332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Михаил Игнатов » Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ) » Текст книги (страница 12)
Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 13:30

Текст книги "Путь ( 2 книга - 6 книга) (СИ)"


Автор книги: Михаил Игнатов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 120 страниц)

В любом случае, ни принимать зелье Взрывного роста, ни начинать практиковать техники в ближайшие дни я не собирался. Если уж я месяц добивался создания средоточия, то глупо пить алхимические препараты, обладая неокрепшими и слабыми меридианами едва ступившего на ступень Воина. Две недели сейчас, добившись успеха, я легко подожду. Это будет правильно. Нас даже на покупку техник и фиалов с Закалками, повели только через неделю после того, как в себя пришёл последний ученик нашего класса. Не думаю, что это вышло случайно, наверняка, всё продумано. Заранее подгадали время, пригласили мастера Указов тогда, когда мы чуть пришли в себя.

С техниками всё вышло не столь прекрасно, как многие надеялись. Во-первых, баллов оказалось маловато. Не представляю, о каком испытании говорил Дигар. Точно что врал, как заметил Фатор за моей спиной. Не верни он тогда потерянные очки и даже мы, лучшие в рейтинге пролетели бы со второй техникой. Во-вторых, надежда на рейтинг класса совсем не оправдалась. Он оказался в полном распоряжении учителя Иглиса. Ух! Какими глазами на него смотрели все в классе. Но он даже не почесался. И за каждого из нас делал покупки, преследуя свои, а вернее, Школы, планы. И цены были совсем не те, что за личные баллы. Впрочем, я уже этому не удивился. Всем был куплен свиток Опоры. Об этом нас давно предупредили, да и польза его совершенно очевидна. А дальше пошли различия. В чём-то вполне справедливые, но от этого не становящиеся более приятными. Мало кому понравилось, что всё решили за них.

Класс явно поделили на тех, кто будет отправлен в ближний бой, и тех, кто будет поддержкой. Половина класса, та, что хоть что-то представляла из себя на ринге, получила технику Спина Медведя, умножающую силу, и зелье Закалки силы. Одно. Вторая половина – одно зелье Закалки ловкости и свиток с Лезвием духа. Странное и спорное решение. С одной стороны, у учителей Школы огромный опыт. Они каждый год обучают сотни таких, как мы. С другой... Вот зачем мне эта техника Медведя? Я никогда не полагался в бою на силу. Всегда делал ставку на свою скорость. Зачем мне менять свой стиль боя и терять время на новые и совсем ненужные мне тренировки?

Да и мне нужно больше, чем Орден выдавал другим. И набранные очки кое-что мне позволяли. Я скупил все доступные техники. Целых две. Те самые Лезвия и Облик мангуста. Вот он позволял ускорить удар в бою. Именно то, что мне нужно. Я, если честно, после всех разговоров о богатстве Школы, ожидал большего выбора. И это было в третьих. Вокруг меня постоянно болтали о Школе, о прошлых выпусках, о каких-то общих знакомых. И о разнице с минувшими годами. Нестыковок становилось всё больше и больше. Здесь не оказалось приятелей, что тоже прошли отбор в Школу и договорились встретиться. Нам с опозданием дали зелье Взрывного роста. Нас учили не так, как раньше, не так начисляли очки. Насильно, невзирая на желание, раздали свитки. Нас даже не повели в мелькавший в разговорах ребят Зал техник. Величественное сооружение в центре Школы. Зримое воплощение богатства Ордена. Двухэтажное здание, битком набитое свитками с техниками. Вместо него, нас встретила крохотная каморка, где мы тратили баллы за одиноким столом с журналом и четырьмя видами свитков. Можно ли сравнить два этажа и комнатку? Находясь напротив комнаты лекаря, она оказалась даже меньше её по размерам. Примерно вполовину от лавки Калио. Справа свитки, слева фиалы на полках. В этом месяце я туда не ходил, но, по словам других, ничего нового не появилось. Оставалось лишь надеяться, что через пару месяцев я всё же найду, на что ещё потратить свой рейтинг и разговоры о настоящем хранилище техник – не просто чужие домыслы. Должны же гуляющие по городу рассказы старых выпусков Школы развития Ордена Морозной Гряды иметь хоть толику правды в себе? Хотя, даже цены на техники изменились. И не в лучшую сторону.

Глава 13

Я задумчиво подбрасывал на ладони свой клятвенный камень. Пожалуй, сегодня можно достать фиал, и принять зелье. Снова невольно покосился на хорошо видимую отсюда скамью. Небольшой шарик средоточия за эти дни налился цветом и в моём внутреннем взгляде стал насыщенного синего цвета, как и меридианы. Я в азартном нетерпении два дня уже пытался открыть свой первый Узел, но пока ничего не смог сделать. Видимо, слишком много ожидал от своего таланта и пора бы успокоиться и воспользоваться помощью Школы. Хотя успехи были. Старик Кадор говорил, подтверждая то, о чём я читал ещё в Пустошах, что сильнее всего путь Воина тормозит нехватка энергии. Уж очень много её нужно, чтобы открыть даже один узел. И половина её теряется, не доходя до него. Это оказалось правдой.

Вот только я помнил, что в свитках техники была память о том, как с минимальными потерями довести силу до нужного места. Этого заемного знания у меня ещё не было, но было желание. И у меня это получилось сделать и для возвышения! Самому! Я сумел окружить нужный мне меридиан чем-то вроде плотной циновки, в виде рукава, сплетённого из голубых нитей моей силы. Это требовало очень большой сосредоточенности, и сама оплётка распадалась со временем, но выигрыш в силе, которая переставала зря уходить в тело, всё равно вышел немалый. Такой трюк я мог повторить, только если не сильно выложился в тренировке с печатями. Иначе всё расползалось и зря уходило в тело. Выходило, что этот приём требовал большого количества духа? Нежданная польза от моего таланта. Ну и воображения. Оплётка работала тем лучше, чем плотнее выходило уложить нити.

Учитель Кадор как то на занятии обмолвился, что открытие узлов – это очень долгий процесс, требующий многих дней неотрывных занятий медитацией возвышения и полной сосредоточенности на меридианах. И он был прав. Не знаю уж как у других, но у меня только на плетение рукава уходило больше часа. А затем наполнение энергией. Раз за разом. Порция за порцией. Бесследно исчезающих в узле. Уже бывало за полночь, а я и половины средоточия не успел влить в меридиан. И это не занимаясь формами циркуляции и печатями! И впрямь, нужна просто прорва времени.

Для учеников Школы подобное – роскошь. Слишком много от нас требуют: приведи двор в порядок, вежливо встреть учителя, ответь на его вопросы, выслушай очередной рассказ о повадках зверей, встреть другого учителя с новыми знаниями, отработай стойки и удары с мечом, вечером груз на спину и бежать, затем схватки или сначала схватки, а потом бежать. Лишь час-два в конце дня можно выделить на настоящую продолжительную медитацию и работу с узлами, если тебе не нужно зубрить учебник в погоне за баллами. Может в этом причина моей неудачи. А вот с боевой медитацией подобных проблем не существовало. В любой момент! Лишь учителей не нужно забывать слушать. Впрочем, в том, что называли учебниками, остались последние страницы. Буквально на один урок. Может, грядут изменения в распорядке? Уже завтра?

Однако дальше скрываться я не хотел и сам. В классе нас оставалось лишь пятеро, что не создали средоточия. Я даже вчера нашёл Дидо и задал ему новую порцию вопросов. Это оказалось верное решение. Продолжать считаться отстающим оказалось вредно, хотя и позволяло нормально общаться с Виликор. С каждым днём прорыв на этап Воина становился всё более удивительным и невероятным, и мог вызвать пристальный интерес учителей. Да и мне необходимо двигаться дальше. Мои предыдущие самостоятельные занятия, когда я пытался создать замену эффекту Покрова, да и мучения с оплёткой меридианов оказались неплохой тренировкой, и я уже вполне уверенно создавал настоящую технику. Дело оставалось за реальными схватками с её применением, когда уже не будет времени сосредотачиваться только на работе с ней. Конечно, сначала нужна обычная тренировка, но предвкушение драки будоражило кровь.

Вообще, я внимательно слушал байки и хвальбу, что лилась в нашей спальне по вечерам непрекращающимся потоком, и сделал неожиданный вывод. Отставим силу моего воображения, позволяющую создавать в теле тонкие нити, силу духа, что давала мне возможность удерживать такую конструкцию в теле. Я, в сравнении с другими, оказался обладателем ещё одного изрядного преимущества. Размер средоточия указывал, как много сил идущий может собрать в себе для последующего использования в технике. Обычная его величина у других – с горошину размером. Выделялись Мир, Зимион и Арнид. У них средоточие оказалось раза в два крупнее. Виликор молчала. Как и Арнид.

Но там постарался его верный Циан, хвалившийся боссом в пустопорожнем трёпе, пока тот сидел, медитировал. Пришли его очередные приятели из других классов, а он и рад, открыл рот так, что впору его затыкать. И нет бы, говорил о себе. Я даже начал понимать презрение Гунира к наёмникам, если они все такие. Всё бахвалился, какой крутой и богатый у него босс. Разве в этом счастье? А как же личные успехи? Своя, незаёмная сила?

Я в очередной раз взглянул на своё средоточие. Размер – почти яшмовая монета Первого пояса. В два раза крупнее, чем у богача. И настолько же больше силы. В будущем увеличение средоточия в размерах, по обещаниям Кадора, будет зависеть от усилий и таланта каждого. И, может быть, остальные в классе и впрямь смогут догнать если не меня, то хотя бы крестьянина, вызывавшего у них теперь в два раза больше зубовного скрежета, чем обычно. Но сейчас я оказался способен создать Покров больше раз, чем любой из сверстников. Осталось только научиться применять технику мгновенно, не раздумывая. И добраться до свитков. Его прочтение никак не скроешь. Завтра.

Снова подбросил на ладони клятвенный камень. Красиво блестит на солнце. Нужно бы сделать в нём дырку и подвешивать на шнурке, а не прятать в мешочек. Тут его никто не будет отбирать, разве что начнут интересоваться, что это. Многие носили медальоны, заколки и другие украшения. Спросить у тех Воинов, что приносят нам еду? Есть в стенах Школы те, кто работает по камню? Или в городе. Можно ли будет обхватить камень оправой? И чем бы им заплатить? Я взял в Школу всего пару зелёнок. И почему у этих Воинов, кстати, одежда не цветов Ордена?

– Ты что, наконец, прорвался и создал Средоточие? Чего там интересного у тебя есть, что ты даже сюда её взял?

Я поднял голову на говорившего. Можно и Дарита спросить, кажется, нет таких вещей, о которых он совершенно не в курсе. Наверняка подскажет к кому обратиться с такой просьбой. И что означает жёлтый цвет одежды.

– С чего ты взял, что я прорвался? – я лениво, витая мыслями в своих рассуждениях, и даже не удивляясь вопросам, уточнил, как он меня раскрыл. Или наугад сказал?

– Ты достал обучалку, – парень кивнул на мою ладонь, – А ей же пользоваться могут только Воины.

– Чего я достал?

С меня слетели все раздумья. Я недоумённо уставился на Дарита, затем на камень, что в очередной раз упал в ладонь. Это не просто кусок стены, дошедший до меня от Древних, а целая вещь?

– Что это и как этим пользоваться?

– Ты не знал? – Дарит хмыкнул и присел на камень напротив меня. Подтянул колено к груди, обхватил его ладонями, опустил на них острый подбородок. – Это одна из штук Древних. Их артефакт. Кличут обучалкой. С ними дети бегали на учёбу. Бесполезная хрень, я аж удивился, чего ты там нашёл интересного.

– И? Чего это бесполезная, если артефакт Древних? – я перевернул свой камень на ладони, оглядывая его новым взглядом, и осторожно провёл пальцем по блестящей поверхности.

– Чё и? Они детей своих, говорю, по ним учили. Там внутри было то, чему их дети учились. Может книги, может рассказы учителя.

– Книги? Здесь книги древних? – мои руки задрожали.

– Были, приятель. Были. Очень давно. Сейчас это пустышка.

– А как его включить, артефакт этот?

– А вот тут загвоздка! Нужно иметь средоточие и передать силу в обучалку, вот как Покров толкаешь, не по меридиану, а волной в руку, а потом поднатужиться, выпустить её из ладони и коснуться артефакта. Ну, говорят так, – пожал плечами Дарит.

Я, не раздумывая, сделал всё так, как он и сказал. Всколыхнул средоточие и толкнул из его центра волну силы. Она мгновенно заполнила всю руку бледно-синим туманом, мне лишь осталось чуть напрячься, не давая ей откатиться обратно, а, напротив, заставить покинуть пределы тела и втечь в мой камень. Это далось с заметным усилием, словно я снова почти залез на Палец и нужно лишь вытолкнуть своё уставшее тело через лаз на последнюю площадку. А в средоточие вернулось лишь половина, даже меньше от выплеснутого ранее. Это я уже научился определять довольно точно после работы с меридианами.

Мой старый, знакомый до последней грани клятвенный камень вдруг открыл на вершине крошечный красный глазок и моргнул им. От неожиданности я чуть не отшвырнул его, сдержавшись в последний миг. А уже через вздох я забыл о своих опасениях и жадно уставился на возникшую над рукой полупрозрачную картину. На чуть сером фоне светились ярко-белым чётко различимые символы алфавита. Они легко складывались в слова, часть из которых оказалась мне почти понятна.

– Чего замер?

– Прочесть пытаюсь, – медленно ответил я, занятый проговариванием про себя странно звучащих слов.

– Ага! Так и знал, – довольно заулыбался Дарит. – Ты уже Воин, только скрываешься.

– Да ничего я не скрываюсь, – а вот я, напротив, нахмурился и оторвался от картины, уставившись на собеседника. – С чего взял? Вчера я прорвался. Вчера. Сегодня все бы и узнали. Чего ты выдумал? Лучше дальше рассказывай про артефакт. Как им пользоваться? Что всё это?

– Ну-ну, вчера прорвался! Ладно, как скажешь, – явно не поверил мне парень. – А я откуда знаю, как им пользоваться? Я тоже Воин не так давно. И у меня такой бесполезной хрени и раньше не было. Что знал – рассказал.

– А вот это что? – повторил я вопрос и тыкнул для убедительности пальцем в надписи.

– Да не вижу я тут ничего! – парень отстранился от меня, даже отмахнувшись. – Это только для тебя, в твоей башке. И знать не знаю, чего там у тебя есть на обучалке. Дребедень какая-нибудь.

– Чего это дребедень? – я обиделся и убрал от собеседника протянутую ему руку с камнем. – Это же Древние создали.

– И чего? – Дарит снова положил подбородок на сложенные руки. – Этому камню четыре сотни лет. То, что он ещё целый – это уже чудо. Но ничего важного в нём нет. Это точно. Иначе у тех же клановых или Арнида они были б с собой.

– Ты не замолкай, а меньше улыбайся и рассказывай.

– Там цело только то, что в момент создания мастера вложили для проверки артефакта. А всё что ученикам давали давно исчезло. А жаль. Говорят, там бывали и похабные картинки, что парни себе собирали.

– Да иди ты со своими шутками! – возмутился я. – А вот то, что вложил мастер, оно не может быть важным?

– Ты же умный, – похвалил меня Дарит таким тоном, будто изрядно сомневался в этом – Вот скажи, пастух, ты знаешь повадки песчаной гадюки?

– Я не пастух, я кал... – я, сначала возмутился, но глядя на молчащего парня, смирился. Разговор был интереснее, чем моё недовольство и очередной спор. Дать по шее – обидится и вообще ничего не расскажет. И я кивнул. – Знаю.

– И толку тебе от этого, если тут её найти невозможно? Где Гряда и где песок? Ясно?

– Ну, – я задумался. – Наверное.

– Ну вот и представь. Мне мой мастер так говорил. Древние не напрягались, лишь бы проверить, что артефакт работает. Да и, вообще, всё у них делали специальные печи и формации. Сами. Что было записано в формации, то и оказывалось для проверки в обучалке. Ерунда. Например, книга о правилах поведения за столом. У них. Сотни лет назад. Понял? А сейчас всё совсем по-другому, я же рассказывал. Древние от нас с нашими проблемами ещё дальше, чем та твоя гадюка. Что нужно, то ещё в первые годы переписали на бумагу, когда такие обучалки находили целыми и со всем содержимым, а люди отлично знали, где искать важное. И что среди найденного важное. Я знаю, сам, вот этими руками, – Дарит потряс ими у меня под носом, – перебирал архивы. Там чего только нет.

– Так что? Это совсем ненужная вещь?

Я расстроился. Негаданное открытие изрядно меня взволновало, как же, носил на груди настоящую, исправную вещь, сделанную древними. Полезную! И её мгновенное превращение в безделицу оказалось очень обидным.

– Да почему? Сходишь в лавку торговца древностями, он оценит и скажет, сколько выручить можно. Может, какая редкость?

– Редкость? – я обрадовался новой надежде. – Они разные бывают?

– Да, разные, только форма похожа, – снова отмахнулся от меня Дарит, теряя интерес к разговору и снимая сапог. – Есть люди, что собирают рога баранов, бабочек, девушек. И на обучалки находятся ценители.

– И цена?

– Пару зеленух точно получишь.

– Чего?

Я оказался ошеломлён. За вещь, созданную руками Древних, получить такие жалкие гроши? Да я лучше по-прежнему на груди буду носить. Одна память о мести Кардо стоит в десятки раз дороже.

– Совсем несерьёзно.

– Они нужны только коллекционерам, – Дарит вытряхнул, наконец, камушек. – Потому и цена такая. Но ты бы сходил. Может тебе и впрямь что-то редкое выпало отжать.

– Я выкопал его своими руками из песка, – я поморщился на подначку.

– Да мне какая разница. Пойду я. Изучай, может, найдёшь что полезное. Новый рецепт варки каши. Если остальные три сотни помнишь.

Я даже не проводил взглядом уходящего хохмача. Пусть скалит зубы, рассказывает всем, что я стал Воином и теперь мне хоть проигрывать не так зазорно. Пусть. Меня ждало совершенно удивительное дело. Крохотное оконце в жизнь Древних. Жаль только, что надписи стало трудно читать и слова звучат странно.

– Леград! Ты меня, вообще, видишь?

Голос Виликор заставил меня оторваться от нежданного сокровища и увидеть её, стоящую передо мной.

– Чего?

– Чего? – девушка сузила глаза. – Тебе особое приглашение нужно? Я уже добрых две минуты пытаюсь до тебя достучаться. Чего ты замер? У тебя мозги съезжают, напекло с утра?

– Не, отлично всё, – я задумался. – Что хотела?

– Я хотела, чтобы кто-то очнулся, – язвительно начала старшая, – и вернулся на своё место, пока не примчался Иглис и не снял с нас десяток баллов.

– О!

Я торопливо вскочил, привычно запихивая камень в мешочек под внимательным взглядом Виликор. Невиданное дело, не крикнула на весь двор, не прислала кого-то, а пришла сама, только чтобы позвать меня. И пожалуй, лучше отплатить ей тем же. Пусть узнает эту новость от меня лично. Надеюсь, Дарит не успел растрезвонить. Я глубоко вдохнул решаясь. Это оказалось неожиданно сложно.

– Виликор. Я прорвался и создал средоточие.

Она даже не сбилась с шага. Лишь чуть повернула голову, чтобы посмотреть на меня. Я невольно поёжился под холодным взглядом чёрных глаз, жаль будет, если всё вернётся на старые следы.

– Я уже поняла. Ты так пялился в жетон, что любой догадался бы.

– Во что пялился?

– Этот камень – ученический жетон. Ты не знал, как он называется?

– Дарит мне только что сказал – это обучалка.

– Обучалка, читалка, пэмка, жетон ученика, как только не обзывают. Бесполезная вещь в нашем поясе.

– А где полезная?

– Слегка во Втором, в любом хоть немного серьёзном клане, имеющем наследие Древних. И в Третьем, конечно.

– Ага, – я помолчал, борясь с вопросами, и решил уточнить более важное. – И как? Вечерняя тренировка будет?

– Хм...

Виликор резко отвернулась, только хвост белых волос мелькнул перед глазами. Я напряжённо уставился на простой тонкий кожаный ремешок, что стягивал их на затылке.

– И не мечтай освободиться от занятий. Мне уже месяц нужен партнёр с Покровом. Я устала ждать тебя. Пока пользу получал только ты, а я стояла на месте.

Вот тут уже я чуть не сбился с шага. Что? Странный разговор. Как так случилось, что спустя две фразы я оказался виноват совсем не в том, что случилось, а в том, что это случилось слишком поздно? И на своей скамье я устраивался, пытаясь уложить в голове этот разговор.

– Приветствуем старшего!

Четвёртый раз за сегодня вышел просто оглушающим.

– Хорошо. Можете садиться. Ваши успехи не очень радуют меня, а потому сегодня обойдёмся без разговоров об Ордене. С этого дня мы больше будем уделять времени техникам. Можете считать, что завтра мои занятия утроены. Итак, – учитель повысил голос. – Орден защищает город, борется с сектами, обучает вас. Каков Орден?

– Орден велик!

– Довольно, – Кадор откинул полы длинного синего халата и заложил руки за спину, принялся говорить уже обычным тоном. – Поговорим о Небе. Война оставила неизгладимый след во всех сферах нашей жизни. Даже на пути к Небу. Вся история Возвышения чётко делится на до и после. До – Путь к небу познали только люди. После – сам путь изменился и стал доступен любому живому существу. Ведь Древние не знали бед со зверями. Почему так вышло, никто не может сказать. До – Путь легко описывался формулами и аксиомами. Лишь несколько исключений и феноменов прямого обращения позволили зародиться религии Неба. После – формальный язык обращения не потерял своего значения, но границы взаимодействия Неба и идущего раздвинулись до невероятных границ, позволив религии Неба стать основой могущества возрождённой Империи. Я говорю о битве при долине Семи озёр, когда войско молодой Срединной империи вознесло всеобщую молитву, – Кадор прервался и обвёл нас взглядом, – иначе, массовое неформализованное обращение, к Небу. То есть – без схемы, без условий на языке древних. Просто желание уничтожить врага. В результате в мир проявилось воздействие техники, предположительно совершенного уровня Небесного ранга. Вражеская армия была стёрта с лица земли, а долина превратилась в огромное озеро. Оно известно всем, как озеро Небесной кары. Однако оставим в стороне великие битвы и грозные техники запредельного уровня, легендарных героев и обладателей уникальных талантов. Для простого человека, не благословлённого взглядом Неба, неизменным остаётся одно. Тяжкий, кропотливый труд по сбору энергии и насыщение ей своего тела. Закалка меридианов, создание средоточия, кропотливое выращивание Узлов, создание созвездий, работа с ними – это то, что делает идущий всю свою жизнь. Однако и награда Неба совсем не мала. Долголетие, крепкое тело, игнорирование болезней, которыми во множестве страдают дети ещё не ступившие на Путь. И, конечно, техники. Различные схемы передачи накопленной в теле энергии, вместе с направленной к небу формальной просьбой, позволяют проявить в мире сотни различных эффектов, что используются во многих сферах нашей жизни.

Я ткнул в бок начавшего засыпать Гунира. Не хватало ещё этого. Лучше бы по обыкновению пытался вставлять своё мнение. Ну и что, что иногда учитель Кадор забывался и начинал усложнять речь? В любом случае то, что он рассказывал, оказывалось очень интересно и важно для нас. К чему делать такое скучающее лицо, а тем более храпеть на его занятии? Дело даже не в наказании, а в обычном уважении. Пожалуй, из всех учителей Школы, он нравился мне больше всего. Не забивал нам голову восхвалением Ордена, был справедлив на занятиях и всегда отвечал на дополнительные вопросы, стараясь, чтобы мы поняли саму суть. И он дал нам лишние недели до зелья. Об этом тоже нужно помнить.

– На сегодня общих знаний достаточно. С сожалением сообщаю, что это последнее занятие, полностью посвящённое Покрову. Сегодня займёмся только им. Дальше его тренировка возляжет только на ваши плечи. А мы сосредоточимся на изучении следующих техник. К Опоре и Лезвию духа присоединятся Спина Медведя и Облик мангуста. Да, я знаю, что не все из вас сумели раскрыть нужные для этого узлы. Это печально. Но, время уже поджимает нас. И, уверяю вас, что подобные тренировки, когда вы направляете силу в попытке воссоздать технику, очень полезны и для расширения средоточия и для укрепления меридианов. Это почти то же самое, что и возвышение для сознательного открытия узла, пусть и с меньшим эффектом. А там и узел не за горами. Я также расскажу, как сжигать свою жизненную силу.

Кадор замолчал. Обвёл класс старыми, выцветшими глазами. Мне показалось, что морщины на его лице углубились прямо на моих глазах, делая его старше. И он точно сгорбил плечи. Учитель огладил бороду, сложил руки за спиной.

– И как убить себя, сжигая сердце. Никто не желает попасть живым в руки сектантов. И у Воинов появляется нужное умение. Дар Неба, как я считаю. Только ради него любой, кто живёт за стенами города, должен стремиться прорваться с Закалки. Давайте. Делимся.

Класс загомонил и вскочил из-за столов. Все бросились под открытое небо. Лишь четверо хмуро плелись в конце. Те, кто ещё не преодолел разрыв между рангами. А мне пришло время покинуть их компанию. И я не остановился на местах для медитации, что выделялись чистыми от пыли пятнами на камнях нашей маленькой площади. Сегодня уборщики плохо подготовили класс. Как мне помнится, три дня подряд убирали прихлебатели Арнида. За себя, него и Циана. Виликор остановилась как раз на чистом клочке и хмуро озирается, оценивая масштаб лени. Уверен, что нагоняй получат все причастные. А значит, прихлебатели отхватят ещё и от Арнида. И ради этого Воины признают кого-то над собой?

Я покачал головой и присоединился к тренирующимся в использовании Покрова. Итак. Нет ничего сложного. Я даже придумал свой, более простой для меня способ. В центре средоточия появляется моя крохотная фигурка и разводит руками, словно толкая силу вокруг себя во все стороны. Она послушно покидает свой дом-шар, волной пробегает по всему телу, наполняя его, причём одновременно всё, невзирая на разное расстояние до ног и головы, и помедлив миг, возвращается. Именно в это время применивший технику человек словно покрыт толстой бронёй. Сложность в том, что и для толчка, и для наполнения тела энергией нужно время. И лишь практика научит верно угадывать момент применения Покрова, чтобы пропущенная атака врага встретила непробиваемую защиту, а не беззащитную плоть. Тут я хмыкнул. Хотя кое у кого не столь и беззащитную.

Ничего сложного нет и в упражнении. Класс делится на две части. Выстраивается шеренга. Остальные становятся между ней и стеной. Я, ощущая на себе взгляды сверстников, шагнул, присоединяясь к будущим мишеням. И первые начинают швырять приготовленные камни во-вторых. Напротив меня, потеснив плечом Мира, с улыбкой встала Виликор. Мне, это предвкушение на лице совсем не нравится, ведь мишеням уворачиваться почти нельзя. Смысл тренировки совсем в другом. Нужно верно угадывать момент, и активировать Покров. Пока что не у всех это получается. Бросок! Я, понимая, что ошибся, едва успел убрать голову с пути летящего камня. Он просвистел возле уха, а уже затем опоздавшая сила покрыла меня невидимой бронёй. По ощущениям, будто вдохнул полной грудью, замер на миг и тело стало чуть больше.

Так дело и пошло. Остальные время от времени менялись, а я лишь отрицательно мотал головой на вопросительно поднятую бровь Виликор и стоял на месте, под её бросками. Чтобы совладать со своими привычками уворачиваться, я начал принимать каждый брошенный камень на раскрытую ладонь. Первые опоздания с техникой и отбитая рука изрядно подстегнули мой ученический пыл, и уже через час я добился того, что некоторые не смогли сделать за весь прошедший месяц. Я все камни принял на защиту Покрова. Что тут сложного? Сильно напомнило мои первые попытки быстрого бега по руинам и Пустоши. Когда нужно за краткий миг оценить путь впереди, рассчитать силу прыжка и верно приземлить ногу, избегая камня или рытвины.

– Знаешь, – Виликор опустила уже занесённый снаряд, – Эта скорость обучения и эта улыбочка просто бесят меня. Так и хочется стереть самодовольство с твоего лица.

– У тебя есть отличный шанс, – я демонстративно опустил руки. – Пора усложнить задание. Целься только в лицо.

Девушка не колебалась ни мгновения. Тут же вскинула руку, и камень полетел мне точно в лоб. Это оказалось сложно. Трудно заставить своё тело замереть и не уворачиваться от летящего, будто прямо в глаза предмета. Но на третий раз, стиснув кулаки и прищурив глаза, я сумел себя побороть и камень Виликор влетел туда, куда она и целила. Прямо мне в лоб. И безвредно отскочил. Я верно угадал с моментом толчка силы и теперь недоверчиво трогал место удара, пытаясь ощутить хотя бы ссадину.

– Жаль, не вышло, – Виликор подбросила на руке новый камень и улыбнулась. – Но у меня ещё будет шанс. Верно?

– Верно, – я со вздохом кивнул. Теперь самодовольная улыбка была на её лице. – Продолжай.

Сегодня и Шамор решил включиться в процесс обучения Покрову. Мало никому не показалось. Начавший свой урок учитель заставил поставить рядом с собой, в центре бегового круга, все наши корзины с камнями и принялся швырять их по нам. Не делая исключения даже для тех четырёх несчастных, что ещё не прорвались.

– Не нужно ныть и осыпать меня проклятьями, – гадко ухмылялся Шамор. – Я всё слышу, и пять баллов теряет Азо, за оскорбление учителя. Через несколько месяцев я выпну вас за надёжную ограду тренировочного лагеря и только от скорости вашей реакции будет зависеть ваша жизнь. Бегите, лентяи, здесь в кустах полно всевозможной гадости. Ощутите её злобный взгляд, жажду крови, почувствуйте летящий ядовитый плевок!

Да мы, в общем, и не останавливались. Даже не снижали темп. Иначе учитель мог подбодрить отстающих пинком. Или дополнительным камнем сегодня. Сейчас даже девушки изрядно набрали выносливости. Мне казалось, что их, Шамор подгонял с особым удовольствием. А тот же Фатор красовался перед Ули, пытаясь отбить камни мечом. Выпендрежник! Пиклит не видит такого издевательства над его любимым мечом. А то бы! Едва я подумал об этом, как и Гунир, бегущий передо мной, перебросил меч из правой в левую руку. И на пробу махнул им, чуть ли не перед моим носом! Дарсов ватажник! Тут просто бежишь с обнажённым клинком и радуешься, что никто не зацепил тебя остриём или сам не резанул соседа по ногам. Дарсова железка! Сколько не сиди с ней в медитации познания, а толку нет! Не выходит оставить в этом старом, чуть выщербленном клинке ни частички своей силы. Мне в рёбра прилетел камень, выбив все мысли из головы и заставив сбиться с шага от резкой боли. Дарсов учитель! Как можно угадать или заметить его бросок? Смотреть, не отрываясь на учителя? Раньше меня изрядно выручал жар, который я чувствовал при опасности. Но какая сейчас опасность? От простого камня? И потому горячего ветра тоже нет. Нет даже дуновения. Неужели такая детская тренировка и впрямь поможет бегущим вокруг меня?

По словам учителя Кадора, умение предугадывать опасность это один из уровней навыка боевой медитации. А я в ней хорош. И давно. Можно ли самому заставить работать его так, как мне нужно? Или... Можно попробовать сделать кое-что другое! То, что однажды я заметил в пещере Чёрной горы! С этой мыслью я погрузился в боевую медитацию: представил вокруг себя большой вихрь струящихся нитей силы, зажёг в теле схему меридианов и потянул энергию в своё средоточие, что за полдня тяжёлых занятий изрядно опустело. Этот момент я уже научился определять по цвету самого средоточия. Синий – полный, светло-голубой – пустой. Если даже я потерял столько сил, то наверняка часть бегущих вокруг меня, остались и вовсе без них, даже кидая камни через раз на занятии Кадора, а значит, совершенно беззащитны, но продолжают бежать. Молодцы. Никаких стонов и возмущений, как раньше. Совершенно новое ощущение едва не застало меня врасплох. Я почувствовал, а затем и увидел, как что-то стремительно ворвалось в вихрь тянущейся ко мне энергии. Едва успел понять, со своими раздумьями, что к чему и толкнуть средоточие. Камень летел не в меня, но верная дорога найдена, осталось только отточить свой навык. Но это дело хотя бы не грозит мне новой потерей времени. Ведь этим можно отлично заниматься прямо во время уроков Шамора. Ведь этому он и пытается нас научить. Когда не мешает лозунгами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю