332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Михаил Игнатов » Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ) » Текст книги (страница 63)
Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 13:30

Текст книги "Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ)"


Автор книги: Михаил Игнатов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 63 (всего у книги 120 страниц)

Это здорово. Одно дело ночевать под открытым небом, а другое под крышей. Тем более что нам обещают воду. Но маму интересовало не только это:

– Когда мы сможем увидеть девочку?

– Завтра, после завтрака.

Я усмехнулся домашним словам, которые так не вязались со скитаниями в Миражном. А дух подняла палец, привлекая внимание мамы.

– Но только со стороны. Формация позволит ей открыть глаза лишь тогда, когда лечение будет завершено.

Через месяц? Мама бросила на меня быстрый взгляд и дрогнувшим голосом уточнила:

– Уважаемый дух, а как она проживёт столько без еды и воды?

– Пациент в формации обеспечен всем необходимым, принимать пищу и пить ему не требуется.

Эти слова и беспечный жест Каори мало успокоили меня и маму, но деваться нам теперь некуда. Мы рвались сюда изо всех сил потому, что здесь была наша последняя надежда и нам оставалось только верить, отгоняя от себя мысли о том, сохранились ли зелья Древних спустя столько лет, как нам распознать нужное и прочее, гораздо менее важное. А теперь все эти проблемы решены за нас. Решены тем, кто, похоже на самом деле во всём этом разбирается. Тем более что пока нам не выпало ни малейшей возможности усомниться в силе Древних. Этот вечноцветущий и странный город тысячи обличий посреди снега и ветра у подножия Братьев убедил нас в ней десятки раз. Сам этот дух, который даже спустя сотни лет после смерти хозяев выглядел и по‑прежнему вёл себя как человек. Как можно усомниться в том, что ему не под силу будет вылечить Лейлу?

Да и комнаты, куда она нас привела, заставляли поверить, что всё будет так, как она обещала. Пусть они и были меньше, чем зал, в котором исчезла Лейла, но всё равно превосходили размером любое из наших прошлых жилищ, даже дом в Гряде. Огромная мягкая кровать, застеленная покрывалом без единой складки, окно во всю стену, выходящее в сад и открывающее вид со второго этажа Павильона на город. Странное, облицованное разноцветным грубым камнем помещение с горячей водой, бьющей со всех сторон. У духа ушло много времени, прежде чем она сумела объяснить нам, что к чему в комнате. И всё это с неизменной лёгкой улыбкой, хотя я впервые ощущал себя настоящим нулёвкой из задницы Пустошей в гостях у императора.

Окончательно убедил нас в том, что с Лейлой всё будет в порядке обед. Я считал, что нам придётся и дальше питаться высушенными походными припасами из мешков, ведь глупо ожидать найти простую еду там, где уже сотни лет нет живых. Но дух Каори пригласила нас на обед, едва мы вымылись и одели оставленные ей простые зелёные одежды, больше похожие на халаты. Хотя и мне и маме к ним прилагались и штаны. Дух постучала в дверь, едва я надел лёгкие туфли из белой кожи, словно стояла и ждала этого. А убедил нас в безопасности Лейлы простой обед из горячего супа, мяса и свежей зелени. На столе посреди города Древних, в месте где двенадцать лет не было даже чужаков, не говоря уже о хозяевах.

Ночь я впервые провёл в безопасности и, хотя мне теперь не нужно было бдить в чутком сне, где любой подозрительный шорох или тёплое, призрачное дуновение опасности вырывало из него, заставляя вскидываться и готовиться к схватке, уснуть толком мне так и не удалось. Мысли ... целый клубок мыслей не давал сомкнуть глаз.

Они крутились у меня в голове, сталкивались. Зато я внезапно додумался, что, начиная схватку с теневиками в своём дворе, я зря рассекал себе ладонь, перед тем как взять Флаг. Ведь в день, когда я выжил в сражении с сектантом, то хватал окровавленными руками и кисет, и Флаг, собирая трофеи. Я заляпал ей вообще всё, что взял с него. Где‑то кровь оказалась свежей, где‑то, как с Флагом, уже подсохшей. Но по‑видимому, этого хватило. Потому‑то кисет сразу открылся перед моим духовным зрением, а значит и Призрак мог выполнять команды ещё с того дня. Повезло, что браслет на самом деле не требовал привязки и мама могла его использовать в тяжёлые для нас дни пути по Миражному.

Вот только этого хватило, чтобы дойти сюда. Возможно, хватит, чтобы выйти. Но что с остальным? Слишком мало времени мне останется, чтобы дойти до Волков и их зала, где можно обрести силу. Да, теперь у меня будет целых три месяца медитации под защитой и в богатом на энергию Неба Миражном. Даже за месяц пути по его улицам я сумел открыть больше трех десятков узлов, почти не тратя на это времени и силы средоточия, сберегая их на случай неожиданной схватки. Но этого мало. Ведь это «почти» случилось ещё неделю назад на ночной стоянке, когда я медитировал, сливая полученную энергию в меридианы и узлы. Но с тех пор, за шесть дней я не сумел открыть ни одного узла. Двухсот двадцатого по счёту. Того, который позволил бы мне назваться Воином седьмой звезды. Я упёрся в преграду.

Я не Древний, не герой из сказок и даже не соратник Рам Вилора. Обычный парень, который думал, что Небо присматривает за ним. Оно так и делало, пока тот всё не испортил. Закусив губу, я вглядывался теперь в звёздное небо, ища там ответы. Если я снова посвящу всё время возвышению, если я буду использовать Круговорот в этом безопасном от зверей месте, то сумею ли полноводным приливом энергии пробить преграду? И впрямь ли в Павильон не войдут те Пантеры, что остались на площади? Насколько сильна Каори, и будет ли она использовать против этих зверей защиту Павильона? Может ли она вообще ей управлять?

Я добрался сюда и получил то, на что надеялся. Надежда на духа, созданного Древними, вера в его способность вылечить сестру, позволили мне вздохнуть свободно, сердце отпустило предчувствие беды, и теперь мысли обращаются к другому. Месяц и Лейла будет здорова. И у нас останется менее двух месяцев до необходимости уйти из Миражного. Здесь, в Павильоне мне не найти силы. За ней нужно идти к Волкам. И потратить на путь через миражи к их Залу... Сколько? Ещё месяц? Больше? Так можно и вовсе не успеть добраться до них. Не успеть получить там силу, чтобы Мириот под ней не подразумевал: оружие, техники, возвышающую алхимию. Поэтому мне нужно будет пробить свою преграду возвышения здесь, пока идёт лечение сестрёнки. Ведь в сражении с многочисленным Орденом, я могу надеяться только на Указы. Получив седьмую звезду, мне останется лишь успеть к границе Пояса к моменту перехода через неё моих родных. И тогда, даже с Гарломом я сумею справиться. Один Указ и он и все его бойцы уснут. Пробить преграду и получить ещё одну звезду. Для гарантии в победе над теми, кто сумеет устоять на ногах, если у них найдутся амулеты или там окажутся сильные Воины, отправленные за семьёй преступника против Ордена.

Утро началось с того, что в комнате у кровати появилась другая, но всё так же новая одежда. Похожая на тот самый церемониальный костюм, что положено носить вместе с цзянем, только ещё более вычурный, нежели виденный мной в магазине Гряды. И конечно, отличающийся тканью. Невесомая и очень прочная, она превосходила этим все известные мне материалы Гряды, что целыми отрезами совал продавец под нос молодому и богатому господину. Глупо было ожидать от Древних другого.

Мама оказалась одета более похоже на духа Каори. Только цвета одежд были светло‑зелёным и белым. В отличие от моего синего. Сам дух, как и обещал, показал нам Лейлу. Особых отличий лечебной комнаты от приёмной залы я не заметил. Такая же огромная, как и та, где дух осматривала её, разве что совсем в другом крыле здания, красочный пейзаж, изображающий озеро внутри камня пола. Постамент с сестрой окружала стена таких же кружащих в воздухе символов. Но теперь оказалось возможно разглядеть все детали, они не спешили меняться и исчезать.

Лейла выглядела так, словно и её отмыли до блеска. Разве что, выкинув её тряпки, новую одежду не выдали. Сестра оказалась прикрыта лишь тонким белым полотном и спала. Привычно спала, как и все дни пути, вот только с лица исчезла эта вечная печать усталости. И это тоже заставляло верить, что всё будет именно так, как и обещала дух. Настало время позаботиться о себе. И я глубоко поклонился:

– Уважаемый дух Каори, я прошу помочь мне.

– Я уже говорила, гость, что ваша вежливость к простому духу чрезмерна, цель моего существования и состоит в служении посетителям Павильона Здоровья. Даже сейчас, даже безызвестным гостям в отсутствие хозяев. Напротив, я рада, что двенадцать лет ожидания закончились и Павильон снова ожил.

Рада? Я некоторое время таращился на девушку‑духа, прежде чем сумел уложить в голове эти слова. Чего это я? Если уж криворукая поделка равного мне сверстника‑сектанта испытывает боль и страдания и радуется, когда ему приходится защищать нас, то что уж говорить о столь совершенном создании...

Здесь я споткнулся в своих рассуждениях. Если продолжать, то получается, что эта девушка тоже создана из человека? Или нет? Что я вообще знаю о способах создания духов и призраков? Лучше оставить эти мысли для другого раза. Например, для очередной бессонной ночи. Я и так задумался чрезмерно, так что Каори пришлось напомнить о себе:

– Чем вам помочь, гость?

– Да, помощь... Вы говорили о Небесном Зале. Это похоже на место, где тренируются идущие. Наверняка до него очень далеко. Найдётся ли в вашем Павильоне специальное место для медитаций?

Я мог возвышаться и в своей комнате, но если даже у Ордена есть место, где это получается легче, а сами леса полны источников силы, то неужели Древние не позаботились о таком? Должны же выздоравливающие Павильона пробовать свои силы в возвышении? Впрочем, от слов девушки‑духа у меня и вовсе перехватило дыхание.

– Раз вы заговорили о пути к Небу, то я, смиренный дух Каори тоже хочу спросить вас. Гость владеет жетоном ополченца Столицы и даже собрал трофеи со служителей Империи тысячи сект...

Жетон ополченца? Я непроизвольно шевельнул плечами, чтобы почувствовать цепочку с моим камнем, который постоянно менял название. Теперь это не ученический жетон. Впрочем, кому как не духу, что видел Древних своими глазами, верить в этом вопросе? Да и какая разница как его называют?

– Столько лет прошло, а за пределами города по‑прежнему идут сражения...

Девушка‑дух вздохнула, а мы с мамой переглянулись, услышав эти слова.

– Но жетон давно обнулен. Если желаете, гость, то можете заново пройти испытание для регистрации в ополчении Стражей Границ и получения своей оценки и награды.

– Испытание? Оценка? Награда?

Я переспрашивал, ощущая себя глупцом. Слова понятны, но что в них вкладывает моя собеседница? И что в итоге даст этот самый жетон?

– Вы ведь спрашивали о месте медитации? Одно дело безвестный гость, другое Страж, пусть и свободный. Каждый из них может получить своё место для медитации, вот только они будут отличаться как Небо и земля.

Я снова поглядел на маму, но лишь затем, чтобы твёрдо ответить духу:

– Желаю.

Но неожиданно в разговор вмешалась и мама, роясь в кармане пояса:

– А я? Дух Каори, ведь у меня есть такой же. Это ведь тоже жетон ополченца?

Девушка оглядела ладонь с камнем, но голос её был полон сомнения:

– Верно. Ополчение Первого. И он привязан к вам. Вот только если юноша хоть с трудом, но соответствует планке испытания, то вы – нет.

Мама впервые на моей памяти сложила руки в приветствии идущих к Небу:

– Уважаемый дух Каори, если это возможность получить силу, то будьте уверены – я справлюсь!

– Как пожелаете, – девушка кивнула, не думая больше возражать.

– Стойте, – мне пришлось вмешаться. – Испытание опасно?

– Нет, – дух качнула головой. – О какой опасности может идти речь на территории Павильона Кавиот?

– Здесь нет мудрецов семьи.

– В этом испытании они не потребуются.

Мне оставалось лишь пожать плечами и пообещать себе, что первым проходить его и решать за маму всё равно буду я. Да, в Миражном, полном силы Неба, её успехи в возвышении поражают, ведь она открыла столько же узлов, сколько и я. Вот только она по‑прежнему смотрит лишь на мою новую, полученную от Мириота лечебную технику. Не хватало ещё, с её начальными четырьмя звёздами и одноузловыми боевыми умениями, вступать в схватку с каким‑нибудь зверем. Именно это первым пришло на ум, когда я услышал про испытание. Впрочем, пока мы шли вслед за духом, я успел вообразить ещё несколько разных проверок, которые можно было бы устроить в городе Древних, вот только истина оказалась так же необычна, как и знакомство с духом Каори.

Такая же комната, как та, где проверяли Лейлу. Только на потолке нет светящейся штуки, да и цвета совсем другие. Чёрный пол, в котором можно увидеть своё отражение, стены покрыты изображениями скал, торчащих из тумана. Всё настолько красочно, что не верится, будто это нарисовано, так и тянется рука пощупать, настоящее это или обман. По центру комнаты странное и немного пугающее сооружение: пять чёрных, словно вбитых в пол или вырастающих из него древков, с ярко‑алыми полотнищами на концах; на обвисшей ткани что‑то изображено чёрным, но в складках не понять, что именно; по центру формации статуэтка, изображающая пятиэтажный, подобный тому в котором мы находимся, павильон, – изящные обводы крыш этажей, остроконечная вершина, алая черепица. Голос духа сообщил очевидное:

– Прошу, войдите в формацию и расположитесь удобно перед храмом Неба.

Я молчал, продолжая оглядывать зал. Дух улыбалась, смотря на меня. Молчания не выдержала мама:

– Леград, что случилось?

– Дух Каори, а как называется эта формация?

– Малая формация Небесного Испытания Стражей. Малая потому что в нашем городе располагалось только небольшое отделение Стражи и у их ворот никогда, даже после начала войны, не находилось много желающих отправиться в Шестой пояс.

Последний раз усмехнувшись своим глупым мыслям, я шагнул, пересекая линию флагов...

И ничего не случилось. Уже хорошо и можно расслабить готовые к прыжку ноги.

– В малом испытании будут проверены размер средоточия, скорость восполнения или преобразования небесной в духовную силу, талант к возвышению или коэффициент открытия узлов, талант понимания Пути к Небу и уровень сродства к стихии. Этому духу поручено заранее просить прощения у испытуемого за высокие требования Стражей, с которыми он столкнётся, но без этого идущий к Небу станет лёгкой добычей, а не защитником Империи Сынов Неба.

Обрести силу, став защитником семьи, а не империи, мне бы хотелось. В Пустошах, наблюдая за слабаками, что ходили по деревне, даже не замечая грязного камненоса под ногами, мне казалось, будто я её нашёл и больше никто безнаказанно мою семью не обидит. Я ошибался. Возможно, с подарком древних Стражей я сумею сделать это лучше? И не то ли небольшое отделение Стражи, упомянутое Каори, отправился искать Мириот по следам своего основателя? Или же его цель ещё мельче? Тренировочный зал одной из обычных семей Миражного?

Каори улыбнулась:

– Сядьте перед храмом, положите на него руку и будьте готовы ко всему.

Интересно, что имела в виду дух и могу ли я вообще быть готовым к тому, чему удивлялись даже Древние. Поглядим. С этой мыслью я опустил правую руку на острый венец храма. И мир вокруг словно исчез.

Глава 10

Спустя миг, стоило мне только моргнуть, как темнота исчезла, и глаза я открыл совсем в другом месте. Вокруг лежало огромное пустое пространство, убегающее за горизонт, над головой вместо потолка зала оказалось бездонное голубое небо, а под ногами полированный камень сменился песком. Один этот вид заставил меня ощутить сухость воздуха и пустоту в груди. Я нагнулся, зачерпывая и просыпая песчинки сквозь пальцы. Нет, это не песок Пустошей, нет этого ещё не забытого ощущения угловатости песчинок. Но и не тот песок, что лежит по берегам рек Пояса, для этого он слишком крупный и чистый. Последние крупинки ещё не упали с ладони, как я невольно вздрогнул, вскидывая голову от раздавшегося невозмутимого голоса:

– Добро пожаловать в Малое Небесное Испытание Стражей Границы.

Ещё мгновение назад я был один посреди этой пустоши, а теперь передо мной стоял невесть откуда появившийся мужчина.

Длинные, спадающие на плечи, волосы стального цвета; сверкающая звеньями и голубой чешуёй пластинок кольчуга, подпоясанная широким чёрным ремнём с огромной пряжкой в виде какой‑то птицы; плотные, отливающие металлическим блеском штаны и высокие кожаные сапоги со стальными носами. Как и в случае с духом, я вообще не ощущал силы стоящего напротив, словно они не были живыми людьми и не обладали техниками и навыками боя. Если насчёт второго у меня оставались сильные сомнения, то в том, кого я вижу перед собой я не колебался. Откуда человеку взяться внутри испытания?

Я приложил кулак к ладони, слегка опустив глаза в знак уважения:

– Приветствую уважаемого духа.

Но он не обратил на мои слова и поклон никакого внимания:

– Первый этап испытания – проверка размера средоточия. Страж без запаса сил не сможет сражаться и падёт даже в короткой битве, – дух ненадолго замолчал, а затем безразлично сообщил. – Средний размер. Пройдено.

Мне оставалось лишь усмехнуться про себя. Кто там в мечтах сравнивал себя с Древними? Точно не я. Никогда даже не помышлял об этом, но вот судьба привела меня сюда. Глупо равнять себя и их. Но этому духу всё равно, ведь он не делает различий между теми, кто пришёл к нему. Хорошо уже то, что я прошёл первый этап. Могло ведь быть и так, что средоточие у Древних было с кулак мужчины и тогда меня выгнали бы уже с первого этапа, уничтожив все надежды. А ведь если вспомнить собратьев по Возвышению из Школы, то тех, кто прошёл бы его – единицы. Но духу, что обладал духовным зрением, которое байки приписывали лишь отдельным Мастерам, и впрямь не оказалось дела до моих мыслей, он и не думал останавливаться:

– Второй этап. Проверка скорости восполнения духовной силы. Даже самый сильный Страж должен успевать вернуть потраченное в бою за краткий миг отдыха.

Странно. Я отлично помню слова старика Кадора – скорость восполнения сил почти не меняется с уровнем возвышения. Выходит, что не все знания, полученные в Школе верны? Иначе какой смысл проверять то, что у всех одинаково? Но я сам заметил это и с Гуниром, и с мамой, которые успевали восполнить свои средоточия за время отдыха, а вот я уже нет. Средоточие росло, а его восполнение в медитации не становилось быстрее. Но насколько хороши мы все по меркам Древних?

На этот раз дух не смог проверить это без моего участия, всего лишь окинув взглядом и впервые обратился ко мне:

– Пока горит эта малая мерная свеча, ты должен медитировать.

На ладони собеседника появилась короткая свеча, но я, воспользовавшись шансом, перебил его:

– Я должен использовать именно медитацию возвышения или могу использовать все способы сбора энергии?

– Стражей не интересуют костыли и подпорки, что удерживают хибару от падения, – даже эти слова, к которым явно просилась презрительная интонация, были произнесены безразличным, спокойным голосом, разительно отличая этого духа от Каори. – Нам нужно знать истинные возможности твоего тела, твой фундамент, на котором ты строишь своё Возвышение. Время пошло!

Свеча вспыхнула, а я одним мысленным рывком, не утруждая себя удобной позой, а оставаясь на ногах, растянул свой шар медитации, заставляя ринуться к себе все нити силы. Вот только их здесь оказалось во много раз меньше, чем я привык за время пути по Миражному. Пожалуй, даже меньше, чем в любом месте Пояса, где я бывал. Я уже привык, что ощущаю изменение количества силы в воздухе, ведь именно так я понял, что мы бродим в ловушке миражей. Так что такое резкое изменение точно должен был почувствовать, едва появившись здесь, это должна была быть такая же сосущая пустота вокруг, как после Водоворота в бедном на энергию месте. Но я ничего не ощутил, а та пустота в груди оказалась не более чем странной тоской по знакомому виду. А значит это всё не более чем обман. Что и следовало ожидать. Но это открытие не мешало мне усердно тянуть силу Неба. Я даже прикрыл глаза, чтобы не видеть свечи.

– Окончено. Результат – низкий.

Моё сердце дрогнуло. Какая бы награда ни ждала в конце испытания, но лишаться этого шанса, шанса, связанного с Древними, совсем не хотелось. Миг я боролся с желанием возмутиться. Но что это даст? Можно ли надеяться, что этот невозмутимый дух вступит со мной в разговор? Можно ли надеяться, что он даст послабления первому за сотни лет участнику Небесного испытания? Вряд ли. Ведь даже дух Каори, чей голос звучал эмоциями, ни разу не поступилась правилами своей давно погибшей семьи. Да я и сам, особенно вспоминая Тортуса, понимаю, что скорость честного возвышения не моя сильная сторона. Слова духа упали камнями на песок:

– Пройдено.

Я не сразу поверил, лишь через мгновение облегчённо выдохнул. Дарсов дух. Гунир в байках меньше нервы трепал такими паузами. Лужица расплавленного воска исчезла с ладони мужчины:

– Третий этап. Проверка таланта к Возвышению. Можно залить силой Неба любого, засыпать его с головой духовными камнями, но что толку, если вся эта сила проливается через его меридианы, не задерживаясь, словно вода в пустыне, выплеснутая на песок?

Дух повернул руку ладонью вверх, на ней лежал прозрачный стеклянный шар размером с кулачок Лейлы. Короткое движение и я поймал его. Гладкий, холодный, словно и нет вокруг песка, а с неба не светит солнце.

– Сейчас это твой узел, что ты должен открыть. Вливай в него духовную силу. Времени столько же – пока горит мерная свеча. Время пошло!

Свеча вспыхнула, не дав мне и мгновения на подготовку. Я обхватил шар ладонями и снова закрыл глаза. В этот раз я не успел спросить духа об использовании подпорок, но не сомневаюсь, каким стал бы его ответ. Поэтому обошёлся без оплётки меридианов, которую научился создавать уже за считаные вдохи. Эта свеча горит где‑то сто сорок, сто шестьдесят вдохов. Сколько я сумею за это время поместить в шар духовной силы?

Я гнал в ладони энергию из средоточия, выплёскивая из себя. К облегчению, шар словно притягивал её, не заставляя меня мучиться ещё и над этой проблемой. Хорош бы я был, если бы для этого испытания оказалось необходимо обладать каким‑нибудь навыком, что изучал каждый ребёнок Древних и о котором не сохранилось даже намёков в сказках. Ещё лучше, что как бы это испытание ни выглядело похожим на медитацию познания, ей оно не являлось, ведь его бы я точно провалил, не сумев влить в предмет ни капли своей силы.

– Окончено.

Открыв глаза, я бросил быстрый взгляд на шар, наполнившийся голубым едва на треть, а затем глядел только в бесстрастные глаза духа. Он протянул руку, и я бросил ему шар испытания. Мгновение он держал его на ладони, словно взвешивая. А затем сжал пальцы в кулак, и прозвучавшие слова ничуть не отличались от прошлых:

– Результат низкий.

Средний, низкий, низкий. Сердце участило бег. Хватит ли этого для того, чтобы двигаться дальше? Ведь Каори перед началом испытания просила прощения за высокие требования Стражей. Даже я сам не могу назвать результаты трёх этапов хотя бы приемлемыми. С такой оценкой талантов меня не приняли бы и в Школу Ордена, оставив мне судьбу вольного идущего.

Но раздавшиеся слова духа заставили меня выдохнуть с облегчением:

– Пройдено. Четвёртый этап. Проверка понимания. Глупо учителю тратить годы на одного, когда за это время можно обучить пятерых. – впервые речь духа звучала так, словно он понял, что перед ним не один из тех, кто жил в его времена. – Напоминаю, что большую часть знаний Стражей не вместить в свитки.

Я не видел, как появлялись свечи, куда исчезали их остатки, не видел и как появилась эта книга. Словно моргнул, а в руке уже лежит тонкий предмет.

– Учи и рассказывай. Время пошло!

Торопясь, я раскрыл лёгкую книгу, поминая про себя дарсов. Что я должен с ней делать? В ней оказалось всего четыре страницы плотной, я бы даже сказал излишне толстой бумаги, едва ли не в соломинку толщиной. Сначала шла схема тела с отметками всех узлов. И? Что мне здесь делать? По привычке обратился к обучалке, отправив в неё энергию, но ничего не вышло. Камень даже не подумал открыть мои записи, хотя по‑прежнему висел на груди под бронёй. Ладно, хорошо. Я, торопясь, сверил расположение узлов в книге с тем, что помнил. Есть только небольшие расхождения.

Листнул дальше. Пустой лист, лишь вверху название, явно техники: Шаги Водомерки. Третий лист пуст полностью. На четвёртом изображён круг обращения. Пустой.

Я вскинул голову на духа. Тот, не мигая, глядел на тающую свечу. Гораздо более толстую, чем предыдущая. Но что это меняет тогда, когда я ничего не понимаю в происходящем?

Так. Всё что у нас есть – осталось от Древних. Обычная бумага без следа небесной силы, свитки, запечатлевшие память познавшего технику и... Остаётся только предмет, который сохранил дух создателя. Как камень в саду Тразадо. И становится понятен намёк духа, что знания Стражей не вмещаются в обычные свитки.

Теперь, понимая что делать, я потянулся разумом к книге. Так как делал это с камнем Круговорота. Не в тот же миг, не через десять вдохов, но у меня получилось.

Схема человеческого тела раскрасилась цветами, на ней выделились двенадцать узлов. Это мне что, нужно выучить всю технику? Дарсов дух... Ругательство застряло у меня в горле. Все узлы у меня есть. Техника словно подобрана для меня или для того, кто находится на таком же уровне возвышения, открывает схожие со мной узлы. Торопясь, я листнул дальше. Вторая страница. Слово за словом описание техники проявлялось на бумаге:

Перечисление узлов. Не то, зачем мне знать их именования? Дальше. Техника со склонностью к стихии воды. Позволяет передвигаться по поверхности водоёмов. Длительность – двадцать шагов.

Хватит ли этого, чтобы пересечь Жемчужную без лодки? Смотря какой ширины будут шаги. Но мне кажется, что я могу сделать это и разогнавшись обычными орденскими Шагами. Неважно.

Следующая страница.

Как и ожидалось, здесь нашлось описание движения энергии по меридианам. Причём впервые я видел столь подробное: даже рассказывалось на какие участки меридианов обратить внимание и что сделать, чтобы помочь течению энергии на них. Не сравнить с самодельным свитком Орикола, который так ни разу не сумел применить технику Шипов, или со скудными описаниями, выбитыми у Ароя. Лишь дочитав до конца, я позволил себе вскинуть голову на свечу. Сгорела треть. Странно.

Последняя страница. Десять вдохов и пустое обращение открыло мне свои символы. И один из них означает Воду. Тот самый символ, которого так не хватало в моих попытках изменить под себя доступные техники. Мне понадобилось совсем немного времени, чтобы добавить к висящим вокруг меня едва заметным обращениям ещё одно.

Снова открылась первая страница, ещё один взгляд на узлы, и я плеснул в два меридиана энергию. Стремительно пролетел вместе с ней почти до самого конца, лишь в последний миг не стал впитывать в конечный узел, а отправил энергию в соседний, ещё не открытый. Меридианы обожгло срывом техники, но это не имело значения.

Два восклицания слились в одно:

– Готово. Что ты сделал?

Всё же и этот дух словно живой и может чувствовать. Лицо его выражало удивление и недоверие: прищуренные чёрные глаза говорили сами за себя. Ощущая радость и гордость оттого, что в этот раз выполнил задание раньше, чем истекла даже половина срока, я честно, не скрывая, ответил:

– Технику выучил, опробовал и готов показать.

Песок вокруг превратился в воду. Я не моргал. Он просто в один миг стал водой на моих глазах! Лишь под нашими ногами оставался твёрдым, да в полусотне шагов виднелся ещё один песчаный островок.

– Демонстрируй.

Я коротко поклонился, разворачиваясь к цели. Далековато. Он думает, что я сумею туда добраться? Короткий разбег, прыжок и воды я коснулся ногой уже под действием новой техники. Она удержала меня, став под сапогом упругой, словно плоть рейла, и легко выдержала мой толчок, вот только так и не отпустив ногу. Дальше я скользил, словно прилипнув к воде, с каждым новым толчком все набирая скорость и преодолевая всё большее расстояние. Пять вдохов, и я выскочил на островок, до последнего ожидая, что вода не отпустит меня и меня ждёт удар об землю. Но нет, техника закончилась ровно в нужный момент, едва моя нога коснулась островка.

Передо мной уже стоял дух, а вокруг снова лежал песок до горизонта.

– Результат – высочайший. Пройдено.

Я не сумел удержаться от улыбки, лишь постаравшись, чтобы она не выглядела совсем глупой. Нехорошо насмехаться над Древними, проходя их испытание.

– Пятый этап. Главнейший.

Не думаю, что у меня здесь возникнут сложности. Не с моими синими волосами, которые окрасились уже наполовину.

– Дух бойца.

Что? Каори говорила, что последнее испытание – проверка сродства со стихией. Но дух‑мужчина имел на это собственное мнение:

– Что толку от предыдущих результатов, если сердце мягко словно пух и в нём нет места ненависти? Что толку давать тебе оружие, если ты не сумеешь поднять его против врага? Нет смысла в могучих небесных техниках, если ты бежишь прочь при виде крови. Что толку испытывать тебя дальше, если твой удел тишина кабинетов, мастерских и библиотек?

Странные слова. О чём он? Неужели Древние были столь мягкосердечны и никчёмны, что любой мог убить их? Этого просто не может быть, ведь в прошлом они сражались с сектантами, и в преданиях Император даже обрушил на все их земли смерть. А вот здесь бег моих мыслей споткнулся. Что значит «обрушил» смерть? Это всё слишком знакомо... Но дух не дал мне додумать до конца, решительно крикнув:

– Сражайся!

И исчез.

Сражайся? Рука легла на пояс, найдя там привычную мягкость кисета Путника, но я не сумел проникнуть внутрь него духовным зрением. Чем тогда? Кулаками? Рядом, свистнув у самого плеча, в песок упала целая груда оружия: кинжалы, топоры, мечи, луки и копья. Мгновение и я уже стоял, сжимая в руках надёжное упругое древко. Вовремя.

Топот заставил меня развернуться на месте. На меня набегал зверь, больше всего похожий на мелкого волка или крупного шакала.

Самое странное, что я не ощущал угрозы. Словно он не более чем змея‑Закалка, что готовится вцепиться в сапог. Вот только оскаленные клыки, пена и клокочущий рык из глотки, говорили, что позволить сделать это – плохая идея. Указ? Нет.

Я вскинул руку, но использовал не Шип, не Лезвие и даже не Иглы, а ту технику Ядра, что воссоздал сам. Из всех дистанционных техник она тратит меньше всего силы и слабее всего. Но и этого оказалось достаточно. Тот почти прозрачный шар, что когда‑то оглушил Закалку Виргла и помог столкнуть со стены Воина Флаута, этому клыкастому сломал шею, так, как я когда‑то сделал это с самкой пересмешника. Безвольное тело зверя закувыркалось и замерло в двух шагах от меня, окрашивая песок кровью из перекошенной пасти.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю