332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Михей Абевега » Муайто (СИ) » Текст книги (страница 10)
Муайто (СИ)
  • Текст добавлен: 19 декабря 2020, 18:30

Текст книги "Муайто (СИ)"


Автор книги: Михей Абевега






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Нащупал-таки мечом позвоночник. Но перерубить его не выходило. Выпустив волосы трока, ухватился рукой внизу за лезвие и словно рычагом подцепил шею врага, рванув, что было силы.

Голова мертвяка мотнулась, и руки перестали цепляться за плечи орка.

Теперь можно рубануть мечом по ногам мертвяков, оказавшихся в доступной близости.

Кости, словно трухлявые палки, рассыпались под резким натиском даже не сильно острого клинка.

Чья-то нога попалась под свободную руку и отлетела в сторону, будучи по колено оторванной от тут же повалившегося хозяина.

Ещё несколько быстрых, мощных ударов ногами, слегка расчистивших пространство над и перед орком. Рывок с перекатом вправо, так, чтоб сразу оказаться на четвереньках.

Пара ног прямо перед носом. Меч подрубил их легко, но застрял, вонзившись в нижнюю конечность ещё одного трока, стоящего чуть дальше.

Охотник рывком высвободил клинок и вскочил на ноги, заодно подхватывая чудом ещё не погасший факел.

И оказался нос к носу с крупным мертвяком. Орком, тут не ошибёшься. Высоким и широким в плечах. Наверняка, при жизни обладавшим могучими мускулами и неукротимым нравом. Вон как всё тело вражескими клинками иссечено. Половины лица так и вовсе нет. Долго кому-то пришлось стараться, умертвляя воина. Но всё же не повезло ему. И жизни лишился, и до Туманных Пределов не добрался.

Не заслужил он такого посмертия позорного.

Муайто взмахнул мечом, отсекая орку голову.

Отправляйся в Пределы, брат!

Клинок засвистел в воздухе, ни на миг больше не останавливаясь, рубя попадающиеся на пути руки, тела и головы мертвяков.

Муайто крутился бешеной жужей, жалящей всех, до кого только можно дотянуться.

Обезглавленные умертвия оседали на пол, мешая приближаться двигающимся следом трокам, впрочем, не сильно их задерживая. Те карабкались по своим окончательно упокоенным собратьям, переступая через них, лишь иногда ненадолго застревая. Падали под ударами орка, но следом уже подступали следующие мертвяки.

Укоротив малость тела ещё нескольких троков, охотник улучил момент, сунул меч под мышку и выцепил из-под навалившихся тел связку с оружием. Закинул её на плечо. Не забыл и про кинжал Туако, выдернув его из черепушки коблитта. Сунул за пояс.

Всё, можно пробиваться в сторону выхода. Не так уж и далеко до него оставалось.

Муайто поднял глаза, выискивая дыру в стене, и на миг удивлённо замер – посередине прохода стоял какой-то странный старикашка-коблитт. В длинном рубище с оборванными рукавами и с накинутым на голову капюшоном, из-под которого торчали редкие клоки седых волос. Губы древнего недомерка шевелились, будто он что-то бормотал себе под нос. А худые руки с растопыренными пальцами тянулись в сторону Муайто и часто подрагивали, точно от огромных усилий и напряжения.


Глава 16

Неужто коблиттский старец и впрямь колдовать научился и теперь троками командовал?! Да быть такого не может! Но ведь не просто же так он свои ручонки костлявые к охотнику тянул. Да и трясло уродца неспроста – коблитт, конечно, староват был, но руки его явно не от дряхлой немощи так дрожали. И на припадок трясучей это не очень походило. Как, впрочем, и на неуёмное желание поскорее обнять дорогого гостя.

Нет, как это ни удивительно, скорее всего, именно машущий руками старик являлся причиной внезапной агрессии расшевелившихся умертвий. Заметил поди охотника да скомандовал своему мёртвому воинству напасть. Хотя, возможно наоборот, сами троки колдунишку оповестили да позвали каким-то образом, когда Муайто растревожил их своим появлением.

Ну да трогл с ними, не до того пока. От мертвяков бы, словно озверевших, отбиться. Задавят толпой, обездвижат. Если не убьют, так пленят. В любом случае, участь орка тогда весьма незавидной окажется. Пытки-то он выдержать постарался бы – не так они охотника страшили. А вот возможности лишиться правильного посмертия он боялся. Очень боялся. Не дай Создатель, превратят его в такого же трока. Да вот хотя бы этот же старикашка и превратит. Может, он и на такое способен, кто его знает. И будет Муайто бродить по миру полусгнившим мертвяком, ни роду, ни имени своего не помня.

Нет, не дело это! Так почему бы и не решить проблему, устранив её самую вероятную причину?

Отмахнувшись мечом от наседавших мертвяков, орк торопливо высвободил из связки с оружием копьё и метнул его в старика. Времени хорошенько прицелиться не хватало, да и баланс у копья из-за обломанного древка совсем не тот был, однако в старикашку охотник попал. Не совсем точно, правда. Балахон, и без того рваный, пронзил, но само тело лишь оцарапал, похоже, а то и вовсе не задел. Потому как колдун коблиттский валиться замертво и не подумал. Пошатнулся, хрипло прогыркал что-то злобное себе под нос, затопал ногами возмущённо да ещё пуще руками замахал.

Результатов таких магических плясок Муайто дожидаться не стал. Вломился в кучку мертвяков, отделявшую его от совсем уже близкой стены, словно взъярённый болотный хрюн в камыши.

Сшиб несколько умертвий с ног, расшвыряв в стороны. Парочку троков и вовсе припечатал с разбега к скале – только треск ломаемых костей пошёл. Заметил чуть выше уровня глаз щель в стене и одним резким движением ловко воткнул в неё конец факела. Какого-то мертвяка, почти уже превратившегося в скелета, ухватил освободившейся рукой за шею и вырвал позвонки, лишив бедолагу головы. Ещё одного подсечкой повалил на пол и буквально растоптал, пока отмахивался мечом от других его приятелей.

Бить и крушить безоружного неповоротливого врага, что порой, казалось, и без чужой помощи готов рассыпаться на мелкие кусочки, не так уж и сложно. Да вот только слишком уж много умертвий оставалось ещё вокруг. Тех, что ещё не сдохли окончательно и, подчиняясь приказам стоявшего в проходе прямо над орком старикашки, настойчиво стремились напасть на охотника. Всех ведь не изрубишь и не изломаешь. Никаких сил на такое не хватит. И так периодически кто-нибудь из особо изворотливых троков умудрялся дотянуться до парня своими гнилыми культяпками. А то и вовсе зубами цапнуть.

Взрыкнув громко для бодрости, парень закрутился, рубя и раскидывая мертвяков на пределе своих сил. В несколько мгновений немного расширил свободное пространство вокруг себя и, отскочив от стены, запустил в колдуна мечом. Надеялся, если не прибить, так хотя бы от колдовства отвлечь. Сам же ринулся вперёд и, подпрыгнув, уцепился за нижний край прохода. Подтянулся, отбрыкиваясь от вцепившегося в ногу мертвяка и глядя, как едва увернувшийся от клинка старик бросается прочь. Вот уж не ожидал Муайто от дряхлого коблитта подобной прыти и везения. Пока сам орк карабкался по стене, колдунишка успел скрыться в тёмной глубине прохода.

Перегнувшись назад через край пещеры, Муайто дотянулся и вытащил из расщелины факел. Трокам свет ни к чему, и в темноте прекрасно догниют, а вот ему самому очень даже пригодится ещё.

Пройдя немного по коридору, подобрал меч, а затем и копьё, улетевшее много дальше.

Вовремя. Далеко впереди в темноте замелькали огни и послышались голоса и топот ног. Навстречу орку спешил отряд недомерков.

Останавливаться Муайто не стал. Лучше продвинуться ещё хоть немного вперёд. Если коблиттов окажется слишком много, они смогут вытеснить охотника обратно в пещеру с троками. И тогда выбраться оттуда вновь у него вряд ли уже получится. Может без своего коблиттского повелителя троки и не будут столь агрессивными, но рисковать и проверять это опытным путём, нет уж, к троглам такие развлечения!

Коридор высок, но малость узковат. Зацепить потолок головой можно не бояться, а вот руки во всю ширь не развести. Хотя это и не плохо даже – сразу всей толпой коблиттам не навалиться, по одному нападать придётся. Максимум по два.

Да их и оказалось-то всего ничего, одна рука воинов. Обычный, видать, отряд охранников, что шастал неподалёку да кинулся защищать колдуна своего.

Коблитт, показавшийся из темноты самым первым, явно нацелился копьём орку в брюхо и мчался на него со всех ног. Остальные, чуть растянувшись, бежали следом, размахивая факелами и оружием.

Что ж, раз освещения добавилось, свой факел можно и выкинуть. Точнее, швырнуть его в рожу набегающего коротышки. А пока тот уворачивается, самому уйти чуть вправо, проскребя голой спиной по шершавой каменной стене. Пропустить вражеское оружие совсем рядом с животом, позволяя, увы, слегка его оцарапать. Поймать поравнявшегося с ним коблитта левой рукой за шею, а правой вонзить собственное копьё в бегущего вслед за ним воина.

Хрипящего, почти придушенного коротышку Муайто использовал как щит и таран одновременно, практически швырнув того навстречу подоспевшей подмоге. Заставил остановиться слишком уж спешащего врага, а заодно и копьё из поверженного коблитта выдернуть успел.

Следующим ударом проткнул сразу двоих – так и не сумевшего вдохнуть через раздавленное горло недомерка и столкнувшегося с ним, не успевшего отскочить в сторону уродца.

Ну вот, троих серокожих как ни бывало. Остались двое, но эти уже не торопились кидаться в бой сломя голову. Грозно выставили перед собой копья и замерли, выжидающе уставившись на охотника.

Нерешительностью тут и не пахло. Коротышки явно к бою приготовились. Может конечно, целью их и не победить вовсе было, а просто задержать орка, чтобы дать возможность старикашке-колдуну уйти. Но сдаваться без боя или сбегать эти коблитты точно не собирались. Ещё и молчком стояли, сурово нахмурившись, а не суетясь бестолково и не вопя заполошенно, как это обычно все остальные недомерки делают.

Уж не нарвался ли опять Муайто на матёрых вояк? Сильно на то похоже. Слишком что-то уверенно чувствовали себя коротышки. Стояли-красовались, словно специально давая орку рассмотреть себя получше.

В подрагивающем жёлто-красном отсвете факелов, брошенных на землю, иссечённые множеством шрамов, серые рожи коблиттов выглядели ещё более уродливыми. Крючковатые носы походили на клювы хищных птиц. А рваные, будто их грыз кто, уши не топорщились в стороны обычным образом, а прижимались к плешивым черепам, как у волка, что готов в любой момент кинуться на своего врага. Зло поблёскивающие из-под бровей красноватые глазки пристально пялились на орка, следя за каждым его движением.

У обоих уродцев копья с острыми каменными наконечниками. Не будь у Муайто древко обломано, оружие коблиттов куда короче орочьего оказалось бы. Впрочем, за счёт длины рук, охотник всё равно был в более выгодных условиях. Наверное.

Шагнув через валяющиеся на полу тела коротышек, парень выбросил руку с копьём вперёд, метя в ближайшего из врагов.

Тот ловко ушёл с линии удара. Да ещё и древко рукой подбил, вверх его уводя. А сам в ответ своей палкой-ковырялкой ткнул.

Хорошо, Муайто в удар особо не вкладывался, не провалился вслед за ткнувшимся мимо цели копьём. Успел вроде в сторону шагнуть да чуть не нарвался на выпад второго коротышки, резко выскочившего из-за спины приятеля.

Отбил этот удар предплечьем, за одно острой кромкой наконечника резанул на возвратном движении копья по шее наглого выскочку. Это вам не каменюка заострённая, к палке примотанная.

Уродец зажал рану ладонью, из-под которой тут же засочилась кровь. Не так обильно, как хотелось бы – ничуть не растерявший вёрткости и боевитости коблитт вновь ткнул в Муайто копьём. Причём одновременно со своим напарником.

Чтобы не словить такой спаренный выпад грудью, орк вынужден был выгнуться назад, а затем и отпрыгнуть. Потому как оба уродца на подшаге повторили удар.

Чуть не повалился навзничь, зацепившись ногой за одного из валяющихся на полу серых. Пока пытался удержать равновесие, подскочившие коблитты напали вновь.

Теперь их быстрые удары перестали быть синхронными. Коварные и напористые коротышки тыкали оружием вразнобой, постоянно сменяя направления и углы атаки. Едва Муайто спасал плечо или живот от летящего в них острия одного копья, как наконечник другого приходилось отбивать, защищая уже какое-нибудь колено или глаз.

Нет, не из самых опытных были эти злые серые недорослики. Но в прыти и умении им было не отказать.

Охотник, давно уже перехвативший древко обеими руками, еле управлялся с такими скоростными и хитрыми атаками. Получил-таки укол в бедро. Уворачиваясь, ободрал спину о скалу. Чуть не лишился уха и не смог избежать очередного пореза на боку. А коблитты даже и не собирались снижать темп атаки, пока что неизменно заставляя орка пятиться назад и думать только лишь о защите.

Удерживать натиск упорных недомерков становилось всё труднее и труднее.

Ещё пара шагов назад с отбиванием продолжавших энергично мельтешить перед носом копий коротышек.

Вот ведь гады неугомонные! Откуда столько сил у них взялось? Может, и здесь магия какая замешана?

Если Муайто отступит ещё дальше, все факелы окажутся за спиной у коблиттов, оставляя на виду одни лишь тёмные силуэты, но прекрасно освещая самого орка. Выпады недомерков куда сложнее разглядеть будет. Зато в Муайто целься да бей, сколько влезет. А ему это надо?!

Улучил момент и подловил оказавшиеся почти одновременными выпады уродцев в грудь и в голову. Отвёл оба удара вправо и, собравшись с силами, сам ринулся в атаку. Почти горизонтально выставленное древко скользнуло под вытянутыми вперёд руками коротышек, задирая их кверху. Вломилось, с хрустом круша рёбра, в тела врагов и отбросило их назад.

Не давая едва стоящим на ногах уродцам прийти в себя, орк рубанул левого коблитта по диагонали сверху вниз, рассекая шею и грудь. А того, что справа, пронзил прямым выпадом насквозь, подцепив и оторвав от земли. Стряхнул его устало с копья и получил совершенно неожиданный прощальный удар от недомерка. Справа каменным наконечником по щеке.

Челюсти затрещали, чуть не лишившись зубов. Снаружи щёку разодрало не сильно, но вот рот мгновенно наполнился тёплой и солёной кровью.

Не страшно. Это не смертельная рана.

Шагнул к коварному уродцу и размозжил ему голову ногой, втоптав в пол.

Резкими скупыми движениями добил всех коблиттов, что ещё не успели подохнуть. Мысленно вознеся хвалу Создателям, вздохнул облегчённо. Собрал, погасив, честно отвоёванные факелы и поспешил дальше.

Нет, от мысли погнаться за старикашкой-колдуном Муайто отказался. Тот, наверняка, уже добрался до своих. Или вот-вот доберётся и позовёт на помощь. Слишком уж долго охотник с этой парочкой копейщиков бился. И вступать сейчас в схватку с новыми врагами сил никаких не оставалось.

Потому и на месте оставаться, дожидаясь прибытия очередного воинства недомерков, не имело никакого смысла. Сейчас ему больше хотелось забиться в какую-нибудь неприметную дыру в скале, если отыщется таковая, передохнуть малость. Да и есть уже снова хотелось. Впору у коротышек руки-ноги отрезать и поджаривать.

Вот ведь гадость! От такой мысли орка хоть и не стошнило, но покоробило и заставило брезгливо скривиться. Однако, если совсем уж припрёт, придётся так и поступать. Тут уж не до брезгливости. Раз уж детёныша многоножки сожрал, тут тоже не подавится. Не подыхать же от голода.

Ничего, оружие есть, ещё и целых четыре факела в запасе – как-нибудь уж да раздобудет себе пропитание.

Да и вообще, пора бы уже убираться из этих проклятых серых пещер. Коротышек он немало уже в Туманные Пределы отправил. И ещё отправит, пока выход из подземелий найти сумеет.

Да и узнал он такое, о чём Старшие орков и не догадывались. Это надо же, коблитты, что отродясь с магией не ладили, способностей к ней совсем не имея, и вдруг с помощью колдовства трокам приказы отдают. Ещё и целую толпу их где-то набрали, неизвестно зачем.

И детей для чего-то в пещеры и впрямь тащат. Сам видел. А если правда это, что, кровавыми пытками терзая, в жертву их недомерки приносят, новых богов своих умащивая? Не от этих ли богов способности к злому колдовству у проклятого народца?

Нет, не к добру всё это. Попробует, конечно, Муайто найти кого из пленников, пока по пещерам бродит. Может, и освободит кого-нибудь, если отыщет. Вывести из-под земли не получится, так хоть убить, от мучений сберегая. Ради этого ведь, если честно, и полез он в нору коблиттскую. Лучше уж лёгкая смерть от собрата, чем злые истязания.

Но, если и не выйдет, что ж, весть, которую он своим принесёт, заставит Старших призадуматься. Не только вождей рты удивлённо пораскрывать, но и даже мудрых всезнающих и многоопытных шаманов недоумённо почесать свои лысые головы. Да что там почесать, в кровь расцарапать от вестей таких поразительных.


Глава 17

Отойдя от места схватки не так уж и далеко, обнаружил охотник в коридоре пару отнорков. Вели они в разные стороны и находились всего в нескольких шагах друг от друга. В какой из них свернуть, Муайто долго выбирать не стал. Отправился направо, в тот, что поближе да попросторнее оказался. Сильно уж надоели ему узкие норы, в которых толком ни развернуться, ни разогнуться.

Плутал долго. Этот проход имел кучу ответвлений, правда, очень часто заканчивающихся тупиками. И без того неширокие коридорчики то постепенно ещё больше сужались до непроходимых размеров, то просто в стену глухую упирались. Иногда орк, бродя по подобным ответвлениям, попадал в небольшие пещерки, превращённые коротышками то ли в склады, то ли в свалки – забиты странные помещения были чуть ли не доверху таким хламом ветхим да вонючим, которому и применения-то нормального не отыщется. Лучше бы еду какую припасли, всё бы больше пользы было.

Как-то раз и вовсе очутился в пещере, вновь от края и до края заполненной неподвижно стоящими в темноте троками. Вот только на этот раз мертвяки отнюдь не безоружными оказались. Сжимали в руках мечи да копья, хоть и попорченные сколами да ржавчиной, но вполне пригодные для битвы. У самих коротышек с вооружением и то вроде куда похуже было.

Убедившись, что мертвяки никак не реагируют на его появление, Муайто хотел даже выбрать себе что-нибудь взамен совсем уж плохоньких трофейных мечей, обобрав кого-нибудь из безмятежно застывших истуканов. Но в последний момент передумал, решив не искушать судьбу – вдруг колдун вернётся-прибежит и разбудит их. Тогда, чем дальше от такого воинства окажешься, тем лучше да спокойнее будет.

Поспешил покинуть это место, сунувшись в следующее ответвление. И не прогадал. Хоть и пришлось ещё немало побродить по извилистым пещерным лабиринтам, добрался всё же он в конце концов до знакомого местечка.

Бывал орк тут уже раньше. Правда, бултыхался он в тот раз в реке, что сейчас под ногами шумела. А дыры те, что в полу, находились тогда прямёхонько у Муайто над головой и щедро одаривали вонючим коблиттским дерьмом.

Парень скривился. Хоть и не вспоминай вовсе позорище такое! Но зато теперь, пусть и приблизительно, стало понятно, где он сейчас находится.

Двинулся дальше, памятуя, что в любой момент может нарваться на коротышек, спешащих к отхожему месту, и заранее предвкушая, как, наматывая коблиттские кишки на копьё, отыграется на мерзких уродцах за давешнее унижение.

Но нет, повезло коротышкам, никто не попался под руку орку, жутко раздражённому не самыми приятными воспоминаниями. До тех пор, пока, блуждая по проходу, не наткнулся он на зал, освещаемый множеством огней.

Издали его заметил. Свой факел затушил и убрал. Дальше с удвоенной осторожностью покрался. Хотя шаги его и так никто бы расслышать не смог из-за громкого шума впереди.

Понятное дело, сразу в зал соваться не стал, затаился у входа и очень аккуратно заглянул внутрь.

В большой и хорошо освещённой множеством факелов пещере несколько неспешно шагающих мертвяков размахивали оружием и, похоже, отрабатывали нападающие удары, нанося их по выдуманному незримому врагу. Делали они это под чутким, но, похоже, не очень умелым руководством коблитта-мага. Совсем не того, что встречался орку раньше. Этот был не так стар, да и одежду носил совсем другую. Тут уж не спутаешь.

Плохо. Значит, не один колдун, троками управлять способный, у коротышек имелся. Хотя этот, скорее всего, пока лишь осваивал злое мастерство. Всего-то у него в подчинении рука воинов была, да и та команды больно уж неуклюже выполняла. Всё в разлад да в разнобой. Может впрочем, дело и в самих умертвиях было, в относительно ещё свежих, не очень давно погубленных. Даже одежда на них не сильно поистрепаться успела. Может просто, воины из троков никудышные? Ведь взрослым мужем из всех пятерых лишь один был. Толстяк из человеков. Остальные – трое совсем юных орков и женщина кобл.

Конечно, орки с малолетства с оружием управляться учатся. Да и толстяк, по наряду его судя, не из селян-пахарей родом. Должен был сражаться уметь. Но, может быть, жизни лишившись, умертвия теряют былые умения? Так нелепо и несуразно троки оружием размахивают, словно и не держали его в руках никогда.

Впрочем, это и к лучшему. Справится Муайто с такими недовояками играючись, не взирая на всю усталость свою. Но прежде постарается уничтожить колдуна мерзкого, чтоб некому было троками руководить.

Медлить не стал, – копьё в одну руку, коблиттский меч в другую, – выскочил из прохода и к серому уродцу кинулся, огибая ковыляющих навстречу мертвяков по неширокой дуге. Те даже среагировать не успели, а орк уже до громко заоравшего колдуна почти домчался. И краем глаза углядел, что вслед за ним недомерки бегут. Видать, охранники. За углом сидели, а он их и не заметил, поторопившись.

Решил не останавливаться. С простыми воинами можно и потом сразиться, а ещё одного колдуна живым из рук выпускать точно не следовало. В два прыжка достиг он орущего и суетливо размахивающего руками мага, надеясь, что тот лишь на помощь зовёт, а вовсе не проклятия на голову орка насылает. Глупец, лучше бы убежать попытался.

Ткнул со всего маху копьём недомерку в грудь и удивился безмерно. Неужто усталость так на нём сказывается?

Вроде и расстояние для атаки идеальное было, и сам удар из самых простых, годами отработанных. Невозможно промазать, нанося такой по неподвижно стоящей цели, почти и не пытающейся увернуться. Но ведь промахнулся каким-то неведомым образом. Острый наконечник копья лишь скользнул по груди чуть повернувшегося коротышки. В сторону почему-то ушёл, одежду малость продрав, да и только.

А сам Муайто налетел на совершенно невредимого колдуна и весом своим с ног сшиб.

Коблитт повалился на пол, продолжая кричать и размахивать руками. Вот по одной руке и рубанул орк мечом. Но не отсёк и даже не переломил ударом. Словно по древку копья попал, а не по тонкой кости коблиттского предплечья.

Бил, конечно, охотник левой рукой, и меч у него не из самой лучшей стали. Но не настолько Муайто обессилил, чтоб таким ударом вражескую руку не перерубить.

Боль коротышка, судя по сменившим тон воплям, испытал не малую. Рукой, мотнувшейся да плетью повисшей, больше не размахивал. Но всё равно неправильно это как-то было. Не верилось в это никак.

Вновь ткнул в лежащего на земле коблитта копьём. Ещё и ещё раз. Да быть такого не могло! Каждый, казалось, выверенный удар в последний миг словно силой неизвестной в сторону отводило, сохраняя жизнь серому колдуну.

Это что, защита какая-то магическая?!

Ещё одна не самая приятная новость.

А за спиной охотника уже топали приближающиеся воины. И не коблитты, как ему подумалось, а призванные колдуном троки. Коротышки же, чуть приотстав, следом за мертвяками шли, предоставив тем право напасть на орка первыми.

Примерившись, рубанул Муайто наотмашь копьём по второй руке колдуна, заставив и её безвольно опуститься. Нечего тут магичить и мертвяками командовать. Может, и заставит это троков боевой пыл подрастерять, но нужно ещё как-то не дать возможности сбежать самому уродцу.

Подскочил поближе и вмазал пытающемуся приподняться коблитту ногой по уху.

Угодившую по черепушке лодыжку заломило неимоверно. Зато вопли колдуна прекратились тут же. Резко дёрнувшуюся голову мага свернуло набок с хрустом ломаемых позвонков.

Мертвяки почти что не обманули надежд орка, сбавили шаг. Те, что ближе всех подойти успели, оружия, правда, опускать не стали. Охотник им, видать, и без колдовского управления интересен был. Зато последняя парочка троков, позабыв про Муайто, обернулась к идущим следом коблиттам.

Коротышкам такое внимание явно не понравилось. Остановились в нерешительности, а после и вовсе назад попятились, сражаться с мертвяками не собираясь.

Как бить троков, Муайто уже знал. Протыкать их даже пытаться не стал. Всё равно бесполезно. Сразу попробовал ближайшему голову взмахом копья срубить. Да только пухлый мертвяк, который из человеков, умудрился этот удар мечом отбить. Причём не под острый наконечник копья клинок свой подставив, а по древку рубанув. Ещё и вскользь, в сторону копьё орка отводя. Будто понимал, что иного ржавая его железяка не выдержит.

Как же так? Муайто ж сам видел, сколь несуразно троки приказы колдуна выполняли! Не иначе, успел-таки проклятый пакостник, пока не сдох, магию свою злую в ход пустить, умения троков улучшив!

Ну да некогда гадать – соседка толстяка, зеленокожая кобла, напав на орка слева, чуть не отсекла ему голову самому. Насилу увернуться сумел, не ожидая подобной прыти от умертвия. Тут же ещё и уходить пришлось от тычка копьём одного из троков-орчат, что к охотнику справа подобраться смог.

Шагнул чуть в сторону, прогибаясь назад и пропуская перед самым носом рассекающий воздух меч толстяка.

Парировал мечом ещё один выпад орчонка и сразу же метнулся влево, отбивая удар коблы и оказываясь у мёртвой воительницы за спиной. Заодно спрятался за ней от других нападавших. Пока кобла не успела развернуться, подцепил её наконечником копья под колено и резко рванул вбок, опрокидывая. Ускорил падение, мечом рубанув с оттягом мертвячке по горлу. Одновременно наклоняясь и пропуская над плечом колющий выпад толстяка.

Резким взмахом копья, даже не глядя, как голова коблы катится прочь, врезал по вытянутой перед ним руке человека, перерубая в локте.

Орчонку, высунувшемуся из-за спины обезоруженного толстяка, ткнул мечом в лицо. В сердце что-то гадко скрежетнуло, когда, выбивая зубы, острие клинка вонзилось в пасть мертвяку.

– Прости, – выдохнул Муайто, проворачивая меч в глотке трока.

На ногах остался лишь толстяк, жадно тянувший к Муайто вторую, уцелевшую пока руку. Два последних трока так и топали за пятящимися от них коблиттами-охранниками. Идти добивать орчат Муайто не хотелось. Не нападают на него, и ладно. Пусть лучше с коротышками разбираются. Глядишь, и прибьют кого.

Размахнувшись копьём, подсёк ноги толстяку, заставляя его повалиться навзничь. Добил падающее тело точным ударом меча, перерубающим шею.

Можно уходить.

Пнул тело колдуна и уколол копьём. Никакой реакции. Вроде мёртв. Но полной уверенности не было. Кто их знает, этих новых коблиттских магов, на что они способны?

На всякий случай, не поленился, отсёк голову и ему. Чтобы уж точно не ожил.

Оглянулся на по-прежнему бредущих за коротышками и всё больше удаляющихся от него троков. Тяжело вздохнул, с сомнением качая головой. Нет, не дело оставлять здесь подобное непотребство. Не должны мёртвые орки, злой магией поднятые, по миру бродить, ещё и чужой воле подчиняясь.

Бросился, стараясь ступать бесшумно, к трокам, почти уже вытеснившим коротышек из зала. В несколько ударов сердца оказался за спинами мертвяков. Словно топором, замахнулся обломком своего копья, намереваясь одним махом разрубить ближайшего из орчат.

Но тот в последний момент, то ли опасность почуяв, то ли просто услышав Муайто, обернулся, выставляя перед собой меч.

Вот только охотник столько силы вложил в удар, что смог перерубить и клинок, и грудь трока, разворотив её наискосок от плеча до пояса.

Ударил бы со спины, разнёс бы позвоночник вдребезги, в миг прикончив умертвие. Но не повезло. Полезшие сквозь рассечённые рёбра внутренности ничуть не помешали устоявшему на ногах мертвяку шагнуть вперёд и попытаться проткнуть орка коротким обломком меча. Вывалившиеся наружу изрядно продранные чёрные кишки только смрада добавили и заставили досадливо сморщившегося Муайто поспешить со следующим ударом.

Тем более и второй трок, позабыв про коротышек, тоже стал к охотнику оборачиваться.

Коблитты же, похоже, только этого и ждали. Резко развернулись, совсем не интересуясь исходом схватки, и, явно не желая больше сражаться ни с мертвяками, ни с орком, драпанули куда-то в темноту пещер. Ну да и трогл с ними. Непонятно только, чего раньше не сбежали.

В несколько взмахов Муайто разделался с троками, торопясь поскорее их обезглавить.

Помолил Создателя дать шанс всем добитым умертвиям в Пределы попасть, развернулся и кинулся через весь зал к противоположному выходу. Заскочил в чернеющий зев прохода, даже не прихватив закреплённый на стене пылающий факел.

Как-то муторно и гадко было на сердце, хотя вроде и понимал разумом, что вовсе не орков юных жизни только что лишил, а бездушных троков упокоил, возможно даже, нормальное послесмертие ребятам вернув.

Бежал какое-то время в полной темноте, чудом не натыкаясь на стены. Казалось, даже различать что-то во мраке стал, словно привык уже и сроднился с этими бесконечными серыми пещерами. Несколько раз даже замечал ответвления в коридоре, но сворачивать не стал, каким-то образом чувствуя, что по главному проходу двигается и в нужном направлении.

Занырнул в вовремя подвернувшийся боковой отнорок, лишь когда впереди мельтешение множества огней заметил. Решил переждать, пока коблитты мимо не пройдут, силы поберечь.

Прошёл по узковатому коридорчику чуть дальше и оказался в небольшой пещерке. По крайней мере, так ему показалось в темноте. Зажигать факел, пока коротышки не удалятся, охотник не решился.

В затхлом воздухе отчётливо ощущался запах сырой рыбы. Не очень сильный. Но слишком уж давно не евший Муайто смог бы учуять его, наверное, будь тот даже в десятки раз слабее.

Желудок недовольно заурчал, а рот наполнился голодной слюной. Выставив перед собой руки, орк осторожно двинулся вглубь пещеры, но не прошёл и несколько шагов, как упёрся в препятствие – загородку из толстых, близко расположенных друг к другу деревянных жердин. Как выяснилось, перегораживающих пещеру от одной боковой стены до другой.

Похоже, коротышки заперли свои съестные припасы, сберегая их от подобных нежелательных захожих едоков. Сколько не просовывал парень руки меж жердин, захлёбываясь слюной и пытаясь нащупать, где там припрятана рыба, так ничего и не смог найти.

Пришлось молиться Создателям, чтоб приближающиеся коротышки не сюда за едой пёрлись, а потом дожидаться, пока те мимо пройдут.

Едва шаги коблиттов затихли где-то вдали, орк нетерпеливо запалил факел.

Пещера и впрямь оказалась небольшой, тут парень не ошибся. Но вот за разделившей помещение почти пополам загородкой обнаружился вовсе даже не склад припасов, а сидящий на коряво сколоченной деревянной скамье совсем древний, согбенный временем старик. Как Муайто дыхание его расслышать не смог, уму не постижимо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю