332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Михаил Игнатов » Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ) » Текст книги (страница 47)
Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 13:30

Текст книги "Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ)"


Автор книги: Михаил Игнатов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 47 (всего у книги 120 страниц)

– Простите юный господин, давайте назначим на завтра новую попытку. Через час мы ждём клиента. У него выкуплено на сегодня пять часов чтения.

Вот как? Помнится, мне в прошлый раз отказали в снижении цены за неполный день, а кому‑то продают и по часам. Это явно не странный безвестный юноша, всего лишь внешний ученик Ордена. Я поднял ладонь, останавливая поток слов и снова вспомнил времена разговоров с Ориколом, когда говорить приходилось расплывчато и не говоря всей правды:

– Не стоит. Я осознал свою прошлую ошибку и уже не столь самоуверен. Верно, мне нужно и впрямь набраться сил и опыта. А пока глупо соревноваться с гениями вашего квартала, – слегка польстил я слуге. – Поэтому решил, что сначала мне нужно до конца изучить более лёгкие для освоения Формы вашей семьи.

– О! Какое мудрое решение. – на этот раз мужчина указал мне в другую сторону, на ту беседку, где можно было за столиком читать обычные книги и свитки. – Надеюсь, теперь вы купите небесные свитки, и всё же сумеете освоить силу, ловкость и выносливость.

– У вас отличная память, уважаемый. Но боюсь, что моя мудрость ещё не столь глубока. Я получил некоторое понимание этих Форм после прошлых посещений и думаю, что мне нужно идти дальше. Заживления ран и... – я помедлил, нерешительно тронул кошель на поясе, внезапно вспомнив слова Мириота о людях, что подсчитывают мои траты, – Духовной силы.

– Кхе, – невозмутимость слуги дала трещину. – Простите, молодой господин. Но это тоже очень трудная Форма, редко кому дающаяся с первого раза. К тому же многие жалуются, что в этом Поясе сложно понять есть ли польза от её применения. Семья Тразадо гарантирует это и продаёт копию на три прочтения, но...

– О! Это я тоже слышал, но таким глупостям не верю, да и Форма эта есть у вас в продаже, а я желаю её купить.

– Как пожелает молодой господин. Этот слуга напоминает, что его цена двадцать пять кровавых монет.

Дороже чем за свиткок с Лезвиями второй звезды на аукционе, который берут те, кто прошел обучение в Школе, но не думаю, что разочаруюсь. И я кивком подтвердил своё решение. С первой Формой проблем не возникло, но вот со второй... Даже у меня гудела голова, когда я напрягаясь укладывал в ней всё, что промелькнуло воспоминанием. Если бы не предыдущий опыт со свитками стариков, то я не смог бы сейчас вспомнить и половины. Но я сидел на скамье в тишине сада и переносил все кусочки воспоминаний в жетон. Странная Форма. Если с предыдущими я понимал, почему они называются циркуляциями, то здесь явно что‑то другое. Никакого круга энергии по меридианам и возвращения её в средоточие. Энергию нужно было выплёскивать из меридианов, теряя её, словно при обычной технике. Причём описывалось шесть разных стоек и шесть разных схем отдачи. Финальная седьмая, из того, что я понял в чужих воспоминаниях, требовала впитывать в себя энергию и пытаться найти вокруг именно свою. Не объяснялось только, как это делать. Впрочем, у меня есть ещё два прочтения, возможно, я сумею уловить что‑то большее. И на этот раз я собираюсь использовать все оплаченное до конца, в тишине и спокойствии каменных дорожек.

Двор Тразадо я покинул вместе с тем парнем, что купил полдня. Наглецом, что пытался приказать выкинуть меня прочь, чтобы не смел мешать своим присутствием. Впрочем, теперь он бледно‑зелёный и идти ему помогали слуги. Слабак, даже странно – что могло его так измучить у того камня при его третьей звезде. Удивительно и то, что мне пришлось тащиться за ними почти до самого поместья мудреца. Похоже, парень наследник одной из сорока семей этого квартала. Но жетон Ордена всё равно заставил его охрану придержать руки невзирая на приказы.

У старца я не намеревался задерживаться надолго. И так, изрядно времени потратил, не ожидая, что Форма будет так сложна. Да и вопросы у меня простые: с какого возраста можно безопасно идти путём возвышения и где можно изучить символы Древних из обращений.

Ответы тоже звучали простые. Вначале. И отвечала опять девочка‑ученица. Возвышение начинают с десяти лет. Заметив мой сомневающийся взгляд, она даже начала сыпать именами глав фракций, начинавших с этого же возраста. Исключения? Если у ребёнка талант, то это сразу станет ясно либо по невероятной силе, либо по телу, которое будет стремиться возвыситься вместе с душой и рано начнет сопротивляться ранам. Что‑то подобное я и предполагал, но всегда лучше перестраховаться, особенно если речь идёт о родных. Пусть Дира начала не дотерпев до десяти лет, зато Лейла освоила Формы. Вот и хватит с неё. Что‑то я не замечал у неё силы, зато царапины наблюдал лично.

А вот дальнейший разговор стал очень странен. Едва речь зашла о символах, как трёхцветные печати мудреца налились светом, и мне стоило усилий не коситься на них. И если ученица замолчала на этом вопросе, то сам старик неожиданно подал голос:

– Язык древних...

– Да, старший. Того, что я сумел найти в библиотеке города и лавке – очень мало. Там нашлось всего три символа из тех, что есть в техниках Ордена.

Я напоказ коснулся жетона внешнего ученика на груди, намекая, что причастен к его знаниям.

– Знания Древних опасны в руках молодых и горячих. Легко понять для чего тебе описание символов, ты не первый такой...

Старик поднялся, оглядел меня и ученицу:

– Прошлый свой приход ты страдал от разрушения тела потоками духовной энергии. А срыв самостоятельно придуманной техники в несколько раз сильней, чем стабильной, продуманной, доведённой до постижения. Так легко окончательно превратиться в калеку.

– Это не ответ, уважаемый мудрец, – я нахмурился, искоса наблюдая за сиянием Указов.

– Верно. Символы языка Древних, которые описывают их знания Неба... Что‑то известно мастерам разных искусств: алхимикам, начертателям, искусникам массивов и формаций, редким талантам Указов. Что‑то хранится в архивах фракций, что правят землями поясов: кланов, семей и орденов.

– Выходит, полных знаний нет?

– Почему же? Уверен у сильных фракций даже этого Пояса есть интересующие тебя книги.

– Я вас понял, старший.

Поклонился, понимая, что зря надеялся на помощь мудреца. Похоже, что в Гряде мне не найти желаемого. Я уже узнал, что Орден не входит в число таких фракций. Наши земли малы, хотя и запирают удобный для путешествия к столице Пояса путь. Разогнувшись,заметил, что он не спускал с меня глаз:

– Ты услышал моё предупреждение, но все равно упорствуешь. Скажи, зачем тебе такие опасные знания?

Помедлил, ища подвох, но ответил честно:

– Я ищу силы. Они могут быть моим путём к ней.

Указы над мудрецом яростно полыхнули, впервые я видел так ярко горящие символы, старик властно махнул рукой и уже через два вдоха в зале остались лишь мы вдвоём. А он подошёл к стене, дёрнул за шнур и перед нами развернулась вышитая цветными нитями карта Морозной Гряды. Ничуть не хуже, той, что я видел у вожака Волков. Я скользнул взглядом мимо фермы Плава, своих водопадов, по пути ко второму лагерю ватажников. Оглядев знакомые места, решил, что, пожалуй, она даже более подробная чем у вожака Волков. Во всяком случае я вижу Ворона, на болоте вышита Змеиношеяя Черепаха... Вот ещё одно пятно с голубым деревом, а вот у этого огромного места силы я нашёл тела тех четверых ватажников. В его центре неожиданно три вышивки: фонтан и... улей, оса? Кто у нас есть в списках зверей? Это не Золотые Осы, а... Краем глаза я заметил, что символы над стариком внезапно успокоились, заставляя меня вскинуть взгляд на хозяина поместья.

– Всегда есть возможность для идущего...

Палец старика двинулся из многогранника Морозной Гряды через лес, петляя пальцем мимо всех мест силы, по территориям всех ватаг, к горам. Уткнулся в перечёркнутый фиолетовый квадрат у их подножья.

– Найти место, где он может обрести силу и получить знания, – голос старика стих, но лишь на миг. – Ответы даны! Ученики, проводите просителя!

Безропотно дал себя вывести, всё ещё находясь под впечатлением от увиденного и услышанного. И так и не понял, что именно произошло на моих глазах. Конечно, позже, много размышлял об этом, по‑разному отвечая сам себе, но, боюсь, правды никогда не узнаю – вход в поместье старика мне теперь заказан. Я с удивлением выяснил это на следующий день, когда до конца обдумал всё произошедшее и хотел задать новые вопросы, ради этого даже сходив к меняле. Но меня остановили на входе, и это были совсем не те охранники, что вчера. А кто я такой, чтобы спорить с Воинами пятой звезды в квартале уважаемых людей?

Пришлось найти себе другой источник советов. Каждое утро вместе с родными покидал дом. Они уходили в мастерские, а я шёл к восточной стене, на Двор стражи. Их теперь стало гораздо меньше, зато оставшиеся очень сильны. Было даже два шестизвездных Воина. Попечители стражи и дорог. Сегодня я впервые видел, чтобы они сошлись на арене. Обычно там схватывались бойцы послабее, за которыми я и наблюдал, подмечая ухватки.

Едва поняв, кто направляется на песок, постарался как можно незаметнее проскользнуть на левый край, где спрятался от большинства глаз за толстой балкой, держащей на себе навес для зрителей. Но судя по внимательному и сомневающемуся взгляду старого, нет, скорее пожилого Воина, который сидел здесь на скамье, мысль выкинуть меня со двора ему в голову всё же пришла, а ведь именно этого я и боялся. Дарсово невезение! Я сложил руки в приветствии и склонился:

– Собрат идущий, позволь взглянуть на сражение настоящих Воинов Ордена.

– Мне не нравится, что ты прячешься, словно отребье из западных хибар, а не ученик Ордена. Ты хоть и внешний, но ученик, и роняешь этим его достоинство.

– Прости, собрат по пути, – я не поднимал глаз. – Такая вина на мне есть. Слишком я хочу узнать новое и стать сильней.

– Само желание мне нравится. Но чем больше я на тебя смотрю, тем больше у меня вопросов.

Я расцепил руки, поднимая голову и продолжая разговор с этим уже пожилым послушником:

– Каких?

Воин хмыкнул, вскинув брови, оглядел меня и заметил:

– Ты молод, но уже нагл. Хотя по своей силе – заслуженно.

Тут я выругался про себя. Что мне стоило назвать его старшим? Зачем я повёл себя, как равный? Да, у него четвёртая звезда, как и у меня. Но что стоило представиться младшим, чтобы легче было упрашивать? А сейчас поздно отказываться от своих слов. Чем старше Воин, тем опытнее в определении ранга, он уже и сам понял мою силу.

– Такому таланту Орден был бы рад. Особенно в этот год, когда нам так не хватает бойцов, чтобы поставить на место выскочек из Озёр. Странно, что у тебя жетон внешнего ученика. Думаю, в послушниках легче бы было приобщаться к знаниям Ордена и силе.

– В этом нет моей вины, собрат, – я решил, что сейчас лучшим ответом будет правда. – Я из Нулевого и в этом году у всех моих земляков не сложилось согласия с молодым Киртано. Он... Не хотел видеть нас рядом. А некоторых даже в Ордене.

– Ясно, не нужно продолжать. Таких дрязг я видел изрядно, – Воин скривился на миг, спросил. – Кто учил тебя в Школе?

– Старший Кадор, – я не колебался ни мига, произнося это имя.

– Хмм... – старик размышлял лишь несколько мгновений и поманил рукой. – Я – Флаут. Выходи из‑за этого столба и смотри схватку рядом со мной.

Я с поклоном выполнил его приказ. Повезло.

– Орден щедро дарит талантам техники и секреты, с удовольствием показывает свою силу на соревнованиях. Наши Земли очень малы, но даже в сравнении с большими фракциями, разница в силе не так значительна, как они пытаются кричать.

– Я участвовал в выступлениях на соревнованиях этого года, – рискнул я дополнить собеседника, радуясь, что сегодня не повязал зелёную ленту на плечо. – Сам победил Тигра и видел, как сражались таланты Академии, даже... проучил на улице одного из наглых учеников Ста Мостов.

– Жаль не Озёр. Но значит, ты понимаешь, о чём я, – довольно кивнул Воин. – Старшие Ландор и Глаус знают друг друга уже годы. Они не будут сражаться в привычном смысле. Будут испытывать пределы совершенства и выносливости противника. Гляди!

Разговаривавшие на арене Попечители словно дожидались этих слов. Они разошлись на двадцать шагов, развернулись друг к другу и вскинули ладони. Лезвия рассекли воздух между противниками. Я недоумённо вскинул брови. Зачем с двух рук? На таком расстоянии нельзя подгадать момент и обмануть, а уж поставить Покров...

Они не стали использовать Покров. Лезвия бесследно и бесшумно растворились, а моих плеч коснулась едва ощутимая и невидимая тяжесть. Кто больше удержит Лезвий? Противники сделали по одному шагу. А я позабыл как дышать...

Они снова использовали Лезвия. Те вышли чуть бледнее обычного, но это явно была та же самая техника, но использованная тогда, когда меридианы ещё не успели остыть! Слова старого Воина я едва услышал:

– Это больно – пользоваться знаниями Ордена. Но что такое боль в сравнении с победой? Над врагом и самим собой.

Так Попечители и продолжили: делали шаг и использовали технику с обеих рук. Лезвия, почти неотличимые от обычных, но которые они использовали вдвое чаще и явно через боль. Причём с каждым разом всё более сильную. Я видел пот, дрожь пальцев, изогнутые в гримасе уголки рта. Шаг. Лезвия. Свист. Шаг. Лезвия. Свист. Шаг. Лезвия. Свист, сменившийся хрустом.

Плечо правого от меня Попечителя дорог разошлось кровавой расщелиной. Но Глаус даже не схватился за рану, лишь с досадой покачал головой со стянутыми в хвост отливающими голубым волосами.

– Приятный сюрприз. Я победил!

Проигравший тоже не стал сдерживаться рявкнув:

– После двух проигрышей подряд!

– Неважно, старый хрыч. Зато усилия не пропали даром. Теперь твоя очередь полгода поить меня!

Дальше я не слушал, сосредоточившись лишь на своих размышлениях. Исток меридиана запечатан после применения техники. Обращение к Небу готово к использованию всегда, а вот меридианы нет. Этим и отличается Мастер от Воина. Он познаёт все тонкости движения энергии в своих меридианах, и способен непрерывно вливать энергию в исток. Это написано во всех наставлениях, которые мне удалось получить в городе. Если условием большинства Форм является движение силы по кругу внутри тела и небольшим ручейком, не дающим узлам ни крохи энергии, но возвращающим её обратно в средоточие, то техники всегда отдают силу узлам и заканчиваются наполнением энергией обращения.

Но передо мной Воины, никак не Мастера. Они используют Защиту Духа и каждый раз ощутимо давят ей на меня, напоминая этим старейшину, но значительно слабее. А уж до Царя им и вовсе далеко. А ещё они используют технику с запечатанным Истоком. Может ли это быть другая техника? Не Лезвия? Нет. Слишком похож жест, сам вид призрачных кинжалов. Даже то, что они чуть бледнее... Я кивнул на какие‑то слова Флаута, поглощённый своими мыслями. А ведь знаю, где можно взять энергию, которой не нужен Исток. Никогда не замечал, чтобы после Длани, запирались все мои меридианы... Туман силы, что наполняет моё тело... Что, если его впитывать не во все меридианы и узлы, как для использования Длани, а лишь в те, которые нужны мне? В узлы техники.

– Так что скажешь?

– Благодарю за приглашение, собрат, – я очнулся, с трудом соображая, что он от меня хочет, поклонился. – Но у меня подписан контракт с Волками, и я должен его отработать до конца года.

– Так ты ушёл в ватагу...

Какого дарса я это сказал?!

– Не худший поступок. Хорошая черта – верность, – старик дёрнул себя за бороду, бросил взгляд направо, где гомонили остальные стражники, тихо сказал. – Проклятая семейка торгашей. Если тебе будет легче, то знай, что их наглость навлекла на всех Киртано гнев одного из Комтуров. Думаю, что через год ты сможешь смело приходить в Орден и приобщиться к его тайнам. Помни, такому таланту найдется наставник.

Я не удержался от улыбки и благодарности, расставаясь с Флаутом. А вот дороги домой не заметил, погруженный в свои мысли. Их нашлось столько, что, казалось, они пытались вылезти из головы. Похоже, что хватит протирать штаны и изображать из себя богатого бездельника. От города я получил всё, что смог. Пора в лес. Только там я сумею проверить накопившиеся догадки и опробовать новые знания.

Глава 21

В этот раз я подготовился к выходу гораздо лучше: оставим в стороне тройной запас зелий, и не только их, из лавки Стражи в кисете путника, которыми я забил две полки; специальную перевязь на груди, где теперь лежало сразу два мерных пузырька дорогого состава, стирающего запах. Больше не собираюсь лежать беспомощным, надеясь только на удачу – одно движение и алхимическое средство потечёт по мне из раздавленного фиала, да ещё и останется про запас, на случай, если по‑прежнему не смогу шевелиться, когда выветрится предыдущая порция.

Нет. Говорю про знания: я дважды расспросил главу лагеря обо всех окрестностях, местах силы и территориях Царей и просто сильных зверей. Как бы он ни морщился при разговоре со мной, на этот раз я не удовлетворился простым – сюда не суйся, к этим камням не приближайся, здесь уже ходят ватажники и тебе там делать нечего. Нет, в этот раз я выведывал кто живёт в этих границах, какие отряды будут на выходе и сколько дней. Убедился, кстати, что верно сделал, умолчав о схватке с Зелёными Волками. И при всём этом сам так и не сказал правды о том, куда иду. С каждой минутой разговора с Риквилом я чувствовал себя всё более настороженным. То, что он мне рассказывал, пусть и с неохотой цедя слова – слишком ценно, особенно вспоминая наше прошлое с ним расставание. Это я должен приносить им за плату крохи подобных тайн, которые позволяли бы Волкам быть лучшими среди всех ватаг, а не получать их самому.

Я помнил слова мастера Мириота о том, что он связывает судьбу всех Волков со мной. Помнил и другие – через год я сам приду к нему с просьбой и тогда он поможет. Не понимал этого тогда, не понимаю и сейчас. И потому на вопросы о цели отвечал очень осторожно, указав совсем другое место силы. Вполне логичное и разрешённое к посещению, почти как камни в дне пути от города, куда я собирался ещё тогда, когда работал на ферме. Я показал на карте озеро и ручей. Самое то для того, кто тяготеет к этой стихии.

А сам направился чуть ли не в другую сторону. Туда, где на совсем другой карте вышит фонтан. Его, кстати, точно не было на карте Волков, а вот про улей Риквил мне сообщил. Это место силы пользовалось дурной славой и ватажниками избегалось. Даже опытными отрядами. С одной стороны, Жёлтые Шершни, что обитали там, по словам Риквила, очень слабы, а с другой их очень много. Больше, чем обычно муравьёв в муравейнике. А ещё, среди них встречались и более сильные особи, которых, впрочем, можно легко опознать на большом расстоянии по отличающейся от прочих собратьев окраске. Но для меня множество слабых врагов не представляли опасности, ведь я впервые решил воспользоваться в полной мере своим особым талантом. Указами.

Но так, чтобы это осталось незамеченным теми, кто может пройти позже меня. Пусть сложные Указы не действовали на зверей и заставить их служить себе по‑прежнему не выходило, но вот простые приказы, связанные с самой основой их жизни или смерти вполне работали, да еще и лучше, чем это было на Закалке. Я не рискнул в этот раз пользоваться страхом. Мне совсем не хотелось, чтобы Шершни улетели к «старшим братьям» и сумели привести с собой десяток летающих убийц сильнее меня. Нет. Деньги на аукционе я потратил как никогда с пользой, действительно найдя в книге несколько символов Древних, которые должны сильно сэкономить мне ту силу, что я тратил на Указы. Я так и не определился, как мне её называть. Нужно будет спросить хотя бы Дарита, как её называют мастера формаций или начертатели. Не моя духовная сила, собранная в средоточии, а... дух? Решил опробовать знак «Сон» и знак «Время». И для начала мне важно было понять, сколько духа я трачу на отдельного Шершня, которого ватажники считали равным второй звезде. И сколько их вообще встречается здесь.

Сама местность, что выбрали Шершни, оказалась из тех, что мне особенно не нравилась. Небесные исполины стояли здесь реже, чем обычно, позволяя солнцу пробивать свою листву и расти густому подлеску. Через все эти густые кусты сложно пробираться, даже Рывком и в доспехе, который защищает кожу и одежду от шипов и острых сучьев. Здесь труднее использовать Шаги, потому что высокая, по пояс трава отбирает много сил и сокращает преодолеваемое расстояние. Но чего не отнять у таких мест, так это красоты. Пространство впереди тут и там покрыто сиреневыми шапками. Говорят, растения, что могут цвести круглый год, сменяя одни цветки другими – наследие Древних. Возможно, из‑за этого вечного цветения Жёлтые Шершни здесь и обосновались.

Для начала я растянул печать Указа на пять шагов, на пробу вписав в него древний символ означающий сон и символ, что по книге отвечал за время равное ста вдохам. И медленно, не спеша, принялся двигаться в нужном мне направлении. Я отвык от такого передвижения. Привык, что успеваю оценить, куда шагаю и то и дело сокращаю путь либо Шагами, либо Рывком. Здесь же мне уже через полчаса пришлось прятаться. Похоже, что это место силы нравится не только Шершням. На пути попался целый выводок жуков – Робких Усачей – куда‑то ползущих. Конечно, я не стал их трогать. Напротив, уменьшил Указ, затаился и воспользовался Смарагдовым Ящером, маскировкой, становясь и вовсе невидимкой. С этими вонючками, несмотря на имя, мало кто рискнёт связываться. Не прибыль, а сплошные проблемы.

Так и пошло. За следующие часы я понял, что чем дальше, тем меньше встречается следов обычных зверей и всё больше хитиновых тварей. Возможно, их реже трогали шершни. Реже, потому, как и на моих глазах десяток хозяев местного места силы, насмерть зажалили огромную сегментированную Ползушку и даже сумели утащить её с собой, а значит, мира между ними не было.

А вот меня, пока, их внимание обходило стороной. Отсутствие запаха, одноцветная и покрытая грязью одежда, шляпа, утыканная свежей травой без единого цветка, осторожные шаги, приглушённые действием амулета... За всё утро я сумел привлечь к себе всего десяток жёлтых разведчиков улья. Они влетали под мою огромную печать и тут же на них опускались её крошечные копии. Ещё мгновение полёта и те, кто наводил на окрестности ужас, осыпались под мои ноги. Уж не знаю, как спят Шершни, но это вполне на них действовало. Сначала, взглянув на первую жертву, я решил, что она погибла, но нет – печать Указа ведь оставалась на месте. Только через положенные сто вздохов она развеялась, а Шершень принялся дрожать всем телом, издавая отчётливо слышимое жужжание, а после и вовсе поднялся с земли и улетел, словно забыв про меня. Впрочем, этому я только обрадовался. Хотя и не ощущал поначалу потерь сил, но уже через два часа пути Шершни принялись десятками валиться мне под ноги, вынуждая тщательно выбирать направление, куда шагать, чтобы встречать их как можно реже.

Чем дальше я углублялся в место силы, тем больше духа тратил: и противников стало сотни, и ранг их явно подрос. Это было заметно и по размерам, и по усилившейся окраске, и по поведению. Они уже не улетали, позабыв обо мне, а рыскали ещё немного по округе, явно рассерженные произошедшим с ними. И здесь, главное – успеть отойти подальше, укрыться за кустами и не пахнуть.

Я щедро расходовал фиал, причём не из тех, что висели у меня на груди. По заверениям алхимика гильдейской лавки, одной капли средства от запаха хватало на час. Я использовал каплю каждую половину часа. И всё чаще прятался в кустарнике или среди камней – слишком много стало врагов и соглядатаев.

Всевозможные мухи кружили целыми облаками возле деревьев‑карликов, жуки живым ковром копошились у их подножия. Всё вокруг пропитано сладковатым запахом – эти самые деревья часто тоже стояли покрытые цветами, видимо этим и привлекая всю эту мелочь. Радовало только то, что умом все эти создания не отличались. Пожалуй, те же Шершни и то умней.

Как ни странно, но мне всё чаще удавалось пройти намеченный, от укрытия к укрытию, путь незамеченным. Где воспользовавшись техниками передвижения, где переждав под техникой маскировки. Хорошо, что за время пути на спине Царя болот тело изрядно окрепло и ещё ни разу не напомнило мне болью о частом применении сложной техники. Но эта удача лишь заставляла меня подозрительно оглядываться и дважды проверять дорогу впереди. Я всё ждал подвоха, помня своё бегство от Волков. И в итоге оказался прав. Крадясь через место силы, среди десятков зверей‑Воинов, трудно не наткнуться на проблемы.

Моей стал огромный жук с толстым панцирем и рогами на уродливой башке. Не знаю, как он меня обнаружил в густых цветущих зарослях, но проломил он их явно не наобум. А мне нельзя терять ни капли времени, ведь даже отсюда видны жёлтые точки на дальних деревьях. Я сумел выбраться из плена колючих стеблей быстрее, чем зверь добрался до меня. Развернулся к врагу, уйдя в сторону, на расстояние удара, Шагами. Я стоял в правой стойке, древко Молота скользнуло по ладони разгоняясь. Опора ещё недоступна, и я лишь наклонился, упираясь ногами в дёрн. Левая рука крепко сжимала конец оружия, передавая всю мою силу и техники в удар. Ярость! Наконечник легко, практически без сопротивления вошёл в пластину брони на голове врага до самых боковых отростков оружия.

Зверь легко сдвинул меня, толкнув спиной назад – мои ноги взрыли землю, срывая слой травы. Но это уже ничего не значило. Щедро выплеснутая энергией оружейная техника ворвалась в тело противника. Мгновение ничего не происходило, а затем из сочленений хитина плеснуло белой жижей. Огромный враг сделал ещё несколько шагов, но даже живучести огромного насекомого не хватило, чтобы выдержать такой удар. Я отшагнул назад, выдёргивая оружие, и в сторону, позволяя жуку рухнуть на землю. Фиал с пояса! Каплю на него, одну на землю, последнюю на себя. Еле заметное сияние пробежало от места падения капель. Быстрее! Нельзя задерживаться на открытом месте!

Рывок в сторону просвета между деревьев. Жаль, что поврежденная мной трава чётко указывает мой след. Я так до конца и не научился правильно ходить по лесу. Огляделся из‑за ствола дерева, стараясь не наступать на десятки уснувших под Указом насекомых. Вон туда – левей кустов птичьей ягоды. Десяток коротких перебежек и я, наконец, спрятался в расщелине нагромождения камней. Явно следы Древних – всё тот же прочный камень. Только совершенно непонятно что здесь было. Это уже не первое такое место, которое я находил в лесах. Развалины отличаются, но разрушены всегда основательно. Разница лишь в том, кто в них обитает сейчас. Мне вот пришлось убить предыдущего хозяина и занять его место.

На моей стороне была готовность к схватке. Да и зашёл я сразу с крупной ставки, игры с Гуниром в кости не прошли даром. Едва почувствовал опасность, как ладонь сама рванулась вперёд. Шип удачно нанизал какую‑то жуткую сороконожку, уйдя в её тело на всю длину. Пинок загнал её глубже в расщелину, давая мне место. Снова две капли из фиала, но на этот раз я даже сумел разделать добычу. Ядро зверя – округлый, с множеством мелких неровных граней дымчатый камень. И судя по размеру – четвёртой звезды. Мгновение промедления и бой затянулся бы, превращая надёжное укрытие от чужих глаз в пустышку. Добыча отправилась на полку в кисет, заменив собой свежий пузырёк зелья от запаха, а я принялся медитировать. Пусть потрачены крохи, но моя цель всё ближе и ближе. И как бы ни пошло дело дальше, но полное средоточие мне может пригодиться и для боя, и для бегства.

А вот бегства бы мне и не хотелось, и я специально дал крюк, подбираясь к кольцу деревьев, что ещё не могли сравняться с исполинами, но уже сильно возвышались над остальными собратьями‑карликами. И понятно почему. Я и без всякого Поиска распознал впереди источник силы Неба. Чтобы там ни находилось, но уже в тысяче шагов от центра ощущалось, как приятно вдыхать воздух. Уверен, что там, впереди, что‑то относящееся к моей стихии. Впрочем, и шёл сюда, соблазнившись вышитым силуэтом фонтана. На что бы там ни намекал мудрец Шелеост, но свой путь в поисках силы я уже начал. Главное, подобраться ближе, чтобы получить как можно больше пользы. Для этого я и шёл к этим развалинам, рассмотрев их час назад с Небесного исполина: вытянутые в нужном направлении, они даже ныряли сквозь кольцо деревьев, что ограждали мою цель. И страж у них был только один. Похоже, что убитая мной тварь не терпела соседей, как и большинство идущих к Небу зверей. Никто не любит делиться силой Неба. Считать лень, но вокруг стало гораздо больше нитей небесной энергии. Отличное место для медитации, где в ближайшие дни мне никто не помешает. Осталось только поглядеть, что же скрывается в самом сердце этого места.

Несколько минут осторожного движения по узким расщелинам завалов, где я едва протискивался со своим мешком и Молотом, и я, наконец, смог увидеть в просвет деревьев то, к чему так стремился. Кусочек величия Древних... К моему потрясению – почти не повреждённый временем и Падением. Густой кустарник не позволял увидеть основание сооружения, но над зеленью поднималось голубоватое стекло невероятной прозрачности. Казалось, что само Небо сгустилось в волшебный купол. Его не коснулись ни годы, ни даже мусор с деревьев гигантов, что по‑прежнему простирали над нами свои ветви.

С трудом заставил себя успокоиться и внимательно оглядеться, решая, как двигаться дальше. Сейчас я просто не мог оставаться на прежнем месте, видя перед собой такое чудо. Под куполом стекла что‑то было, так же, как и снаружи. Я точно видел на той стороне какое‑то тёмное пятно, да и о крохотном фонтане на карте мудреца помнил, но отсюда невозможно разглядеть деталей, как бы ни было прозрачно стекло.

Вокруг по‑прежнему правили Шершни. Сотни их мелькали в полумраке леса, проносясь по своим делам. Причём их путь начинался как раз от купола, и я, кажется, начал догадываться о том, что за тёмное пятно осквернило постройку Древних. Спустя час осторожного движения между кустов я подтвердил свои догадки.

В доме торговца Пелео, когда готовились к приходу нежданных гостей, я видел стеклянные сосуды для вина на ножке. Прозрачная чаша, забранная в сетку чёрного металла, с таким же ободком по краю. Так вот. Если убрать ножку и перевернуть такую чашу, то вышло бы один в один. Каменное ограждение высотой мне по пояс, из которого и вырастал купол стекла. Вблизи стали заметны чуть более тёмные внутренние прожилки, что делили его на равные шестигранники размером с наш двор.

На той стороне, как и думал, Шершни сумели прицепить к зданию Древних своё гнездо: огромная и сплюснутая бурая груша, смотрящаяся на куполе игрушечной. Даже не верилось, что Древние могли выдувать такие огромные стеклянные сосуды. Впрочем, то, что я увидел внутри, оказалось ещё более удивительно. Фонтан – работал...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю