355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Натализа Кофф » Под прицелом моего сердца » Текст книги (страница 5)
Под прицелом моего сердца
  • Текст добавлен: 21 марта 2017, 05:30

Текст книги "Под прицелом моего сердца"


Автор книги: Натализа Кофф



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц)

  Молчала, а что говорить, даже если и не верит – плевать. Скоро сам убедится.


  Когда молчание затянулось, уже подумала, что Сургут изменил свое решение. Вот он сейчас предложит выпить чаю и отправит меня домой на такси. Но нет, Емельян стянул свою футболку через голову.


  -То есть ты решение не изменишь? – недоверчиво проговорила я.


  -Золотце, – уже немного устало вздохнул Сургут, – Ты меня вообще слушала. Сказал 'не отпущу', чего не понятного тут?


  И все, говорить дальше не было ни желания, ни сил, ни возможности.




  Глава 9


  Емельян


  Все отошло на второй план, все мысли, проблемы.... Не помнил, чтобы я когда-нибудь ощущал себя настолько даже не свободным, нет, просто счастливым, наверное. А ведь этого всего могло бы и не быть, окажись моя ведьма менее настойчивой и целеустремленной. Сколько раз я представлял себе, какой будет наша близость? Да сотни! И все равно ошибался, недооценил, не рассчитал.... Злата в очередной раз удивила меня.


  Каждое прикосновение, каждый легкий или страстный поцелуй все больше и необратимо срывал крышу. Одно утешение – не я все начал, но сделаю все зависящее от меня, чтобы наши отношения не прекращались. Отношения.... Даже мелко как-то. Слово не подходящее какое-то...


  Помню, как-то Лис сказал о своей жене, что она его воздух. Тогда промолчал, не сказал ни слова. Но отнесся скептично. Цинизма во мне было выше крыши. Зато сейчас.... Сейчас я его понимаю как никогда. Лис был прав. Вот только моя ведьма для меня как кровь, огненная, горячая, бурлящая. Совсем незаметно пробралась под кожу, воровка – ни дать, ни взять.... Незаметно, неожиданно подкралась, привязала к себе.


  И вот сейчас, вытеснив все прошлое из моих мыслей, воспоминаний, дарила нежность, страсть, пленила и подчиняла. Но я не противился, понимая, что не специально она, не хочет сделать из меня тряпку, подкаблучника, просто стремится быть ближе. Пусть раньше не доверяла мне. Да и с какой радости ей доверять? Ничего ведь не сделал, чтобы заслужить ее доверие. Но все в прошлом. Теперь она моя, и плевать я хотел на ее брата, бывших дружков, да на все подряд.


  Еще и тело ее сногсшибательное. И хотелось ощутить ее всю, мою рыжую ведьму. Рубашку ее стянул, отбросил в сторону. Увидел, что Злата смущается. Так и хотелось рассмеяться, спросить, ну, и где же та роковая рыжеволосая девушка, целовавшая меня и шептавшая о своей страсти совсем недавно, когда застала меня в обществе проститутки? Но не посмел смеяться. Боялся, что Златка может не так понять и совсем испугается. А скромность и неуверенность.... С этим мы справимся чуть позже.


  Расстегнул ее джинсы, тонкое красивое белье почти ничего не скрывала. Кто только придумал такую одежду? Это же реально оружие массового поражения! Взглянул и уже в отключке. Перевел дыхание, старался сдерживаться, потому, как в первый раз малышке будет не так кайфово, как мне.


  Прикосновения были нежными, старался как можно ласковее проводить по ее телу ладонями, боялся причинить боль. Вот только и тут я немного просчитался. Злата, привстав на цыпочки, улыбнулась. Сначала неуверенно провела по моим плечам ладонями. Застыл, ожидая ее действий. А потом увидел, как на ее губах улыбка превратилась из неуверенной в обольстительную, соблазняющую.


  -Ты очень красивая, – шепнул я хрипло. Романтик во мне сдох смертью храбрых еще в школе в младших классах, говорить красиво я не умел никогда. Разве что констатировать факты. И ее красота – факт.


  Злата улыбнулась еще шире, радостнее. Провела кончиком языка по губам, облизывая, и сводя меня с ума еще больше. Набросился на нее, просто не смог устоять. Целовал жестко, краем сознания отмечая, что надо бы извиниться перед ведьмой, но потом, сейчас я просто не мог притормозить.


  Ажурное белье улетело в сторону. Злата прижимала меня к себе, оплетая руками, ногами, не позволяя и выдох сделать. Меня это устраивало. На все сто процентов. Чувствовал ее ноготки на своей спине, ее губы на шее, губах, плече. И уже не мог контролировать себя. Просто стремился быть к ней ближе. Черт! Первый раз ведь, а я как солдат срочной службы, не видевший женщины года два-три! А ведь и правда.... Не было у меня такой. Такая только одна. Только моя. И хрен я ее кому-то уступлю!


  Начал целовать ее плечи, грудь, втягивая ртом нежную кожу, понимая, что вероятнее всего оставляю следы, но ничего не мог с собой поделать. Моя ведьма свела меня с ума.


  Спустился ниже, не переставая сжимать хрупкое тело Златы в руках. Целовал, нежно ласкал и не мог никак насытиться ею. Мне было всего мало, мало ее нежных хриплых стонов, мало ее прикосновений, мало.... И я стремился к большему. Приподнявшись, увидел водопад рыжих волос, разметавшийся по подушкам, словно огненные нити. Глаза девочки закрыты, с губ слетают ласкающие слух стоны. Легкая улыбка. А руки с силой вцепились в мои волосы, не отпуская. Удовлетворенно выдохнул, понимая, что нравится ей так.


  Больше терпеть не мог. Стремительно приподнявшись. Подхватил малышку ладонями под попку, и прижал к себе, позволяя ощутить мое возбуждение, причинявшее боль.


  -Сними, сними, – прохныкала моя ведьма, лихорадочно дергая за пуговицу на моих джинсах. Секунда... и между нами больше ничего не было. Моя одежда присоединилась к кучке предметов гардероба на полу. Плевать я хотел на презервативы, купленные недавно в аптеке. Не хочу! Хочу чувствовать ее тело, а не эти долбанные резинки. Я вновь подхватил Злату и, впиваясь в ее губы поцелуем, медленно вошел в ее нежное, горячее тело. Господи! А я в тебя не верил.... Да я теперь даже в Деда Мороза готов поверить, потому, как наглядное доказательство существования волшебства было у меня в руках.


  -Девочка, – шептал я, – Ведьма моя....


  А Злата что-то шептала в ответ, то ли хныкала, то ли стонала. Но не отстранялась, не выпускала меня ни на сантиметр.


  Набрав полные легкие воздуха, погрузился в нее, резко, стремительно, чувствуя, как моя Рыжуха дрожит, но понимал, что не от страсти, а от боли.


  -Сейчас все пройдет, – уговаривал ее я. А сам двигался, потому что не мог иначе. Не мог остановиться, нужно бы, заставлял себя.... Но не мог.


  -Прости, золотце, прости, – шептал я в ее губы, закрыв глаза, целуя ее, чувствуя, как стремительно приближается экстаз. Такого не было прежде, никогда, ни единого долбанного раза. Я всегда держал все под контролем, не важно, пьяный или трезвый. А тут ни грамма алкоголя в крови, только она струится по венам, моя рыжая ведьма с ее чарами.


  -Все хорошо, – выдохнула Злата. И чуть приподняла бедра мне навстречу. И все. Будто взрыв на минном поле. Будто в грудную клетку из калаша фуганули, а бронника нет.


  Когда звон в ушах прекратился, разлепил глаза. Злата лежала рядом на боку, закинув одно колено на мой живот, легонько касаясь моего мужского достоинства. А рука блуждала по груди. Ага.... Все понятно.


  -Ты очень красивый, – взгляд замер на ее губах. Чуть припухли от поцелуев. Глаза все еще подернуты дымкой страсти. Судя по взгляду и блуждавшим по моему телу ручкам, ведьма моя не утомилась ни капли. Почувствовал, как ее колено легонько скользнуло ниже, будто бы случайно касаясь меня. Нет, я, конечно, устал, нервы там, здоровье подкачало, но силы то во мне еще есть. Тем более первый раз, думаю, немного разочаровал мою ведьму. Срочно исправляем ситуацию!


  Не говоря ни слова, прижался к ее губам своим ртом. Подхватил на руки малышку. Она откинулась в моих руках, звонко рассмеялась. Понес ее в ванную. Настроил воду нужной температуры. Секунду размышлял, ванную примем или в душе быстренько вымоемся.


  -Душ, – прочитала мои мысли Злата. Кивнул. И помог девушке перешагнуть через бортик ванной. Купание длилось не больше десяти минут. Ровно на столько меня хватило. Просто тело ведьмы было таким соблазнительным, даже завидовал каплям воды, стекавшим по ее груди. Ну, и не удержался. Начал целовать ее губы, грудь, живот.


  -Щекотно! – смеялась Злата, а я только ухмылялся, но не прекращал ее целовать. И совсем скоро ее смех превратился в стоны.


  -Больно еще? – выдохнул в ее губы. Злата неуверенно пожала плечами. Дурак, конечно, больно!


  Подхватил ее на руки, и, не вытирая, обмотал в полотенце. Отнес в спальню. Осторожно уложил на кровать, закутал ее длинные волосы в сухое полотенце. И решил ни в чем себе не отказывать. В смысле, ей не отказывать. Моей рыжеволосой ведьме. Принялся сцеловывать капли воды, оставшиеся после душа. Начал с ножек. Аппетитных таких.


  -Емельян! – рассмеялась Злата, пытаясь выдернуть свою ножку из моих ладоней.


  -Ммм? – промычал я, поднимаясь к коленкам. Такие милые, стройные, идеальные. Загляденье сплошное.


  Дальше – выше. Бедрам уделил особое внимание. Возмущающуюся Злату перевернул на живот.


  -Ты чего творишь?! – то ли смеялась, то ли возмущалась малышка.


  -Терпи, ведьма, – рассмеялся я в ответ. И начал покрывать короткими поцелуями аппетитную попку, – Сто лет мечтал так сделать.


  -Да мы знакомы всего ничего! – возразила Злата, пряча лицо в подушку.


  -Угу, вот столько и мечтал, – согласился я, – Особенно, как только пижамку ту твою увидел.


  -Дак я ее с собой взяла, – выдохнула Злата, чуть повернув голову. Резко приподнявшись, сорвал поцелуй с ее губ.


  -Зря. Тебе она не понадобиться, – заявил я. И вновь вернулся к поцелуям привлекающих меня частей ее сногсшибательного тела. Начал прокладывать дорожку из поцелуев по спине. Целуя каждый миллиметр, проводя языком и губами по нежной коже. Возбуждение мое грозило вновь вырваться из-под контроля. Но я пообещал себе, что сдержусь. Мужик я, или как?


  Добрался до плеча, чуть прикусил нежную кожу. Почувствовал, как Злата вздрогнула. Услышал ее тихий стон. Провел руками вдоль ее рук, переплел наши пальцы. Чуть приподнял вверх. Не переставая целовать ее шею, плечо.


  -Боже! – скорее почувствовал, чем услышал ее стон. Выпустил одну ее ладонь, скользнул рукой вдоль тела малышки, приподнимая, касаясь груди, прокрадываясь к ее животику и ниже.


  Злата дернулась мне навстречу. Застонал, чувствуя, как ее попка упирается в меня. Моя рука скользнула ниже, лаская, проникая, стараясь не причинить боли. Почувствовал, как пальцы стали влажными.


  -Девочка моя, – простонал я ей на ухо. А Злата что-то простонала в ответ. Подалась вперед, заставляя мои пальцы проникнуть глубже. Понял, что могу вот так прийти к развязке.


  Замер. Чуть отстранился.


  -Пожалуйста, – прохныкала моя ведьмочка. Зажмурился крепко, пытаясь взять себя в руки. Стремительно перевернул малышку на спину. Начал целовать ее приоткрытые губы, ласкать грудь. И тут меня словно током жахнуло. Почувствовал ее ручки на своих бедрах. Ловкие пальчики плотно обхватили меня, заставляя стонать от наслаждения. Перехватил ее руку.


  -Нет! – прохрипел я. Вот только моя ведьма меня не слушала. Заглянул в ее глаза. Страсть вперемешку с нежностью и озорством. Улыбка ее превратилась в коварную. А рука сжала мою плоть еще плотнее, обхватила, отнимая остатки самообладания.


  -Золотце, – прохрипел я, практически из последних сил, – Отпусти.


  -Неа, – улыбнулась она еще коварнее. Сглотнул. Но ведь в эту игру могут играть двое. Накинулся на ее грудь, руки спустились ниже, пальцы проникли, лаская, исследуя и наслаждаясь. Злата стонала, но не выпускала меня. Чуть сдвинулся, наклоняясь ниже. И пока еще хватало выдержки, принялся покрывать ее тело поцелуями, лаская губами, языком. Почувствовал, как все тело Златы затрясло словно в лихорадке. Моя ведьмочка выгнулась дугой. И я позволил себе расслабиться. Черт, иначе все задумывалось! Но и в этот раз Злата смогла меня удивить.


  -'Золотые ручки', – выдохнул я, притягивая малышку к себе, и укрывая нас одеялом, – Я подчеркну это слово в твоем досье дважды. И маркером обведу.


  Злата рассмеялась тихо, пряча лицо на моем плече.


  -Я тоже тебя люблю, – донесся ее приглушенный смех. Застыл, понимая, и в то же время, не понимая, ее слова. То есть, понимал, что она призналась, что любит меня. Но как? Как можно меня полюбить? Вредный ведь, и характер такой дурной, и нет у меня ничего, кроме машины и квартиры этой. За что меня любить-то?!


  Злата продолжала прятаться на моем плече, а я, словно после контузии головы, лежал и не мог никак осознать всю реальность.


  -Ты подписала себе смертный приговор, – наконец выдохнул я, – Ты в курсе?


  Злата, наконец, выглянула из укрытия. Удивленно и непонимающе посмотрела на меня.


  -Любишь меня? – переспросил я. Она несмело кивнула, – Ты даже не понимаешь, насколько попала. Правда!


  Злата серьезно так посмотрела на меня.


  -Знаешь, Емельян Игнатович, – проговорила она, – А мне вот кажется, что это ты не понимаешь, насколько попал.


  -Ой, ли? – усмехнулся я.


  -Да-да, – со знанием дела кивнула моя девочка, – Сразу предупреждаю, даже не думай мне изменить. Ты теперь мой, и ничей больше. И не дай Бог, ты выпьешь в какой-нибудь компании, где не будет меня. Я тебе такие проблемы устрою, что ад покажется тебе детским садом.


  Так и хотелось рассмеяться в ответ на ее угрозу. Вот только понимал, что это может ее обидеть. И потом, меня вполне устраивали ее слова. Не нужен мне никто, кроме нее. Да и не сравнится с ней никто.


  -Золотце, – серьезно проговорил я, – Дак проверено же уже. В любом случае, при любом раскладе к тебе приползу. У меня автопилот на тебя настроен.


  -Вот и помни об этом, – заявила моя ведьма.


  Счастливо вздохнул. Так приятно, до чертиков приятно, когда тебя ждут, ценят, любят. А если еще и такая девушка, то вообще крышу сносит. Не знаю, как буду сдерживаться на людях. Если раньше не прикасался к ней при всех, потому как боялся, что из-за чрезмерных фантазий по поводу нашей близости не сдержусь. То сейчас боюсь не сдержаться, потому, как уже знаю, какова наша близость на вкус.


  -Кстати, – голос Златы прервал мое любование ее лицом, – По поводу досье. Если у 'ментуры' на меня такие сведения, почему я до сих пор на свободе?


  Хохотнул.


  -Девочка моя, – вздохнул я, – Вот о чем-то другом не тянет поговорить? Но я отвечу, пока твои мысли не залетели в совершенно не понятном мне направлении. Досье не ментов. Досье мое личное.


  -А как же дело и папка из твоего кабинета? – удивилась ведьмочка, – Там страниц сто на меня.


  -Неа, – рассмеялся я, – Там дело столетней давности. На тебя нет ни строчки. Твое имя вообще нигде не фигурирует. Ни клички, ни упоминания о родне Борзого. Ничего.


  -Так ты что тогда читал? – продолжала спрашивать Злата, поднимаясь и садясь в кровати. Я был не согласен. Вставать не хотелось. Бессонная и нервная ночь давали знать о себе. Еще и организм до конца не реабилитировался после болезни.


  -Золотце, – попросил я, – Вернись, а. Твой мужчина устал, и хочет спать.


  Злата послушно легла рядом.


  -Я жду, – тактично напомнила малышка. Улыбнулся. Упертая она у меня.


  -Да по памяти читал, твое досье у меня вот тут, – постучал по виску пальцем. Закрыл глаза и вновь прижался к ведьме, – Все надежно припрятано, ни улик, ни доказательств.


  -А как же последнее ограбление? – удивилась девочка, – Я ведь сейф вскрыла.


  -И что там было? – я открыл глаза, пытливо всматриваясь в глаза своей ведьмы, – Что забрал твой Павел?


  -Он не мой! – упрямо вздернула ведьмочка подбородок. Улыбнулся.


  -Ага, – согласился я.


  -Там была флешка, – ответила моя девочка. Такс. Все чудесатее и чудесатее.


  -Значит, Борзому понадобилась инфа, – пробормотал я, садясь в кровати. Нестерпимо захотелось курить. Даже пальцы зачесались.


  -Даже и не думай! – грозно предупредила меня малышка.


  Удивленно глянул на ее воинственное лицо.


  -Курить, говорю, не думай! – девочка встала с кровати, и, отыскав в стопке с чистым бельем мою футболку, надела ее, – Лучше давай поедим.


  -Ага, давай, – согласился я, поймав ее за руку и притягивая к себе. Обняв за талию, прижал к себе, – Говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. К моему – через язву.


  -Я запомню, – серьезно проговорила моя ведьма. И аккуратно высвободившись из моих рук, пошла на кухню. Я, отыскав чистые шорты, пошел следом.


  -Кстати, – поинтересовался я, включая чайник, – Золотце, а ты в курсе, чей сейф вскрыла?


  – Беркутовича какого-то, – пожала плечами Златка.


  -Стыдно, – мягко пожурил я малышку, суетившуюся у плиты, – Стыдно не знать авторитетов города.


  -Я бы вообще никого не хотела из них знать, – пробормотала Злата. Вздохнула. Посмотрела на меня, – И что теперь?


  -Теперь поедим, а то голодный я у тебя, – пожал я плечами, – Завтра с человечком одним встречусь. Заявление мое об уходе подпишут. Потом распишемся тихо. Работу новую найду. Детей в садик отдадим, потом в школу. А когда подрастут, купим дачу или дом за городом, сами там будем, а квартиру детям.


  -Ничего не забыл? – Злата стояла и смотрела на меня, не обращая внимания на то, что суп в кастрюльке давно уж закипел.


  -А, – вспомнил я, – Еще хотел ремонт тебе на кухне сделать. Плиту новую, мебель сменить, а то эта сыпится вся от старости. Ну и еще, если пацаны у нас будут, то их в армию отдадим, только, чур, не рыдать. Мужик должен быть мужиком, отслужит, ничего с ним не случится.


  -Сургут! Ты чего городишь? – возмутилась Злата.


  -А что не так? – удивился я.


  -Ничего, что у меня брат на меня зуб имеет? Еще и пострадавший ваш, авторитет этот! – начала говорить Злата, – Он ведь найдет меня, я же как свидетель или обвиняемая по делу прохожу!


  -Бред, я все решу, – успокоил я ее, – Никакого ограбления по факту нет. Заявления нет. А с братом твоим и Беркутовичем я сам все утрясу.


  -Но как? – вздохнула малышка.


  -Я тебе потом все расскажу, правда, – успокоил я ее, обнимая, и поглаживая по спине.


  -Ладно, – вздохнула малышка. Несколько минут мы стояли на кухне. Плиту я отключил, попытался спасти наш обед. Потом ведьмочка моя подняв голову, заглянула в глаза.


  -А что я тогда подписала? Там, у тебя в кабинете? – вспомнила она. Рассмеялся.


  -Не. Не скажу даже под пытками, – проговорил я.


  -Емеля, так не честно! – обиделась моя девочка.


  -Ладно, уговорила, – наигранно вздохнул я, – Но только взамен кое-что потребую.




  Глава 10


  Злата


  -Знаешь, – вздохнула я, – Ты меня иногда пугаешь.


  -Ой, ли! – хохотнул Сургут, и выпустив меня из объятий. Пошел к своей куртке, висевшей в коридоре на вешалке. Когда Емельян вернулся, я уже накрыла на стол, ожидала любимого. Сургут, заняв место напротив меня, с совершенно серьезной физиономией протянул мне листок бумаги.


  Прежде чем начать читать текс, подписанный мною, полюбовалась парнем. С оголенным торсом, с волосами, немного торчавшими и все еще немного мокрыми после душа, он смотрелся просто шикарно и соблазнительно. Да, спорить с ним бесполезно. Глядя в его глаза, готова была согласиться на любые условия.


  -Читай, – кивнул он. Послушно начала читать.


  -Вслух, – улыбнулся Сургут и приступил к обеду.


  -'Я, Войновская Злата Аркадьевна, настоящим обязуюсь никогда и ни при каких обстоятельствах', – прочла первую строчку, Сургут кивал, – Чего? – переспросила я, дойдя до второй строки.


  -Того, – пожал плечами Сургут, – Документ уже подписан в присутствии служителя закона, меня то есть, – со знанием дела говорил Емельян, – Так что все официально.


  -Ты страшный человек! – наигранно испуганно проговорила я громким шепотом, – Так, и чего я тут еще наобещала? А вот! Значит, мне 'запрещено флиртовать с господином Даниелем Графских, ходить на свидания ко всем, кроме господина Сургутова Емельяна Игнатовича', – продолжала читать я, – А пижамка моя чем не угодила?


  -Угодила, – возразил Сургут, – Читай дальше.


  -'Обязуюсь выбросить пижаму, предоставленную в мое распоряжение господином Графских, а также не носить юбки короче пятидесяти сантиметров, облегающую одежду, и туфли на высоком каблуке. Вышеупомянутые предметы гардероба обещаю демонстрировать на своем теле только перед господином Сургутовым Емельяном Игнатовичем', – прочитала я первый абзац текста. Отложив бумагу, посмотрела на Сургута, – И как тебе в голову такое только пришло?


  -А что такого-то? – искренне возмутился Емельян, – Ты со всем текстом ознакомься, чтобы потом не было непоняток.


  Послушно пробежала глазами по тексту. Там говорилось о том, что все мое свободное время и мое тело отныне принадлежат Сургуту. А он в свою очередь обязуется это самое тело, мое то есть, беречь, особенно от посягательств бандитов, 'ментов' и прочей шушеры, и нежно лелеять.


  Ниже подписи Сургута и моя рядышком.


  -Прочитала, – стараясь скрыть смех, проговорила я, – Чего ты там взамен хочешь?


  -Ничего особенного, – пожал плечами Емельян, – Заскочим завтра к нотариусу, заверим документ. И сразу в ЗАГС. Чего тянуть?


  Подперла подбородок ладонями, и начала заниматься своим самым любимым делом – разглядыванием лица, а также тела Емели. Захватывающий процесс, честное слово!


  -Я так поняла, что это констатация, а не предложение, – заметила я, наблюдая за тем, как Сургут ест.


  Парень замер, повертел ложку в руке, отложил ее в сторону. Откинулся на спинку стула, и задумчиво посмотрел на меня.


  -Золотце, я не романтик, честно, – вздохнул он, – Я даже не уверен, что умею дарить подарки и заниматься всякой романтической чушью. Но ты ведь и так знаешь, кто я и какой. Правда?


  Согласно кивнула.


  -Вот и ладненько, – улыбнулся парень и вновь принялся за еду, – Давай, ешь, а то вон похудела как, пока я в больничке валялся, кожа да кости.


  -Да? А по мне все на месте, кажется, – задумчиво проговорила я, пряча лукавую улыбку. Встала со стула с намерением налить чай в кружки. И они, к моей радости стояли на самой верхней полке шкафа. Пока тянулась за ними, чувствовала взгляд Сургута на своем теле. Оглянулась. Точно, сидит и, подперев голову рукой, взгляда не сводит.


  -Определенно, – пробормотал он.


  Не удержалась и все-таки рассмеялась. Сургут, протянув руку, подозвал меня к себе. Подошла к нему, позабыв про кружки, чай, и вообще, обо всем на свете. Емельян усадил меня на колени, почувствовала его руки, пробирающиеся под футболку. Обняла его, погладила по плечам, затылку.


  -У нас скоро день рождения, – ласково улыбнулся Сургут, отводя мои волосы и заправляя их за ухо, – Я тут прикинул, как раз через две недели. Успеем?


  -Чего успеем? – не поняла я, – И в смысле у нас?


  -А, ты же не в курсе, – улыбка Сургута становилась все шире, – У тебя день рождения пятого декабря и у меня. Только на двенадцать лет раньше. Вот и предлагаю, тройной праздник устроить. Два дня рождения и одна свадьба. Что думаешь?


  -И ты еще говоришь, что не романтик, – мягко пожурила я любимого, и решила немного его подзадорить, – Значит, тебе тридцать три стукнет?


  -Ага, – ответил, пробормотал Сургут, начиная целовать мою шею и плечо, чуть сдвинув футболку.


  -Ты такой старый! Боже мой! – наигранно вздохнула я. Сургут что-то прорычал невнятное.


  -Да, я тебе такой за воровство достался, – говорил Емельян, вставая на ноги, и не выпуская меня из рук, – Была бы послушной девочкой, был бы у тебя послушный мальчик, молодой, красивый, и без вредных привычек.


  Обхватила лицо любимого ладонями, заставила посмотреть в глаза.


  -Мне не нужен другой, – серьезно и уверенно проговорила я, – Понял?


  Емельян кивнул, а я продолжила:


  -Тебя люблю! – говорила я, – Понял?


  Сургут остановился, кивнул еще раз, и открыл рот, чтобы сказать что-то в ответ. Замерла, ожидая его слов. Но в дверь позвонили, настойчиво и совсем не вовремя.


  -Не будем открывать! – пробормотала я. Сургут кивнул. Но в дверь начали громко колотить.


  -Ты запомни, на чем мы остановились, – велел Сургут, опуская меня на пол, – Я быстро гляну, кто там буянит. И продолжим.


  Получив короткий поцелуй от любимого, побежала в спальню, прихватив сумку с вещами. Отыскала белье, одежду. Собрала волосы в хвост. Решила собрать брошенную на пол одежду. Подняв джинсы Емельяна, аккуратно начала их складывать на стул около кровати. Нет, по карманам шарить я не собиралась. Просто случайно вышло. Рука сама собой наткнулась на тряпочный сверток в кармане, небольшой кусок черной ткани. Развернув его, поняла, что это перчатки. И долго думать не нужно, чтобы понять, чьи они. Выходит, он был там. Страховал. Нашел улики против меня, спрятанные в почтовом ящике, раньше полиции. Нет, люблю я его все-таки. Очень.


  Услышала громкий крик и последовавший за ним выстрел. Внутри все оборвалось. Побежала в коридор. Наткнулась на Сургута, стоявшего у стены между коридором и гостиной.


  -В спальню! – коротко скомандовал мне на ухо, – Не высовывайся.


  Испуганно кивнула. Увидела в руках Сургута пистолет.


  -Мне тоже нужно, – тихо прошептала я, скосив взгляд на оружие в руках любимого.


  -В спальне в тумбочке, – коротко сказал он, кивнула, – И побудь пока там. Идет?


  Выражение лица Сургута и решимость во взгляде говорили о том, что мне следует беспрекословно подчиниться. Спорить не было времени.




  За несколько часов


  Мальчик Паша был крайне неудачливым. Ему редко везло. В садике случались каламбуры, в школе он постоянно попадал в неприятности, кто-то нашкодничает, а все шишки сыпались на Павлика. Юность и молодость также были не самой золотой порой для парня. И вот сейчас, уже взрослый мальчик Пашка, возмужавший и грозный член преступного бандитского формирования увидел надежду на окончание затянувшейся на годы полосы невезения. Лелея эту самую надежду и бережно храня в кармане накопитель цифровых данных, паренек мчался к своему боссу Борзому Сашку, дабы доказать, что он, Пашка, на многое способен.


  -Вот, – вынул Пашка флешку из кармана и положил перед Борзым на стол.


  -Что вот? – не понял босс, и, посмотрев на парня, поинтересовался, – Злата где?


  -Борзый, все в ажуре, реально! – самодовольно начал говорить Пашка, плюхаясь на диван. Закинув ногу на ногу, он вынул пачку сигарет из кармана, и закурил, выпуская облачко дыма в потолок.


  -В каком ажуре? – забеспокоился Борзый.


  -Да я тут проблемку с сеструхой твоей решил, – начал радостно рассказывать Пашка недавние события, – Ты же сам мне говорил, что Рыжуху не отпустишь. И то, два года пожила без проблем, хватит! К нам она возвращаться не хочет, по глазам видел. Короче, – отмахнулся Пашка, – Голову не забивай, босс. Рыжуха на нарах будет чалиться, а мы в шоколаде.


  Борзый секунду смотрел на подчиненного. И, размахнувшись со всей силы двинул Павлику в челюсть. Тот упал. Борзый подхватил парня за шкирку и поднял на ноги.


  -Ты по ходу тормоз долбанутый! – отчеканил босс, – Ты что выкинул, а? Я спросил, где Рыжуха? Ты мне чего тут городишь?


  -Да я ее ментам сдал, – оправдался Пашка, вытирая кровь с разбитой губы, – Что с ней станется, Сашок? Потопчет нары, потом опять к нам вернется уже наверняка. Куда она с судимостью? Уж точно не к менту своему.


  -Ты придурок гребаный, ***! – начал орать Борзый, -Ты своим мозгом ни хрена на сечешь? Я тебя на хрена с ней послал? Ты просто страховать должен был. Рядом быть и все! Какого хрена ты от плана отступил?


  Большой босс выговаривал Пашке все, продолжая наносить удары.


  -Я Рыжуху для чего подписал под дело? Потому что она всегда чисто работает. Ни разу не провалилась. Не засветилась нигде. Ее ни менты, ни наши не знают толком. Ты вообще шаришь, что будет, если она ментам нас сольет?


  -Да не сольет, – прохрипел Пашка.


  -Да, может и не сольет! – отрывисто выкрикнул Борзый, – Им не сольет, нашим расколется. Мне дело нужно было без шума провернуть, а ты, Паша, обгадил все. Мы теперь в дерьме полном по самые помидоры, придурок, б**!


  Борзой, впечатав бедному Павлику по физиономии еще пару раз, отпустил его на пол.


  -Так, – пробормотал Борзый, – Валить надо из города. Из страны – надежнее. Бл**, а лучше в космос куда-нибудь. Короче, позови Леху, смотрим флеху и валим.


  -А Рыжуха? С ней что? – поинтересовался Пашка.


  -Ну, ты и придурок! – закричал Александр, – Была Рыжуха, да вышла вся. Нет ее, считай. Либо менты, либо наши укокошат.


  Через полчаса в кабинет Борзого пришел Алексей, его специалист по программному обеспечению. Как только добытая Пашкой флешка оказалась в компьютере, Борзый в предвкушении потер руки. Он уже спал и видел, как будет лежать на пляже, где-нибудь далеко-далеко, попивать холодное пивко и кайфовать вдали от дел и хлопот. Но пляж Борзого накрылся медным тазом, вернее крохотной флешкой.


  -Пусто тут, – оповестил народ Леха.


  -Как? – не понял Пашка.


  -А вот так, – пожал плечами Леха и быстренько скрылся из кабинета, пока буйный босс не размозжил ему черепок в приступе гнева.


  -Значит так, Павлик, – спокойно, но едва сдерживая ярость, начал говорить Борзой, – Валишь к ментам. Вытаскиваешь Рыжуху и тащишь ее сюда. Если станет упрямиться, пригрозишь. Не приведешь ее – я грохну тебя собственными руками. Усек?


  Павлик испуганно кивнул и, прихватив с собой парочку парней, помчался на поиски Рыжухи.


  Спустя два часа Павлик уже знал, что по бумагам ограбления никакого не было. Представители правоохранительных органов никого не задержали. Рыжухи не было ни у ментов, ни у бандитов. И у Павлика остался последний вариант, где ему можно найти Злату Войновскую, по прозвищу Рыжуха.




  Злата


  Прибежав в спальню, отыскала пистолет в тумбочке. В висках глухо стучала кровь. Шум в коридоре стал громче, поняла, что дверь либо выбили, либо открыли. Крики, мат и выстрелы. Сидеть в комнате не могла. Да и как? Подозревала, что пришли за мной. Ну, не могу я позволить, чтобы Сургут пострадал из-за меня. Перезарядив пистолет, осторожно вышла из спальни. На пороге гостиной увидела лежавшего парня. Облегченно выдохнула, не Емельян. Осторожно пошла в коридор, туда, где все еще слышались голоса. Разобрать слова не могла. Но узнала голос. Пашка! Решительно вышла в коридор. Увидела, как на полу у стены сидел один из парней, держался за живот рукой. Еще одного увидела на лестничной площадке через открытую дверь квартиры. Бандит был без сознания. Из наших 'гостей' только Пашка мог говорить. Сквозь дверной проем кухни увидела Емельяна в руках с пистолетом. Любимый стоял спиной ко мне, и слушал слова Павла. Тот, сплевывая кровь, что-то хрипло рассказывал.


  -Мент, гнида! – зло хрипел Пашка, стоя на полу в центре кухни. Его руки были закованы в наручники, – Думаешь, ей жить дадут? Да грохнут ее. А не грохнут – все равно тебя кинет. Она ж воровка, у нее в крови это.


  -Что на флешке? – спокойно произнес Сургут, внимая пустой магазин из пистолета.


  -Не твое дело! – сплюнул Пашка.


  -Хорошо, – пожал плечами Сургут,– Флешка у вас. Зачем вам Злата?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю