290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дар проклятых (СИ) » Текст книги (страница 12)
Дар проклятых (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 13:00

Текст книги "Дар проклятых (СИ)"


Автор книги: Настя Любимка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 13 страниц)

Глава шестнадцатая

Ильгарред де Фиаре

Я жадно вглядывался в резко потемневшее небо. Сегодня будет гроза. О чем свидетельствовали набежавшие тучи,  колючий ветер и низко летящие чайки. И что самое неприятное, нас ждет шторм. Слишком разбушевался океан.

День за днем, что я нахожусь  в Лирмаке,  городе на территории метаморфов, погода ухудшается.  Сине-зеленая вода всегда в движении. Нет спокойной глади, нет кристального отражения берега, и  солнечных бликов, которые завораживают в тихий летний день.

Волны яростно бьют  друг о друга, выкидывая на берег ил, не давая подступиться к себе. И это во время отлива!

Природа не на шутку злиться или это проделки Пресветлых?

Неделю мы наблюдаем за изменениями в подводном царстве. По словам сестер Ларминских, проход скоро будет открыт и их девочке понадобится помощь.

Лирмак единственное близкое место от входа на изнанку мира.

Я ускорил шаг, плотнее запахнул плащ. Как бы то ни было, но красота, пусть и яростная – зачаровывала. И успокаивало горячее сердце. Сегодня, мне вновь приснилась Ло. Я не был готов к тому, что увижу.

Ревность…

Мне всегда казалось, что я с блеском контролирую свои эмоции. Но сегодня, я не смог усмирить свой гнев и свою злость. Мои подданные, готовившиеся вместе со мной к вызволению Лолы, шарахались от одного моего взгляда.

Я злился так, как еще ни разу в жизни. На себя злился и свое бессилие.

Я видел Лолу в жарких объятьях другого. Воспоминание, причиняющее боль. Умом я понимал все. Прошлое это только прошлое. Развлечение и любопытство юной магессы. Но… любовь, огромная, безграничная того длинноволосого блондина к ней.

Даже сейчас, мысли об этом сводят с ума.

Порыв ветра, распахнул плащ, холодный воздух отрезвил.

Это было, но больше не повторится. Я не позволю никому прикоснуться к своей обещанной. Без ее на то воли, не позволю.

Но и сделаю все, чтобы ей самой не захотелось никого, кроме меня.

А это…проблематично. Не потому, что я не уверен в себе, нет.

Что там перенесла моя девочка? Какой она вернется назад? Сломленной или настолько сильной, что я стану не нужен? Как и любой другой мужчина?

Насколько бы я не был силен, насколько бы не был умен, богат, титулован – это пыль в ее глазах. Полгода многое изменили во мне. Мои взгляды в корне поменялись. Мои желания и стремления изменили курс. А она – стала путеводной нитью.

Я – лишь немой наблюдатель. Ее жизни, ее прошлого, ее мечтаний, ее минут слабости. Только настоящее мне не было ведомо. И это тоже говорило  о многом. Она – моя обещанная, но я не ее пара, пока, точно нет.

Ветер усиливался, растрепывая волосы, обдавая холодным дыханием.

Нет, Лола не сломается, она станет сильнее, и никогда не отступится от своих принципов, ни тогда, когда она поклялась на своей крови. Не тогда, когда сама себе дала обещание.

Месяц назад я узнал о событии, изменившим жизнь неуверенного в себе подростка. Пятнадцатилетняя Лола бросила вызов обществу и самой себе. Она выстояла, защитив того, кем дорожила. Я вновь прокручивал в голове, тот случай, который, несомненно, был первым шагом в рождении новой, совершенно иной Лолы Ирнейской.

« – Марта, что с тобой? – спрашивала Ло у своей зареванной соседки.

Бледнолицая девчонка не ответила, лишь всхлипнула и сильнее укуталась в одеяло.

– Марта, расскажи,– требовала Лола, мягко касаясь подруги.

– Я…я … меня… – заикаясь, ответили из-под одеяла.

– Ринар и его подхалимы? – больше утверждая, чем спрашивая, сказала Ло.

В ответ ее соседка громко застонала.

– Марта, покажи,– не на шутку испуганная Лола, отдернула одеяло, с ужасом взирая на кровь.

В этот момент в голове Лолы шла борьба. Я мог слышать ее мысли, как свои собственные. Она заглушала свой гнев и боль, страх, просчитывала свои возможности и сдалась. Я чувствовал каждой клеточкой ее отчаяние. Она не выстоит против пятикурсников. Что может сделать первокурсница с уже обученными боевыми магами? Ничего.

И словно вспышка в ее сознании. Мыслеобраз господина Ортона, который поймал ее, когда она шла сдавать зачет через постель.

Сейчас, я с трудом узнавал того несомненно мудрого и опытного мужчину. Настолько он был разгневан и испуган за нее. Последнего девушка не заметила. Он доказывал ей, что она не ничтожество. Размахивал руками, пытаясь унять свое волнение и говорил, говорил, говорил.

Позже, он сурово наказал того преподавателя, что посмел предложить такое его ученице. Я не знал, ведал ли раннее Ортон о деятельности его коллеги, но именно Лола стала для него последней каплей.

Для нее слова этого мужчины имели огромное значение.

Крепко сжимая руку в кулак, пятнадцатилетняя Лола вышла из комнаты. Вышла на поиски тех ублюдков, что надругались над ее подругой.

Она прекрасно знала Ринара и его окружение.  Не могла не знать. Ведь мать ее соседки по комнате работала в доме этого высокомерного урода. Весь этот год Марта жила как в аду. Ринар не упускал ни одного случая, чтобы оскорбить, прилюдно унизить ее подругу.

Марта бы давно сбежала из этого кошмара, если бы нее мама, которая надрывалась на работе, чтобы оплатить учебу в Школе Магии. Дар Марты – единственная радость в жизни этой простой женщины. Сильный дар целителя, который требовалось развивать. Преподаватели пророчили ей дорогу к эльфам. Те взяли бы ее, настолько силен был потенциал у подружки.

Но высокородным ублюдкам соседство с простой крестьянкой претило. Марту унижали всеми доступными способами, и если бы не Лола, которая постоянно заступалась и защищала девушку, та бы, наверняка сорвалась и покончила со своей жизнью.

И вот, они перешли грань. Эти высокородные сволочи ответят за все!

Ло ругала себя, как она могла забыть, что ее статус не на один порядок выше Ринара Несского? Как она могла забыть, что сама высокородная леди?

Ло шла по коридору, словно в тумане. Она ничего не видела, ярость застила ее глаза. Ей хотелось одного, наказать и уничтожить. И Ринара, и тех, кто помогал или был на его стороне.

Вдруг, она замерла, чуть не врезавшись в какого-то парня. Я замер вместе с ней и пытался понять причину ее остановки. Господин Ортон, не мигая, смотрел на Лолу.

Девушка быстро склонилась в поклоне. Выпрямилась и уже значительно медленней пошла по коридору. Мимо сновавших студентов, мимо господина Ортона, который, слишком пристально разглядывал свою ученицу.

Она не видела, но чувствовала его взгляд. Я же, я мог видеть, как сузились его глаза, как он шепчет заклинание и вмиг исчезает из поля зрения.

Ло нашла их в тренировочном зале. Двое парней проводили бой, третий лишь наблюдал. Хотя, по лицу можно было заметить, что его мысли витают где-то далеко.

Лола остановилась, раздумывая, что же ей делать дальше. Ее дар активизировался, тысячи нитей окутывали девушку в кокон, готовые защищать ее в любой момент.

Мгновение и звонкий голос перекрикивает лязг металла.

Секунда и спарринг остановлен. Парни недоуменно взирали на корчащегося друга на полу. Они не поняли, пока не поняли, кто тому виной и не заметили еще одного наблюдателя.

Человека, остро следящего за Лолой и ее жертвами. Господин Ортон был здесь, именно сюда он телепортировал из коридора. Он так легко просчитал Лолу, что сразу же поспешил на место будущих боевых действий.

Неуловимое движение и Лолу отбрасывает к стене. Глупая придерживала свой дар. Заклинание было брошено самим Ринаром. Ему уже помогли подняться друзья.

– Шестерка Марты нарисовалась,– криво ухмыляясь и сделав шаг к утирающей окровавленные губы Лоле, прошипел Ринар,– смотрю, она поделилась впечатлениями, тебе тоже захотелось?

Громовой смех его друзей и злой взгляд девушки был ему ответом.

Чуть пошатываясь, Лола поднялась.

– По праву наследника рода Ирнейского, вызываю вас на дуэль, барон Ринар Несский!

Невидимая рука отвесила увесистую пощечину высокому брюнету. Тот даже слегка покачнулся.

– Наследник рода Ирнейского,– на три голоса раздалось в зале,– не может быть…

Я не был удивлен таким поворотом, Лола не афишировала свой статус, а преподаватели, по просьбе господина Ортона, называли девушку только по имени.

Об этом, главу Школы Магии, просила Лола.

Испуганными глазами тройка смотрела на девушку, которая уже поднялась и гордо взирала на обидчиков своей подруги.

– Я…я…принимаю вызов, леди Ирнейская!– сжимая руку в кулак, все еще потрясенно ответил Ринар.

Двое парней медленно отходили к стене. Лола шла на середину зала, к ней направлялся Ринар.

– Арнето!– рык учителя разорвал тишину, а его заклинание поделило зал на две стороны.

– Господин Ортон, – в унисон выдохнули ученики.

Как и все, Лола была потрясена его появлением, но оправилась намного быстрее парней.

– Дуэли не запрещены в школе,– вскидывая голову и заглядывая в лицо учителю, произнесла она.

– Основание?– сузив черные как ночь глаза, потребовал Ортон.

– Честь! – ни секунду не раздумывая, ответила девушка,– это поединок чести, вы не можете помешать!

– Чести? – зло выплюнул Ринар,– ты вызываешь меня на поединок чести из-за какой-то падали?

– Ло, поединок чести – это…– начал учитель, но его прервала Лола.

– Смерть? – на ее губах играла улыбка. – Ты принял вызов, подонок. Теперь отказаться не выйдет!

– Завтра!– крикнул Ортон.– На арене.

– Арене? – прошептала Ло.

– После занятий, на арене,– четко повторил господин Ортон,– я оповещу род каждого.

Учитель не спешил уходить. Поклонившись, трое парней быстро вышли из тренировочного зала. Чуть замешкавшись, Лола поклонилась и тоже поспешила за ними, но была остановлена Карлом Ортоном.

– Ты понимаешь, что натворила? Девочка, одумайся! В твоих силах все отменить!

– Нет,– резко повернулась к учителю Ло,– не отменю!

– Лола, ты не выстоишь! – сжимая ее плечо, крикнул Ортон,– он пятикурсник!

– Да,– с вызовом смотрела она в глаза учителю,– но я справлюсь! Я не имею права проиграть!

– Марта того стоит? – покачал головой учитель,– она…

– Не смейте! Не смейте так говорить! Если она из низшего сословия, это не значит, что над ней можно издеваться! Не смейте, слышите? Иначе…иначе я и Вас вызову!

– Ло…– растерянно заморгал Карл Ортон.

Но девушка уже бежала прочь.

– Ты же понимаешь, что твои родители должны присутствовать? – в спину бросил учитель.

Резко затормозив, уже в дверях, она крикнула:

– Они не приедут,– и захлопнула дверь.

Она не хотела верить, что и ее учитель такая же беспросветная сволочь, как и те подонки, надругавшиеся над ее подругой.

Я не видел весь день, предшествующий дуэли. Связь между нами, почему –то показала лишь конец их поединка.

Огромная территория, засыпанная песком, окруженная магическим куполом. В центре, на песке стоит Лола, Ринар Несский валяется у ее ног и кричит. Вокруг бушуют зрители, но ни обидчик Лолы, ни она сама их не слышали. Купол чистой магии ограждал не только зрителей от возможных всплесков боевой магии, но и самих участников от ревущей толпы.

– Нравится? – нависнув над Ринаром, спросила Лола.

– Что, что это?!– придерживая причинное место руками, завопил парень.

– В течение часа твой орган раздуется, а затем лопнет,– криво ухмыльнулась девушка.

Я видел, она победила. Она жаждала его смерти, но в итоге, приняла иное решение. Он будет жить, но боюсь, целители ему не смогут помочь.

Лола пошатываясь, отправилась к выходу с арены. Ее уже ждал учитель.

Марта, заливаясь слезами, бросилась на шею подруги, когда та переступила невидимую черту, отделяющую арену от наблюдателей.

– Прости меня,– в гомоне еле слышны были тихие слова подруги,– умоляю, прости меня.

– Теперь, ты веришь мне? – тихо, спросила Лола.

А я не мог понять, что же такое произошло между Мартой и моей обещанной.

– Верю, я верю тебе!

Лола не успела ответить, вырвав ее из рук подруги, господин Ортон тащил девушку к целителям.

– Ненормальная! – воскликнул он, когда они остались втроем.

Ло выдохнула и мягко сжала в ответ руку целителя, который лечил ее. Помимо того, она знала о его чувствах к Марте. Он благодарил ее.

– Лола, ты понимаешь, что натворила?

– Я выиграла и даровала ему жизнь,– спокойно ответила Ло.

Рука целителя дернулась.

– Ло, ты лишила его репродуктивной функции! Он же не сможет…– находясь под влиянием сильных эмоций, господин Ортон кричал.

– Победителей не судят. Он жив, пусть порадуется этому факту.

Глаза целителя заблестели лукавыми огоньками, но он ничего не сказал.

Закончив обрабатывать раны девушки, парень вышел, оставив учителя наедине с его ученицей.

– Лола, – позвал Карл,– вчера, магический всплеск со стороны женского общежития, это твоих рук дело?

Любимая упрямо продолжала смотреть перед собой и молчала.

– Ты хоть понимаешь, что с древними клятвами, шутки плохи? – вкрадчиво спросил Ортон. – Ты совсем безголовая?!

От резкого крика учителя, Лола подскочила, но тут же плюхнулась обратно на стул.

– Не кричите,– простонала она,– голова раскалывается…

– Не кричать? Я твой учитель! Я своей головой отвечаю за тебя! Кто дал тебе эту книгу?

– Какую книгу? – искренне удивилась девушка.

– Что значит какую? Ты никогда раньше не лгала.… Решила попрактиковаться сейчас? Книга древних ритуалов кассионов!

– Кого? – и без того ошеломленная девушка, даже забыла закрыть рот.

– Ло? – уже неуверенно протянул Карл,– откуда тогда?

Лола вздохнула. Было заметно, что она раздумывает, говорить ли правду или не стоит.

– Оно само всплыло в голове. Как будто мне кто-то нашептывал слова…– наконец, произнесла она.

– Само? – сказать, что Карл был потрясен, не сказать ничего,– неужели… ментаты…

– Что? Вы думаете, меня заставили это сделать? Нет! – крикнула Ло,– я никогда не пожалею о своем выборе!

– И что же ты, девочка, пообещала?– поднимая усталые глаза на собеседницу, спросил учитель.

– Защищать слабых. Следовать за истиной.

– А взамен, что ты попросила взамен?

– Взамен? – Лола горько улыбнулась,– ничего. Мне ничего не нужно».

На этом отрывок из жизни Лолы обрывается. Я не могу сам выбирать моменты, которые бы хотел увидеть. Связь действует по не понятной мне логике. И не всегда я могу предугадать, что же увижу. Будет ли то маленькая девочка, подросток или уже взрослая Лола.

Но, несомненно, чем больше я узнаю о Лоле, тем больше меняюсь сам.

Мне хочется стать ближе и лучше. Стать ее идеалом. Возможно, кто – то назовет это глупостью, однако, для меня это первоочередная задача.

Ветер усиливался, лента, что сдерживала  мои волосы в хвосте, расплелась.

Словно ребенок я бежал за ней, пытаясь поймать.

Волосы залепили глаза, оступился, практически упал, но чья-то сила удержала меня.

Когда я смог различать хоть что-то, сердце предательски екнуло. Я был удивлен их появлением. Пресветлые. Богини Солнца и Боги Луны.

Трое мужчин, с длинными по пятки седыми волосами, стояли вдалеке. Две невады наблюдали за мной на расстоянии трех шагов. А третья, протягивала мне мою же ленту.

Низко поклонившись, протянул руку за лентой.

Означает ли их появление, что скоро освободиться Ло? И что за странный сосуд держит один из Богов?!

– Ты должен уйти,– произнесла та, что подавала ленту,– твое время еще не пришло.

Удар молнии. Океан словно дикий зверь рвал берег. Крики чаек оглушали округу.

– Уходи,– повторила невада.

– Не пришло время? Лола? – сердце замерло, только не это.

На мой зов не откликнулись, невада повернулась спиной и медленно пошла к другим Богам.

– Ответьте! – отчаянно крикнул я,– Ло, что с ней?!

Раскат грома был мне ответом. Я попытался сделать шаг к невадам, но что-то удерживало меня. Вспышка в небе, я словно ослеплённый оседал на землю. Татуировка на груди, символ моей связи с обещанной, нестерпимо зажгла. Она умирает.

Новый виток боли скрутил сознание, подчиняя мое тело себе. Я же не стоял, катался по песку. Жадно делал вдох и сплевывал песок. Виски пульсировали, голова раскалывалась так, что хотелось выть.

И я не сдерживал воя. Это лишь часть той боли, что сейчас испытывает Ло. Да за что? Пресветлые?! Почему вы мучаете эту девочку?

В чем провинилось настолько светлое и доброе существо? Зачем вы так жестоки с ней?

Новый залп боли, и тело словно пылает в медленном огне. Я горел заживо, изнутри.

И я ничем не могу помочь той, для которой хочу стать опорой, только взять половину на себя. Половину ее боли.

Пожалуйста, любимая, живи!

Глава семнадцатая

Лола Ирнейская

Меня не покидало ощущение, что я иду сквозь кисель. Такой же вязкий и горячий, как варит тетушка Летти. Что самое странное, мне не было страшно.

Я не боялась ни того, что могла увидеть, ни тех ощущений, что вызывали движения вперед.

Слишком резко кончилось препятствие. Привыкшая к некоторому сопротивлению, по инерции приложила усилия и полетела на пол.

Судя по всему, меня прямо притягивает пол. Во всяком случае, на сегодня точно достаточно.

В тускло освещенной камере, на подобие той, в которой я сидела, спиной ко мне стоял мужчина. Азарий, я не сомневалась в этом ни на секунду.

Я чувствовала его.

Неожиданно, при условии, что ждала я совершенно иного мленда.

Быстро же оклемался засранец!

Устало прикрыла глаза и отползла к стенке. Посижу немного, передохну.

– Где саранши? – удивленный возглас вместо приветствия.

– Неправильный вопрос,– не открывая глаз, ответила я.

– Что? – опешил Зар,– отвечай!

В его глазах горел огонь, да и сам он будто пылал. Без того яркие рыжие волосы, сейчас, казалось стали языками пламени. Ярко и тускло одновременно. Как это?

Все великолепие только снаружи, внутри, увы, пусто.

– Слишком смелая,– поворачиваясь так, чтобы мне стало видно, что скрывается за его спиной, произнес Зар,– это легко исправить.

Изначально, я сопоставила размеры камеры с той, в которой недавно сидела. Но я ошиблась. Эта была намного больше. Ее размеры можно было сравнить со всеми комнатами, которые были в моих покоях.

Однако Азарий не смог добиться того, чего желал: моего страха.

Если он думал, что сможет напугать меня орудиями пыток, то глубоко ошибался. Ибо, в своей жизни, по – настоящему я испугалась дважды, в тот раз в комнате игр арэтэ, и во время упокоения нежити на кладбище.

Вон там да, было страшно. А тут… ну подумаешь, висят плеточки с шипами. Так об них, если что и почесаться можно.

Или вон, стоит  милое креслице,  полностью обвитое чем-то острым, шипы на плетках, явно отдыхают.

– Нравится? – ехидно поинтересовался Зар,– я не хочу делать тебе больно, ты вынуждаешь меня.

– Это я притащила тебя в допросную? И демонстрирую все эти игрушки?

– Игрушки?– свистящим шепотом повторил Зар.

– А разве нет? Именно, все это – не больше, чем игра для тебя. Если бы ты хотел моей смерти, действовал бы молча.

– Смерти? Разве я хочу убить тебя?– гаденькая улыбка озарила его лицо.

Противно, как же противно. Неужели он думает, что я настолько тупая?

– Поэтому весь этот антураж нужен для игры. Все твои поступки  и действия лишь игра. Но…– я выдохнула.

– Что но?

– Правила могут измениться,– теперь настала моя очередь гадко ухмыляться.

Он все еще не верил, что может быть кто-то сильнее и хитрей. Непреложное правило: на большую силу, найдется еще большая сила.

Неважно где, когда и как, но найдется. И тогда, правила меняются.

– Ты думал развлечься? Так чего ждешь? Это кресло ведь для меня? – медленно поднимаюсь с пола.

Не глядя на своего женишка, иду вглубь комнаты.  Резкое движение рукой и Азарий впечатывается в то самое кресло.

– Поиграем,– улыбнулась я.

Он не вырвется, он никто здесь. Изнанка, как же неправильно трактуют тебя учебники.

Что такое изнанка? Отражение мира? Нет.

Это разумная субстанция, когда – то согласившаяся подчиняться одному человеку. Чем же заинтересовал ее Анарне, наверно, империей. Пустота и одиночество не могут удовлетворять долго.

Жизнь, вот чего хотела изнанка. Даже по таким правилам. По телу прошла пульсация чьей-то чужой силы. Это место отвечает мне, оно приняло меня. И, боюсь, большую роль сыграло совсем не родство с Карренгом. Я хочу покинуть это место, да, но я собираюсь вернуться.

Вот, что главное. Здесь будет школа для всех рас, независимо от статуса или положения в обществе. Независимо от силы дара. Здесь появится убежище для всех, кто в этом будет нуждаться.

Если выживу. Мне не обойтись без дара. А единственный способ вернуть его, это практически смерть.

– Как? Как ты это делаешь? – извиваясь в кресле, кричал Азарий.

По его телу стекали красные струйки.

– Это невозможно! Что меня сдерживает?! -и все-таки, ему стоило ум развивать, а не силу.

– Покричи, покричи, может, кто и услышит, – взяв в руки одну из плетей, произнесла я.

Какое– то время Азарий еще ругался, затем стих и задумчиво следил за мной.

Я же с искренним любопытством рассматривала довольно-таки занимательную вещицу.

– Это куда? – разглядывая шишкообразный наконечник, поинтересовалась я.

Еще какие-то пупырышки непонятные имеются.

– Понятно,– взглянув в горящие глаза Зара, подвела итог.

Как бы мне сейчас не хотелось запихнуть эту штуковину ему по прямому значению, но пора прекращать.

Я хочу поскорее закончить с этим фарсом и дурацкой игрой в «кто кого первым уложит на лопатки».

Вздохнув, мысленно потянулась к Лорику.

– Нужны саранши, они живы?

– Живы, как быстро?– тут же отозвался мардх.

– Две минуты, – уже вслух ответила я.

– Две минуты? – задумчиво протянул Азарий,– твое заклинание настолько кратковременно?

Он так и не понял, что это не моя сила удерживает его. Оно и к лучшему.

– Верно,– отходя на полшага от кресла, в котором уже расслабленно сидел Зар, произнесла я.

– Всего – то,– хмыкнул он.

– Этого времени достаточно, чтобы отрезать твою голову и, к примеру, сжечь ее. Сириус может не успеть,– как по между прочим, сообщила этому самоуверенному подонку.

Я не видела его лицо, но была уверена на сто процентов, что оно побелело.

О таком Азарий даже не мог подумать, ведь я, так же как и он, убивать его, не собираюсь.

Правда, с одним отличием, пока что не собираюсь.

Одновременно произошли две вещи: Азарий сграбастал меня в свои медвежьи объятья, и в комнате появились сильно потрепанные саранши.

– Сознание менять? – раздался в голове беспокойный свист Лорика.

– Да, пусть думают, что я сопротивлялась и сбежала,– пытаясь не думать о том, как противны мне касания Зара, мысленно ответила я.

– Твоя игра закончена,– кусая мочку уха, прошипел Азарий.

Он еще не заметил личную охрану отца.

А я, борясь с омерзением, пыталась сообразить, что же сделали мардхи с саранши, что у них такие идиотские и тупые лица.

Но буквально через секунду, их взгляды сменились с отстраненных и пустых на жесткие и колючие. Появилась осознанность. Все, как по команде, опустились на колени. Но не издали ни звука.

– Гевард, держать ответ,– вдруг рявкнул Зар.

Естественно я подскочила и прилично въехала затылком в подбородок женишку. Сдавленное шипение и меня сильнее прижимают к себе.

Один из мужчин медленно поднимается с колен. Но голова его все также опущена.

– Мой принц, я допустил ошибку,– произнес он.

Меня поразил его голос, который не был елейным или подобострастным, он сухо констатировал факт. Мое предположение, что он тут же начнет жаловаться на беглянку и ее скрытые возможности, разлетелись, словно голуби от вышедшей из-за угла кошки.

– Покажи,– властно потребовал Азарий, продолжая держать меня.

На долю секунды, лицо старшего из саранши, изменилось. Совершенно точно оно покраснело, и причиной явно стал гнев.

Спустя еще одно мгновение, я поняла причину его эмоций. Азарий считывал сознание Геварда.

– Лорик, – мысленно позвала я.

– Не бойся, он не увидит ничего стоящего,– моментально отозвался мардх,– но, хозяйка, ты уверена, что наша помощь не нужна?

– Да, вам нельзя вмешиваться, иначе, ничего не выйдет.

По расслабленному лицу Геварда, я поняла, что передача мыслеобразов, закончилось. А по напряженным рукам моего женишка, что меня ждет очередная пакость.

– Ло,– вкрадчиво позвал Зар,– боюсь, у меня нет другого выхода. Игрушки, которые не подчиняются, должны быть сломаны.

Я не успела уследить, ни как это произошло, ни что именно сделал Азарий, но нас закружило в вихре. Дышать не имелось возможности, страх накатил волной. Боясь упасть в никуда, цеплялась за Зара. Было такое ощущение, что я над пропастью, и с немыслимой скоростью устремляюсь вверх, чтобы позже упасть. Цветные круги плясали перед глазами, волны тошноты стискивали в пружину тело. В какой-то момент мои пальцы, что судорожно сжимали руки и живот Зара, застыли. Я не могла пошевелить ими.

Но теперь совершенно точно чувствовала почву под ногами. Медленно открывала отяжелевшие веки.

– Игра по новым правилам,– раздался ехидный голос Азария откуда-то сбоку,– связать ее!

Все виделось словно под пеленой, мельтешения млендов, заплаканное лицо Тирби, и черно-красное солнце над головой, безжалостно палящее оголенные плечи.

Будто со стороны я наблюдала за своими чувствами, словно не меня выкручивали, кидали в колючий и горячий песок, не мои остатки одежды летели тут же.

– Не троньте! – отчаянный  вопль женщины больно врезался в сознание.

Прилагая усилия, пытаюсь разглядеть того, кто кричал.  И вижу бегущую сквозь толпу Рагнессу.

Азарий подонок, он изначально знал, что меня ждет прилюдное наказание. И даже то, что, по его мнению, должно было произойти в допросной комнате, ничего бы не изменило. Насытившись моим телом, он все равно отдал бы меня на растерзание палачу.

– Не троньте ее! – паретта словно марионеток раскидывала стражу.

Азарий и Сириус гадко ухмылялись, возвышаясь на тронах напротив меня.

– Нет! Рагнесса, стой! – мой жалкий вопль не мог ничего изменить.

Не добежав до меня каких-то три шага, женщина упала на песок. Ее тело сотрясали судороги, из носа, ушей и рта стекала кровь. Я не хотела смотреть на это, но не могла отвести глаз.

Женщина, ставшая для меня кем-то вроде матери, умирала. Умирала, пытаясь защитить меня. Последний хрип сорвался с губ измученной Рагнессы и она затихла.

Тирби! Я жадно искала взглядом пацаненка. Если и он сейчас кинется меня спасать, я не переживу. И вовремя, мальчишка спрыгивал с пьедестала, на котором расположились кресла и трон правящих.

– Лорик, задержи его.

– Ессть,– шипение мардха в голове отдавалось эхом.

Тирби еще не понял, что с ним произошло. Он будто окаменел, и только глаза, красные от слез, бешено вращались.

Я могла выдохнуть спокойно. Да, меня ждала боль. Я знала это прекрасно. Как и то, что нет иного способа распечатать дар, который я заблокировала собственной рукой.

Пафосная речь Сириуса ускользала от моего сознания. Солнце, казалось, выжигало последние крохи разума. Спертый воздух с привкусом крови, ноющие руки, скованные цепями над головой, тело парреты, которое за волосы оттаскивал один из стражников,– все это сводило с ума.

Сириус что-то вещал о новой эпохе для млендов, о новых правилах, что их жизнь в корне изменится. Мленды жадно внимали, тишина стояла невообразимая, но слова о том, что Оракула больше нет, взорвали ее.

Площадь наполнилась криками. Но я слышала лишь один голос, который раздавался в моей голове. Голос Азария.

– Я могу остановить это,– жарко шептал он,– и ни одна плеть не коснется твоей нежной кожи. Попроси меня, только попроси.

– Нет,– четко подумала я, пытаясь выпихнуть жениха из своего сознания,– ни за что.

– Один твой стон, и все прекратится. Один звук с твоих сладких губ, и ты подчинишься мне.

– Не дождешься,– я лихорадочно вспоминала заклинание немоты.

Виски пульсировали, я больше не чувствовала присутствия Зара. Вспышка в сознании, и строчки заклинания встают перед глазами. Сухими губами шепчу их. Никто не услышит моих криков, я не доставлю им такого удовольствия.

Этого не произойдет.

Первый удар плети вышиб весь воздух из легких. Но когда я поняла, что в кожу впилось множество шипов, и сейчас их вытащат, также резко, как и вонзили, попрощалась с жизнью.

Я чувствовала, как с меня сдирают кожу. Тело выгибалось в попытке уменьшить боль. Я не могла дышать, казалось, внутри меня все сжалось, замерло. И только сердце выбивало барабанную дробь. Эхо ударов отскакивало в голову. Мое бедное бешено колотящееся сердце.

Новый удар и трещат мои ребра. Тишина вокруг. Наедине я и моя боль.

Темный дар не спешил проявляться, что–то пошло не так.

Рывок палача, и мое тело заходиться в судорогах. Часть меня только что оторвали. Ни мыслить, ни думать, я уже не могла. Все чувства слились в одно – непрекращающуюся боль. Я была источником боли. Боль была мной. А вместе мы стали единым целым.

Конец. Мечтам, надеждам, желаниям. Конец.

Не знаю, лились ли слезы из моих глаз, но больше я не ощущала ударов, хотя они совершенно точно наносились. Я представляла своих тетушек, видела их лица, теплую улыбку, нежный взгляд.

Мне мерещилась Рагнесса, протягивающая руку. Рагнесса, в чьих глазах застыли слезы.

Мой дорогой учитель, господин Ортон, с затуманенным от страха взглядом. Я никогда не видела его таким.

Ильгара, который отчаянно цеплялся за землю, и бушующий океан за его спиной.

Странно, разве этот альв важен для меня? Я слышала, в момент смерти, мы видим свою жизнь другими глазами, под другим углом. Видим тех, кто был нам дорог.

Но каким образом в числе дорогих существ оказался альв? Да еще в таком странном положении? Ильгар катался по песку и совершенно точно выл от боли.

Толчок и меня подкидывает вверх. Не понимая, что происходит, пытаюсь открыть глаза.

И понимаю, поздно, уже поздно. Меня больше нет.

Я видела свое искалеченное тело, толпу с жадным блеском в глазах, расширенные в ужасе зрачки Тирби. Сверху, я парила над ними. Отсюда, мне было хорошо видно всех.

У млендов не было тени. Они не отбрасывали ее. Неужели?! Мой дар – это частичка их душ?

Теперь, я точно знаю, у всего и всех есть душа. Но, что будет дальше? Останусь ли я призраком? Или меня заберут Боги?

Темные сгустки, рвущиеся из моей плоти, отвлекли меня от моих мыслей. Я впервые видела свой дар в таком ключе.

Тени, тысячи теней рвались из живота и грудной клетки. Окутывали, зализывали раны. Я не могла поверить тому, что видела, сломанные ребра срастались, кожа затягивалась, как тогда на Азарии.

Боюсь, слишком поздно. Дар лечит тело, меня же, моей души в нем нет.

Ропот среди толпы, шепотки переросли в выкрикивания.

– Избранная, она избранная,– мленды падали на колени.

Палач опустил руки и медленно осел на песок.

Тени плотнее укутывали тело, будто это могло помочь. Несколько темных нитей потянулись к палачу. Он даже не сопротивлялся, не издал ни звука, когда они рвали его, дробили кости. Кошмар с бывшим главой Ковена Магов повторялся.

Перекосившееся в ужасе лицо Азария, опустившийся на колени Сириус. Все это подмечалось мной, но стало неважным. Жаль Тирби, жаль мальчика.

– Лола, призови нас,– хор незнакомых голосов.

– Кто? Кто здесь?

Я не могла понять, чьи эти голоса, и кого собственно должна призвать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю