорошие помины. Немногочисленные участники проводов Архипа сновали то во двор, то со двора. Пес сидел в углу и не сводил с хозяина глаз. Ноги пса мелко-мелко дрожали, и казалось, что еще немного и пес упадет, но никто не обращал на него внимания. Наконец гроб сняли с табуреток и понесли. За гробом шли пять-шесть человек, таких же пожилых людей, каким был старик. Никто о нем не плакал, не горевал, и каждый думал о своем и хотел, чтобы все поскорее завершилось. Наконец покойника опустили в могилу и через час все торопливо пошли домой, прочь от могильного холмика, на котором сиротливо стоял стакан с водой, накрытый куском черного хлеба. Все ушли, кроме пса. Он лежал подле могилы и будто ждал, что хозяин вспомнит о нем и поднимется из-под толщи земли. Но хозяин не приходил. Спустя неделю мальчишки нашли возле могилы дохлого рыжего пса. Над собакой гудел рой жирных зеленых мух, и зрелище было малоприятным…

Колечко

«Расчешись хотя бы сейчас, нотариус придет, а ты как лахудра!» – племянница зло сверкнула глазами и вышла из комнаты, в которой на постели осталась Мария. Всякий раз, когда она на нее кричала, ей было не столь обидно, сколь досадно, что она, Мария, не может осадить ее за хамский тон, за злое выражение лица, с которым она почти всегда разговаривала с ней. Детей у Марии не было, муж умер, и теперь она вся была во власти дочери своей сестры, которая умерла полгода назад.

Когда Марии исполнилось восемьдесят лет, она в одночасье потеряла силы. Легла вроде здоровой, а проснулась уже без сил. В больницу ее не взяли, и поскольку она не могла обходиться без помощи, ей пришлось позвонить Катерине, дочери покойной сестры. Та приехала и, не спросив, ела ли она и как ее здоровье, стала по-хозяйски лазить в шкафах. Всю свою жизнь Мария была строгого нрава, не то что бы сухарем и занудой, а просто она во всем любила порядок. Должности ее всегда были мужские: бригадир, мастер, прораб, а потом начальник стройки. Работала она в основном среди мужиков и всех всегда умела держать в кулаке. Не было в ее подчинении пьяниц и лодырей. Даже муж ей во всем подчинялся – как она хотела, так всегда все и было. Работала Мария как лошадь, выполняя и перевыполняя пятилетки, никогда не думая о себе. Когда она скинула ребенка, врач сказал, что матерью ей никогда не быть. Выйдя на пенсию, она поняла, что никому не нужна, о ней забыли и сослуживцы, и страна, которой она служила верой и правдой. В тот день, когда она уходила на пенсию, муж неожиданно преподнес ей подарок – колечко золотое с красным глазком. Мария была тронута не подарком, на который муж потихоньку откладывал карманные деньги, а то, как он подарил ей это кольцо. В этот момент глаза мужа были опять ярко-синие, как когда-то в молодости, и он почти шепотом произнес: «Никого в целом мире нет лучше тебя!» От этих воспоминаний защипало в носу, а из глаз брызнули слезы, но додумать эту мысль она не успела, в комнату вновь влетела племянница. За ней вошел седоватый представительный мужчина, которого тут же посадили за стол, и Мария поняла, что это пришел нотариус, для того чтобы она отписала свою квартиру и все, что имеет, дочери своей сестры. С трудом поднявшись и опираясь на палку, Мария приблизилась к столу, и ей тут же пододвинули листы с гербами. Лицо племянницы ярко пылало румянцем, видимо, от волнения: что ни говори, а теперь она будет хозяйкой большой московской квартиры, дачи, денег на книжке и чешского гарнитура, который Мария когда-то приобрела по случаю награждения ее самим Хрущевым орденом за труд. «Вот здесь распишитесь», – попросил Марию нотариус, а она, не слыша его, неотрывно смотрела на руку своей племянницы – на ее пальце горело красным огоньком кольцо Марии, подаренное мужем. Комната закружилась, стало невыносимо зябко, будто старая кровь разучилась бежать по своим руслам, остановилась и похолодела. Пытаясь удержаться рукой за столешницу, Мария так и не отвела взгляда от кольца, которое, судя по всему, ей уже больше не принадлежало, так же как и все то, что у нее до этой минуты было… Нотариус пытался одеть пальто и шляпу, но Катерина тянула из его рук вещи, предлагая то одну, то другую еще более крупную сумму за то, чтобы «это» дело было все же доведено до конца. Наконец сумма оказалась привлекательной, и нотариус снова уселся на свой стул. На столе появились документы и давнишние письма, написанные рукой Марии, чтобы можно было правильнее подделать подпись на заранее составленном завещании. Дело двигалось споро, и никто не смотрел вниз, на пол, где неподвижно лежало холодеющее тело Марии.

Мастер – мастеру

Письмо мастера Слуцкой В. П.: «Славная и всеми любимая наша Наталья Ивановна, кланяюсь Вам как нашей наставнице и благодарю Вас за то, что Вы в разделе „Мастер – мастеру“ даете нам те знания, которых нам не хватает. Только благодаря Вашим книгам я смогла многим помочь, это лично Ваша заслуга. Милая Наталья Ивановна, вот уже полвека я служу людям и помогаю им по мере своих знаний и сил. Но слыхала я когда-то от своей бабки, что есть такой заговор, который может наслать на врага понос. Правда это или нет?»

Дорогая Валентина Павловна, уважая вашу любознательность и стремление познать новое, я дам здесь один из тех заговоров, о котором вы спрашиваете. Но, естественно, без окончания этого заговора и его ключа, так как подобный заговор может попасть не в те руки, и тогда могут пострадать люди.

Смотрят на дерьмо и трижды произносят имя того человека, на которого хотят нагнать понос и метеоризм. Читают так:

 
Бзди, воняй, покоя не знай
Ни с ночи поутру,
Ни в день, ни повечеру.
Вонючим поносом исходи,
Ни в чем исцеление не находи,
Станешь лечиться —
В портки будешь мочиться,
Станешь молитву читать —
Понос будет больше донимать.
И т. д.
 

Заговор дан, как я и сказала, без окончания и ключа.

Письмо Юдиной Е. И., мастера из г. Кызыла:

«Здравствуйте, матушка Наталья! Спасибо Вам за поддержку в лечении мальчика Ильи. Когда я поняла, что не справлюсь, решила побеспокоить Вас телефонным звонком. Я боялась, что Вы откажете мне в подмоге, ведь это должна была быть моя работа, но, к моему счастью, Вы не отказали мне в помощи. Родители Илюши просили меня передать Вам искреннюю благодарность, и я ее с радостью передаю. Мальчик выздоровел и уже пошел в школу. Теперь я снова Вас беспокою, но уже письмом. Матушка Наталья, не могли бы Вы в своей следующей книге в разделе „Мастер – мастеру“ ответить на мой вопрос: какой есть способ, чтобы привязать мать к своим детям, если она их бросает и убегает из дома?»

Уважаемая Елена Ивановна, самый простой, быстрый и действенный способ такой. Как увидите, что собака вертится вокруг себя за своим хвостом, тут же произнесите:

 
Как собака вокруг себя
Вертится, крутится,
Так бы и (такая-то) вокруг деток своих ходила,
Ни на шаг бы от них не отходила.
Иди, мое слово, в слово.
Ступай, мое дело, в дело.
На ныне, на века,
На все светлые времена.
Аминь.
 

Письмо мастера из г. Красноярска: «Дорогая Наталья Ивановна, я получила школу от своей бабки, но, конечно же, знания у меня не те, что у Вас. Но дело я свое люблю и всегда стараюсь у Вас поучиться. Выписываю вашу газету „Магия и Жизнь", у меня тридцать Ваших книг, Оракул и все календари. Я всегда с нетерпением жду для себя открытий, которыми полны Ваши чудесные книги. Прежде я ни разу Вас не беспокоила и вот решилась. Хотела бы я знать, для чего соскребают со стен побелку и штукатурку после зари и что с этим делают. Дело в том, что я не раз наблюдала, как это делала моя бабка. Она обещала меня научить, но так и не успела. Был период, когда я с ней не жила, а потом приехала на ее похороны. Мне очень хочется об этом узнать, может, потому, что до сих пор у меня стоит в глазах, как она брала нож и скоблила стену».

Стенку дома, а вернее все четыре стены, скоблят ножом после заката для отворота мужа от соперницы. Сейчас я об этом расскажу более подробно. Если нужно отвадить своего мужа от соперницы или кто-то вас попросил это сделать, возьмите в правую руку нож с деревянной ручкой и соскоблите с каждой стороны дома немного штукатурки. Пыль и кусочки содранной штукатурки завязывают в носовой платок мужа и говорят:

 
Когда одежа из узла на дом вернется,
Тогда только раб (такой-то)
К рабе (такой-то) повернется.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.
 

Узелок закапывают между двумя осинами. Существует еще много различных способов работы со стенами дома, но об этом я расскажу в следующих книгах.

Письмо Севрегина Н. В., мастера из г. Абакана: «Дорогой мой учитель и наставник, здравствуйте! И хотя мы с Вами недалеко ушли друг от друга по возрасту, Вы для меня учитель. Я еще от своего деда много слышал о Вашем роде, о Вашей бабушке Евдокии. Дед мой ездил к Вам, но меня с собой не брал. Коль я решился написать, то заодно хочу сказать Вам огромное спасибо за Ваши книги, я без них как без рук. У меня есть Ваши „Книги ответов“, „Книга для пожилых людей“ (настоящий клад!) и все Ваши тридцать книг „Заговоры сибирской целительницы“. Был у меня и Оракул, да сноха уговорила ей его отдать. Надеюсь, что еще куплю. Есть у меня и „Магические открытки“. Очень хотелось бы, чтобы эти книги сохранились для моих потомков. Я знаю, они будут уникальны.

А теперь я приступаю к тому, почему я написал Вам письмо. Слышал я от деда, что если у мужа и жены одинаковые имена, то это плохо не только для них, но и для их детей. Правда ли это и что тут можно поделать, ведь если люди поженились, значит, была и есть любовь. А Бог завещал: „Да любите друг друга!" Кланяюсь Вам до земли, может, я больше не осмелюсь Вас отвлекать своими посланиями. Но Ваш образ, который я представляю, всегда будет в моей благодарной душе!»

Николай Васильевич, вы растрогали меня своими душевными словами. Не нужно извиняться за беспокойство, и если вам что-нибудь потребуется узнать или будет нужна поддержка мастера, обращайтесь, я ведь еще никогда никому не отказывала. Теперь же что касается вашего вопроса: действительно, когда супруги носят одинаковые имена, это не очень хорошо. Трудно сказать почему, но я тоже об этом слышала от своей бабушки. Если муж Евдоким, а жена Евдокия, Валентин и Валентина, Александр и Александра, Антон и Антонина, Евгений и Евгения, Серафим и Серафима, Степан и Степанида и т. д., то обязательно нужно этой паре в крещении взять другие, абсолютно разные имена, и желательно до их венчания. Сами понимаете, если бы приметы не сбывались, люди бы о них не знали и в них не верили. Береженого и Бог бережет.

Письмо мастера Суботиной О. А.: «Добрый день Вам, милая и дорогая Наталья Ивановна! Я, наверное, уже замучила Вас своими звонками и письмами, но что делать, беспокою не ради себя, а ради тех, кому помогаю. Очень прошу Вас, подскажите мне нужную молитву вот в каком деле. Ко мне обратился один высокопоставленный человек с просьбой хоть чем-то помочь. Он занимает большую должность, но, судя по всему, его собираются с этого места убрать. Что можно сделать в этом случае и как можно воспрепятствовать всему этому? Лет восемь назад я вылечила их дочь, и теперь он не хочет обращаться к незнакомым ему мастерам, так как он публичное лицо. А я не знаю, как ему помочь, вот и обращаюсь к Вам. Очень рассчитываю на Ваш ответ, но по телефону об этом не поговорить, а на почту я не надеюсь. Ответьте мне в разделе „Мастер – мастеру“, не указывая имен и фамилий. Подобная молитва пригодится не только мне, но и многим мастерам, ведь и к ним наверняка обращаются во время предвыборной кампании. Люблю Вас очень и уважаю!»

Еще с давних времен существовали заговоры, заклинания и молитвы для защиты различных властей, всяких чиновников, волостных, управляющих, городовых, смотрителей, советников разных рангов, в общем, для всякого рода лиц казенных дел. Непременно были в ходу специальные обережные молитвы для правителей и государей.

Итак, я даю вам заговор, чтобы не потерять трон властителя, и буду очень рада узнать, если это поможет тому, кого вы взялись опекать.

 
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Боже, Предвечный Царь Небесный,
Создатель мира, яви милосердие Твое
На дело мое.
Когда пращуры наши могилы копали,
Из царского терема покойников выносили,
Когда они своих первых царей хоронили,
То старший дед из дедов стоял,
В руках своих безглавую корону держал,
Нес ее туда, где семь речек текут
И где ангелы старшего деда из дедов ждут.
Там он корону безглавную обмывал,
Ангел деда из дедов вопрошал:
– А кому ты, корона, на главу ляжешь,
Кого ты, святой Владыка,
На царствие помажешь?
Заклинаю я тебя, Владыка святой,
Держи венец над (такою-то) головой.
Ангелы Божие, вострубите,
На царство благословите.
Пращуры, перекреститесь,
За (такого-то) помолитесь.
Быть ему на престоле по святой Божьей воле.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.
 

Письмо мастера из г. Старый Оскол: «Здравствуйте, глубокоуважаемая матушка Наталья. Сердце мое радуется от мысли, что Ваши руки будут держать мое письмо. Я, да и, думаю, многие другие мастера очень благодарны Вам за Ваши драгоценные знания, это такой бесценный дар, что невозможно подобрать слов для того, чтобы выразить свои чувства. Спасибо Вам, милая Наталья Ивановна. Обращаюсь к Вам с просьбой разъяснить, для какой цели сажают на грядке червяков, об этом я когда-то слышала от мамы, но и она не знала, как и для чего это делают, просто рассказывала, что есть такое колдовство, когда вместо семян в землю на грядках сажают червей. Если можно, пожалуйста, ответьте на мой вопрос. С великим уважением и почтением к Вашему роду, Евсюкова Екатерина Максимовна».

Сажают в землю на грядке не только червей, но и вшей для разных целей, и делается это не во благо, а только во вред. К примеру, для отмщения. Обычно эту работу колдун делает в високосный год по нечетным числам и нечетным часам. «Рассаду» для этой работы (червей и т. п.) заготавливают и добывают заранее. Делают грядку длиной в три локтя, осиновой палочкой намечают тринадцать ямок и со словами заклинания сажают в них червей, вшей или мокриц. Результатом этого обряда является неизлечимая болезнь выбранной жертвы или врага. Вместо воды посыпают грядку печной золой. Лечить испорченных таким образом людей практически бесполезно. У всех жертв начинают гнить тела, и в болячках появляются малюсенькие червячки. Врачам подобные кожные проблемы известны, вот только причину этих «червивых» ран им вряд ли дано знать. Если же в лунки грядки сажались вши, то те люди, на которых была сделана эта порча, находили на своем теле или голове вшей. Лечат эту порчу специальными заговорами, и я уже учила вас некоторым из них. Заговоры называются «от напущенного ползуна», смотрите их в моих предыдущих книгах.

Письмо мастера из г. Биробиджана: «Мне еще не так много лет, и у меня сравнительно небольшой опыт, принимаю я только маленьких деток – заговариваю грыжу, бессонницу, ушибы и т. д., потому что моя бабушка умела только это. Возможно, Вы не обратите на мое письмо внимания, так как я очень молодой мастер и этого не заслуживаю, если так, то я не обижусь. Вы для меня как недосягаемая звезда. Я читаю все Ваши книги и советы. Учусь Вашей мудрости и терпению. Мечтаю хоть взглянуть на Вас, а еще чтобы Вы благословили меня на труд. Моя бабушка не удостоилась этой чести, но знала о Вас и много говорила о Вашем славном роде, ставила в пример, но не дожила до того момента, когда я приобрела Ваши учебники. Дорогой мой учитель, позвольте мне задать Вам вопрос, мне это важно. Какой, по Вашему разумению, есть самый страшный грех?»

Когда-то мне моя бабушка сказала такую фразу: «Летят птицы и Бога славят, щебечут нам, а мы их не разумеем». И я спросила ее, что она мне этим хотела сказать, но вместо ответа на мой вопрос бабушка произнесла: «Раз сейчас не поняла, значит, не время. Потом все обязательно поймешь!» Теперь, когда я уже стала седая, я думаю, что мне стал понятен смысл ее слов: «Все в этой жизни дано Богом, только радуйся и живи по чести, а мы не разумеем данного нам счастья, губим себя сами грехами. Вместо того чтобы радоваться каждому дню, слушать пение птиц, не ведаем сами, что творим. Каждый день на земле убивают десятки тысяч людей. Люди поедом друг друга съедают, а ведь жизнь, которую кто-то отнял, дал Бог. Для меня всегда был и есть самый страшный грех убить человека, забрать жизнь, которую дал Господь. Грехов много, и многие из них прощаемы, ведь по слабости своей человек их творит, но убивать людей, забирать их жизнь нельзя никому».

Письмо Зориной А. С., мастера из Твери: «Дорогая Наташенька, пишет тебе престарелый мастер или, можно сказать, как писала ты в своей книге, мастер, отошедший от дел. Мне восемьдесят шесть лет, скоро за мной Бог вышлет своих ангелов, и я решила написать тебе, а ты прочитай и, если можно, напиши это письмо в книге. Бог даст, доживу до того дня, что успею его сама прочесть, мне будет приятно. Все твои книжечки аккуратно храню и читаю– и сразу в памяти моей лик твоей бабушки Евдокии. Мы с ней не раз виделись, а между делами и разговорами чаек попивали. Как она любила тебя, Наташа, и какую надежду имела на тебя, свою преемницу. Гордилась тобой и рассказывала о твоем живом любознательном уме, о цепкой памяти и добром сердце. Держала в сердце надежду, что в трудные времена России ты будешь для народа вымаливать у Господа пощады и защиты. Ты меня, Наташенька, не помнишь, да и не надо, лишь бы сбылись все надежды твоей бабушки, ведь истинных молитвенников ныне ох как мало. Боюсь я, что современные люди заморочат тебя, вымотают нервы, и ты осерчаешь, да и не станешь бить за них поклоны. Что с малых детей взять, не держи ни на кого сердца, живи, как учила Евдокия, а с тех, кто станет тебя донимать, Господь спросит. Просьба у меня к тебе, положи от меня Евдокиюшке цветочков, васильков. Помнишь, как она их любила? Помолись и за меня и ставь с того года за упокой. Пусть хранит тебя Господь во всех твоих путях и дорогах».

Письмо мастера Шувалова И. Ф.: «Доброго дня и доброго здоровья Вам, Наталья Ивановна! Вы не раз отвечали мне на мои письма с просьбой подсказать в непонятном для меня вопросе, но на два последних письма не было ответа, это скорее всего потому, что у нас ребятишки поджигают газеты в почтовых ящиках. Прошу ответ опубликовать в разделе „Мастер – мастеру“ Вопросу меня такой: есть ли очень сильный заговор от импотенции для мужчин преклонного возраста? Ко мне ходит один довольно пожилой мужчина, ему шестьдесят шесть лет, а жена еще не старая. Он был начальником и женился. Прошло время, он состарился и в постели пустой, т. е. никакой. Боится, что жена бросит его. Откликнитесь на его беду».

Вот слова заговора на мужскую силу:

 
Будь мое дело ладным,
В исполнении приятным,
Пойди слово боком,
Спеши дело скоком.
Чтобы мерином я не был,
Чтобы боровом я не слыл,
Всех баб охочих покрыл,
Как кобель всех сук покрывает,
Со всеми промаху не бывает.
Взыграй моя плоть на любую,
На красавицу и рябую,
На старую и молодую,
На рыжую, черную, белую и седую.
Слово мое другим словом не снять,
Дело на дело не поменять.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.
 

Письмо мастера из г. Ишима: «Дорогая и всеми уважаемая Наталья Ивановна, обращаюсь к Вам как к учителю, и душа моя не принимает отказа. Не сердитесь, Вы сильный, могущественный, но чистый человек, все истинные мастера об этом знают. Всегда хотела быть похожей на Вас, делать людям добро и дарить радость. Я говорю истинную правду, Вы ведь это можете проверить. Мне необходимо вызвать дух моей мамы, я хочу задать ей только один вопрос. Нельзя отказывать, мне это очень и очень важно. Прошу Вас именем Бога, и Вы знаете, что, когда Его именем просят, нельзя говорить нет. Прошу ради светлой памяти Вашей бабушки Евдокии, ради всех тех, кто жил до нее. Верю Вам, как не верю никому!»

Вызов делают в полнолуние. Берут портрет или фотографию покойного человека и его любимую вещь. Ставят фото на стол и по бокам зажигают свечи. Наливают в таз воду, так, чтобы луна отражалась в воде, но при этом было видно фотографию или портрет. Берут в руки вещь покойника и читают заклинание:

 
Дух (такого-то), я заклинаю и призываю тебя!
Да найдут тебя в темном царстве мои слова.
Приди! Явись! Предо мной объявись!
Приди, явись, не дорогами, не дворами,
Приди неведомыми путями,
Не через дверь, не через трубу,
А через мать небесную – луну.
Луна-мать в воде отразись,
Дух (такого-то) в воде покажись.
Заклятьем тебя зову,
Своими делами тебя веду.
Заклинаю и призываю – приди!
Встань столбом соленым и смотри.
Свеча оплывает, Абара обороняет.
Аз! Абу! Ала! Ра! Абара!
Аминь.
 

Напоминаю, что обряд проводят в середине начерченного круга. Перед обрядом держат бескровный пост. Делают это в одиночестве, удалив из жилища всех животных. На звонки и на стук в двери не отзываются, а перед обрядом совершают ритуал защиты от нападения духа. По окончании ритуала, чтобы отправить от себя дух в потусторонний мир, гасят свечи одним дыханием. Воду выливают под дерево. Обряд для защиты и формулу отсыла духа в иной мир смотрите в моих предыдущих книгах. В посты и великие праздники души мертвых не вызывают.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю