332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Манич » Подарок от бывшего (СИ) » Текст книги (страница 3)
Подарок от бывшего (СИ)
  • Текст добавлен: 18 декабря 2020, 15:00

Текст книги "Подарок от бывшего (СИ)"


Автор книги: Мария Манич






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 3 страниц)

Я в изоляции.

Только от собственных мыслей и воспоминаний не убежать.

А, что, если…

– Не кисни! Вот, чизкейка не было, но предложили две Павловы и брауни. Не салат, конечно, но кто мы такие, чтобы отказываться? – Светка заливисто смеется, врываясь в мое пространство, садится рядом на мягкий диванчик и обнимает меня за плечи. – Не реви.

Когда-нибудь точно не буду.

14

Новый год приближался. Дух праздника витал в воздухе.

В офисе пахло мандаринами, кто-то их постоянно чистил и ел. Не будем показывать пальцем кто.

Наша уборщица, без определенного возраста, вечно улыбчивая Наталья Сергеевна принесла хвойные ветки и расставила в коридорах, кабинетах и на офисной кухне. Девчонки из бухгалтерии, наклеили снежинки на свои окна, а я купила пару елочных шаров и украсила еловые ветки, что стояли у меня на столе.

Трофимова решила-таки уехать на праздники к своим, а я все еще придерживала первоначального плана встретить Новый год одной, в своей съемной квартире.

Я пыталась бодриться, почти не плакала, смеялась над шутками коллег и стала даже спать по ночам. Созванивалась с мамой по вечерам, лежа в ванне, скучала по дому и старалась не думать о Ване и нашей ситуации.

Глупо, конечно, было поддаться эмоциям и сбежать. Но что сделано, то сделано. Не буду же я заявляться к нему в квартиру и требовать объяснений? Он мне ничего не должен, ничего не обещал. А если он там не один? Другая же не виновата, что я сама набросилась на своего бывшего, хотя он и не очень сопротивлялся.

Гоню прочь его из своей головы, погружаясь в бумаги.

Последние договоры проверяю, ставлю подписи и готовлюсь отнести на согласование к шефу.

Мысленно настраиваюсь.

Последние недели Павел Валерьевич как с цепи сорвался. Орет по любому поводу. Довел всю бухгалтерию до слез, Трофимова, вообще от него не вылезает, гоняет по любому поводу и постоянно рыдает в кабинке туалета.

Собирается уволиться. Говорит, никакие деньги не стоят таких нервов и поганого к себе отношения. Даже ее влюбленность потихоньку сходит на нет, а вот решимость выговорить шефу все, что она о нем думает, растет.

Я такое его поведение списываю на конец года. Дел полно, времени мало, все постоянно косячат. Тут любой взорвется.

Останавливаюсь в приемной, секретарши на месте нет, из-за двери кабинета слышен разговор на повышенных тонах. Стараюсь не прислушиваться. Мало ли кого сейчас там распекают, мне еще свою порцию люлей придется вытерпеть.

Жду минут пятнадцать, когда дверь распахивается и выходит Павел Валерьевич, на ходу поправляет галстук, одергивает пиджак и… улыбается.

– Анастасия, вы ко мне?

Киваю.

– Что-то срочное?

Мотаю головой.

– Тогда оставьте на столе, Катеньке, она мне занесет. Идемте вниз, там организовали праздничный кофе-брейк. Вашими стараниями корпоратив то у нас как будто в апреле был, пообщаемся еще в неформальной обстановке, для сплочённости коллектива это полезно, – хохотнул сам себе и поспешил к лестнице.

Подозрительно.

Я точно слышала два голоса, неужели Катенька, таки добилась своего и охмурила нашего шефа? Трофимова не переживет. Кстати, где она? Поесть пирожные, хоть их и купил наш по ее мнению, злобный шеф, она же не откажется?

Знакомая трель вызова раздается, когда я уже почти покинула приемную. Отнимаю телефон, от уха вопросительно подняв бровь.

Что-то я сейчас не поняла.

Или поняла…

Светлая растрёпанная голова Светы высовывается из кабинета начальника.

– Тут никого больше нет?

Мотаю головой.

Трофимова робко, выходит, переминается рядом с дверью.

– Он ушел?

Киваю. Выглядит обычно. Только глаза красные, ревела, что ли? Этот гад опять, ее до слез довел?

– Он тебя обидел, Свет?..

– Он меня уволил.

Вот тебе раз.

Присаживаюсь на край кожаного дивана. Мужик совсем с ума сошел.

Новый год же на носу! А чего такой довольный-то выходил? Садист! Тоже уволюсь, из солидарности, после праздников или отпуска.

– А потом поцеловал.

Вот тебе два.

15

– Мам, у меня все нормально. С наступающим! После полуночи вам обязательно наберу. Мне еще убраться надо и елку нарядить! Все пока! В дверь звонят!

В сердцах бросаю телефон на тумбочку в прихожей и бегу открывать, кто-то очень настойчиво жмет на звонок.

Кого принесла нелегкая 31 декабря? Неужели Дед Мороз, которого вызвали к соседским детям, дверью ошибся?

Я никого не жду!

У меня миллион дел.

Надо купить елочные игрушки, я о них как-то забыла, елку купила, а игрушки нет. Выключить вовремя овощи для оливье, первую партию я подпалила, отмокая с утра в ванной. Память стала совсем никуда. Пропылесосить, помыть полы.

Запечь утку, или курицу, или утку. Я съем одна утку?

Купить торт. Я съем одна целый торт? Пффф. Вы во мне сомневаетесь? Три дня не буду из дома выходить пока все недоем! И даже взвешиваться не буду, вся страна ест и я могу себе позволить. Худеть тоже потом всей страной будем.

Купить шампанское. ТРИ шампанских! Надо записать, а то опять забуду.

Забыла, как только распахнула дверь.

На пороге моей квартире стоит Ваня, стряхивает снег со своего пальто и волос, очень тепло улыбаясь. В руках у него пакеты с продуктами, из которых, призывно выглядывает шампанское, и огромная прозрачная коробка, наполненная красно-золотыми елочными игрушками.

– Привет! С Новым годом! Я войду?

Дар речи ко мне пока что не вернулся, поэтому я все еще молчу, лихорадочно пытаясь собрать свои разбегающиеся мозги в кучу.

Тем временем мой бывший уже внутри, сбрасывает обувь.

Эээ.

Какого черта?

Я вроде как против его присутствия в моей квартире? Или нет?

– Проходи, располагайся, чувствуй себя как дома! – отмираю, не скрывая сарказма в голосе.

– Отлично. Где у тебя ванна? В моей квартире мы экскурсию провели, как насчет твоей?

– Такую экскурсию мы больше проводить не будем!

Ваня усмехается, складывая руки на груди. Жар медленно ползет по моим щекам, от его цепкого взгляда, подогреваемый моими воспоминаниями о нахождении в его квартире.

– Почему же не будем?

– Не даю больше…частных экскурсий, всяким, всяким…

На языке вертелись очень уж не хорошие слова, но выход они так и не нашли. Вместо, этого спросила, у своего наглого гостя:

– Ты чего пришел-то? У меня много дел.

Бывший вздохнул, провел рукой по растрепанным влажным, после снега, волосам, а я невольно зависла на игре мышц его руки под тонким свитером.

Соберись Настенька! Он живет с другой женщиной! Робкий голосок надежды тихо скулит, может уже не живет, он же меня зачем-то нашел.

– Я принес елочные игрушки, шампанское, утку, медовик или наполеон, не разбираюсь в тортах, уж извини… Что еще есть в списке твоих дел? Чур, мой пылесос, а ты моешь полы! Елку нарядим вместе.

И ушел руки мыть, безошибочно открывая дверь в ванну, оставив меня поднимать упавшую от удивления челюсть.

Моя мама меня сдала. Откуда тогда Ване знать о недостающих продуктах в моем холодильнике? Он же не экстрасенс, и адрес он где-то раздобыл. Наверное, мама, поэтому и звонила, уточняла, предательница, как я долго буду дома и какие у меня планы на этот день.

Чем он ее подкупил? Что пообещал? Догадка, заставляет вытаращить глаза. Он пообещал ей внуков! Только поэтому моя мама могла полезть устраивать мою личную жизнь, тем более Ванечка ей всегда нравился.

Пишу маме гневное смс, на что получаю в ответ миллион сердец.

Молодец. Подготовился парень. Очаровал женщину.

Только где вот он пропадал три недели с нашей последней встречи? Не три года, конечно, но все же.

– Показывай, где елка, будем ставить! – говорит мой бывший, будущий, настоящий парень?

Кто он мне?

– Вань, объясни, мне, пожалуйста, что здесь происходит и как ты тут оказался?

Савельев, подхватывает пакеты, которые принес и относит их на мою мини-кухню. Игнорирует вопрос, поворачивается ко мне спиной, тыкая на кнопки, на моей плите.

– У тебя что-то горит.

Ах, черт! Овощи для салата!

Новая хозяюшка на моей кухне, ловко справился с проблемой, выключив и вывалив, горелую картошку в мусор.

Я опять невольно зависла, наблюдая за ним.

Отвлекает мое внимание от главного. Начинаю злиться.

– ЧТО ТЫ ТУТ ДЕЛАЕШЬ? – приходится повысить голос, чтобы на меня наконец-то обратили внимание.

– Настя, вот скажи мне – Ваня поворачивается ко мне, складывает руки на груди, опираясь на столешницу своим задом, – наша ситуация тебя ничему не научила? Мы вроде выяснили, что нужно сначала спрашивать, независимо оттого, что ты увидела, а потом делать выводы? Я допустил такую ошибку три года назад, ты допустила такую ошибку три недели назад. Не хочешь меня ни о чем спросить? Вот я весь тут, весь твой, спрашивай о чем хочешь, обо всем спрашивай, что тебя волнует.

Застываю на месте, так все просто по его словам, а мне вот очень страшно услышать ответы на свои многочисленные вопросы. Хочется броситься на кровать накрыться с головой одеялом и спрятаться.

Но сегодня последний день уходящего года, завтра наступит новый, и, кажется, лучше момента для расставления знаков препинания в наших отношения уже не наступит.

Только что это будет по итогу? Точка? Запятая? Или опять многоточие?

16

– С кем ты живешь? – выходит сипло, но я все же спрашиваю, то о чем думаю, не прекращая уже несколько недель, – у тебя есть девушка?

Ваня вздыхает и смотрит на меня как на дуру:

– С Лизкой я живу. Сестру мою мелкую помнишь?

Медленно киваю.

Можете прочувствовать абсурд всей ситуации? Я вот могу, присаживаюсь на стул, ноги меня держать отказываются.

– В этом году поступила в универ, с общагой у нее не заладилось, поэтому живет со мной, – отвечает на мой немой вопрос, видимо, у меня на лице все написано.

Морщу лоб.

– Как в универ поступила? Не пудри мне мозги, она же в школе еще учится!

Ваня смеется, запрокидывая голову назад. Опять подвисаю на его внешности, ловлю себя на мысли, что хочу его поцеловать, а еще недавно ведь злилась на засранца!

– Лизе восемнадцать, школу она закончила в этом июне.

Молчим какое-то время. Я перевариваю полученную информацию, в голове потихоньку из кусочков пазлов складывается картинка. Но пару деталей для полного образа еще недостает.

– Так что насчет девушки? Она у тебя есть?

– Если одна сумасшедшая, прекратит от меня убегать, то будет.

Явный камень в мой огород. Расправляю плечи и вздергиваю нос повыше.

– Она подумает.

– Только быстрее, мы и так слишком много думали в последние годы.

Что есть, то есть.

– Настя…

Ваня подходит ко мне, присаживается на корточки, так чтобы я смотрела в его лицо сверху вниз. У него пушистые ресницы, обалденные глаза и слишком манящие меня губы. Хочу его обнять, прижатся всем телом, закрыв глаза. Сглатываю. Пытаюсь сосредоточиться, на том, что он говорит, а не на его внешности, и своих низменных желаниях.

– Давай дадим нам шанс? Ведь если не попробуем, не узнаем, как могло быть, если бы тогда не ушел – говорит Ваня, не спуская с меня глаз. Разглядывает, так же как и его.

Ничего не отвечаю, медленно подаюсь вперед и на полпути меня встречает самый крышестностный поцелуй. Глубокий, медленный, тягучий. Такой, от которого начинаешь в момент гореть.

– Так какой ответ?

– Да.

Остаток дня мы проводим в подготовке к главному празднику года. Убираемся, готовим еду, дурачимся. Чувствую себя очень комфортно, со мной рядом именно тот человек, о котором я даже мечтать не могла, тот человек, рядом с которым я ощущаю себя как дома, с которым я могу быть сама собой.

Мне с ним не страшно опозориться или показаться смешной, можно быть неидеальной, расслабиться и сбросить маски. Хочется верить, что у нас все получится, что он больше не обидит меня, не уйдет. Гарантии никакой нет, это же жизнь. Мы не виделись три года и явно изменились, и нам предстоит узнать друг друга заново, но встретились же мы именно сейчас не просто так. Я верю, в судьбу и она дала нам второй шанс.

Бой курантов мы встречаем в моей студии, накрыли небольшой стол, оливье, бутерброды с икрой, утка, картошечка. С селедкой под шубой даже возиться не стала, не мое это. Вот поедем к моим родителям в гости, там нас мама и накормит ей. Я озвучила это Ване, а потом сама испугалась своих слов. Вдруг он не готов к встрече с моими родственниками, а я тут навязываю. Оказалось, он с ними уже виделся и разговаривал. Ездил в наш родной город, чтобы узнать у них мой адрес. А я гадала, где он пропадал три недели. Как выяснилось, сначала он злился на меня, потом плотно работал, а потом решил, что не даст мне так просто сбежать от него. И ведь не дал.

Мы открыли шампанское, залив при этом ковер белой шипучей пенной. Смеясь, наполнили бокалы, и я замерла, загадывая желание. Смотрела Ване в глаза, молила о том, чтобы у нас все получилось, о том, чтобы он тоже меня любил, чтобы мы были счастливы, и смогли пережить все, что для нас приготовила жизнь.

– Извини, я без подарка – шепчет мне мой когда-то бывший парень, прямо в губы, поздравляя с наступлением Нового года.

Чудеса не иначе. Последний мой поцелуй в прошлом году был с ним и спустя минуту мы уже целуемся в Нового году, в новом десятилетии. Магия в чистом виде. Мне кажется, в воздухе витает волшебство, вперемежку с искрами от бенгальских огней.

– Мне ничего не нужно, только ты – шепчу в ответ.

– Вот он я, весь твой, для тебя.

Прижимаюсь к нему теснее, обвиваю мужскую шею руками, он трется носом о мой нос улыбаясь. Идеально.

Самая волшебная ночь в году была наполнена праздничными криками людей за окном, музыкой, шипением пузырьков шампанского в наших бокалах, огнями салютов за окном и нашими личными фейерверками.

Открываю глаза оглушенная тишиной первого января, кажется, даже на улице неслышно машин. Самый ленивый день в году, мне бы спать и спать, как и всей стране, но под елкой стоит один пакетик, в который мне очень хочется заглянуть. Его презентовала мне Трофимова в последний рабочий день, взяв с меня обещание, что открою я его, как и положено утром первого января.

Ваня спал на животе, забросив на меня одну руку. Немного полежала, любуясь на своего любимого, просыпаться вместе мне определенно нравится. Пусть так будет всегда. Ночью он сказал, что всегда меня любил, все годы не мог забыть, хоть и пытался, и очень счастлив, что мы наконец-то рядом. Я тоже не стала откалывать признание. Пусть наше прошлое останется в прошлом, понятное дело, что мы оба не были одиноки эти годы, но говорить об этом совершенно не хотелось. Просто забудем и начнем все заново. Посмотрим, что приготовит нам жизнь.

Тихонько выскальзываю из кровати и крадусь к елке, беру пакет и также тихо отправляюсь в ванну смежную с туалетом. Не хочу шорохом подарочной бумаги разбудить Ваню, он этой ночью устал.

Хи-хи-хи. Надеюсь, вы понимаете, о чем я.

Нетерпеливо, расправляюсь со всеми обертками и…

Это еще что за прикол?

В надежде на пояснение опять заглядываю в пакет. Ага, вот и открытка.

«С Новым годом! Желаю….» Бла бла бла…А вот то что нужно

«На всякий случай я выключила телефон, что не начинать год с твоих грозных криков, это не по фэншую. Последнее время ты такая нервная, сонная, и без аппетита, поэтому я предлагаю тебе воспользоваться этой штукой и все узнать. Целую Света»

Телефон у нее и правда, не в зоне доступа. Ну, Светка! Ну, Трофимова! Мысленно порчу карму подруге, крутя в руках розовую коробочку теста на беременность.

Возможно, в этом есть смысл. Меня и правда немного мутит последние недели.

Но ребенок? Сейчас? Когда мы с Ваней только перешли из бывших отношений, в шаткие настоящие.

Господи, как страшно! Вот тебе и с Новым годом!

Трясущимися руками вскрываю коробку и, проделав все манипуляции, сижу на закрытом крышкой унитазе, гипнотизируя тонкую бумажную полоску.

– Насть, ты там? Мне очень надо – раздается стук в дверь, от которого я буквально подпрыгиваю на месте.

Вот ведь!

– Да, да, выхожу уже.

Засовываю быстро тест, в шкафчик над раковиной и быстро выхожу. Чмокаю растрепанного Ваню в губы, направляясь на кухню.

Сварю нам кофе. Подумаю заодно.

Сейчас он выйдет из ванны, и я попытаюсь как-нибудь ненавязчиво прощупать почву. Что он вообще думает насчет детей? Хочет ли? Я хочу. А если нет? А если хочет, то когда? Но если я вдруг уже беременна, ребенка я точно оставлю. Мне двадцать шесть, и это ребенок от человека, которого я люблю долгое время, даже если для него это будет слишком. Что-нибудь придумаю! Мама меня никогда не бросит. Проживем.

Трогаю свой живот. Плоский. Трогаю свою грудь. Она подросла.

Прикрываю глаза, жую губы. Все усложнилось в один момент. Отличное начало Нового года. Просто супер. Трофимова, коза!

Хотя примчем тут Светочка, это мы не предохранялись, дважды.

Падаю на стул и опускаю голову на руки. Я в ужасе.

– Это что такое? – голос Ваня разрезает воздух, словно катана. Вот теперь мне еще страшнее, чем было секунду назад.

Поднимаю глаза.

Ваня после душа голый по торс, вокруг бедер обмотано полотенце, мои мысли сразу поскакали не в том направление, в котором надо бы, воспроизводя картинки прошлой ночи в моей голове. Пришлось мысленно дать себе подзатыльник. В руках у него, дурацкий тест на беременность, видимо, недостаточно глубоко я его спрятала. А смысл прятать? Все тайное всегда становится явным.

– Сколько полосок? – облизываю пересохшие губы, наблюдая за реакцией парня.

– Две.

Сердце пропускает удар, или два, или вообще останавливается на короткий промежуток времени. Сюрприз!

– Кажется, я беременна.

Ваня присаживается рядом со мной и мне кажется, молчит слишком долго. А потом начинает смеяться. У него что истерика?

– Ты чего?

– В итоге подарок тебе я все-таки сделал?

Он не злится, улыбается и мягко обнимая, притягивает меня к себе, целует в макушку.

– Скорее нам, – бормочу, уткнувшись ему в грудь.

– Эй ты не рада?

– Я просто немного в шоке, это очень неожиданно. У нас будет ребенок, только представь. Это все меняет, – говорю тихим шепотом.

Выпутываюсь из объятий, мне хочется посмотреть Ване в глаза.

– Ты не хочешь? – хмурясь, спрашивает он.

– Хочу! А ты?

Я замерла в ожидании ответа. Даже дышать стало страшно. Не разочаруй меня, пожалуйста!

– И я хочу, даже не мечтал, что мы с тобой такое когда-нибудь провернем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю