290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дар проклятых (СИ) » Текст книги (страница 5)
Дар проклятых (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 13:00

Текст книги "Дар проклятых (СИ)"


Автор книги: Настя Любимка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 13 страниц)

Глава шестая

После исчезновения невад, прошло довольно-таки прилично времени. Отец на удивление вел себя спокойно, не придирался и не пытался унизить. Более того, меня взяли с собой на вечерний прием короля. Впрочем, я уже здесь. Придворная толпа уже успела отойти от шока, что у лорда Ирнейского имеется еще одна дочь, мало того, старшая.

Мой наряд вызвал бурю возмущений у придворных дам, в частности особенно разъярилась супруга короля, ибо плотоядность во взгляде Гастена, не заметил бы слепой, и тот, почувствовал бы его.

Мы прибыли раньше представителей союзных государств, уверена, это было сделано с целью, чтобы собственный оплот короля, обвыкся с новым лицом, то есть со мной, и не устроил истерику перед высокопоставленными гостями.

Заиграла музыка, церемониймейстер ловко стукнул жезлом об пол, отворились двери.

Я глухо застонала, даже с моего места, а я находилась в другом конце зала, возле трона его величества, не узнать Азария не смогла.

Я, конечно, была готова к встрече, но не к тому, что последовало дальше.

Выслушав собственный титул, он сделал шаг, холодным взглядом обвел зал и остановился на мне. Все, дальше он не шел, летел.

Сухой кивок монаршей чете, сбивчивая речь церемониймейстера, объявляющего новых гостей, и громовой рык:

– Тиана, – шаг и он возле меня.

От скорой расправы спас папочка, пусть он даже об этом не подозревал.

– Прошу прощения,– низко склонился он,– но вы ошиблись, это моя дочь, леди Лола.

Король косил глаза в нашу сторону, не особо заботясь о церемонии приветствия глав других государств.

– Ошибся? – моргнул Зар, затем разглядев мой наряд, вспыхнул.

Ох, ничего себе у него реакция. Мило помахала ему ручкой, все также стоя за спиной отца. Я еще жить хочу, он же меня за кусты убьет.

Новый радостный крик, и на моей шее, что – то виснет, ощутимо так. Приглядевшись, опознала в этом Кейлин.

– Ло, ты чудесно выглядишь! – расцеловывая меня, а для этого она подпрыгивала, заявила принцесса.

Если бы у отца было сердце, его бы непременно хватил удар.

Ибо следующим на очереди по обниманию некоей леди был Ари.

– Ло, милая, как я рад тебя видеть,– заключил в объятья правитель эльфов, показывая всем, что я нахожусь на особом, дружеском положении с его семьей. Уверена, сделано это было специально, что ж, не мне его осуждать, так он пытается защитить меня.

Азарий пылал гневом, но не делал попытки приблизиться. Амина скрипела зубами и отчаянно стреляла глазками, а я мечтала провалиться сквозь землю.

– Добрый вечер,– поздоровался Ильгар, грациозно поклонившись,– Кейлин, отпусти Ло, задушишь. Прошу прощения, за поведение моей сестры.

Персональный ад, прошу считать открытым! Конечно, Ильгар не ограничился поклоном. Как и королева из Ираллии.

Слава Пресветлым, остальные государи ограничились сдержанным кивком и сухим целованием ручки. Но что – то мне подсказывает, отцу и этого было достаточно.

Я ведь так и не выяснила его планы, относительно моей персоны, а глазки у него заблестели, загорели, чую, мне скоро придет конец.

Впрочем, конец не заставил себя ждать. После нудной и довольной длинной речи нашего короля о доблести и мужестве наших подданных и небольшой услуге союзных государств (его за такую речь придушить мало), начались танцы. Король с королевой подали пример и медленно закружились в вальсе.

Прячась от кровожадных взглядов кавалеров, на этот раз за спиной Ильгара, мучительно придумывала, что же мне делать, если вдруг пригласят на танец.

Почему так волнуюсь? Да все просто, я не умею танцевать! Нет, шарнесские, с оружием, кассионские, полные страсти и огня, танцы – это, пожалуйста, но вот классические, принятые на всех приемах, как – то некому учить было.

– Леди, прошу оказать мне честь,– возник перед носом Зар.

Ну что ж за невезение-то! С дальнего угла, посмеиваясь, на меня смотрел Мартин, и что смешного увидел?

– Ваше высочество, к сожалению, вынуждена отказать,– вздохнула и тихо добавила,– я совершенно не умею танцевать.

Да сказала правду, а зачем врать?

– Не страшно,– делая положенный поклон, холодно ответили.

С ужасом приседаю в реверансе, и тут же оказываюсь в объятьях Азария.

– Что же вы, леди Лола, не удосужились взять пару уроков танцев? – язвительно поинтересовался Зар, в третий раз тесно познакомившись с моим каблуком.

Мило улыбнувшись, прицельно наступила ему на кончик туфли, ни что не выдало феерических ощущений от этого действия.

Разве глаз у Зара задергался.

– Не думал, что дочь лорда Ирнейского местная шлюха,– зло выплюнул он в лицо.

Остановилась. И плевать на все фигуры! Плевать! И то, что несколько танцующих врезались, плевать!

Во мне боролась ярость и здравомыслие, одна вопила о пощечине, другая умоляла не делать резких движений и успокоиться. Не время, не место и я бесполезна.

– Жаль, что пребывание на свежем воздухе, не пошло вам на пользу,– намекая на кусты, холодно отозвалась я.

Сейчас я сдержалась, сдержалась, когда хотелось избить его до крови, так чтобы он захлебывался и просил прощения, избалованный урод.

Развернулась и как во сне направилась к Кейлин. Она не задаст лишних вопросов, она просто молчаливо поддержит, светлая, ласковая девочка, пусть и альв.

Как я и предполагала, Кейлин не налетела меня с добродушным видом, выспрашивая, что случилось, и почему на мне лица нет. Улыбнувшись, сжала мою ладошку и стояла рядом. Трижды отказывалась от танца, продолжая крепко меня держать.

Что удивительно, мне становилось легче, боль не так сильно царапала сердце, оставался осадок, но не более. Наблюдая за танцующими Азарием и Аминой, я поклялась себе, что он навсегда запомнит этот день, как собственный приговор. Я не прощу его, а способы мести это второстепенный вопрос.

– Ло, потанцуешь со мной? – возник перед носом Ильгар.

Музыка до этого тоскливо тянувшая ноты, разгоралась с новой силой. Мне не был известен этот танец, но мелодия была так похожа на кассионскую. Улыбнувшись, подала руку. От Ильгара не скрылся огонек в моих глазах, он отлично понял, что я что-то задумала.

Первый шаг, осторожное покачивание бедрами, пробуя на вкус ритм мелодии и... второй шаг.

– Коллет? – удивленно-восхищенное. Поворот и Ильгар прижимает меня спиной к себе, его руки держат мои плечи, плавный полукруг головой, так, что волосы разметались в стороны. Музыка стала громче, вход пошли бубенцы.

Рывок, и я в двух шагах от него, выгнулась, тут же оказавшись в его руках. Прижаться все телом, отпрянуть. Мелодия бежала по венам, сердце стучало в такт барабанам, а тело выгибалось под немыслимыми углами.

Шаг, поворот, спина к спине, тяжелое дыхание, дрожь тел, музыка замедляет темп, в такт ей, Ильгар чуть наклоняется, позволяя выполнить следующий элемент. Прыжок, и я на вытянутых руках, крепко удерживаемая им, над его головой. Толчок, кружась, лечу вниз. Поймал.

Последний аккорд, партнер должен плавно опуститься вниз и едва касаясь моих ног провести вдоль тела к лицу. Так выражают свое восхищение и удовольствие от данного танца, выражают те, кто знают.

Ильгар знал. Нежная цепочка прикосновений, тело замерло в предвкушении, но продолжения не последовало.

Выполнив последнюю часть, альв отошел и поклонился. Тишина вокруг и восхищенные взгляды. Это отрезвило, мы на людях, было бы глупо кидаться на него с поцелуями.

Присев в реверансе, подмигнула Ильгару, пытающемуся выровнять дыхание. Радует, что не только меня проняло.

Грянули аплодисменты.  Лицемерная публика восторгалась увиденным. Натянуто улыбнувшись в сопровождении альва направилась к Кейлин, которая уже держала для нас бокалы. Ильгар взял оба и один протянул мне. Его взгляд был красноречивей слов: и восхищение, и удивление, и что странно, надежда.

– Ло, скажи, а ты знаешь, что коллет – это танец выбора пары? – между прочим, поинтересовался Ильгар.

Я жадно присосавшаяся к бокалу, поперхнулась и выплюнула содержимое.

– Н-нет,– слегка заикаясь, ответила я.

– Я так и думал,– протянул он и тут же жестко добавил. – Не смей его больше ни с кем танцевать.

Мы с Кейлин уставились на него во все глаза. На губах его сестры появилась понимающая улыбка, поделилась бы, что ли мыслями.

– Э...

– Не смей,– вновь повторил он, заглядывая в мои глаза.

Я вспыхнула.

– Это еще почему?

– Убью.

– Кого?– совсем растерялась я.

– Партнера.

– Ильгар, ты чего? Это просто танец.

– Кейлин.

– Поняла,– радостное от сестры, и она умчалась от нас.

Народ начал вытягивать шеи, боюсь, и каждое слово ловить станут. Не шибко заботясь о слухах или тому подобной чепухе, схватила альва за руку и потащила на выход.

Ильгар не упирался, думаю, ему тоже понравилась идея оставить лишние уши без пищи.

Посчитав, что пора остановится, а мы прошли по коридору и пару раз поворачивали за углы, выжидающе уставилась на его высочество.

– Объясняй.

– Ло, ты признания в любви ждешь?– усмехнулся альв.

Я поперхнулась.

– Мне кажется, но повода я не давала, не считая танца и то, о его значении мне было неизвестно.

Вообще у кассионов довольно жесткие обычаи и традиции, кого попало, танцам не учат. Для этого сначала проводят сложный ритуал единения с предками, который естественно я прошла. Интересно, откуда такие познания и умения у принца альвов?

– Кассионы наша ветка, их кровь давно смешалась с человеческой, но традиции и обычаи наши,– словно читая мои мысли, ответил Ильгар.

Вот так попала, а ведь меня Кирина предупреждала, что коллет танцевать не стоит, и долго не хотела ему обучать. Чертовы старые предрассудки.

– Ильгар, я маг и давно не девственница.

Он вздрогнул, неверяще уставился на меня, пока он еще находился в ступоре, продолжила:

– Думаю, обряд не прошел. Это был танец, не более. Можешь выдохнуть спокойнее,– успокаивающе улыбнулась.

– Думаешь, предки были идиотами?– раздраженно прошипел альв.

– Нет, поэтому, если ты настолько чтишь традиции, то точно знаешь, что его танцуют невинные девушки. Так что ничего не случится, гнева Пресветлых ждать не стоит.

Помню-помню, как смеялась Кирина, приговаривая, что я свой коллет упустила еще два года назад. Только почему сразу не объяснить было его значение?

–И вообще, зачем тогда принял мой вызов? Зачем завершил танец?

Угу, восхищение и удовлетворение от танца под последние аккорды, увижу Кирину, кто – то косичек не досчитается! Нет, теперь – то понятно, что последние касания – это согласие мужчины.

Альв хранил молчание и прожигал меня потемневшим взглядом.

– Ильгар, какой срок? Когда ты сможешь точно понять, что обряд выполнен?– вздохнула я.

– Месяц,– вдруг расслабился он.

– То есть, за этот месяц и ты, и я, поймем, что общество друг друга нам необходимо позарез?

– Плохие у тебя были учителя,– хмыкнул он.

– Ну, извините,– развела руками, может мне и объясняли, но я, тогда как шальная носилась по лагерю кассионов, мне было не до их присказок. Хотелось все пощупать, потрогать.

– За этот месяц, с каждым днем, ты будешь узнавать обо мне все больше и больше. Прошлое, самые эмоциональные моменты. Точно так же и я.

– Что?!

– К концу срока, ты будешь чувствовать меня, где бы я ни находился. Каждую мою эмоцию, чувства, а после свадьбы, мысли.

– Стоп. Какой к черту свадьбы?! Ни ты, ни я друг друга не любим! Что насчет наших чувств? Как разорвать обряд?

– Любовь? Тебя разве ко мне не тянет?

Тянет – то тянет, но это тяга известного характера, в общем, к любви никакого отношения не имеет.

– Согласна, я тебя хочу, но не более того.

Ух ты, не думала, что принцы умеют смущаться. Нет, я, конечно, понимаю, что слышать такие слова от леди это нонсенс, только смысл вокруг да около ходить.

– Значит, полюбишь,– жестко подвел итог.

– Ильгар, во-первых, ты не уверен, что обряд свершился, во-вторых, у меня в планах нет выходить замуж. Да и год я еще на попечении отца,– буквально выплюнула последнюю фразу.

– Разве он не согласится на твой брак?– самоуверенно заявил альв.

Ну-ну, коли были бы у него такие планы, не было бы потребности в контроле моего тела.

Кстати, уже секунд пятнадцать тело зудит прямо, так и хочется сорваться с места и куда-то идти. Все же сорвалась.

– Ты куда?

– Вот об этом я и говорю, ритуал подчинения старшему рода,– уже из-за угла крикнула я.

А издалека до меня донесся рык, и что его так расстроило?

Мысленно пообещав себе найти любую информацию по обрядам альвов, все же Ильгар сказал, что они идентичны кассионским, ступила в зал.

Безошибочно лавируя между гостями, как вкопанная встала возле отца.

– Где ты шлялась? – прошипел папенька.

– Писать ходила,– громко ответила я.

Матушка поперхнулась вином, пара дамочек рядом скривились. Ой, только не говорите мне, что естественные потребности никто не справляет. Делать не стыдно, а говорить неприлично. Идиотизм.

– Замолчи и слушай,– встряхнув меня, потребовал лорд,– сейчас ты, молча будешь делать то, что я скажу, молча!

Молча так молча, чего так руку – то сжимать, все равно ослушаться не смогу.

По взмаху короля, музыканты перестали играть, народ рассосался по углам, величественно монарх сошел с трона.

– Леди и лорды, в этот знаменательный день, – Гастон сделал паузу, – хотелось бы поблагодарить его высочество Азария, именно ему мы обязаны нашей безоговорочной победой.

Раздались аплодисменты, особо впечатлительные барышни застонали.

– Ты будешь писать мне письма, подробные,– зашептал на ухо отец,– обо всем, что увидишь или услышишь, поняла?

Кивнула, совершенно не понимая о чем идет речь. Какие письма? Куда он меня отправляет тогда?

– Нам удалось выяснить,– продолжал монарх,– что у вас существует традиция, в честь первой победы принято дарить девушку. Азарий, дорогой друг, примите от нас этот дар!

Образовалась абсолютная тишина, народ осмысливал сказанное, Азарий усмехался, ища глазами тот самый подарочек.

– Иди к нему!– властно потребовал отец.

Я не смогла ослушаться, под изумленными взглядами присутствующих, на негнущихся ногах брела к ненавистному существу. Вот так ирония, ему подарили местную шлюху, надеюсь, он счастлив.

По мере моего приближения, зрачки у Зара расширялись, он был так же ошеломлен, как и я, впрочем, нет, я все еще не верила, что это правда.

– Принимаете ли вы наш подарок? – засуетился король.

Что– то было не так, значит, Азарий может отказаться? Пожалуйста, пусть степень его брезгливости окажется выше, чем желание досадить мне за оскорбление.

– Нет! – рявкнул правитель эльфов и в мгновение оказался передо мной,– как вы смеете так унижать леди Лолу? Только благодаря ей мы все еще сотрудничаем с вами и вновь подписали мирный договор!

– Верно.

Я оказалась за спинами четырех глав союзных государств, за исключением Ильгара, он всего лишь наследный принц.

Король посерел, сзади донеслись тихие ругательства отца.

– Я Азарий Санилан Карренг, принимаю ваш дар,– каждое слово удар, мир покачнулся, но собрав последнее мужество, устояла на ногах.

Подарена. Я подарена, будто игрушка. На таких дарах не женятся и прав у них практически нет, рабыня, наложница, вот моя участь. Вот роль, приготовленная мне отцом.

– Вы не можете,– синхронно заявили государи, вот только...

– Не надо. Уже поздно, особая магия, да Зар? – обходя Ари, и глядя прямо в глаза Азарию, спросила я.

Сухой кивок, отлично, значит, есть еще кое-что. Мои защитники смолкли, видимо, для них это тоже явилось потрясением. Но куда им до меня, я тут самое заинтересованное лицо.

– Ваше высочество,– вновь обратилась к ненавистному недочеловеку. – Я прошу позволения на дуэль.

Азарий растерялся, но я не отвела взгляда, терпеливо ожидая его решения.

– Позволяю.

– Благодарю,– склонилась в поклоне и тут же, громко добавила: – Лорд Ирнейский, по праву, дарованному мне, вызываю вас на дуэль!

И закрепила вызов магически, невидимая рука отвесила приличную пощечину папеньке.

– Я запрещаю! – фальцетом заверещал Гастен.

– А вас, дядюшка,– выплевывая каждое слово,– я попрошу не вмешиваться. Решили убить двух зайцев, не так ли? В моих венах, независимо от моего желания течет кровь вашего рода. На правах обладателя сильнейшего магического потенциала и после принятия главенства над родом Ирнейским, я имею право на престолонаследие. Испугались, решили избавиться? Не так ли? Ах, да еще шпион понадобился, правда, папенька?

Папенька побледнел.

– Заткнись, тварь.

– Ой, ли? Не ты ли меня подарил? Так что не командуй, твой ритуал подчинения старшему рода, больше не действует.

– Ритуал? – выдохнул Ари.

– Я запрещаю! – вновь пискнул король.

– Гастен, любимый брат, успокойся, я принимаю вызов,– расплылся в гадливой улыбке лорд. – Победа будет легкой, ты ведь запечатала свой дар.

– Я бы на это не рассчитывала,– хмыкнула, одновременно разуваясь, прыгать по скользкому паркету на этих каблуках, не лучшая идея.

Вспыхнуло, под ноги что-то упало. Утерев глаза, увидела собственные звезды, спасибо, невады, вовремя!

– Кейлин, дай ленту.

Быстро девочка вытащила из своих волос одну из шелковых лент, и, подбежав, протянула мне.

Взмах рукой и звезды поднимаются в воздухе, да я запечатал свой дар, но я не лишена магии. Тихий шепот бытового заклинания и распущенные волосы заплетаются в косу вместе со звездами.

– Коса смерти? – вдруг произнес Азарий.

В той тишине, что сковала нас, его вопрос прозвучал непростительно громко.

– Да! – гордо, насколько могла, ответила я.

Это прозвище я получила в школе и как бы ни старалась, избавиться от него не получилось.

– Это… это ты спасла принцесс? – подлетая ко мне и хватая за руку, потребовал ответа Зар.

– Вижу, учитель сохранил в тайне мое имя. Да, это была я.

– Прости,– выдохнул он, отпуская мои руки,– прости.

– Отойди. Ильгар, одолжи свой клинок, отец прав, мне не хватит сил призвать свой.

Мгновение и альв возле меня, осторожно касается плеч, вглядывается в лицо. Еще одна степень доверия – дать свое оружие, но я была уверена, он даст.

– Азарий, поставь щит вокруг нас, лорд Ирнейский не откажет себе в удовольствии наслать парочку заклинаний.

– Ло, да прибудет с тобой сила,– передавая мне свой клинок, прошептал Ильгар.

Всего лишь традиционная фраза, но за каждым словом особый смысл и сила.

– До первой крови, – рявкнул Азарий и тише добавил,– мне не нужна твоя смерть.

Король Зармении согласно закивал, впрочем, последнюю часть речи Зара, он не расслышал.

– Вы готовы, батюшка? – выходя в центр, поинтересовалась я.

Вместо ответа в меня был запущен пульсар, что ж, дуэль началась. Отразив огненный шарик клинком, отпрыгнула в сторону. Шар врезался в невидимую стену, значит, Зар исполнил мою просьбу.

Новый пульсар, второй, третий, мелковато, папенька. Отразила, ни капли не напрягаясь.

Видимо, сообразив, что его скудного магического потенциала, явно не хватит, призвал свой меч, массивную такую железяку.

Жаль, косой пользоваться нельзя, Азарий урод, все удовольствие испортил. Ну, ничего.

Подсечка, удар, кувырок, блок. Короткие выпады отца, и из позиции нападающего я перешла в позицию отражающего. Ну, уж нет, прыжок, удар, блок. Серия выпадов и уклонятся начал отец. Шепчет что-то, очередная гадость. Гад, ослепить решил?

– Слабовато! – отразив заклинание, прошипела папашке.

И тут же из стойки ударом ноги, выбила его меч. Второй удар, покачнувшись, лорд Ирнейский распластался на полу.

Легко клинок вошел в сердце, легко и непринужденно.

– Ой, что – то крови не вижу,– и с огромным удовольствием повернула рукоятку по часовой стрелке, трижды.

Крики матери, вопли Амины, ругательства и проклятия остальных, доносились до меня издалека. Сволочь породившая меня, была мертва, тот, кто перед смертью сделал свою последнюю гадость, пал от моей руки.

С большим удовольствием вытащила клинок, хотя покрутила бы еще, стеклянный взгляд отца, с расширенными от ужаса зрачками. До последнего, он не верил в свое поражение.

С блуждающей улыбкой окинула взглядом собравшихся. Медленно и величественно, направилась к Ильгару.

– Пресветлые с тобой,– склонилась, протягивая клинок,– прости, он грязный.

Взмах рукой и клинок вновь сияет чистотой, а платья матушки и Амины, заляпаны кровью. Красота!

– Тереза, Амина, – впервые я назвала по имени мать, – я вернусь. Гастен, помни это! – зловещим шепотом пригрозила собственному семейству. И в лучших традициях жеманных девиц хлопнулась в обморок.

Глава седьмая

С моей стороны глупо было думать, что я легко отделаюсь от запечатывания дара. Слабость, сильное головокружение и тошнота, накрывали меня с периодичностью в тридцать минут. Я приходила в себя и тут же уплывала обратно, куда-то в темноту, где кружились непонятные тени, что-то нашептывающие мне.

Сколько так продолжалось, не смогу ответить. В какой-то момент, стало намного хуже. Тело лихорадило, постоянный жар, казалось, языки пламени терзают мою бренную тушку.

Кто-то всегда находился рядом, помогая выпить воды, и заботливо убирал мокрые от пота волосы с лица. Время слилось в сплошную линию, уже не различала ни день, ни ночь. А только заботливые, теплые женские руки, что в моменты моего бреда, прижимали к себе или ласково поглаживали по щекам.

Кто бы ни была эта женщина, но моя благодарность не имеет границ. Во власти очередного кошмара, вновь снившегося мне, она успокаивала меня, шептала ласковые слова, и моя боль и страх, улетучивались.

Я получала маленькую передышку и засыпала... до нового кошмара.

Во сне меня травили, я была загнанным зверем, который по углам зализывал раны. Неизменно в конце, я оказывалась в тупике, а на меня надвигалось, что-то страшное, необъятное и... я просыпалась.

Видимо, Пресветлые, все же сжалились надо мной. Ранним утром, открыв глаза, я поняла – все закончилось. Грудь больше не давила, от лихорадки тоже не осталось следа. А ум был ясен, это не могло не радовать.

Попытавшись приподняться на локтях, чтобы рассмотреть комнату, в которой находилась, разбудила ту, что ухаживала за мной.

– Пить, девочка? – взволнованно проведя по моим волосам рукой, спросила она.

– Да, спасибо.

Изумленный взгляд, и облегченный выдох, намучилась она со мной.

Осторожно приподняв меня, помогла напиться. Холодная, родниковая вода, лучшего и не придумаешь.

– Спасибо вам,– робко улыбнулась ей.

– Да что ты, что ты,– отмахнулась она,– всем маэтэ положены служанки.

– Кому?– сглотнула.

– Маэтэ,– повторила женщина,– ох, ты же не местная, прости. По – вашему, наложница.

– Наложница значит,– охрипшим эхом повторила. – Где я?

Женщина замялась, и казалось, нехотя ответила.

– В Мертвом городе.

– Где?

– Я не могу сказать, придет твой арэтэ и если захочет, объяснит.

– Арэтэ? А, хозяин?

Женщина кивнула, помогла мне сесть, а затем вышла из комнаты.

Довольно просторные покои освещала луна, выглядывавшая из-за туч. Больше света не наблюдалось, как бы я не вглядывалась, но детальнее рассмотреть собственную комнату, не получалось.

Попыталась встать, тело прошила боль, резко заныли мышцы. Сколько же времени я пролежала без движений? Несмотря на боль, заставила себя двигаться, пусть медленно, пусть с тяжелым дыханием и стиснутыми зубами, но я встала. Упала. Ноги отказывали держать в вертикальном положении.

Меня цепляющуюся за кровать и пытающуюся подняться, и увидел мой арэтэ. Он же Азарий.

Молча, словно пушинку поднял на руки и уложил в кровать.

– Как ты себя чувствуешь?– первым не выдержав тишины, спросил Азарий.

– Отпусти меня,– с надеждой посмотрела на него.

– Нет,– выдохнул он.

– Почему? Ты ведь понял, что от меня пытались избавиться.

– Нет,– жестко повторил ранее сказанное.

– Азарий, я леди! А ты меня в рабы записываешь!

– Я работаю над этим.

– Над чем?

– По закону маэтэ, не может стать женой, но...

– Ты с ума сошел? Я не хочу за тебя замуж! Я лучше сдохну!

Взгляд, которым меня одарил Зар, мгновенно заставил пожалеть о сказанных в сердцах словах.

– Сдохнешь? Не хочешь? Я хотел дать тебе определенный статус в своей империи, а теперь, меня полностью устраивает ситуация, Ло.

– Устраивает?!

– Конечно, будешь спать, есть, дышать по моему приказу. Выполнять любую прихоть. Определенно мне это нравится больше.

Я не хотела слез, они сами полились. Осознание полного бессилия, я не смогу ему противостоять, не сейчас. Я сама запечатала силу, которой еще могла защититься. Я сама подписала себе приговор.

– Ненавижу,– тихо глотая слезы,– ненавижу.

– Ничего, скоро ты меня боготворить будешь. Мы не обижаем маэтэ, у них есть все,– смягчал пилюлю Зар.

Вдруг он наклонился и впился в мои губы, жадно, грубо. Попытка оттолкнуть его не увенчалась успехом, прижав меня к подушке, не давал попытки вырваться.

– Ублюдок,– прохрипела, когда он отстранился.

– Арэтэ, Ло, для тебя арэтэ, запомни это.

Ничего не добавив, Зар вышел, я же, вдоволь наплакавшись, уснула.

Дни в этом месте не отличались разнообразием. Если первые сутки я переживала, гадая, когда в эту комнату ступит нога Зара, то к исходу третьего поняла, он ко мне не придет. С чем это связано, пока, мне неизвестно, но в любом случае, меня это устраивало.

Выходить из комнаты мне запрещалось, впрочем, как выяснилось, комнат оказалось четыре: спальня, гостиная, игровая и место для встреч с арэтэ.

Если первую я уже изучила вдоль и поперек, то в последнюю сунулась на мгновение. И вылетела, как только услышала слова служанки о том, что мое нахождение в данном месте – это сигнал для арэтэ, что его ждут, и в течение получаса он придет.

Для чего придет, и так понятно, даже думать противно. Нет, на внешность Зар красив, мужественен, но меня передергивает от одной мысли, что он ко мне прикоснется. Я блевану, честное слово, а еще лучше сломаю ему что-нибудь.

Но мечтать не вредно, а реальность такова, что сделать я не могу ничего. Даже из комнаты выйти чревато наказанием в двадцать плетей. Что за варварская страна?

Все усилия разговорить служанку, оказались напрасными. Больше, чем нужно сказать, это по ее мнению, она не говорила. Вообще никак не реагировала, даже методика 'немого допроса' ничего не дала. Не служанка, а каменное изваяние!

Единственной радостью стала огромная ванна, наподобие того бассейна в доме Ирнейских. Нежиться в теплой водичке с эфирными маслами, я могла часами. Вода регулировалась магически, впрочем, тут абсолютно все и везде было завязано на магии. Освещение, подача еды, уборка, все происходило с помощью магии.

Что примечательно, кроме служанки, которая отказывалась назвать свое имя, я не видела больше никого. Хотя в обязанности аллоры, прислуживающей маэтэ, уборка помещения и кормежка наложницы не входила.

И эти наименования, ни один из знакомых мне языков, ничего подобного не имеет: аллора, маэтэ, арэтэ, еще добавилась кхтара – ругательство, коим сотрясала воздух служанка.

На пятый день вынужденного заточения, поняла: больше так продолжаться не может. Постоянное лицезрение внутреннего двора, с копошащимися людьми или обстановки своих покоев, медленно сводили с ума.

Дождавшись, когда аллора проверив, хорошо ли я поела, уйдет, ужом выскользнула за дверь. Длинные полупустые коридоры, щедро устланные коврами с длинным теплым ворсом. Это не пережитки роскоши, это комфорт, ибо ходят здесь босиком.

Глазея по сторонам, прошмыгнула в чей-то кабинет. В том, что это был именно кабинет, не сомневалась. Длинный дубовый стол, несколько полок с книгами, массивный шкаф, небольшой диванчик и кресло.

Первым делом я обследовала полки с книгами: как и предполагалось, письмена мне были не знакомы, поэтому вздохнув, поставила на место увесистый томик.

Бесцельно побродив из угла в угол, вдыхая ни с чем несравнимый аромат каких-то благовоний, так напоминающих запах весенних цветов в поле, остановилась у стола.

Перо, чернильница, листы какие-то. Самозабвенно копалась в папочках, не забыв заглянуть в ящики, впрочем, открыть смогла только средний. В нем оказались запасные чернильницы и перья. Негусто.

– Отец! – донеслось с коридора.

В панике закружилась волчком, если меня поймают, боюсь одними плетьми не обойтись. Единственным разумным решением, пришедшим мне в голову, это с гордо поднятой головой принять наказание. Потому как спрятаться было негде! Под стол не вариант, ибо меня хорошо будет видно, шкаф гадость такая не открывался, а занавески были прозрачными. Вздохнув, плюхнулась на диван, и, приняв расслабленную позу, осталась дожидаться неизбежного.

– Асхаретс, кхтара! – ворвался ураган по имени Зар.

Не замечая меня и продолжая ругаться, молниеносным движением скинул все со стола. Но и этого ему показалось мало, воя как раненый зверь, одним ударом руки разнес стол. Печальное «крак» и две половинки когда-то одного целого, повалились в разные стороны.

Замерев, с ужасом взирала на Азария. Демонстрация сил прошла успешно, мне действительно стало страшно. Что-то в нем изменилось, и дело даже не в его ярости. Аура. Не человека.

– Ты?!– наконец заметив меня, прорычал арэтэ.

–Э...я,– жалкое пищание.

– Что. Ты. Тут. Делаешь.

–Я? Да мимо проходила, уже ухожу,– бочком поковыляла к выходу.

Маневр не удался. Меня схватили в охапку и прижали к дивану.

– Пусти, больно же.

– Кто выпустил тебя?

– Я что преступник? – все разозлилась,– какого черта ты меня запер?

На мгновение расслабилась, короткого удивления Зара хватило, чтобы прицельно пнуть его в живот. Естественно он не ожидал, поэтому составил компанию одному из обломков стола.

–Ты! Притащил меня непонятно куда, не имея на это никаких прав! Не объяснил ничего и твоя служанка, как там, ах да, аллора, отказывается сообщать хоть что-нибудь. Я что на зверька ручного похожа?

Выдохнула, сцепила пальца в замок, чтобы ненароком не прибить этого идиота.

– Я не обязан ничего тебе объяснять. Ты моя маэтэ,– поднимаясь, медленно как для дуры сообщил Зар.

– Отмени свое решение! Уверена, проблемы вам не нужны, а за мной придут. У меня много друзей.

– Уже,– хмыкнул Зар,– они развили бурную деятельность.

– О чем ты? – растерялась я.

– На данный момент в Зармении война, и она проиграет. Мы больше не оказываем ей поддержку. Что касается твоего вызволения, ни у одного твоего друга, даже если они объединятся, ничего не получится.

– Самоуверенность наше все?

– Сила наше все,– не моргнув глазом, поправил меня Зар.

– Зар, я никогда не буду послушной,– решила сменить тактику,– это противоречит моим принципам, я родилась свободной. Свободной и умру.

– Это вряд ли.

Миссия провалилась, стратегия доверительного разговора привела к нулевому результату.

– Мы еще посмотрим.

– И не таких обламывали,– хмыкнул он.

–Что? И сколько же таких, как я? А ведь таким добропорядочным казался, принял сироту в семью или не принял? – я впервые испугалась за Тирби.

– У меня десять маэтэ, не включая тебя. Клятвы не нарушаются, с Тирби ты сможешь увидеться, когда станешь покладистой. И нет, я не добрый. Я принял Тирби, считая вас родственниками, чтобы получить тебя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю