332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Марина Снежная » Заложница стаи (СИ) » Текст книги (страница 12)
Заложница стаи (СИ)
  • Текст добавлен: 13 декабря 2020, 12:00

Текст книги "Заложница стаи (СИ)"


Автор книги: Марина Снежная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц)

   Глава 12

      Когда в этот раз Славия принесла мне ужин, я перестала страдать детством и с аппетитом поела. Силы мне ой как понадобятся, если хочу все-таки сбежать! Ловила себя на том, что пытаюсь уловить шаги альфы, ожидая, что он придет ко мне на ночь. Собственные мысли по этому поводу смущали. Я одновременно не хотела и хотела, чтобы он пришел. Как же все сложно между нами!

      Не пришел. Часы показывали половину двенадцатого, а я все не могла заснуть. Ворочалась и то и дело смотрела на дверь. Почему меня так уязвило, что он не пришел? Я приложила все свои проснувшиеся способности оборотня, чтобы понять, чем Яров сейчас занимается. Слышала тяжелые шаги за третьей дверью от моей собственной. И у меня даже сомнений не возникало, кто это там ходит. Ярову так же не спится, как и мне. Интересно, чем это вызвано? Не успела самодовольная улыбка наползти на лицо, как волчица во мне насторожилась и издала глухой рык.

      Запах Ярова. Он изменился. Теперь стал только звериным. Он перекинулся? Прежде чем толком осознала, что и зачем делаю, соскочила с кровати и бросилась к окну. Успела уловить, как большая черная тень выпрыгнула из окна второго этажа и плавно приземлилась на подворье. Потом с быстротой молнии ринулась к лесу. Моя волчица снова зарычала и заметалась. Я улавливала ее беспокойство, и это усугубляло мое собственное.

      Какого лешего его потянуло в лес? Одолевали нехорошие подозрения. Уж не на встречу ли с озабоченной альфа-волчицей подался? Решил, что чем постоянно осаждать неприступную крепость, лучше воспользоваться тем, что так настойчиво предлагают сами? Вот кобель! Охватившая меня ярость буквально клокотала внутри. Я нервно расхаживала по комнате, сжимая и разжимая кулаки. Сознание иногда прорезала вполне даже разумная мысль: а почему меня вообще беспокоит, где и с кем проводит свободное время Яров. Но как-то эта разумная мысль мало помогала справиться со все возрастающим гневом.

      А воображение услужливо рисовало яркие картинки. Вот волк Ярова настигает волчицу Люборы и они… Потом превращаются в людей и снова… Черт! Я услышала, как с губ срывается рычание и мельком глянула в зеркало, мимо которого как раз проходила в очередной раз. Глаза полыхнули янтарным блеском. А в следующую секунду произошло что-то невероятное. Тело вдруг будто выкручивать начало. По нему пробегали электрические разряды. По крайней мере, такое ощущение возникало. Оно вытягивалось, удлинялось в одних местах и укорачивалось в других.

      Прежде чем вообще толком осознала, что происходит, увидела в зеркале грациозную волчицу с медово-золотистой шерстью. А в следующую секунду тело перестало повиноваться, отдавшись во власть моей звериной сущности. Волчица понеслась к приоткрытому окну и выпрыгнула наружу. Мягко приземлилась на лапах и, ни секунды не медля, понеслась вслед запаху, который манил ее, как магнит. Я напрасно пыталась вернуть контроль над своим телом – упрямая зверюга рычала и упорно задвигала меня обратно. Черт! Как же оборотни могут этим управлять? Яров вот прекрасно контролировал своего зверя! Почему я не могу? Или моя волчица сейчас в таком состоянии, что инстинкты подавляют все?

      Осознав, что она бежит за альфой, я едва не взвыла. Представляю себе, как поиздевается Яров, когда поймет это! Так, с этим зверем нужно что-то делать! Срочно! Иначе потом я даже в глаза проклятому оборотню не решусь посмотреть!

      Повинуясь моей воле, волчица все же остановилась, жалобно заскулила, мотая мордой.

      Правильно, вот так! Стой, проклятая псина! Это я буду тобой командовать, а не ты мной!

      Черт! Волчица снова сорвалась с места и с удвоенным пылом помчалась за Яровым. Запах волка усиливался с каждой секундой. Я с яростью зарычала внутри, когда пришлось выпрыгнуть на небольшое открытое пространство. Громадный черный волк стоял там, устремив пристальный взгляд в мою сторону.

      Один.

      Никаких озабоченных волчиц рядом с ним не было. Моя же звериная сущность протяжно завыла и пригнулась к земле. В таком состоянии поползла к альфе, прижимая уши и всем видом демонстрируя покорность. Что ж ты делаешь, сволочь?! Не смей перед ним унижаться! Я чуть ли не выла внутри, не в силах взять контроль над своим зверем.

      Волк Ярова тоже завыл, не угрожающе, а словно приветствуя. И от ноток его голоса все в моей волчице трепетало, разгоралось жарким огнем. Альфа приблизился ко мне, медленно обошел, обнюхивая и проводя мордой по телу волчицы. Снова протяжно завыл и осторожно прикусил за загривок. Больно не было вообще, он даже не поранил. От этого жеста по телу пронеслись будоражащие волны.

      Так, хватит! Нужно это прекращать, а то моя волчица сейчас самым возмутительным образом позволит ему все, что он захочет. Совершенно не считаясь с тем, что при этом чувствую я! С трудом, но все же удалось взять под контроль тело. И я дала ему команду трансформироваться обратно. Томительно долгие секунды, когда казалось, что мне это не удастся. Но потом возникли знакомые ощущения электрических разрядов. И вскоре я уже стояла на корточках в своем человеческом обличье. Тяжело дышала и пыталась придумать, что делать. Как объяснить Ярову то, что пошла за ним.

      Увидела, как волк тоже стал меняться, принимая другой облик. Стараясь не думать о том, что я сейчас обнаженная перед ненавистным мне мужчиной, приняла более скромную позу, сев на землю и подтянув колени к груди. Меня колотило от злости на саму себя и смущения. Яров, уже полностью став самим собой, возвышался надо мной. Тоже полностью обнаженный. И вид его большого сильного тела лишь усиливал бурю эмоций, атакующих меня. С неудовольствием ощутила, как пересыхает в горле, а внизу живота зарождается знакомое томление.

      – Ты перекинулась впервые? – послышался спокойный голос альфы, и я с облегчением перевела дух. Тема, затронутая им, оказалась безобидной и позволила немного собраться с мыслями.

      – Да, – глухо выдавила я.

      Нимало не смущаясь своей наготы, альфа продолжал маячить передо мной. Интересно, он осознает, что я сейчас чувствую при виде него? Уловила, как его ноздри хищно трепещут, вдыхая мой запах, и поняла – прекрасно осознает. Издевается, гад!

      – И как тебе первый подобный опыт?

      – Не знаю. Пока не поняла. Но то, что кто-то другой берет контроль над телом, не особо радует.

      На его губах появилась улыбка. Не насмешливая, а скорее понимающая.

      – Она чувствует, что ты ее отвергаешь. Потому ведет себя так. Полюби ее, попробуй договориться с ней. И тогда ты сможешь диктовать ей свою волю, когда захочешь. Вернее, не так. Она будет позволять тебе это.

      – Полюбить ее? – процедила я. – С чего бы это?

      – Она часть тебя. Не любить ее – это все равно, что ненавидеть себя.

      – Как-то до этого мне прекрасно удавалось вообще о ней не думать!

      – Зачем лгать самой себе?

      Я не ответила.

      – Что заставило тебя перекинуться? – черт, как ловко он усыпил мою бдительность! Теперь удалось застать врасплох и деморализовать окончательно.

      – Не знаю, – соврала я. – Наверное, захотелось по лесу побегать.

      – А то, что побегать ты решила там же, где и я, лишь совпадение? – вкрадчиво спросил альфа.

      Я мысленно обругала его засранцем и буркнула:

      – Не я решила! Она!

      Стало только хуже. По губам Ярова скользнула самодовольная улыбочка.

      – Твоя волчица понимает то, что ты упорно отвергаешь. Ее тянет к моему волку.

      – Ты слишком высокого о себе мнения, Яров! Весь мир не крутится только вокруг твоей персоны! – угрюмо заметила я. – И вообще, если не возражаешь, я бы лучше погуляла по лесу. Одна!

      – Ладно, не буду мешать, – неожиданно легко согласился он и сделал несколько шагов по направлению к деревьям.

      – А что я помешала твоим планам? – сорвалось с губ прежде, чем поняла, зачем вообще это делаю. – Ждал кого-то другого?

      Я мысленно едва не взвыла, когда он снова развернулся ко мне. Лицо прямо светилось от удовольствия.

      – Вообще-то нет. Просто нужно было сбросить напряжение, вот и решил немного побегать по лесу. Думала, что сбрасывать напряжение я буду другим способом? Хотя, в принципе, идея хорошая…

      Я зарычала и ужаснулась сама себе. То, что не могу себя нормально контролировать даже в человеческом обличье, приводило в смятение.

      – Успокойся, детка, – рассмеялся альфа, окончательно растоптав мои слабые попытки сохранить лицо. – Меня интересует только одна волчица. Непокорная и дерзкая. Та, что упорно не желает признавать, что сама хочет того же, что и я.

      – Ты вроде побегать хотел, Яров? – вспыхнув, бросила я. – Так иди, держать не буду!

      Я заставила себя подняться и гордо вскинула голову. Взгляд альфы жадно скользнул по моему обнаженному телу. Чуть охрипшим голосом он проговорил:

      – Знаешь, предложенный тобой способ сбросить напряжение мне нравится больше.

      – Я ничего тебе не предлагала, альфа. Ты сам себе что-то там надумал, – процедила я, хотя внизу живота все мгновенно увлажнилось и заныло.

      Он снова демонстративно втянул воздух носом и усмехнулся.

      – Уверена? – говорил вроде насмешливо, но глаза опаляли страстным огнем, от которого все внутри скручивалось и пылало.

      Черт! Как же я хочу его! Ну почему я постоянно его хочу? Он одновременно бесит и притягивает!

      – Да, – получился жалобный писк, но я все же похвалила себя за стойкость. Хотелось совершенно другого. Его крепких объятий, ощущение сильного тела, прижимающего к земле мое собственное, горячих поцелуев, от которых срывает крышу… О дальнейшем старалась вообще не думать, чувствуя, как возбуждение все усиливается.

      Когда альфа все же медленно кивнул и бросился к деревьям, на ходу перекидываясь в волка, я едва подавила разочарованный возглас. Потом мелькнули более насущные мысли. В каком виде возвращаться в поселение? Представила, как продефилирую обнаженной по улочкам, сознавая, что за окнами могут прятаться чьи-то любопытные физиономии, и щеки опалило жаром. Но если превращусь в волчицу, эта поганка вполне может снова побежать за альфой. И я, скрепя сердце, побрела в поселение в облике человека. Все же надеюсь, что никто подглядывать не станет.

      Хорошо хоть дверь оказалась не заперта. По-видимому, в поселении не считали нужным это делать. Да и зачем? На воровство никто бы не решился, а учитывая особенности оборотней, им наверняка часто приходилось возвращаться домой без ключей. Я как можно быстрее проскользнула в свою комнату и рухнула на постель, не заботясь о том, что ноги грязные. Плевать на все! Устала я просто дико! Оказывается, в облике волчицы успела пробежать довольно далеко. А когда преодолеваешь то же расстояние, как человек, ощущаешь на себе все прелести натруженных мышц. Надеюсь только, что проклятая волчица не вздумает совершать такие прогулки каждую ночь! Внутри послышался обиженный скулеж. Я велела ей заткнуться и сомкнула веки. В этот раз заснуть удалось без проблем. И я очень надеюсь, что это не из-за того, что я убедилась – альфа не искал сексуальных приключений на стороне.

      В следующие две ночи мне стоило больших усилий удерживать все более уверенно чувствующую себя в моем теле волчицу. Каждый раз, как альфа отправлялся в лес, она словно с цепи срывалась. Угрозы действовали плохо, и пришлось вспомнить о наставлениях Ярова. Я попыталась найти со своей зверюгой общий язык. Получалось нелегко с учетом того, что она прекрасно чувствовала, как я на самом деле к ней отношусь. Но все же удалось найти компромисс. Я перестала мысленно орать на нее, действовала убеждениями и лаской. И это помогало.

      Но все же на третью ночь даже выбранный способ не помог. Я уловила, как альфа помчался к лесу и как дернулась волчица. Успокоила ее, как могла, но тут же насторожилась сама. В нос ворвался другой запах. Знакомый и вызывающий неприятные эмоции. Любора.

      Я метнулась к окну и заметила, как мимо дома альфы пробежала темная волчица, следуя тем же путем, каким ушел волк Ярова. Тело тут же дернулось, и я сама не поняла, как моему зверю удалось так быстро взять контроль. Прежде чем вообще сообразила, что происходит, моя волчица уже неслась следом за соперницей, издавая утробное угрожающее рычание. Я напрасно пыталась повернуть ее обратно, зверюга будто с цепи сорвалась. Никогда прежде я не ощущала от нее такой злости, такой ненависти и агрессии. Во мне самой шевельнулся страх. Понимала, что в таком ее состоянии я вообще не смогу заставить зверя слушаться.

      Волчица почти настигла соперницу и издала протяжный угрожающий вой. Та резко крутанулась на месте и повернулась, оскаливая пасть. Мысленная речь пронзила голову, заставив меня оцепенеть – неужели оборотни в зверином обличье могут так общаться?

      – Убирайся или я тебе глотку перегрызу! – рычала Любора.

      В моей голове будто взорвалось что-то. Заставляющее покориться, отступить, убежать. Вспомнила, что говорила Ждана об этой девице. Альфа-волчица. Она может диктовать другим самкам свою волю, как это делает альфа со всеми. Но почему я продолжаю стоять и буравить ее злобным взглядом? С удивлением осознала, что могу противиться ее приказу. Боль в голове стала уменьшаться, а моя волчица уже подкрадывалась к сопернице, рыча и оскаливая зубы. Я ощутила удивление Люборы – уверенности в ней заметно поубавилось, судя по тому, что она настороженно повела ушами, а хвост опустился ниже.

      А в следующую секунду моя волчица набросилась на нее с яростным рыком. Послышалось ответное рычание и скулеж, когда наши тела схлестнулись. Я вообще перестала соображать, что происходит. Забилась внутри и могла лишь с ужасом и восхищением наблюдать за моим зверем. И не подозревала, что она на подобное способна! Привыкла ее воспринимать, как слабую самку. По крайней мере, так она вела себя с альфой. Оказалось, что с другими проявляет совсем другие качества. Уже то, что осмелилась противостоять альфа-волчице, о многом говорит. Она вырывала целые клочья шерсти из тела Люборы, впивалась в ее плоть, уворачивалась от ответных выпадов, действуя с неимоверной скоростью и силой.

      В какой-то момент я услышала жалобный скулеж и в первый момент не поверила ушам. Скулила Любора. Она всем своим видом демонстрировала покорность и пыталась отползти. Больше не сопротивлялась и только выла. А потом и вовсе пригнулась к земле и позволила моей волчице прикусить ее за загривок. В этот раз мой зверь не стал проявлять агрессии, лишь рыкнул в последний раз и отпустил.

      – Развлекаетесь, девочки? – послышался хмурый голос альфы, и только тут мы с Люборой заметили его присутствие. В пылу сражения от нас ускользнуло даже это. Интересно, давно Яров стоит тут и наблюдает, не вмешиваясь в происходящее?

      Моя волчица завыла, в этот раз по-другому. Так, будто признавая хозяина, и готовая покориться его воле. Я едва не заскрежетала зубами от возмущения. Ну же, моя храбрая девочка, почему ты и с ним не желаешь вести себя, как сильный зверь?! Осознав, что мое отношение к волчице изменилось, я поразилась самой себе. Теперь я уважала ее и испытывала даже что-то отдаленно напоминающее теплоту.

      – Перекиньтесь! Обе! – рявкнул альфа, и все мое тело тут же дернулось, начиная трансформацию.

      Мельком глянув на Любору, заметила, что с ней происходит то же самое. Вскоре мы обе стояли перед альфой: чуть дрожащие, окровавленные и исцарапанные.

      – Может, объясните, что здесь только что происходило? – процедил Яров, приближаясь к нам и поочередно одаривая тяжелым взглядом.

      – Она первая напала, – с ненавистью зыркнув на меня, сказала Любора. – Без всякой причины. Я просто защищалась.

      – Зная тебя, в это трудно поверить, – он посмотрел на нее так, словно с трудом сдерживался от того, чтобы шею свернуть. – Разве я неясно выразился в тот день, когда привез эту женщину в поселение?

      Так, а это уже что-то новенькое! Я о чем-то не знаю?

      – Я велел ее и пальцем не трогать! Сказал, что она под моей личной защитой, – рявкнул альфа. – Что было непонятного?!

      – Я защищалась, – пролепетала Любора. – Не собиралась я ее трогать. Даже отдала ей прямой приказ убираться.

      Альфа прищурился и пытливо глянул в мою сторону. Потом тряхнул головой, будто отгоняя неприятные для него мысли.

      – Зачем ты вообще пошла сегодня в лес? – я обрадовалась, что вопрос задан Люборе, а не мне. Сама бы со стыда сгорела, если бы пришлось объяснять. Хотя не факт, что уже в следующую минуту о том же не спросят меня саму.

      – Побегать хотела, – она отвела глаза, не выдержав тяжелого взгляда Ярова.

      – Правду!

      – Пошла за тобой, – вздохнула она и посмотрела глазами побитой собаки.

      – Разве я неясно выразился насчет этого? – процедил альфа. – Между нами все кончено. Что в этих словах было непонятного?!

      – Я надеялась… Я думала… – лепетала Любора, кусая губы. – Ты уже третью ночь в одиночестве уходил из дома. Значит, эта… – она злобно покосилась на меня, – тебя не удовлетворяла. Вот я и решилась.

      Яров пробормотал что-то неразборчивое и раздраженно махнул рукой.

      – Иди домой, Любора. И больше не смей приближаться ко мне или моей женщине, пока я сам не разрешу!

      Лицо девицы болезненно исказилось, но противиться она не осмелилась. Двинулась обратно, на ходу перекидываясь в волчицу.

      А вот теперь моя очередь получать оплеухи, – подумалось обреченно. Я исподлобья смотрела на альфу, готовая в любую секунду ощетиниться иглами. Уж я не стану покорно лепетать, как это делала Любора! Не дождется!

      – У тебя кровь, – глухо проговорил он, приближаясь почти вплотную и осторожно касаясь моей щеки. – Больно?

      – Терпимо, – буркнула я, не зная, как воспринимать смену его поведения. Только что явно демонстрировал гнев, теперь ведет себя полностью противоположно.

      – Ты не представляешь, как мне хотелось вмешаться и перегрызть ей горло, – он с шумом втянул воздух, скользя носом по моей шее. – Она осмелилась напасть на тебя, причинить тебе боль. Ослушалась прямого приказа! Хотя последнее меньшее, что меня заботило в тот момент… Но ты… ты дала ей отпор, девочка. Я дал тебе возможность насладиться твоим триумфом, увидеть, на что ты способна.

      – Вообще-то это я первая затеяла драку, – неохотно призналась я, чувствуя, как гнев и азарт пережитой схватки уступают место совсем другим эмоциям. По сравнению с ними даже боль от укусов и царапин потеряла остроту. Да я и осознавала, что благодаря регенерации оборотней от них уже к утру не останется и следа.

      – Неужели ты и правда думала, что я могу предпочесть ее тебе? – еле слышно сказал он, осторожно обнимая меня и привлекая к себе.

      Он даже не спрашивал о причине драки. Не было необходимости. Прекрасно все понял и так. Осознание того, что Яров понимает меня лучше, чем я сама себе понимаю, пугало все больше.

      – Если бы ты только позволила показать, как много для меня значишь… Моя волчица… Моя единственная… – черт, почему все внутри так бешено откликается на каждое слово? А с волчицей происходит и вовсе что-то невероятное. Она с ума сходит, стремясь к его волку. – Твои слова говорят одно, но твои поступки, то, что я чувствую к тебе, дают повод надеяться, что я не обманываю сам себя, что ты и правда…

      Он осекся, обхватывая мою голову руками и приникая к губам жадным горячим поцелуем. Его пальцы зарылись в мои волосы, поцелуй становился все более страстным и необузданным. А во мне все откликалось на его дикий, глубинный и мощный призыв. Осознание того, что мое тело вжимается в его, такое же обнаженное и открытое передо мной, пьянило и заставляло все прочее казаться неважным.

      Три ночи. Мы не были вместе уже три ночи и мое тело так изголодалось по нему, что буквально молило об удовлетворении. Он словно почувствовал мое состояние и движения стали еще более неистовыми, даже грубыми. Подхватив меня под ягодицы, поднес к ближайшему дереву, прислонил, продолжая покрывать жадными поцелуями мое лицо, шею, плечи, грудь. Мы оба рычали, издавали звуки, мало похожие на человеческие, но сейчас все воспринималось как-то отстраненно, будто издалека. Когда его горячий упругий член, наконец, ворвался внутрь, я завыла от обрушившихся на меня еще более бурных ощущений. Жадно подавалась навстречу, впивалась в его плоть ногтями и зубами.

      В какой-то момент он отстранился и выскользнул из моего тела. Я протестующе закричала, глядя на него затуманившимися, полубезумными глазами. Он издал дикий рык и опрокинул меня на землю, заставив встать на четвереньки. Эта поза всегда казалась мне немного унизительной, но сейчас… Сейчас даже хотелось, чтобы он взял меня именно так. Хотелось покориться ему до конца, позволить все, что он захочет. Он обхватил мои ягодицы руками и слегка сжал, томительно медленно провел по ним вверх, обхватывая талию и спину.

      – Ну же, сделай уже это! – закричала я, изнывая от нетерпения.

      – Скажи, что ты чувствуешь то же, что и я, – будто не слышал он, продолжая гладить мое тело. Слова давались ему тяжело, звучали хрипло. – Скажи, что покоряешься мне по собственной воле. Моя волчица!

      Он приник губами к моей сочащейся соками плоти и стал облизывать и слегка покусывать. Я взвыла от дичайшего неистового возбуждения.

      – Прошу тебя!

      – Скажи мне, волчица! – опалив очередным жарким поцелуем мое женское естество, настаивал он.

      – Да, я чувствую это! Покоряюсь тебе! Будь ты проклят! – закричала, яростно подаваясь навстречу его губам и языку.

      Послышался рокочущий смех.

      – Завтра ночь полнолуния, волчица. Станешь ли ты моей парой и объявишь ли об этом завтра при всех?

      Я молчала, чувствуя, как все внутри разрывается от противоречивых чувств. Безумное желание переплеталось с остатками упрямства и протеста.

      Почувствовала, как он отстраняется, оставляя меня вот так: униженную, неудовлетворенную, разгоряченную его ласками.

      – Почему просто не закончить то, что начал? – выдохнула я, садясь на колени и чуть ли не с ненавистью глядя на него. – Ты ведь тоже этого хочешь! – я красноречиво посмотрела на его напряженное мужское естество.

      – Эти мои потребности я могу удовлетворить не только с тобой, – проговорил он спокойно. Его глаза странно сверкали, и я не могла понять, что он чувствует. – От тебя мне нужно не только тело. Хочешь, я просто отпущу тебя сейчас? Позволю уйти.

      – А сам пойдешь к этой стерве? – вырвалось у меня яростное. Почему-то сейчас мысль об этом уничтожила значение всего остального. Остались лишь инстинкты. Дикие, необузданные. Он мой, и я никому не желаю его отдавать! И до безумия хочу закончить то, что начали!

      Наверное, завтра буду об этом жалеть… Черт!

      – Иди ко мне! – проговорила чуть ли не с мольбой.

      – Ты станешь моей завтра? По-настоящему моей? Не только телом, но и душой?

      Он говорит о тех дурацких обычаях, в которые я не верю? С трудом подавила издевательский смех. Он что и впрямь полагает, что тот их дикий обряд меня остановит, если захочу уйти?!

      – Будь по-твоему, Яров! А теперь иди сюда, – я приняла позу пособлазнительнее и протянула руку.

      В этот раз он не заставил себя упрашивать. Ринулся ко мне, чуть ли не до хруста сжав в объятиях. Тут же ослабил напор и стал покрывать жаркими поцелуями. Я опрокинула его на спину и взобралась сверху, отвечая ему не менее яростными ласками. Сама насадила себя на его член и ощутила, как с губ срывается довольный протяжный стон. Вот так! Это то, чего я сейчас хочу! Хочу до безумия! Так сильно, что все внутри уже просто ноет от желания почувствовать его в себе. Я насаживала себя на него, совсем утратив голову, желала ощутить как можно глубже, полнее. Руки Ярова сжимали мои груди, почти до боли, но я сейчас почти не замечала этой боли. Все то же безумие, какое всегда испытывала в его объятиях, превращало меня в нечто иное. То, что я сама до конца не могла понять. Самку, одержимую одной лишь потребностью – быть с этим мужчиной, вновь и вновь чувствовать его в себе.

      Когда мы лежали рядом, тяжело дыша после бурного секса, я тихо спросила:

      – Скажи, ты ведь блефовал, когда говорил, что отпустишь?

      – Нет. Да и теперь я бы вряд ли смог тебя удержать, – как-то напряженно и даже обреченно сказал он.

      Его слова настолько поразили, что я села на земле и в упор уставилась на него.

      – В каком смысле?

      – А ты сама не поняла? – он смотрел на меня так же пытливо. – Ладно, пойдем домой, – что-то промелькнуло в его глазах, а я никак не могла понять что.

      – Яров, если не объяснишь мне все, я с места не сдвинусь!..

      – Тогда мне придется тебя понести, – альфа улыбнулся, но отчего-то его глаза казались грустными.

      – Нет уж, сама справлюсь, – отгоняя неясные подозрения, проговорила я.

      Вскочила и довольно миролюбиво позвала свою волчицу, желая перекинуться. Она довольно резвилась внутри, явно радостная из-за того, что все, наконец, идет так, как по ее мнению, и должно быть. Я согласилась на условия альфы, а ей ничего больше и не надо. Вскоре наши с Яровым волки уже мчались друг за дружкой. Ощущение свободы и какое-то ликование, что передавалось от волчицы, наполняло все внутри детской бесконтрольной радостью. Я то и дело играла с Яровым, то догоняя и слегка покусывая, то убегая и зная, что он тоже бросится догонять. С удивлением поняла, что мне и правда хорошо сейчас. Более того, никогда еще не чувствовала себя настолько счастливой, как сейчас, когда решила согласиться на этот странный обряд. Пусть даже не считала, что он меня к чему-то обязывает, это словно разрушило какую-то стену между нами.

      Мы оба заскочили в открытое окно моей комнаты и приняли человеческое обличье. И снова кинулись в объятия друг друга, больше не омрачая эти упоительные мгновения только усложняющими все разговорами…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю